Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: «Шанхай» из проводов и незаконные подключения

Удастся ли в ближайшее время уменьшить количество проводов, висящих над Новосибирском? Как можно пресечь незаконные подключения сетей к столбам? Какие интернет-сервисы мэрии будут полезны для горожан? Об этом и многом другом 11 марта в прямом эфире передачи «Вечерний разговор» на радио «Городская волна» (101.4 FM) рассказали начальник департамента связи и информатизации мэрии Новосибирска Александр Горнштейн и депутат горсовета Георгий Андреев.

Иван Конобеев
Иван Конобеев
08:33, 15 марта 2021

Иван Конобеев: Добрый вечер! Сегодня [11 марта] мы в очередной раз встречаемся в программе «Вечерний разговор». За окном сейчас светло. Пришла весна, и сегодняшняя наша тема даже немного о ней, потому что те провода, которые мы видим на улице, стало чётче видно.

В гостях у меня сразу двое: депутат городского совета, заместитель председателя комиссии по местному самоуправлению Георгий Андреев и начальник департамента связи и информатизации мэрии города Новосибирска Александр Горнштейн. Добрый вечер!

Георгий Андреев: Добрый вечер!

Александр Горнштейн: Добрый вечер!

Иван Конобеев: Раз сегодня у нас в гостях руководитель департамента информатизации, то мы будем говорить про информатизацию. Довольно часто Новосибирск упрекают в том, что у нас, как в Юго-Восточной Азии, висит очень много проводов. Причём даже не во дворах, а на центральных улицах города, на магистралях. Насколько я понимаю, это находится вне ведения управляющей компании или придомовой территории. Это ведение именно города Новосибирска.

Понятно, что провода, по которым ездят троллейбусы, относятся скорее к другим структурам, но как раз сейчас мы это и выясним.

Возьмём ещё более широкую тему. Информатизация — это не только провода, за которыми смотрит департамент информатизации, это ещё и какие-то сервисы? Хотелось бы обсудить сегодня такой круг тем.

Для начала хотел задать вопрос Александру Горнштейну. Вот мы сейчас находимся в эфире не только радио, но ещё нас транслируют в интернет. Мы можем улыбаться на камеры, и нас можно смотреть на сайте. Всё это тоже вы делаете?

IMG_3605_tn.JPG
Александр Горнштейн. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Александр Горнштейн: Собственно говоря, да. Сам канал, по которому идёт картинка от здания, в котором мы находимся, до мэрии, откуда дальше транслируется на YouTube, действительно, идёт по тем самым кабелям оптической связи, по метро и заходит в мэрию.

Иван Конобеев: Давайте поговорим о проводах, которые висят на улицах. Кому они нужны и почему их так много?

Александр Горнштейн: По сути, это магистральные линии, которыми операторы связи формируют свою сеть оптоволокна. Магистральные линии обеспечивают переход на большое расстояние, откуда они ответвляются, уходят на дома и дальше расползаются по домам микрорайонов. Как правило, это ключевые узлы операторов. Практически во всех городах России исторически так было заложено.

Операторов связи было немного. Сначала висел один кабель, потом два, потом три. На сегодняшний день, по-моему, у нас 46 операторов связи. Понятие оператора связи очень условное. Конечно же, крупных операторов у нас совсем немного: это большая четвёрка мобильных операторов и некий набор федеральных операторов связи, плюс есть несколько локальных.

Георгий Андреев: Тут есть ещё один важный момент. Изначально, в советское время, была создана инфраструктура (не только в нашем городе, а во всех типовых городах), которая строилась для магистральных сетей, телефонии и которая имела специальные канализации. У нас такая канализация есть, но она была отдана «Сибирьтелекому».

В результате «Сибирьтелеком» просто перестал туда кого-либо пускать. Такая история характерна не только для нашего города. Есть города, где удалось этой беды избежать, и там, конечно, такого «Шанхая», как у нас, нет.

Знаю, что в Екатеринбурге сейчас планируют создать новую систему. Есть инвестпроект, в рамках которого планируют создать лотки для прокладки подобных линий. Провода хотят убрать с воздуха в землю. И этот путь современный, европейский — и ещё и советский.

Иван Конобеев: Я правильно понял, что если бы эта канализация проводов была на балансе у города, то ей бы пользовались все операторы?

Александр Горнштейн: На сегодняшний момент канализация проводов принадлежит «Ростелекому». Не могу сказать, что «Ростелеком» туда кого-то не допускает. Он допускает, но на коммерческих основаниях.

Нужно понимать, что там есть куча своих нюансов. Мы живём в условиях с довольно низкими температурами. На зимний период канализации консервируются. Соответственно, производить какие-либо истории с развитием или перекладкой кабеля в рамках магистральных узлов уже не очень получается. Это раз.

Второе: был период, когда у «Ростелекома» было ограничено число мест в силу того, что использовался медный кабель, но от него постепенно избавлялись и переходили на новые технологии. Соответственно, появилась ёмкость.

Если перенести весь кабель в кабельную канализацию «Ростелекома», то у других игроков возникает вопрос: а как мы вообще можем всю свою ключевую мощь (а мощность измеряется в ёмкости этих кабелей) передать своему прямому конкуренту? Здесь есть опасность монополии, поэтому другие операторы не очень жаждут уходить в канализации того же самого «Ростелекома».

Иван Конобеев: А если бы это была канализация, которая бы числилась за городом?

Александр Горнштейн: Понятно, что на город методик воздействия у нас несколько больше. Муниципалитет имеет несколько другие приоритеты с точки зрения ведения коммерческой деятельности. В первую очередь мы обязаны обеспечивать какие-то социальные вещи, нежели пытаться тотально зарабатывать на операторах.

Георгий Андреев: Есть важный момент, который стоит отметить. Александр Анатольевич уже сказал, что есть зимний период и прочее. Учитывая то, как развивается этот рынок, какие у него объёмы и какая ёмкость, я думаю, что некоторые операторы готовы прокладывать кабели даже в вечной мерзлоте. Это первый момент.

Второй момент: речь идёт не о том, чтобы полностью отказаться, а о том, что в некоторых местах сейчас физически очень тяжело законно провести оптоволокно именно для некоторых операторов. Зачастую канализации, которые принадлежат сейчас «Ростелекому», являются фактически единственным вариантом решения этого вопроса.

Если бы канализация была у города Новосибирска, то, безусловно, здесь был бы подход не в интересах коммерческой структуры, а в интересах именно города, потому что и конкуренция на рынке, и в принципе развитие интернета — это один большой плюс.

Для Новосибирска сейчас тот факт, что мы передали — неважно, в каком виде — этот объект, логичен. Это было сделано не бездумно, но определённый урон и внешнему виду, и развитию города это всё-таки нанесло.

Иван Конобеев: Вообще городской совет рассматривает направление муниципальной информатизации как какую-то перспективную площадку для получения городом прибыли или это социальный проект?

Георгий Андреев: Пока комиссия по местному самоуправлению, в которой я являюсь зампредом, к сожалению, только сократила бюджет департамента Александра Анатольевича. Я считаю это вынужденной мерой, которую нужно будет обязательно навёрстывать в будущем. Это очень большая проблема. Мы только подходим к этому.

Безусловно, информатизация и подразделение, которое возглавляет Александр Анатольевич, на мой взгляд и на взгляд многих моих коллег, является подразделением будущего. Эта та структура, которая в числе немногих может повлиять на то, как Новосибирск будет жить и работать лет через 15-20.

IMG_3553_tn.JPG
Георгий Андреев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Иван Конобеев: Резонный вопрос, который возникает: получает ли сегодня город деньги с этих операторов? Как я понимаю, столбы принадлежат городу, оптоволокно принадлежит коммерческим структурам, а в городе сегодня явная недостача средств по разным статьям. Мы видим, как мучаются дорожники, и так далее. Александр Горнштейн отвечает за те провода, которые развешивают на наших с вами, товарищи горожане, столбах. Возникает вопрос: нам что-нибудь платят за это операторы?

Александр Горнштейн: Для начала поясню, за что я отвечаю. Я слежу за муниципальной услугой: размещением объектов связи на муниципальном имуществе. Соответственно, если оператор или не оператор связи хочет разместить некое оборудование, не обязательно кабель, то он обращается в мой департамент. Мой департамент делает запрос технических условий, согласует их, выдаёт технические требования, и я уже выдаю их оператору. После этого оператор обращается к балансодержателю для заключения договора.

Теперь о том, что касается именно оптоволоконных линий. Оптоволоконные линии размещаются на двух типах объектов: на столбах, которые принадлежат «Горэлектротранспорту»...

Иван Конобеев: Собственно говоря, троллейбусы.

Александр Горнштейн: Да. И второй тип: ранее организация называлась «Горэлектросвет». Сейчас это ЦОДД. Соответственно, операторы платят в «Горэлектротранспорт» или в ЦОДД. На сегодняшний день совокупная ёмкость платежей операторов составляет порядка 200 млн в год. Это серьёзная сумма. Притом, по нашей оценке, ещё порядка 20% кабелей на столбах «Горэлектротранспорта» имеют неустановленный статус. Такой же статус имеют порядка 46% кабеля на столбах ЦОДД.

Иван Конобеев: Что значит «неустановленный статус»?

Александр Горнштейн: Это означает, что по данному кабелю отсутствуют договорные отношения.

Иван Конобеев: То есть это пиратский кабель.

Александр Горнштейн: К сожалению, это дикая проблема. 

Когда мы делали три года назад замеры города по основным магистралям, то разработали систему, куда вносили все проверки. Однажды прямо при нас подошли люди, поставили скамейку и начали приматывать кабель. А, по нашим данным, на этих столбах вообще ни одного кабеля не должно быть. Мы начали задавать вопросы: а что это и откуда это вообще берётся? На что были посланы в пеший эротический тур. После чего были вынуждены вызвать полицию. И только тогда эти ребята с лестницей быстренько ретировались. Кто это были — непонятно, но такое происходит с завидной регулярностью.

Сейчас на мосту, где ведутся ремонтные работы, связанные со строительством станции метро, были расчищены территории, поставили новые столбы. Мы попросили операторов временно перенести старые столбы, а там уже что-то новое висит. Мне позвонили из департамента транспорта, чтобы установить, что за кабель, откуда он приходит и куда уходит. 

Но иногда понять, чей это кабель, очень сложно. Нужно до распределительной коробки добраться. А особенно тяжело, когда кабель уходит на какую-нибудь территорию завода, куда не допускают, а где выходит кабель — непонятно.

Иван Конобеев: Возвращаясь к бюджету. 200 млн рублей, и это перспектива увеличения как минимум на 40%.

Александр Горнштейн: Да.

Иван Конобеев: Если сети останутся.

Александр Горнштейн: А — останутся. Б — на сегодняшний момент идут некие судебные разбирательства между операторами связи и балансодержателями по стоимости этой услуги. Скажем, золотой серединой, наверное, будет процентов 20-30 к ёмкости денег.

Георгий Андреев: Здесь, действительно, я согласен с информацией Александра Анатольевича. Единственное, по моим оценкам, справедливо будет назвать цифру в 50%, а то и больше.

Иван Конобеев: В смысле 50%, что не учтены сейчас?

Георгий Андреев: Да. Здесь будет правильнее сказать, если мы говорим про ЦОДД, что это так называемые столбы освещения. Каждый житель может подойти к столбу рядом со своим домом, посчитать там количество проводов. Один подвес с НДС должен приносить городу Новосибирску порядка 600 рублей. Подвес — это одна точка крепления проводка.

Если мы возьмём норматив города Новосибирска по количеству столбов освещения, то примерно 40 столбов должно находиться на один километр. Если мы очень вольно посчитаем, то как минимум 80 000 рублей один километр дорог города Новосибирска должен нести в бюджет города непосредственно за этот вид деятельности.

Соответственно, мы понимаем, что сумма в 200 млн, которую сейчас получает бюджет, очень сильно занижена по сравнению с тем, что может быть. В чём причина? Их несколько. Во-первых, не очень хорошо отрегулирована система предоставления услуги. Мы видим успешные примеры других городов, видим также негативные примеры и анализируем ситуацию.

Мы понимаем, что Новосибирск должен всячески содействовать операторам связи, потому что они в конечном итоге работают в интересах жителей нашего города. Развивают информатизацию, что является одним из важных проектов для любого мегаполиса. То, что у нас сейчас всё происходит немного в колхозном формате, конечно же, это пережиток прошлого.

Иван Конобеев: Имеются в виду висящие провода?

Георгий Андреев: Висящие, неучтённые. Мне важно поблагодарить Александра Анатольевича Горнштейна, его департамент и его сотрудников, потому что за то время, пока они работают, ситуация очень сильно изменилась. И в принципе на моей памяти именно Александр Анатольевич обратил серьёзное внимание на эту проблему и добился практических результатов.

IMG_3730_tn.JPG
Александр Горнштейн, Георгий Андреев и Иван Конобеев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Иван Конобеев: То есть и 200 млн не было?

Александр Горнштейн: Не было. Когда мы начинали заниматься этим вопросом, в бюджет приходило чуть больше 100 млн.

Иван Конобеев: То есть сумму увеличили в два раза. И сейчас есть перспектива увеличить ещё больше?

Георгий Андреев: Да, и по большому счёту задача депутатского корпуса в этой логике — всячески поддержать Александра Анатольевича и сотрудников в этом непростом деле. Я, опять же, скажу свои оценки. Конечно, здесь может идти речь о противостоянии с определёнными силами, которые будут мешать, в том числе Александру Анатольевичу, в этом вопросе.

Здесь даже речь может идти о коррупции на определённом уровне. Возможно, даже на каком-то простом и бытовом, потому что никто, кроме сотрудников мэрии, на муниципальный столб лезть не может и не имеет права. Это могут делать только сотрудники соответствующего подразделения либо сотрудники мэрии.

Я понимаю, что Александр Анатольевич как чиновник очень аккуратно выступает с формулировками.

Иван Конобеев: А депутаты могут не стесняться.

Георгий Андреев: Да. Я уверяю вас, что если мы возьмём и обрежем определённый провод, то в течение 40 минут приедет балансодержатель этого провода и можно будет выяснить, кто он такой и откуда он взялся. Не надо будет даже лезть ни на какие заводы.

Александр Горнштейн: Если вы случайно обрежете.

Георгий Андреев: Конечно. Это пикантная деталь. Вот и получается, что, если у нас на столбе висят десять проводов, пять из них незаконны. Я призываю всех жителей, которые обращают внимание на этот момент, относиться к этому как к воровству. Именно из-за этих предприятий, которые незаконно вешают провода на столбы, происходит недофинансирование городского бюджета. И отчасти поэтому не чищены улицы и не сделано всё остальное.

Александр Горнштейн: В первую очередь страдает пассажирский транспорт.

Георгий Андреев: Да, многое. Важно обращать на это внимание. И чтобы жители города тоже подошли к этому вопросу очень ответственно.

Иван Конобеев: Вопрос на понимание. Количество проводов будет расти ещё? Или всё — мы уже набрали ёмкость и больше проводов не будет?

Александр Горнштейн: Не то чтобы мы набрали ёмкость и больше их не будет... Ради примера скажу, что лет пять-шесть назад мы получали в год порядка 300-500 запросов на размещение всяких линий связи. На сегодняшний момент — порядка 100. Количество запросов упало в пять раз. Второй момент. В силу того, что у нас в Новосибирске довольно сильно глобализировался рынок операторов широкополосного доступа...

Иван Конобеев: Пришли внешние крупные игроки?

Александр Горнштейн: Да. У нас есть крупный игрок — «ЭР-Телеком», который зашёл и скупил энное количество операторов. Крупные региональные игроки — «Сибирские сети», «МТС», «Ростелеком».

Я к тому, что, когда скупаются небольшие операторы, происходят укрупнение и оптимизация сети. Как раз на линиях оптимизации они часть дублирующих кабелей снимают и дают те ответвления, которые им интересны.

С точки зрения покрытия город покрыт кабелями очень неплохо. У нас есть проблемная зона — частный сектор, потому что большим операторам неинтересно туда заходить. Честно скажу, что к нам и депутаты обращаются с такими задачами, когда у них на округе есть частный сектор. Люди говорят, что куда ни обращаются — им везде отказывают. Мы такие ситуации анализируем и думаем, как сделать так, чтобы оператор за это взялся. Ходим, собираем списки людей, которые готовы подключиться.

Стоимость входа довольно недешёвая, а у операторов всё же коммерческий принцип: только бизнес в формате KPI. И «если в два года мы окупаемся, то это замечательно, а если не окупаемся, тогда к вам не пойдём». Мы в ручном режиме докручиваем эту историю, там есть положительный опыт, но не везде. В целом город на 98% у нас покрыт проводами.

Иван Конобеев: В принципе, конечное количество проводов уже накоплено. На рынок зашли все операторы, которые хотели. Видимо, дальше мы должны заниматься только обслуживанием тех, кто зашёл на наши с вами столбы. Но я так понял, у депутатского корпуса Георгия Андреева есть какое-то своё мнение по поводу финансирования.

Георгий Андреев: Да. Городу нужно больше денег.

Иван Конобеев: Это прекрасная мысль.

IMG_3719_tn.JPG
Георгий Андреев и Иван Конобеев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Георгий Андреев: Здесь важно понять одну сакральную вещь. Всё равно мы живём в одной стране, и многие участники бизнеса у нас смотрят на то, каким образом эта ситуация выстроена в других регионах. У нас сейчас получается самая большая плата за один подвес в Российской Федерации. Она неадекватна, она больше, чем в Москве.

В Томске за подобную услугу муниципалитет берёт 250 рублей. Мы берём 600 рублей с НДС. Соответственно, 500 рублей уходит в бюджет. Я не большой сторонник давать поблажки предпринимателям, особенно когда речь касается бюджета. Учитывая, насколько предприниматели сейчас готовы уходить в тень, учитывая, что сейчас идут и судебные дела с мэрией по поводу цены. И самое главное — решение об этой арендной плате принимается исходя из расчётов постановления мэра. Важно выстроить диалог с представителями телекома.

Я считаю, что даже если Новосибирск пойдёт на снижение арендной платы, но вся эта плата будет выплачиваться и она будет легализована, то город получит сверхприбыли по данной строке.

Сейчас я не верю, что те, кто висит на этих столбах, висят там просто так. Я думаю, что кому-то за это платят, просто эти деньги не попадают в бюджет. Моя задача как депутата и в рамках поддержки департамента Александра Анатольевича — разобраться в этом вопросе, создать механизмы для борьбы с незаконными подвесами. И чтобы вся эта плата приходила регулярно в бюджет.

Опять же вопрос, связанный с инфраструктурой. Мы, занимаясь сбором средств за размещение на столбах, понимаем, что от нас как от муниципалитета требуют того, чтобы мы быстро осуществляли сервис по ремонту.

Иван Конобеев: Иначе, если порвётся провод и его не починят в ближайший час, жители какого-нибудь многоквартирного дома начнут сходить с ума. Сегодня интернет — это часть жизни.

Георгий Андреев: Сейчас если происходит такая ситуация, то они приедут и починят. Это если исходить из результата и того, с чем сталкивались мы. А муниципалитет может неделю туда ехать, и по понятным причинам — потому что нет сил.

Сейчас для того, чтобы мобильно отреагировать, важно ставить вопрос о том, чтобы создать единую структуру, которая собирала бы средства за данную услугу и оказывала бы услугу по ремонту данной инфраструктуры.

У нас существует очень большая проблема — не только в нашем муниципалитете, а в принципе на различных уровнях власти — когда одна структура собирает деньги и там генерируется вся прибыль, а другая структура занимается ремонтом.

У неё, условно говоря, две «Газели» и четыре работника на 1,5-миллионный город. В результате мы понимаем, что они просто могут не справиться с решением этой задачи. Я думаю, что такая структура позволит обеспечить и прозрачность, и контроль за вот этими незаконными подвесами.

Иван Конобеев: А сейчас кто занимается ремонтом?

Александр Горнштейн: Операторы связи занимаются ремонтом самостоятельно. Хочу отметить пару нюансов. С тех пор, как мы начали заниматься всей этой ситуацией, у нас произошли небольшие изменения. Первое: на сегодняшний момент тариф утверждается не постановлением мэра, а на уровне балансодержателя. Они должны обосновать цену. И сейчас это ключевой вопрос, вокруг которого происходят все суды. Операторы не соглашаются с той ценой, которую формируют балансодержатели, и уже около трёх лет у них идёт судилище.

Второе: операторы самостоятельно ремонтируют свою оптику — у них это в контракте прописано. В чём я соглашусь абсолютно? С тем, чтобы в наших муниципальных и чиновничьих структурах были разделены деньги и ответственность. В своё время я такое предлагал: создание некой структуры, в задачи которой будет входить заключение договоров, проведение проверок подвешенного кабеля — легально или нелегально он висит. Возможно, оказание сервисных услуг для операторов связи. А вот деньги должны уходить напрямую балансодержателям.

Эта некая подведомственная структура мэрии должна получать вознаграждение за ту работу, что она делает. Тогда возникает взаимовыгодный треугольник. Балансодержатель будет с нас трясти как можно больше денег и каждый раз тыкать нас носом в то, что где-то мы что-то не учли. Он будет нас проверять. Мы чётко понимаем, что все деньги идут им, потому что это некая агентская схема. То есть мы как их агент чётко понимаем все финансовые потоки.

Место для манёвра, не очень соответствующего законодательству РФ, становится минимальным — слишком много участников события, стырить что-нибудь «в корзинку» становится сложно. И ещё один момент: сделать это публичным, чтобы любой оператор мог зайти, ткнуть и увидеть, чьи договоры висят.

Там есть свои нюансы, связанные с коммерческой тайной. Но как минимум — указать, что на этом столбе у нас висит шесть кабелей и шесть договоров заключено. А ещё любой бы житель смог посмотреть, что там висит, и сообщить нам, например, что кабелей не шесть, а семь — для нас это было бы поводом для проверки. Сама идея этого привела бы к прозрачности.

Иван Конобеев: Мы сейчас находимся на проспекте Карла Маркса. Насколько мне известно, в рамках разработки дизайн-кода и подготовки к 2023 году, когда в Новосибирске состоится молодёжный чемпионат мира по хоккею, проспект Карла Маркса вошёл в перечень улиц, которые поучаствуют в эксперименте по изменению облика. Начиная от рекламных конструкций, вывесок магазинов, витрин до проводов.

Действительно, если сейчас мы смотрим в окошко, то видим много проводов на улице Карла Маркса — это нормально, это одна из центральных улиц, загруженная магистраль. Но существуют ли перспективы у улицы Карла Маркса до 2023 года справиться с проводами и спрятать их в подземелье?

IMG_3676_tn.JPG
Александр Горнштейн. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Александр Горнштейн: Перспективы существуют, но есть пара нюансов. У моего департамента очень специфическая функция. Один из основных пунктов в положении департамента — содействие устойчивому развитию связи города Новосибирска. То есть я должен думать не только о муниципальных задачах, а ещё об условиях для развития операторов.

Сейчас я буду говорить как связист. Всё, что касается вопроса о том, чтобы переложить куда-нибудь километр кабеля, притом ещё точно неизвестно куда — это у меня, конечно же, вызывает отторжение.

Если ты водитель маршрутного такси, а сзади у тебя сидят две дамы, то одной бывает жарко, а другой дует. Вот я себя чувствую этим водителем такси, у которого сзади постоянно кто-то пытается то закрыть форточку, то открыть. Потому что меня трясут и операторы, и люди, у которых пропадает связь. Это касается не только оптики, но и вышек сотовых операторов.

Мне приходит пачка писем, что «у нас тут связь плохая», и тут же приходит вторая пачка писем о том, что «вышка нам здесь не нужна». Перспективы есть, решение мы ищем. Строить муниципальную канализацию — это немыслимые деньги. Тем более на таких участках, где очень большой стык других коммуникаций. Вам-то проект нарисуют, а кто потом возьмётся это делать?

Мы проходили эту историю, когда вставал вопрос о пешеходной улице Ленина. Предполагалось, что там будут убирать столбы и поставят декоративные. Стали рассчитывать, что делать с кабелем, куда его убирать. Проект приблизительно прикинули. Я спрашиваю: «Возьмётесь делать?» Мне отвечают: «Улицу Ленина никто делать не возьмётся». Это проблема. Мы сейчас ищем альтернативные решения.

Есть один вариант, который мы, правда, ещё не обсуждали с операторами — это попытка уйти на жилые дома. Только это требует пересогласования со всеми собственниками жилья каждого дома. С нашей стороны это будет требовать юридической поддержки и поддержки организации собраний жильцов.

Возможно, на этих условиях операторы пойдут, потому что для них это может быть оптимизацией их расходов. Они не будут платить муниципальный платёж. По домам они могут проходить беспрепятственно, если они оказывают в этом доме услуги связи. Как правило, операторы присутствуют во всех ключевых домах. Это одно из решений. 

Можно так улицу Маркса сделать. Но если взяться за весь город, то мы ещё лет 40 будем согласовывать протоколы собственников жилья, проходить суды.

Иван Конобеев: У департамента оптимизма мало. А у представителей депутатского корпуса?

Георгий Андреев: Да я думаю, что это фантастика. При всём уважении к Александру Анатольевичу. Если мы вспомним Жилищный кодекс, то там есть такое положение. Условно, если один из домов на улице Маркса решит, что он за этот кабель хочет получать 500 000 рублей в месяц, то он порушит целую ветку. Думаю, такие горящие головы найдутся. Я сейчас говорю в теории. Убеждён, что сейчас таких людей на Маркса нет, а если есть, то они переедут куда-нибудь в другой город.

Александр Горнштейн: Я соглашусь. Практика действительно разная. Стык идёт с законом о связи и с собственниками жилья. Закон о связи даёт такое право, как беспрепятственный доступ к домам для обеспечения контракта безвозмездно. Это очень важный момент.

Георгий Андреев: Что нужно сделать, чтобы эту ситуацию разрешить? В первую очередь нужно дифференцировать оплату по загрузке улиц. Правильные слова были сказаны про частный сектор о том, что многие не хотят туда идти.

Очень несправедливо, что и за размещение в частном секторе, и за Красный проспект, где проложено толстое оптоволокно и идут сумасшедшие прибыли, потому что много потребителей, идёт одна и та же стоимость.

Соответственно, важно просто дифференцировать оплату. Тогда появятся и логика, и экономика для оператора, чтобы надолго заходить на маленькие улицы. 

Иван Конобеев: Да, и они по маленьким улицам дойдут до больших.

Александр Горнштейн: Это, действительно, одно из предполагаемых решений, но его ещё нужно обосновать и утвердить с ФАСом. 

Георгий Андреев: Мы должны понимать, что та инфраструктура, которую мы сейчас обсуждаем, имеет большую перспективу для использования. Мы можем посмотреть пример Москвы, где практически каждый столб по первому заявлению можно выделить для размещения опоры двойного назначения. Где оператор на месте столба может разместить альтернативный столб, на котором будут размещаться не только провода, но также базовые станции операторов.

Здесь важно отметить, что сейчас в Новосибирске местами не везде есть полноценный 3G. Соответственно, 4G у нас нет совсем. О 5G мы можем только мечтать. Но это характерно в принципе для всей нашей страны. Я всегда с большим интересом смотрю, как КамАЗ тестирует беспилотный грузовик.

Александр Горнштейн: Главное, чтобы не по улицам Новосибирска.

Георгий Андреев: Да. По улицам Новосибирска КамАЗ будет эффективно передвигаться, только если поплывёт по Оби.

IMG_3471_tn.JPG
Александр Горнштейн, Георгий Андреев и Иван Конобеев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Иван Конобеев: Поговорим о сервисе. Департамент информатизации — это ещё и сервисы. Я вот лично пользуюсь сервисом «Мой Новосибирск». Мне интересно, какие ещё есть сервисы и есть ли к ним интерес. Что вообще сегодня предлагает муниципалитет в качестве такой информационной услуги для граждан?

Александр Горнштейн: Я условно поделю. Есть два типа сервисов: информационные и сервисы, которые дают некий интерактив жителям.

Информационных сервисов у нас довольно много: это, например, портал «Мой Новосибирск». Из интерактива в нём же есть подсистема, которая называется «Сообщения граждан», где каждый может направить обращение в муниципалитет. Допустим, если увидел аварийное дерево.

Категорий там много, можно зайти и посмотреть. По логике вещей это обращение не уходит, пока просьба не будет выполнена до конца. Есть куча нюансов с отработкой, но в целом 50% сообщений, которые приходят, отрабатываются, жители оценивают их как хорошо исполненные. 

Но половина людей ставит оценку «плохо исполнено». На это есть разные причины. Иногда действительно бывают проблемы в отработке. А бывает, что жители не всегда объективны. Например, человек пишет: «У меня в подъезде не работает лампочка». Ему отвечают, что это вопрос его управляющей компании, «обратитесь туда-то». Но и за такие истории мы получаем оценки.

Бывают и совсем весёлые истории, когда работу сделали, есть фотоотчёт, но выставлена плохая оценка. Звоним, выясняем почему поставили такую оценку. А нам говорят, что всё сделали и сделали хорошо, а плохая оценка, потому что «ну вы же мэрия, вы там все зажрались».

Второй сервис — это сервис уведомлений об отключениях. Это когда вы прописываете свой адрес и в случае каких-то ремонтных работ, например, от управляющей организации, вам приходит уведомление об их деятельности. Это в том случае, если организация уведомляет нас о своей работе.

Иногда нас ругают, что оповещение пришло не вовремя, но мы сообщаем всё сразу же, как только нам что-то передал производитель работ.

Есть информационный сервис, который мы сейчас переводим в технологический. Немного некомфортно мне об этом говорить, но была разработана система «Ритуал» — это новосибирские кладбища.

Георгий Андреев: Очень хороший сервис. Мне кажется, это одна из блестящих работ, созданных в департаменте. Я многим избирателям про неё рассказывал, её очень хвалили.

Александр Горнштейн: Это в первую очередь управленческая система, большая внутри. У неё есть своя идеология. Сервис даёт возможность разыскать местонахождение усопшего. Как минимум — понять, на каком кладбище он находится, и понять до уровня квартала.

Не все туда занесены. Пока только чуть больше 500 000 человек записаны. Новые захоронения ведутся в цифровом виде, и возможность оцифровки есть. Потенциально мы сейчас прорабатываем момент, чтобы можно было оказывать услугу через эту систему. При наличии законодательной возможности можно было бы перевести всё это в электронный вид.

Сейчас, если произошло горе, человек приходит в соответствующее МКУ, узнаёт, какие места есть для захоронения. Все эти истории, когда вас ведут на окраину кладбища и показывают залитую водой могилу, постепенно сходят на нет. То есть у этого сервиса много функционала. Также всё это можно посмотреть на сайте мэрии.

Георгий Андреев: Что меня больше всего поразило — вы можете скачать приложение на телефон, забить фамилию, имя и отчество своих усопших родственников и найти их там. Если этот сервис будет дальше развиваться, то это наведёт порядок в этой отрасли.

Иван Конобеев: А в общем избиратели интересуется теми продуктами, которые мы называли сегодня? Или большая часть людей не умеет или не способна пользоваться интернет-технологиями?

Георгий Андреев: Начиная с 2014 года я выпускаю по округу брошюры, где рассказываю обо всех этих сервисах. Это находит большой отклик и у избирателей, и у людей, которые сталкиваются с определёнными проблемами.

Был даже такой момент, когда всем, кто приходил ко мне на приём, я предлагал фотографировать проблему на телефон, чтобы не терять время, и сопровождать её сообщением. А я перезвоню, уточню детали и отправлю запрос. Выяснилось, что некоторым людям этот сервис не понравился тем, что через него нельзя лично пообщаться с депутатом.

Однако могу сказать, что мы с Александром Анатольевичем взрастили у меня на округе целую категорию профессиональных пользователей данного сервиса, что очень удобно и для меня в первую очередь. Если, например, сейчас ко мне приходит сообщение в электронной форме на сайте gorsovetnsk.ru, то это обращение тут же регистрируется в совете депутатов города Новосибирска.

Александр Горнштейн: Мы делали систему наказов, когда к нам обращался горсовет. В предвыборный период наказов поступает огромное количество. Люди должны видеть, как исполняются те наказы, что взял на себя депутат.

Георгий Андреев: 14 000 наказов от избирателей было принято по итогам выборной кампании 2020 года. А при первой процедуре принятия наказов их было 2000. То есть рост очевиден. Также очень расширился спектр запросов. Работа ведётся интенсивно.

Могу даже про себя сказать, что я отчитывался перед избирателями в 2020 году, и мне приходилось некоторым жителям напоминать о тех наказах, которые были реализованы в 2016 году. Только благодаря карте, которую удалось сделать, мы смогли подтвердить, что этот наказ действительно был выполнен.

Иван Конобеев: Я благодарю наших гостей за то, что они пришли сегодня. Мы замахнулись на тему, может быть, и узкую, но очень интересную. Наверное, немногие задумывались, чьё же это всё-таки проводное хозяйство и кто за него отвечает. Но сегодня мы в этом разобрались. Большое спасибо! В 2023 году посмотрим, как всё-таки справилось подразделение муниципалитета с тем, что мы сегодня обсуждали.

Видео: nsknews.info

Что происходит

В Новосибирскую область ввезли ещё 9540 доз «ЭпиВакКороны»

Новосибирцам не дали поесть шымкентский виноград и бишкекские томаты

С патриархом новосибирской политики Боковым простились в Новосибирске

200 случаев COVID-19 выявили за сутки в Новосибирской области

Отели и рестораны Новосибирска лидируют в России по темпам роста зарплат

Что делать с орденами деда, чтобы не попасть под уголовную статью

Кеды Карелина и маску Позднякова показывают в ТРЦ «Аура»

12-летний мальчик утонул на пляже «У моря Обского» в Новосибирске

170 тонн смёта и грязи вывезли с улиц Новосибирска за сутки

Последние испытания теплосетей стартуют 28 июля в Новосибирске

Глава Центрального округа Новосибирска ответит на вопросы горожан

Показать ещё