Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: почему тариф на мусор вырос на 40%

По какой причине произошло такое резкое подорожание тарифа на мусор? Насколько обоснованы требования поставщика услуг? Стоит ли в ближайшем будущем ожидать ещё более сильного повышения расценок? Об этом и многом другом 12 ноября в прямом эфире передачи «Вечерний разговор» на радио «Городская волна» (101.4 FM) рассказали гости программы: генеральный директор компании «Экология-Новосибирск» Лариса Анисимова и заместитель председателя комитета по строительству, ЖКХ и тарифам заксобрания региона Вадим Агеенко.

Андрей Жирнов
Андрей Жирнов
08:33, 16 Ноября 2020

Андрей Жирнов: Добрый вечер, дорогие друзья! В студии Андрей Жирнов. В эфире программа «Вечерний разговор». Тема у нас сегодня [12 ноября] достаточно актуальная. Почему тариф на ввоз мусора в Новосибирске вырос сразу почти на 40%? Стоит ли ожидать ещё повышения? И что изменилось в оказании услуг за время работы регионального оператора по обращению с твёрдыми коммунальными отходами «Экология-Новосибирск» в нашем городе?

Эти темы мы будем обсуждать. У нас в гостях генеральный директор компании «Экология-Новосибирск» Лариса Анисимова и заместитель председателя комитета по строительству, ЖКХ и тарифам Законодательного собрания области Вадим Агеенко. Добрый вечер!

Лариса Анисимова: Добрый вечер!

Вадим Агеенко: Добрый вечер!

Андрей Жирнов: Итак, у нас в студии представители двух диаметрально противоположных позиций в этом тарифном вопросе по вывозу мусора — региональный оператор и депутат Законодательного собрания. Лариса Александровна, вы инициатор повышения, поэтому вам первое слово. Ваши аргументы?

Лариса Анисимова: Я бы не сказала, что мы с Вадимом Алексеевичем всегда за противоположные позиции, даже в этом вопросе. Не далее как позавчера он комментировал нашу заявку, которую мы предоставили в департамент по тарифам, и заявки других ресурсоснабжающих организаций и сказал, что это «хотелки». И я тут абсолютно с ним согласна. Это то, что видит для себя ресурсоснабжающая организация. И совсем не значит, что это решение ляжет в тариф.

Более того, в прошлом году примерно в это же время я была в эфире на «Тайге.инфо». И у нас был заочный спор с Александром Бурмистровым, который говорил, что мы подали заявку о повышении на 58%, на что я ему говорила — подождите, цыплят считают по осени. Такого повышения не случилось, случилось обвальное понижение. И дальше этот разговор сразу резко прекратился. То же самое будет и в этом случае.

NET_8784_tn.JPG
Лариса Анисимова. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Андрей Жирнов: Но с 1 ноября на 40% выросли тарифы.

Лариса Анисимова: Я не согласна с вашей формулировкой, потому что просто возвращается недополученная валовая выручка, которую нам возвращает департамент по предписанию ФАС.

На самом деле тариф с 1 января составляет 74 рубля. Никакого такого роста нет. А в прошлом году, когда мы впервые приступили к своей деятельности, тариф был 92 рубля 63 копейки.

В середине года тариф изменился, по решению правительства РФ были исключены платежи за НВОС, он стал 88 рублей с копейками, а с 1 января — 59 рублей. Был 92, стал 59. Сейчас вернулся на уровень 74 рубля — это плата жителей.

Почему 83 рубля? Потому что недобор за десять месяцев необходимо вернуть. Эту сумму распределили на 14 месяцев. Эти два месяца текущего года и следующий год лишние 10 рублей будет доплата за то, что было недоплачено региональному оператору с 1 января по 1 ноября.

Андрей Жирнов: Руководитель компании «ВИС» сказал о том, что, дескать, решение декабря 2019 года было ошибочным, и теперь справедливость восторжествовала. То есть вы тоже говорите о том, что справедливость восторжествовала?

Лариса Анисимова: Да, тариф был снижен, мы обратились в прокуратуру. Мы не обращались в московскую ФАС, мы обратились в местную прокуратуру, а они уже направили наше обращение в московскую ФАС. Там было принято решение.

Как правильно говорил Вадим Алексеевич, да, дважды предписание приходило, долго разбирались. И на последнем заседании тарифного комитета очень долго мы считали с калькуляторами. И упомянутый вами Кирилл Гапеев лично с Гареем Равильевичем Асмодьяровым проводили расчёты, смотрели каждый пунктик этого предписания. И выяснили — да, действительно, недоплата составила 10 рублей с человека, поэтому это решение было принято.

А то, что оно оспаривается, я как бывший чиновник абсолютно понимаю. Если бы продолжала работать на муниципальные государственные службы, я бы придерживалась такой же позиции.

Андрей Жирнов: Вадим Алексеевич, что вы ответите?

Вадим Агеенко: Абсолютно противоположно отвечу. Я получил вашу пресс-конференцию в полном объёме. То, что говорил Гапеев, то, что говорил ваш пресс-секретарь и вы тоже, думаю, что всё-таки вы вводите в заблуждение наших радиослушателей, а в том случае — корреспондентов газет. Объясняю почему.

Во-первых, такое резкое интересное заявление: «С 92 рублей до 59 упал» — оно некорректно. Кстати, прозвучала очень неприятная фраза от Гапеева, что при установлении первого тарифа валовую выручку вам дали... Он эту таблицу озвучил (это когда вы выигрывали конкурс — и приложение). Он сказал, что на торгах даже дали меньше.

Так вот, на первых торгах, когда вам установили тариф на 2019 год — эти 92 рубля с лишним, вам добавили к этим запрошенным или прописанным 3 млрд 127 млн плюс 650 млн рублей. И валовая выручка ваша была 3 млрд 785 млн с запасом, вот отсюда у вас и 92 с копейками.

Всё остальное, вы правильно сказали, за год менял не департамент, меняло государство. Вначале налог снизили. Почему появилось сразу 59? Не потому, что вам так тариф посчитали, а потому что 20% сразу убрало государство. Здесь у вас был НДС, на 2020 год НДС не было, сразу минус 20%.

Второе: около 80% в составе всего вашего тарифа — это транспортная составляющая, это основной платёж, из-за которого все претензии. Дело в том, что вы у нас единственный региональный оператор, монополист, у вас заключено соглашение с Новосибирской областью, подписал его от лица Новосибирской области министр ЖКХ Архипов.

И в этом соглашении плюс ещё в законах, по которым проводятся конкурсы, чётко прописано, что тариф устанавливается для более чем 50% объёма только по конкурсу.

В этом соглашении есть другой пункт, на который мало обращают внимания. На 2020 год у нас, напоминаю, 9 млн 700 тысяч тонн мусора, причём сегодня этот объём мусора никто не может сказать точно, даже Лариса Александровна, хотя 2019 год отработала. Потому что не получили конкретных отчётов, сколько вывезли за 2019 год, и поэтому до сих пор при установлении тарифа эта цифра берётся от их территориальной схемы.

На 5 млн 120 тысяч объёма были проведены торги, это больше половины. Причём эти торги, их условия, экономическую составляющую формировала сама Лариса Александровна, то есть региональный оператор. Сама сформировала, какие нужны валовые выручки, разбила районы.

Вы, наверное, помните, какой шумный был конкурс в 2019 году. Потому что конкурс был явно написан, как мы потом часто говорили, под определённых победителей. Некоторые пулы были очень укрупнены, второй пул вообще стоит 1 млрд 300 млн. Чтобы там поучаствовать, нужно было внести 270 млн. Мелкая фирма этого сделать не сможет, потому что где им такие деньги взять? То есть это серьёзные вещи.

Было всего шесть пулов, и из них по четырём состоялись, по двум не состоялись, потом были повторные. При повторном при одном участнике заключили договоры с ООО «Айсберг». Так вот, по этим всем шести пулам объём на 5 с лишним млн, когда посчитали всю валовую выручку... А это уже выручка, которая сложилась на торгах — её никто не убирал, не прописывал вам — вы выставили. И только в двух торгах, где она не изменилась. На остальных она действительно изменилась. Даже там, где было 1 млрд 300 млн, ушли на 900 млн. По крайней мере, сами перевозчики снижали, участвуя в торгах.

NET_8898_tn.JPG
Вадим Агеенко. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Я хочу привести для радиослушателей уникальный пример, как эти выборы проходили по Северному району. Был очень маленький пул, всего на 15 млн, маленький объём. Два участника: один, который раньше возил и понимает всё, он ставит цену, а второй, который там эксплуатирует полигон, который ни разу ничего не вывозил, он эксплуатирует полигон — и всё. Он участвовал, сбил цену, и конечная цена была 7 млн. В два раза снижение. Никакой нормальный перевозчик на это не пойдёт, потому что ему потом работать не дадут. Вот так у нас прошли конкурсы.

Во-первых, выставили те показатели, которые хотел сам региональный оператор. Больше того, напомню, что по соглашению, да и по закону, условия конкурса регоператор обязан согласовать с исполнительным органом власти Новосибирской области, в нашем случае это министерство, которое вправе заказать любую экспертизу, в том числе у департамента, у Асьмодьярова.

И посмотреть, обосновано или нет, по крайней мере, визу ставить над вашими конкурсными документами. Так вот, в результате этого конкурса, по крайней мере, на первой половине, у вас сложился тариф 445 рублей. По правилам региональный оператор обязан департаменту предоставить на остальные 4 млн 600 тысяч, с кем заключили договоры и увидеть реальные цифры.

Но регоператор это не проставил. Департамент тогда берёт и делает экономический расчёт. В результате его расчёта, который сегодня всё пытаются оспорить, и тариф получился 437 рублей. В материалах дела, которые и Лариса Александровна знает, и ФАС России хорошо знает, там не только ваша заявка, там все материалы собраны. И в том числе реальные показатели с января по май реальных перевозчиков, которые вывозили мусор. И там средняя цена по этим перевозчикам — у нас их 90 — сложилась на уровне 440 рублей.

Ещё раз напоминаю порядок цен: 445 рублей — это по торгам, это почти 52%, которые отторговали, 440 — это те деньги, которые по 2019 году подтвердили реальные перевозчики. И то, что рассчитал департамент на 4 млн 600 тысяч — 437 рублей.

Так вот, чтобы вы понимали, что сегодня оспаривают, оспаривали именно вот этот расчёт — 437 рублей. Не всю сумму, а 437, что вы тут посчитали неправильно. Во-первых, это объём всего меньше половины от 4,6 млн.

Я видел все расчёты. Я член общественного совета при ГЖИ, поэтому мне абсолютно все документы доступны, я их смотрю. Я согласен с расчётами абсолютно, и я читал первое предписание, которое ФАС России дала департаменту, всё прописано, там нет возражений против всего расчёта.

Единственные возражения — по заработной плате, нужно сделать с учётом сменности. Если вы считали, что нужно было в машину посадить 3-4 человека, это не так, чтоб сделать 12, там по-другому надо делать. Я сам работаю в метро, это сменная работа, у нас также отдыхают люди, работаем без выходных, там другой механизм. Поэтому по этому механизму пересчитали, вот отсюда и взялось 5 копеек. С 1 сентября это пересчитали, сделали, а всё остальное — это беспредел, я считаю.

Лариса Анисимова: Вадим Алексеевич абсолютно верно заметил: добавили нам в НВВ целых 650 млн. Но при этом, если вы помните, было обращение прокуратуры в суд, и изменилась территориальная схема, добавились три с лишним млн кубов в схему.

Когда проходил конкурс, было 6 млн 400, добавили ещё, стало 9 млн. И за эти дополнительные 3 млн не половину стоимости НВВ нам добавили, а всего 650 млн. Непропорционально.

Вадим Агеенко: Когда вы участвовали в конкурсе, вы по старому объёму участвовали. И вот эти ваши 3 млрд 127 млн были по старому объёму, вам добавили 600 млн.

Лариса Анисимова: Да, надо было 1 млрд добавить.

Вадим Агеенко: Ну, не надо 1 млрд. 650 млн — это приличная сумма.

Лариса Анисимова: Замечательно, это ваше мнение. Про тариф. Почему вы говорите, что у нас нет до сих пор чётких данных, какой объём вывозится? Есть у нас чёткий объём данных. Мы сегодня обслуживаем 95% населения. За прошлый год мы вывезли 7 млн 200 тысяч кубических метров. И почти 1 млн 200 тысяч тонн.

Почему принимается во внимание опять же терсхема, а не конкретные данные? Основы ценообразования говорят, что только трёхлетние фактические данные могут быть учтены в тарифе. Вот когда мы три года отработаем, только тогда департамент сможет принять фактические данные, а пока теоретические.

Про 1,3 млрд — что «самый большой был лот в прошлом году», что «никто не смог»... Когда я ехала к вам, закончилось рассмотрение заявок, только что мы подвели итоги конкурса. Лот на 1 млрд 700 млн выиграло муниципальное предприятие «Спецавтохозяйство». Снижение составило 10%.

NET_8997_tn.JPG
Андрей Жирнов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Андрей Жирнов: Это какие районы Новосибирска?

Лариса Анисимова: Подрядчику предстоит отвечать за обслуживание Советского, Кировского и Первомайского районов Новосибирска и сельские советы, которые прилегают к Левобережному полигону. Дороже лот был, не 1 млрд 300 млн, поучаствовали спокойно.

Андрей Жирнов: Вадим Алексеевич, что вы ответите Ларисе Александровне?

Вадим Агеенко: Я на эту реплику отвечу — про второй лот на 1 млрд 300 млн. Лариса Александровна, наверное, забыла, что в этих условиях было написано, что в некоторых лотах участвует только малый бизнес. И вот этот второй лот был тоже для малого бизнеса, а МУП «Спецавтохозяйство» — это полномасштабная организация.

Я напомню вам, что действительно один из лотов — Новосибирский сельский район — выиграло МУП «Спецавтохозяйство», протокол подписали. Вы, наверное, были в отпуске, ваш зам подписал протокол, оно было победителем всего, по-моему, пять дней.

Но когда вы вернулись, то написали, что нет, вы не имеете права, это для малого бизнеса, поэтому пнули из Новосибирского сельского МУП «Спецавтохозяйство» и отдали «Айсбергу», он был вторым. То есть МУП «Спецавтохозяйство» способно выиграть, это достаточно серьёзное крупное муниципальное формирование, у которого есть и деньги, и объёмы, и опыт. Но условия конкурса были поставлены так, что там никто не мог поучаствовать. Самое интересное — когда самый крупный лот на 1 млрд 300 млн выигрывает малое предприятие.

Лариса Анисимова: А им не запрещено. Почему было такое ограничение? Есть постановление правительства 1133, которое Вадим Алексеевич тоже прекрасно знает, и по нему региональный оператор обязан выделить отдельные лоты, участниками которых могут быть только субъекты малого бизнеса.

Вадим Агеенко: А вы половину делаете.

Лариса Анисимова: 15% от выставленного на конкурс.

Вадим Агеенко: Нужно посмотреть условия, которые были. У вас только два лота были, где они могли участвовать, а остальные четыре лота под малый бизнес.

Звонок: Я насчёт мусора, у меня его нет. Я с бабкой прожил уже 60 лет, бабке 80 лет, и мне 84 года. Два инвалида, оба второй группы. Всё, что сгорает, я сжигаю в бане. Все ребята проезжают и говорят — почему у вас мусора нет? А откуда у меня мусор? Нет у меня его. Я сколько прожил до войны и войну прожил, но такого безобразия не встречал, как сейчас. В лес к нам пойдите, там всё завалили мусором. Мы живём в частном секторе Заельцовского района, район Мочище.

Андрей Жирнов: Вот вопрос частного сектора.

Лариса Анисимова: Обычный вопрос. Не имею отходов, закапываю, сжигаю и т. д. Звонивший, скорее всего, ветеран труда. То есть максимальная субсидия предоставляется 50%. Платёж составлял около 30 рублей.

Насчёт отсутствия отходов — есть такая категория людей, кто действительно производит мало отходов. Но норматив — это дело усреднённое. К сожалению, департамент по тарифам, который все уважают, установил такой норматив. Считается, что 2,38 куба есть у всех.

Андрей Жирнов: В частном секторе вообще беда с мусором, очень многие жалуются сейчас. 

Лариса Анисимова: А если учитывать ещё растительные отходы, картофельную ботву, которую никто в компостник не закладывает, то получается и больше двух кубов. А если, не дай бог, диван выкинул?

Вадим Агеенко: Можно я тоже прокомментирую? 2,38 куба — это, конечно, усреднённый показатель. Но мы, когда сидели в 2014 году проверяли, в 2015-м устанавливали — там действительно было два и для области, и для города. Кстати, для области больше почему-то получился.

Лариса Анисимова: Да, фактически.

Вадим Агеенко: И поэтому мы тоже предлагали департаменту разбить. Разбить можно было по муниципалитетам, по видам домов.

Лариса Анисимова: Вот тут я согласна с Вадимом Алексеевичем.

Вадим Агеенко: Но вот не пошли на это.

Андрей Жирнов: Да, хорошая идея. Лариса Александровна, у меня ещё такой вопрос. Здесь звучало название компании «Айсберг». Вот история с расторжением договора с крупнейшими транспортными компаниями в этом году с 1 ноября. Как такое получилось? И что будет дальше? Как вы определите, кто придёт на их место?

Лариса Анисимова: Мы не можем сами определять, у нас для этого есть установленный порядок. Если расторгается договор, мы обязаны провести новый конкурс. А до конкурса — собственными силами, либо в соответствии с контрактом, действовавшим до 1 ноября, бывший перевозчик осуществляет перевозку, пока мы не подхватим собственными силами.

Сегодня ведётся работа по перезаключению договоров, мы работаем с субподрядными организациями, проводим переговоры с «Айсбергом» и ИП Волкова по их технике, по их контейнерам. Пока перебоев не было.

NET_8974_tn.JPG
Андрей Жирнов и Лариса Анисимова. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Андрей Жирнов: А они смогут участвовать в новом конкурсе?

Лариса Анисимова: Они могли бы, но конкурсы все прошли, и они не участвовали.

Вадим Агеенко: Вы должны были снять их, они недобросовестные.

Лариса Анисимова: Они не участвовали. У них задолженность по налогам, они бы не смогли.

Андрей Жирнов: Я почему спрашиваю. Радиослушатель звонил из Заельцовского района. Когда проходила смена транспортных компаний на рубеже декабря-января — были сложности. И мусорные кучи, которые часто приходилось жителям самим убирать.

Лариса Анисимова: Именно для того, чтобы избежать такой ситуации в будущем, губернатор ещё в начале этого года внёс предложение, чтобы следующие контракты были не менее чем на три года, что мы и сделали.

И мы постарались провести конкурсы пораньше, чтобы этот переходный момент пришёлся и был растянут хотя бы на период декабря. Чтобы к новогодним праздникам новый перевозчик освоил маршруты, расставил, если будет необходимо, свои контейнеры и переходный период произошёл мягче. Ну а последующие новогодние праздники у нас уже будут без конфликтов.

Андрей Жирнов: Будем надеяться. Вадим Алексеевич, насколько я понимаю, депутаты заксобрания собираются оспаривать повышение на 40% с 1 ноября.

Вадим Агеенко: Давайте уточним, 39,2%, а не 40% — это раз. Депутаты ничего не могут оспорить — это два. Оспаривает и уже оспорил, по крайней мере, подал в арбитражный суд России, сам департамент. Он оспаривает последнее решение.

На конец декабря назначено первое заседание. Скорее всего, ознакомительное. Но это ничего не изменит, потому что — вы знаете — судебные дела тянутся по полгода и по году. Потому что вы знаете, что творилось в 2019 году с СГК. Департамент тоже выиграл суд, но это тянулось почти год.

Звонок: Здравствуйте. Вот такая ситуация: квартира принадлежит двум моим детям, но они постоянно проживают в Москве, я плачу за квартиру, присматриваю за ней. И плачу за вывоз мусора, хотя они прописаны постоянно и проживают в Москве. Я один раз обращался в организацию по вывозу мусора, чтобы мне сделали перерасчёт. С меня запросили кучу бумаг, сделали перерасчёт за один месяц и дальше снова начинают начислять. Скажите, как быть?

Лариса Анисимова: Во-первых, 354-е постановление правительства о предоставлении коммунальных услуг абсолютно чётко определяет случаи, когда производится перерасчёт. В вашем случае, если вы предоставили документы, что квартира не используется, что дети постоянно проживают в другом месте — у нас есть форма обратной связи, вы можете предоставить выписку из домовой книги и какое-то ещё подтверждение по выбору о том, что в квартире никто не проживает. Это показания приборов учёта, например, могут быть. И мы это сделаем.

Почему происходит сбой — месяц проходит, начисления потом возобновляются? Сегодня мы технологически подгружаем информацию системы ГИС ЖКХ, и нам сведения о начислении предоставляет управляющая организация.

Когда приходит обновление, бывают случаи, когда обновлённая информация подтверждает наличие проживающих, даже временно. Если, например, вы на месяц пустили поквартироваться гостей, которые приехали из другого региона, и управляющая компания нам предоставила эти сведения, мы, естественно, произвели начисления. Но по форме обратной связи вы можете получить перерасчёт на последующие периоды.

Вадим Агеенко: Ещё моя рекомендация. Действительно, 354-е постановление о правилах предоставления коммунальных услуг — там есть целые разделы, как в этом случае поступать. Это постановление обо всех коммунальных услугах. Механизм одинаковый для всех. Предоставляется справка, выписка из домовой книги, подтверждение в письменном виде вы предоставляете, что не живёте.

Если там действительно будет, что вообще человек живёт в Германии... У нас таких случаев много — здесь квартиру держат, а там живут, то начислить на одного собственника невозможно. Это не касается отопления, за него в любом случае будут начислять, потому что квартира отапливается, и за содержание жилья. Содержание жилья, даже если никто не живёт, на собственника будут начислять, потому что дом содержать нужно, а на всё остальное пишется заявление. Я не видел, чтобы там нужно было каждый месяц подтверждать. Пишется только одно заявление.

Лариса Анисимова: Раз в полгода.

Андрей Жирнов: Лариса Александровна, вот позиция спикера заксобрания Андрея Ивановича Шимкива, цитирую: «У нас сложилась очень нехорошая тенденция, когда тарифы пытаются устанавливать через ФАС. Это вопиющий случай, когда в период пандемии на 40% поднимают тарифы». Вот такая позиция. 

И также добавил, что со стороны регионального оператора есть много нарушений. А если он будет себя вести так и дальше, значит, нужно «Экологию-Новосибирск» лишить лицензии, расторгнуть концессию. Как вы относитесь к подобным оценкам одного из руководителей Новосибирской области?

Лариса Анисимова: Комментировать высказывание не берусь. Расторгать и концессию, и соглашение с региональным оператором — это право правительства Новосибирской области. Оно установлено законодательством РФ. Если будет принято такое решение — будет расторгнута концессия.

Андрей Жирнов: А про вопиющий случай, о котором он говорил, особенно в период пандемии — на что обращается внимание?

Лариса Анисимова: Когда мы отошли от шока тарифа, установленного 15 января, мы сразу направили обращение в прокуратуру. Я спокойно, открыто говорила на комитете заксобрания — да, мы не согласны. И я думаю, что ни одна ресурсоснабжающая организация с таким поворотом бы не согласилась. Если бы вам сегодня сказали, что с завтрашнего дня зарплату снижают на 30%, вы бы обрадовались?

Андрей Жирнов: Нет, конечно.

Лариса Анисимова: Ну и мы тоже, поэтому обратились в прокуратуру. Ещё раз повторяю — прокуратура направила всё в московскую ФАС. И ФАС приняла такое решение.

Вадим Агеенко: Я прокомментирую, с чем Лариса Александровна обратилась в прокуратуру. Вся первая часть, даже больше, посвящена тому, что «вы неправильно нам сделали перерасчёт, должны были просто проиндексировать».

Лариса Анисимова: Это моё мнение.

Вадим Агеенко: Это обращение в прокуратуру. И это всё ушло в прокуратуру, там не было ни слова о том, что неправильно перевозку насчитали, ничего нет. Прокуратура просто взяла и переправила в ФАС сразу. Вы направили, они через две недели направили в ФАС — разбирайтесь. Самое интересное, что это всё пришло в ФАС в январе. А решение приняли только в июле.

Лариса Анисимова: Пандемия вмешалась.

NET_8853_tn.JPG
Вадим Агеенко. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Вадим Агеенко: Да не пандемия. Просто интересно — казалось бы, пересчитай, всё просто, что там такого? Лариса Александровна с Гапеевым с карандашом считали, всё просто. Но это тянулось с января до июля. Поэтому вам совершенно правильно отказал департамент, что он не будет индексировать.

Лариса Анисимова: А я считаю, что неправильно. До сих пор считаю, что нужно было индексацию проводить.

Вадим Агеенко: Вы ошибаетесь.

Лариса Анисимова: Это моё мнение.

Вадим Агеенко: Ваше мнение ошибочно. Потому что чётко написано в нормативных документах: если бы у вас были на три года тарифы, тогда это применяется.

Лариса Анисимова: Неправильно.

Вадим Агеенко: Это один в один написано в нормативных документах.

Звонок: Добрый вечер! Меня зовут Николай. Я родом из деревни, сейчас живу в Новосибирске. Но у меня мама сейчас живёт в деревне одна — это Болотнинский район, деревня Байкал. Не знаю, кто там оператор, кто выигрывал или не выигрывал, но в начале улицы поставили два контейнера под мусор, потом один убрали. Сейчас стоит один контейнер и очень далеко, а мама инвалид с ногой, ей проблематично выносить. А мы приезжаем на выходные. Бывает, что не приезжаем. Возможно ли поставить второй контейнер поближе или хотя бы в середине улицы?

И второй вопрос — один контейнер, туда, наверное, входит один куб. А на улице 15 дворов. И в связи с нормативами на одного человека два куба в месяц контейнер вывозится раз в неделю. То есть, получается, в месяц вывозят 4-5 раз, итого пять кубов со всей улицы. А людей прописано много. Получается, соответственно, переплата.

Лариса Анисимова: Первый вопрос — о наличии контейнерной площадки в доступности. Неоднократно говорила, что это задача не регионального оператора, но всё равно нас касается. Орган местного самоуправления должен обеспечить своих жителей контейнерными площадками. А мы за долю, которая заложена в тариф — их контейнерами. Проблема, действительно, серьёзная, глобальная.

По поводу наполняемости контейнера — давайте посмотрим внимательно, сколько договоров, сколько проживающих, сколько людей пользуются этими услугами, и посчитаем. Я записала адрес. Мы посчитаем.

Андрей Жирнов: Лариса Александровна, а если всё-таки департамент по тарифам добьётся своего и этот рост на 39% будет отменён? Каковы могут быть последствия?

Лариса Анисимова: Катастрофические.

Андрей Жирнов: Что, всё встанет?

Лариса Анисимова: Опять процитирую Вадима Алексеевича. «Ушла с рынка компания, который вчера осуществляла вывоз 60%». Уйдут остальные. И, может быть, даже региональный оператор.

Андрей Жирнов: А вы согласны, Вадим Алексеевич? 

Вадим Агеенко: Во-первых, обратите внимание на шесть лотов нового конкурса. Там явно завышены тарифы.

Лариса Анисимова: Это начальная цена конкурса, Вадим Алексеевич.

Вадим Агеенко: Ну, у вас она упала на 10%. У кого не упадёт, так и будет. Где будет единственный участник, она так и останется. Я просмотрел пять лотов. По некоторым районам идёт увеличение на 45% стоимости перевозки. Мало районов — на 52%, а где-то на 30%. Сегодня явно вы будете выходить на цифру, конечно, не 60, причём торгами.

И на торгах у вас уже не 52%, а больше вы поставили на торги. Поэтому никто вам сегодня препятствовать не сможет. Ладно, МУП сбило, а кто-то не будет сбивать эти вещи. Поэтому тариф возрастёт с 1 января.

То, что эти вещи взять и за десять месяцев включить в стоимость 2021 года — я сомневаюсь, что департамент это сделает. Это второе решение октябрьское ФАС. Она там написала в третьем пункте так сделать. Такого механизма никогда и нигде не было. Это её мнение, мы поэтому и написали сегодня обращение руководителю ФАС.

Я думаю, там будут разбираться. По крайней мере, хотя бы по этой вещи. Ноябрь-декабрь люди поплатят больше. А на 2021 год сегодня департамент формирует тариф. 22 декабря должен установить.

Андрей Жирнов: Кстати, по тарифу на 2021 год. Вот смотрите, Лариса Александровна, с 1 ноября повысили на 39%. А с 1 января вы хотите повысить ещё на 52%.

Лариса Анисимова: Нет!

Вадим Агеенко: Нет. Это некоторые по районам, там процентов 25 точно выйдут.

Лариса Анисимова: Хотите инсайт? Конкурсы завершились. Снижение есть везде. 10%, 14%, и по всем остальным, где единственный участник, я сейчас приехала с комиссии, мы направили предложение снизить на 14%.

Андрей Жирнов: Давайте резюмируем. Мы начинали с «хотелок», вы про них сказали, Вадим Алексеевич дал такую оценку. Так вот, каковы «хотелки» у «Экологии-Новосибирск» на 2021 год?

Лариса Анисимова: В любом случае тариф не превысит 100 рублей. Даже в самом идеальном случае для нас как ресурсоснабжающей организации тариф не превысит 100 рублей.

Вадим Агеенко: Ну, конечно, не превысит. Никто столько не даст. Даже по экономическим обоснованиям, сейчас они отторгуют эти проценты, там будет видно, что рост будет. Процентов 25-30 от того, что было. В 2020 году вы сами посадили своими торгами сильно, сейчас вы маленько выравниваете, но я не думаю, что на какие-то большие проценты. А там — как Асмодьяров посмотрит. Во-первых, будут смотреть, будут они включать эти десять месяцев или не будут. Поэтому я тут сомневаюсь очень, это крупная сумма. 

Звонок: Здравствуйте, меня зовут Светлана. У меня вопрос к Ларисе Александровне. Вопиющее состояние по уборке площадок по вывозу мусора в 7-м Магистральном переулке. В самом начале, как только была организована эта работа, мы несколько раз обращались в вашу организацию. Можете себе представить, что нам было сказано: «Ну раз у вас так редко вывозят, вы берите и звоните нам, когда наполнены контейнеры». Потом количество контейнеров увеличили, мусор прибавляется. Убрали контейнеры, поставили огромные баки. Сейчас этот бак стоит посередине проезжей части дороги, все машины его объезжают. И куда бы мы ни звонили, что бы ни говорили — ситуация в 7-м Магистральном переулке не меняется. Калининский район, Пашино.

Лариса Анисимова: Услышала, завтра попытаемся проехать, посмотреть, что там за критическое состояние. И, как Вадим Алексеевич во время вашего телефонного звонка отметил, за состояние контейнерной площадки отвечает либо администрация города или района, либо управляющая организация.

Но региональный оператор отвечает за погрузку просыпавшегося мусора. Вот в тот момент, когда переворачивается контейнер, если в этот момент из него что-то высыпалось, мы обязаны подобрать. А то, что люди не бросают в контейнер, а рядом ставят — это ответственность управляющей организации.

Андрей Жирнов: Спасибо. Дорогие радиослушатели, мы завершаем нашу программу. Сегодня у нас в гостях были Лариса Александровна Анисимова, генеральный директор компании «Экология-Новосибирск», и Вадим Алексеевич Агеенко, заместитель председателя комитета по строительству, ЖКХ и тарифам Законодательного собрания области. Мы говорили о тарифах по обращению с твёрдыми коммунальными отходами.

Лариса Анисимова: Спасибо за приглашение! Всего доброго!

Видео: nsknews.info

Что происходит

Застройщик дома на Красноярской предложил «мировую» за 15 млн рублей

Семь новосибирцев скончались от коронавируса за сутки

Суд заключил под стражу директора новосибирского ГУМа

Второй этап реконструкции кинотеатра «Пионер» стартует в январе

Новосибирские бизнесмены договорились о сотрудничестве с Красноярском

Выдай маски пассажирам: беспечных новосибирских таксистов штрафует ГИБДД

Спасатели готовят пункты обогрева на трассах Новосибирской области

На один рубль подорожает проезд в новосибирском метро с 15 декабря

О новосибирском хоккее с мячом — слушайте в прямом эфире на Горволне

Афиша Новосибирска: куда сходить в среду, 25 ноября

Ещё 65 млн рублей «коронавирусных» получат новосибирские медики

Показать ещё