Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: могила коммунара и звёздный час человечества

4 июня на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывали второй секретарь новосибирского обкома КПРФ Ренат Сулейманов и сотрудник Музея Новосибирска, краевед и писатель Константин Голодяев. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
18:01, 08 июня 2021

Взгляд назад. Исторический календарь

31 мая 1940 года из Новосибирска в Москву отправился скоростной пассажирский самолёт ПС-84. На борту кроме экипажа находился 21 пассажир. Расстояние преодолели за 12 часов 25 минут. Этот рейс положил начало регулярному пассажирскому сообщению между Новосибирском и Москвой. Рейсы совершались через день.

1 июня 1910 года могилёвский архиепископ, митрополит всех римско-католических церквей в Российской империи Викентий Ключинский учредил самостоятельный приход при Ново-Николаевском костёле.

1 июня 1926 года в Новосибирске открылся первый детский кинотеатр на 522 места — в здании на улице Максима Горького, построенном купцом Алиевым в 1920 году. В 1930 году кинотеатр назвали «Юнгштурм». Каждый сеанс у экрана работал аккомпаниатор, обычно это был пианист. А с 1941 года вечерние сеансы обслуживал джаз-оркестр. В сентябре 1941 года «Юнгштурм» переименовали в детский кинотеатр «Пионер», в 1992-м преобразовали в одноименный молодёжный культурный центр, а сейчас здание перестраивают под театр Афанасьева.

2 июня 1983 года Облисполком решил увековечить память Юрия Кондратюка, а именно: на доме №24 по улице Советской поместить мемориальную доску, организовать выставку «История развития космонавтики» и назвать именем Кондратюка площадь в центре города.

3 июня 1939 года наркомат электростанций и электропромышленности СССР приступил к подготовительным работам по строительству в Новосибирске завода паровых турбин.

4 июня 2005 года в свой первый рейс отправился поезд детской железной дороги в Заельцовском парке.

5 июня 1916 года на углу Николаевского — ныне Красного — проспекта и улицы Гоголя состоялась торжественная закладка Дома инвалидов, известного сегодня как Дом офицеров. Командующий войсками Омского военного округа генерал от кавалерии Сухомлинов прислал приветственную телеграмму. Её зачитали в присутствии воинских частей и начальника гарнизона. В фундамент здания заложили памятную медную пластину. Всё снимали на фото- и киноплёнку. Революция и Гражданская война остановили стройку. Завершить строительство Дома офицеров удалось только в 1923 году.

Однажды в Новосибирске. Алтай — Сибирь и дальше

3 июня 1912 года в Петербурге высочайше утвердили решение связать Сибирь с Алтаем железной дорогой с отправным пунктом в Ново-Николаевске. Городскому голове Владимиру Жернакову удалось отстоять в имперской комиссии по железным дорогам именно этот вариант прокладки Алтайской ветки. С её запуском Ново-Николаевск стал одним из крупнейших в России транспортных узлов. И если Транссибирской магистрали город обязан своим рождением, то Алтайка в итоге позволила стать Новосибирску городом-миллионником.

Алтайская железная дорога была нужна стране. Она давала возможность вывозить грузы из южных регионов не только речными путями и не только в летний навигационный период. В ново-николаевских газетах вопрос постройки алтайской железной дороги стали активно обсуждать в 1908 году. Но на место примыкания новой железной дороги к Транссибу претендовали и другие города, в частности Омск, Тайга и Томск.

Жернаков принимается забрасывать Петербург своими «соображениями» и «ходатайствами», сам часто ездит в столицу отстаивать проект в министерствах. В результате 10 марта 1912 года Государственный совет выбирает вариант примыкания Алтайки к Транссибу, а 3 июня его высочайше утверждает император.

Строительство Алтайской железнодорожной ветки началось в июле 1913 года в Семипалатинске. Её строили на концессионных началах, то есть на частные деньги нескольких российских и французских банков. Через год после старта строительства началась Первая мировая война, но она не помешала через два с четвертью года, после приёмки железнодорожного моста через Обь в Барнауле, закончить строительство дороги. Первый пассажирский поезд из Ново-Николаевска в Барнаул отправился 8 октября 1915 года.

Станцию «Алтайская» на нашем отрезке пути заложили 30 июля 1913 года. Теперь эта станция называется «Новосибирск-Южный».

 

Было — не было. Переходящее красное знамя

Гости в студии «Городской волны» — второй секретарь новосибирского обкома КПРФ Ренат Сулейманов и сотрудник Музея Новосибирска, краевед и писатель Константин Голодяев.

Евгений Ларин: 28 мая, в день памяти Парижской коммуны, новосибирские коммунисты и сочувствующие, или попутчики — если угодно — возложили к цветы к могиле Адриена Лежена. Даже не к могиле. Это называется кенотаф, пустая могила, над которой лишь мемориальная плита. Тем не менее, для нас это прекрасный повод сегодня поговорить об этом человеке, которого называют последним коммунаром. И о его месте в истории Новосибирска, разумеется.

Прежде, чем мы начнём разбираться, почему могила Лежена оказалась в центре Новосибирска, давайте установим, кто такой Адриен Феликс Лежен, и почему мы чтим его память в той мере, что возлагаем к месту его захоронения цветы?

IMG_5480_tn.JPG
Ренат Сулейманов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Ренат Сулейманов: В этом году мы отмечаем 150-летие Парижской коммуны. Это важное историческое событие, причём событие всемирной истории — несмотря на то, что это произошло во Франции. Давайте вспомним, как возникла Парижская коммуна, и что этому предшествовало.

Во второй половине 19-го века Бисмарк железом и кровью стал объединять Германию. Чтобы создать Германскую империю, Германия вела войны с теми государствами, которые на тот момент господствовали в Европе. Пруссия — ещё не Германия — выиграла войну у Австро-Венгрии и забрала у неё часть территории. Франция тоже препятствовала становлению Германии как империи, крупного европейского государства.

Началась Франко-прусская война 1870-71 годов. В этой войне Франция, которая тогда была империей Наполеона Третьего, потерпела сокрушительное поражение. Французская армия была больше, мощнее прусской, но была разгромлена в битве при Седане. После этого разгрома Наполеон Третий даже сдался в плен пруссакам. Прусская армия оккупировала треть Франции, осадила Париж. Империя рухнула, возникла республика.

Но буржуазные правительства — их было несколько, и они менялись — заняли коллаборационистскую позицию. Они встали на путь национальной измены. С этим не согласились жители Парижа, и, в первую очередь, с этим не согласились рабочие, ремесленники, которые составляли основу Парижской национальной гвардии. Они защищали Париж, а буржуазное республиканское правительство просто сдалось немцам — пруссакам.

По Версальскому договору от Франции отторгались Эльзас и Лотарингия, что потом, собственно, послужило одной из причин Первой мировой войны — так была заложена основа для дальнейших исторических событий. Также Франция должна была выплатить 5 млн контрибуции.

Франция была оккупирована. Парижане с этим не согласились. Батальоны национальной гвардии сформировали центральный комитет. Их было много — 270 батальонов, это порядка 300 000 человек. Они фактически взяли власть в Париже в свои руки.

Евгений Ларин: Революция?!

Ренат Сулейманов: Да, в Париже произошла революция. До этого прошли выборы в национальное собрание, которое утвердило позорные условия мира. Французское правительство бежало в Версаль, а в Париже образовалась Парижская коммуна. Это было первое в мире государство диктатуры пролетариата.

Евгений Ларин: Самое любопытное, что флаг Парижской коммуны — это просто красное знамя, без каких либо серпов и молотов.

Ренат Сулейманов: На ратуши Парижа было водружено красное знамя. 

В Парижскую коммуну было избрано 80 человек — коммунаров, которые взяли на себя управление городом, организацию обороны столицы Франции. Там, в основном, были социалисты, анархисты, сторонники Первого интернационала. Маркс из Лондона давал им советы.

Евгений Ларин: Он им покровительствовал?

Ренат Сулейманов: Безусловно. Это было первое воплощение социалистических идей в реальность. Коммунары осуществили ряд преобразований. Они отделили церковь от государства, национализировали ряд предприятий, потому что собственники бежали из Парижа, а предприятия должны были работать. Они запретили ночной труд, декретировали бесплатное образование. Вот пример первых социалистических преобразований, которые именно тогда были воплощены в жизнь.

Евгений Ларин: Не могу удержаться, чтобы не рассказать один анекдот, который мне очень нравится. 1917 год, Петроград, престарелая графиня сидит у себя в кабинете. Вдруг слышит: на улице топот, крики, выстрелы. «Фёдор» — подзывает она дворецкого. — «Голубчик, сходи-ка, узнай, что там за шум». Фёдор сходил, узнал, возвращается: «Барыня, революция!». «А...» — говорит графиня мечтательно — «мой дедушка тоже был революционером. А узнай-ка, чего они хотят». Дворецкий снова вышел, узнал, приходит и говорит: «Барыня, хотят, чтобы не было богатых». «Странно» — говорит графиня — «а мой дедушка хотел, чтобы не было бедных». Так чего хотели коммунары?

Ренат Сулейманов: Коммунары хотели избежать национального предательства и позора. Потому что первое и второе буржуазное правительство предали национальные интересы Франции. Это было колоссальное национальное унижение. Оно отражено в ряде художественных произведений — таких, как «Разгром» Золя. Это была национальная трагедия для французского народа.

С другой стороны, в Париже был голод, была блокада, там ели кошек и крыс, была жуткая эксплуатация. Это было начало развития капитализма, который предусматривал, в том числе, ночной труд, труд детей и так далее. Это мы видим и в классических произведениях Гюго и других писателей. Такова была реальность. И люди стремились освободиться от этой эксплуатации, стремились к свободе и национальному самосознанию, к тому, чтобы выйти из этой унизительной зависимости от Пруссии.

Константин Голодяев: Это то, что объединяет Парижскую коммуну и революцию в России 1917 года. Но если французские коммунары были за продолжение войны с немцами, против этих позорных условий мира, то в России в 1917 году большевистское правительство, наоборот, было против войны, заключив с Германией Брестский мир. С другой стороны, Парижская коммуна стала «репетицией» большевистской революции.

IMG_5436_tn.JPG
Константин Голодяев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Красный флаг недаром по наследству передался!

Константин Голодяев: Совершенно верно! Ленин очень хорошо проработал и причины французской революции и её последствия, и вынес из этого гениальные выводы. Что у нас произошло в октябре 1917 года? Большевики заняли почту, телеграф, мосты и банки! Французы же к банкам отнеслись халатно, мол, не наше дело.

Первое — это централизация банка. Второе — очень сильная, жёсткая власть. У французов была некая расхлябанность. У Ленина сразу были образованы все органы — и ЧК, и сильная армия. Пусть не в 1917 году, но уже в начале 1918 году большевики создают собственную армию. Французы армию создать не успели.

Оружие у них было, потому что национальной гвардии — Лежен тоже был солдатом национальной гвардии — выдали много оружия. И это оружие осталось у них на руках — они были вооружены! А Ленин провел изъятие оружия, вооружил своих. У красных была самая сильная пропаганда, во всяком случае, в истории России. Очень понятные и доходчивые лозунги. Землю — крестьянам, заводы — рабочим. Понятно и доступно.

Неважно, как это выполнили, важно, что сразу сделан акцент. И народ понимает, что говорят дельные слова. Эксплуатация и голод в Петрограде и в Москве тоже всем надоели. Предпосылки очень схожие, немного разные цели, но, тем не менее, уроки французской революции были вынесены великолепные.

Ренат Сулейманов: С точки зрения марксизма есть войны справедливые — национально-освободительные. А есть несправедливые — империалистические, в которых идёт борьба за передел мира, чем, собственно, и была Первая мировая война.

С точки зрения большевиков, социал-демократов, империалистическая война несправедливая. Главное, почему большевиков поддержала наша многомиллионная крестьянская страна, было в том, что Россия была втянута в Первую мировую войну, которая не отвечала её национальным интересам. Мы шли на деньги Антанты отрабатывать французские займы и воевать за передел колоний Англии и Франции.

Евгений Ларин: Наш солдат не понимал, за что он воюет!

Ренат Сулейманов: Да. Франция в результате Первой мировой войны вернула Эльзас и Лотарингию. А для России это была чужая война. Что касается Парижской коммуны, то там война была справедливая — национально-освободительная. Начиналась она тоже как империалистическая — об этом Маркс писал — когда Наполеон Третий и Бисмарк делили власть. Поэтому некоторые различия есть.

Евгений Ларин: То обстоятельство, что Лежену 28 мая 1971 года удалось избежать расстрела, говорит о том — рискну предположить — что в коммуне это была не ключевая фигура. Он просто сел в тюрьму на пять лет, а основных деятелей расстреляли у стены кладбища Пер-Лашез. Кем был Лежен в коммуне?

Ренат Сулейманов: Это были очень кровавые события. Правительственные войска штурмовали Париж и массово расстреливали — в результате уличных боёв и массовых расстрелов было убито от 15 до 30 тысяч человек, в этом историки расходятся. Действовал десяток трибуналов, которые уже после того, как Парижская коммуна была подавлена, судили, расстреливали, сажали в тюрьмы, высылали в Кайенну и так далее. Репрессировано было порядка 100 000 человек. То есть там была гражданская война.

Коммунары тоже брали заложников, производили расстрелы. Но сегодня национальным самосознанием Франции именно коммунары воспринимаются как борцы за независимость. Когда правительственные войска захватили коммуну, у Стены коммунаров — ограждения кладбища Пер-Лашез — 28 мая 1871 году было расстреляно 147 человек.

IMG_5478_tn.JPG
Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Почему среди них не было Лежена?

Константин Голодяев: Его там не было, потому что он, во-первых, не входил в число 80 коммунаров, которые были у руководства. Он просто участвовал в уличных боях. Но, может быть, не так активно. Или он просто не попал в число захваченных. Вообще, всё началось с того, что рабочие захватили Монмартр, где находилась артиллерийская база. Тут же последовал расстрел солдатами своих командиров.

Конечно, этот террор продолжался все дни. Террор не только в отношении людей, но и в отношении культуры — взять свержение памятников, например Вандомскую колонну с Наполеоном Первым наверху. Её разрушили до основания, хотя предполагалось, что статую снимут и перенесут в парк ко Дворцу инвалидов. Но нет. Лежен удачно избежал расстрела. Я точно не знаю, как это было, но факт тот, что молодец. Он был молод, смог скрыться.

Евгений Ларин: Повезло?

Константин Голодяев: Где-то повезло!

Ренат Сулейманов: Судя то тому, что его осудили на пять лет, его всё-таки нашли. Репрессивная машина работала.

Константин Голодяев: Сначала идёт эмоциональная волна, а потом начинается разбирательство. Под эмоциональную волну он не попал. Но во Франции не было разделения на красных и белых. Это кусочек истории, такой же, как и взятие Бастилии. Французы чтят всю свою историю. Поэтому в Париже есть стена коммунаров. Я там был, видел могилу Лежена, там везде цветы и написано место смерти — Новосибирск.

Евгений Ларин: Вот он отсидел пять лет в тюрьме, потом вступил в коммунистическую партию Франции. Чем не угодила товарищу Лежену его родина? Почему он в 1930 году попросился в Советский Союз? Он, действительно, как об этом пишут в источниках, считал наше государство образцом, идеалом общества, и хотел в нём жить? Либо во Франции на него были гонения, его преследовали, и он вынужден был покинуть страну?

Константин Голодяев: Никаких гонений, думаю, на него не было. Но в 1930 году даже русские эмигранты возвращались на родину — под воздействием пропаганды и ностальгии. Заметьте, в 1930 году Лежену было уже 82 года. Это был практически глубокий старик.

Он попросил политического убежища, может быть, ещё и с чисто человеческой целью, потому что здесь ему было обеспечено полное санитарное и пенсионное обслуживание. Он был, как бы сейчас сказали, VIP-пенсионер. Жил в санаториях, у него всегда были собственные врач и переводчик. Он просто в рай приехал!

Евгений Ларин: Человек подумал-подумал и решил: дай-ка я себе обеспечу достойную старость!

Константин Голодяев: Он, видимо, считал, что заработал это право.

Ренат Сулейманов: Советский Союз был своеобразным маяком. 

Для многих стран мира, для многих людей авторитет Советского Союза был очень высок. Это было государство, где воплощались в жизнь передовые социальные идеи. К нам приезжали многие деятели мировой культуры. К Ленину приезжали Уэллс, Барбюс.

В Европе социалисты до сих пор играют достаточно важную роль. Для них Советский Союз был продолжением и воплощением идей Парижской коммуны, которые они хотели осуществить. Но коммуна была разгромлена. А в Советском Союзе эти идеи реально воплотились в жизнь — идеи социальной справедливости, восьмичасового рабочего дня, всеобщего избирательного права, в том числе для женщин, всеобщего бесплатного образования.

Ленин внимательно изучал опыт Парижской коммуны, у него есть даже известная статья «Уроки коммуны». И первое советское правительство — совет народных комиссаров — многие декреты Парижской коммуны брало для себя за образец.

Потом опыт Парижской коммуны был серьёзно проанализирован, большие работы были и у Маркса, и у Энгельса. Это был опыт для всего левого движения. Кстати, Эжен Потье написал «Интернационал» в период последних боёв за Париж как международный гимн, который стал и гимном ВКП(б) — КПСС. И сейчас «Интернационал» остаётся гимном КПРФ. Все истоки — в Парижской коммуне. Думаю, что Лежен это воспринял.

Евгений Ларин: А Советам он зачем понадобился? Как музейный экспонат, студентам показывать?

Константин Голодяев: Это был флаг. Переходящий символ. Повторю, идеология и агитация в Советском Союзе были на очень высоком уровне. К нам приезжают люди, которые для нас, может, ничего физически и умственно сделать не могут, но они являются нашими персональными пенсионерами.

Это же была международная идея, идея МОПРа — Международной организации помощи борцам революции [буква «Б» («борцам») в аббревиатуре отсутствовала изначально — прим. автора]. Это была организация борьбы пролетариата во всех странах, сам Лежен это неоднократно подчёркивал. То есть мы не только своих бережём и приветствуем, но и зарубежные коммунисты могут к нам приехать, продолжать жить и работать здесь.

Евгений Ларин: Понятно, что в Новосибирске Лежен оказался в числе эвакуированных. На сайте Музея Новосибирска в разделе «персоналии» или что-то в этом роде написана интересная фраза про Лежена: эвакуирован в Новосибирск как «живая реликвия мировой революции». Полагаю, что в Новосибирск его всё-таки не с этой целью привезли.

IMG_5442_tn.JPG
Слева направо: Константин Голодяев, Ренат Сулейманов и Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Константин Голодяев: В 1941 году в Москве была объявлена эвакуация, оттуда выехали многие: и учёные, и артисты, и правительство. В том числе и Лежен — действительно, как живая реликвия, как символ, о чём мы и говорили. Когда Лежен приехал в Новосибирск, он прошёл процедуру паспортного стола. По-русски он не говорил. Он приехал с переводчиком и санитаркой.

Когда я прочитал его заявление, написанное от руки, я даже подумал, что вся история неправильная, а заявление написано правильно. Там было написано «Андриен» — с ещё одной буквой «н» в имени. Но поскольку он это писал не собственной рукой, то эту ошибку, видимо, сделал секретарь-переписчик. И это ошибка дальше потянулась, она появилась в некрологах в январе 1942 года. Вероятно, когда брали информацию для некрологов, работали с этим заявлением.

Евгений Ларин: Есть же вариант французского имени, которое начинается с другого слога.

Константин Голодяев: Это разные имена — Андре и Адриен. Адриен — это древнеримское имя, которое есть даже в русских святцах. Оно означает «житель Адриатики». Андре — имя совершенно другого корня. Вот такой интересный факт я заметил.

С жизнью Лежена в Новосибирске связано много путаницы. Пишут, что жил он в гостинице «Центральная» на площади Ленина. На самом деле, и это следует из документов, которые есть у нас в архиве и из книги Кухно «Жизнь под красным знаменем», жил Лежен в гостинице Советов. Это там, где находилось потом германское консульство на Красном проспекте. Там же происходило прощание с ним.

И похоронен он был не на Заельцовском кладбище, как написано в некоторых источниках, а на городском кладбище. Это Берёзовая роща. Заельцовское кладбище было официально открыто позже, в 1943 или 1944 году. А тогда его ещё не существовало.

Евгений Ларин: Почему он жил в гостинице? Его некуда было поселить? Гостиницу рассматривали как временное место жительства?

Константин Голодяев: Эвакуированных, особенно заслуженных артистов и высоких персон селили именно в гостиницах. Это благоустроенный номер, есть комната для прислуги, другой уровень сервиса, обеспечения. И, наверное, для Лежена это было неважно, но это была гостиница НКВД, и она была напичкана всем тем, что было необходимо для присмотра.

Евгений Ларин: Несколько лет назад я делал уличный опрос возле так называемого домика Кирова, и выяснял у прохожих — как они думают, чем занимался Киров в Ново-Николаевске.

И одна старушка мне сказала, мол, он ел, пил и спал — а чем, дескать, ещё он мог заниматься в Сибири! Я понимаю, что Лежен слишком мало прожил в Новосибирске, но, тем не менее, чем он здесь занимался? Лекции читал, давал напутствия молодёжи?

Ренат Сулейманов: Давайте вспомним, что ему было 92 года. В «Советской Сибири» опубликовано обращение Лежена, это, наверное, единственный документ, который относится ко времени жизни Лежена в Новосибирске, а прожил он здесь три месяца. В этом обращении он вдохновлял бойцов Красной армии.

Евгений Ларин: Думаю, оно стоит того, чтобы его причитать.

Константин Голодяев: Фрагменты зачитаем. Это, действительно, великая вещь, говорящая об интернационале. Обращаясь к красноармейцам, которые находились здесь на излечении, он пишет: «Последний ветеран Парижской коммуны шлет вам наилучшие поздравления к новому, 1942 году, и желает, чтобы этот год был годом светлых побед... Вы боретесь не только за свободу и счастье молодого поколения Советской страны, но и за свободу и счастье молодого поколения всего мира».

И далее: «Я уже очень стар, дорогие мои, чтобы лично посетить вас, но я хочу, чтобы это письмо попало в ваши руки к Новому году, хочу пожелать ещё раз скорейшего выздоровления». То есть он вряд ли имел личные встречи с пионерами или с кем-то ещё. Он был, действительно, очень стар. Но, тем не менее, он знал о положении в стране, о положении в Новосибирске. Знал, что здесь находится очень много госпиталей — это вообще отдельная большая тема истории Великой Отечественной войны.

И он своим посильным образом пытался поддержать красноармейцев. А поскольку имя его было известно, оно было символом, то, наверное, красноармейцы, прочитав это письмо ветерана, хотя бы на толику могли поправиться. Духовно, во всяком случае.

Евгений Ларин: Мы уже сказали, что изначально Адриен Лежен был похоронен на кладбище, пусть и не на том, о котором принято говорить. Зачем потребовалось беспокоить его прах, переносить могилу в центр Новосибирска?

Ренат Сулейманов: Изначально сквер Героев Революции — это братская могила — главным образом, солдат Барабинского полка, расстрелянных колчаковцами. Эти солдаты подняли восстание по призыву иркутского политцентра. В братской могиле захоронено 104 человека.

Когда Колчак отступал, в Ново-Николаевске началось восстание Барабинского полка, которое подавил генерал Войцеховский. Здесь оставался его поезд. Поезд тоже интернировали, но забыли отключить от телефонной связи, и Войцеховский вызвал поляков, которые отступали в арьергарде чехословацкого корпуса, и восстание было жестко подавлено.

При этом ещё разгружали тюрьмы, в которых сидели, в том числе, большевики. Часть большевиков — руководители — была расстреляна ещё в 1918 году, когда произошёл белочешский мятеж. А оставшиеся, те, кто был в контрразведке, кто сидел в тюрьме, были расстреляны при отступлении колчаковской армии. С ними жестко расправились — все овраги вдоль Каменки были усеяны трупами.

На председателе совета Романове было 24 колото-рубленых раны. Некоторых просто не могли опознать. Это была кровавая расправа, вот почему сквер раньше назывался сквером Жертв революции. Сквер изначально создавался как мемориал.

Евгений Ларин: Сквер Героев революции начали создавать именно с Лежена?

Константин Голодяев: Я бы не сказал, что с него. Тем не менее, Лежен даже после смерти продолжал оставаться символом, факелом революции. И вот он покоится где-то там, на Берёзовой роще. Кто-то знает, а кто-то — нет. Было специальное постановление с такой формулировкой: «в целях увековечивания памяти ветерана Парижской коммуны». В 1946 году его могила была перенесена в сквер. Лежена перезахоронили рядом с братской могилой.

Евгений Ларин: Могила Щетинкина там уже была?

Константин Голодяев: Да, Щетинкин был с левой стороны. Могила Лежена появились с северо-восточной стороны. Об этом мало кто помнит, но там была не просто надгробная плита, а был вертикальный памятник, который стоял до самого 1971 года. Это была узкая высокая стела, а наверху — голова Лежена с развевающейся шевелюрой, словно он в порыве. Очень интересный был памятник.

Возле могилы Лежена принимали в пионеры, проводили торжественные мероприятия. Люди, обращающиеся лицом к стене Чернобровцева, сначала видели перед собой Лежена, потом факел, а потом уже панно. Композиция появилась в 1956 году, когда делали уже именно сквер Героев Революции, и Лежен в неё очень гармонично вписался.

Ренат Сулейманов: Безусловно, интересна история перезахоронения Лежена на Пер-Лашез. Мне довелось беседовать с Александром Павловичем Филотовым, это бывший первый секретарь обкома КПСС, Почётный гражданин Новосибирска. И он рассказывал, как в 1971 году в центральные органы КПСС поступило обращение французской компартии.

Тогда отмечалось 100-летие Парижской коммуны. И было принято решение перенести прах Лежена на кладбище Пер-Лашез в Париже. Александр Павлович, который тогда был ещё секретарём горкома КПСС, сопровождал гроб с останками Лежена, который перевозили на поезде. И на каждой станции французы встречали поезд с цветами. А в Париже была организована миллионная манифестация, которая сопровождала гроб по Елисейским полям на кладбище.

Франция — это буржуазное государство, капиталистическое, но, тем не менее, французы проявили такое отношение к памяти коммунара. Отношение французов к своей истории может служить для нас примером. Да, там были периоды, когда свергали памятники Наполеону и Робеспьеру, во время Французской буржуазной революции разрушали захоронения королей. Но сегодня французы воспринимают всю свою историю независимо от того, касается ли она революции или монархии, Наполеона или Парижской коммуны. Они воспринимают свою историю в целом.

Евгений Ларин: Но ведь и в Новосибирске могилу Лежена не просто раскопали, вытащили останки и увезли их! У нас тоже были проводы?

IMG_5506_tn.JPG
Константин Голодяев и Ренат Сулейманов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Константин Голодяев: У нас даже есть акт о вскрытии могилы 14 мая 1971 года, где написано, что когда пытались найти гроб — копали-копали, но ничего не было — уже думали, что не в том месте копают. Оказалось, что гроб находился на огромной глубине.

В акте написано, что при вскрытии могилы в месте погребения были удалены сначала надгробная плита — памятник Лежену, затем основание из красного кирпича, железобетонная плита размером 2×1,5 метра.

Далее написано: «После удаления грунта из могилы на глубине 2,5 метра обнаружен сохранившийся цинковый ящик, внутри которого находился гроб из дерева. При вскрытии цинкового ящика и деревянного гроба комиссия установила наличие останков погребённого Адриена Лежена, которые были перенесены во вновь изготовленный деревянный гроб. Деревянный гроб, обитый красным материалом и крепом, помещён в цинковый гроб, последний запаян». Всё подробно расписано.

Факт тот, что 2,5 метра — это много! Зачем его так глубоко захоронили? Вопрос интересный. И остаётся также вопрос, куда пропал памятник Лежену. Я видел фотографии, он был очень красивый. У нас в том же 1971 году, к 100-летию Парижской коммуны, и улица Адриена Лежена появилась. Найти бы этот памятник и поставить его в начале этой улицы!

Евгений Ларин: Возможно, он там же, где и памятник Щетинкину, который также стоял в сквере Героев Революции!

Константин Голодяев: То есть неизвестно где. Конечно, в Новосибирске провожали гроб Лежена во Францию, был митинг, прощание. Это было не просто так, что ночью засунули и повезли. В городе было организовано мероприятие.

Евгений Ларин: В завершении нашего разговора я предлагаю сказать несколько слов о том, что оставил Лежен новосибирцам, помимо названия улицы.

Ренат Сулейманов: У нас есть много забытых или полузабытых людей, чьи имена известны во всём мире. Новосибирск соприкоснулся с частью мировой истории. У Стефана Цвейга есть книга «Звёздные часы человечества». К ним он относил ряд событий, таких, как открытие Америки Колумбом. Я считаю, что Парижская коммуна — это тоже звёздный час человечества.

Маркс писал, что коммунары «штурмовали небо». Наша причастность к всемирному историческому процессу ярко выражена в связи Новосибирска с Леженом. У нас были многие выдающиеся деятели, писатели, о которых не принято вспоминать. О них если и упоминают, то вскользь. Лежен — это один из таких знаковых людей, который показывает нашу связь с мировой историей.

Константин Голодяев: Я тоже считаю, что для Новосибирска очень важна эта связь с Францией даже посредством захоронения Адриена Лежена. Вообще за всю историю Советского Союза, наверное, самой дружественной страной капиталистического мира для нас всегда была Франция. Это наши союзники и по Второй мировой войне. И то, что мы имеем материальную вещь нашей прямой связи с Французской республикой — это очень символично, на мой взгляд.

Но мне, как исследователю, который находится глубоко в теме Великой Отечественной войны, хотелось бы подчеркнуть одну вещь. Практически во всех источниках — это касается и мемуаров, и документов, не говоря уже о газетных статьях — я встречаю очень твёрдую веру новосибирцев в победу. Тех новосибирцев, которые жили в годы войны.

Несмотря на все страшные трудности, несмотря на то, что происходило, мысль о том, что победа будет, что мы её дождёмся, звучала везде. И Лежен в своём письме, которое он пишет красноармейцам, говорит о том же самом. Это ещё один источник. Он желает этим израненным людям, которые лежат на больничных койках, скорейшего выздоровления и победы.

Этот посыл подчёркивает, что было очень мощное народное движение, которое шло изнутри. И именно это позитивное движение в годы войны является одной из самых главных причин победы нашего народа в той войны. Стремление к победе и вера в неё были во всём. Это очень важно. Лежен подтверждает.

Не пропускайте актуальные репортажи и интервью — подписывайтесь на канал Новосибирских Новостей на YouTube.

Что происходит

Показать ещё