Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: сибирское серебро, лесная дача и борьба за землю

19 февраля на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывала старший научный сотрудник Новосибирского государственного краеведческого музея Наталья Минина. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
16:42, 26 февраля 2021

Взгляд назад. Исторический календарь

15 февраля 1946 года облисполком принял решение «О развитии индивидуального и коллективного огородничества». Предусматривалось, что необходимые земельные участки выделят до 1 апреля 1946 года. При этом лучшие земельные участки, которые расположены близко к населённым пунктам, предполагалось отвести семьям военнослужащих и инвалидам войны.

16 февраля 1893 года в Петербурге на втором заседании комитета Сибирской железной дороги под председательством великого князя Николая Александровича рассмотрели предложение от министерства путей сообщений о строительстве моста через Обь в районе села Кривощёково. Цесаревич согласился с запланированным направлением прокладки Сибирской железной дороги в районе Оби как наиболее удобным в техническом отношении. После этого место строительства моста через Обь больше не обсуждалось.

17 февраля 1898 года министерство внутренних дел удовлетворило ходатайство жителей о переименовании посёлка Александровского в Ново-Николаевский. Ходатайство поддержал томский губернатор.

18 февраля 1974 года в магазине «Орбита» началась выставка-продажа транзисторных радиоприёмников.

19 февраля 1940 года президиум Верховного Совета РСФСР утвердил постановление президиума новосибирского облисполкома об образовании в городе Центрального района. До этого территория центральной части города входила в состав ранее образованных Дзержинского и Октябрьского районов.

20 февраля 1942 года на фронт отправился бронепоезд «Советская Сибирь», который построил коллектив новосибирского депо.

21 февраля 1942 года постановлением правительства на базе строящегося завода тяжёлых и расточных станков был создан новосибирский завод тяжёлых станков и гидропрессов — «Тяжстанкогидропресс». Первый гидравлический пресс ГУ-100 там выпустили весной 1943 года, а расточный станок А-8 — в июне 1944 года.

 

Однажды в Новосибирске. Юбилей по-царски

21 февраля 1913 года в Ново-Николаевске праздновали 300-летие Дома Романовых. Городская управа разработала праздничную программу, к торжеству город украсили. На улицах проходили народные гулянья, были развлечения для взрослых и детей, играли оркестры и продавали портреты царя Николая Второго «в роскошных рамах».

На празднование юбилея управа выделила 925 рублей. Эти деньги пошли на покупку картин «Избрание на царство Михаила Фёдоровича, первого царя из Дома Романовых» и «Открытие первой Государственной Думы». Их заказали художнику Шнейеру. Также деньги направили на приобретение юбилейных брошюр и портретов, пополнение учительской библиотеки, устройство праздника семей нижних чинов и улучшение пищи заключённых в местной тюрьме.

Городскому училищу на Андреевской площади и реальному училищу присвоили названия в честь Дома Романовых. Также было решено построить общественную богадельню на 25 человек и часовню около городского торгового корпуса во имя святителя Николая Чудотворца.

Считается, что часовню безвозмездно спроектировал архитектор Андрей Крячков. При её возведении впервые применили метод «народной стройки». Например, усилиями городской общественности удалось получить бесплатные железнодорожные билеты на провоз колоколов.

Благословение на строительство дал епископ Томский и Алтайский Анатолий. Он прислал в дар икону святого Николая с частицей мощей великомученика и целителя Пантелеимона. 6 декабря 1914 года, на Николу Зимнего, часовню торжественно освятили. Она стояла на пересечении Николаевского, ныне Красного, проспекта и улицы Тобизеновской, ныне Максима Горького.

А в январе 1930 года, после полного разграбления, часовню снесли. Сделали это якобы «учитывая пожелания трудящихся масс и считаясь с благоустройством города».

На месте часовни поставили скульптуру комсомольца — рабочего с молотом. Но вскоре её заменили памятником Сталину, который разрушили в конце 1950-х годов после разоблачения культа личности. Часовню восстановили в 1993 году к 100-летнему юбилею Новосибирска. Только теперь она находится немного в другом месте, дальше от перекрёстка, где располагалась изначально.

 

Было — не было. Земельный вопрос

Гость в студии «Городской волны» — старший научный сотрудник Новосибирского государственного краеведческого музея Наталья Минина.

Евгений Ларин: Тему выкупа городом в собственность земель Кабинета Его Императорского Величества так или иначе в этой студии мы уже обсуждали, и неоднократно. Вообще, кажется, что как только речь у нас заходит о самой ранней истории нашего города, так всё практически только и крутится вокруг этого вопроса.

Я бы даже рискнул сравнить появление посёлка на кабинетской земле с некой детской психотравмой — неблагонадёжная среда обитания. И эта психотравма как будто надолго опередила поведенческие особенности нашего поселения. А попытки добиться выкупа этой земли или получить её в собственность каким-либо способом в этом контексте представляются как работа над преодолением последствий этой самой психотравмы.

В общем, как бы то ни было, сколько бы мы ни говорили ранее на эту тему, она мне кажется до сих пор не раскрытой в полной мере. Сегодня мы постараемся разобрать её по косточкам.

Итак, 18 февраля 1907 года император Николай II подписал Указ Правительствующему Сенату о предоставлении Ново-Николаевску на выкуп в собственность городских земель. Тут хочется сказать: «Наконец-то!» — но будет непонятно. Поэтому сначала нам потребуются необходимые пояснения, почему этого долго ждали и долго добивались.

В максимально упрощённом виде это выглядит примерно так. Как в сказке: жил-был «государь-анпиратор», царь-батюшка — главный помещик, землевладелец. И было у него земли без края! Чьи это поля? — Маркиза Карабаса! И всем, кто селился на этой земле, — жуть и мрак! Житья никакого царские держиморды не давали. Я, конечно, утрирую. Но как было на самом деле? Действительно ли жизнь поселений на кабинетских землях была невыносимой и начисто лишённой каких-либо перспектив?

IMG_7483_tn.JPG
Наталья Минина. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Наталья Минина: Проживание на кабинетских землях в конце 19 века, в то время, когда появился наш город, было обставлено некоторыми особенностями. И не только для населения Ново-Николаевского посёлка, а потом — города. Это большой вопрос, ему посвящено огромное количество исследований. Вроде эта тема уже хорошо исследована.

Земель у государя было огромное количество — более 42 млн десятин. В эти земли входили весь сегодняшний Алтайский край, Горный Алтай, Новосибирская область, части Томской и Кемеровской областей и даже восточный Казахстан. Огромная территория.

Но дело в том, что к тому периоду, о котором мы говорим, это феодальное явление уже уходило в прошлое. Почему так получилось, что эта территория оказалась в собственности у императора? Ещё в середине 18 века заводчики Демидовы, их посланцы, разведали, что в рудном Алтае (его так и назвали), где сейчас старая алтайская Колывань, нашли залежи серебра, полиметаллические руды, медь. И чего только там не было!

Эта территория оказалась настолько богатой различными металлами, природными ресурсами, что туда потянулись за тем, чтобы там плавить серебро. И очень быстро государство в лице императорской власти решило, что это нужно прибрать к своим рукам, потому что в государстве тогда практически не было своего серебра. Его покупали в Голландии. Талеры переплавляли.

Евгений Ларин: А ещё раньше были арабские дирхемы.

Наталья Минина: И было решено, что на этой территории будет Колывано-Воскресенский горный округ — по названию Колывано-Воскресенских заводов. И с 18 века так повелось, что эта огромная территория являлась собственностью царя. И были некоторые ограничения. Сначала туда запрещали переселяться, но тем не менее на территорию Алтайского горного округа всё равно переселялись крестьяне.

В конце 19 века было разрешено переселение, и эта территория стала самой активно заселяемой. Сюда приезжало огромнейшее количество крестьян-переселенцев. Появлялось много переселенческих посёлков, новых деревень и городов. Этот процесс усилился во время строительства Сибирской железной дороги. Всё было подвержено одному процессу, который в то время активно шёл во всем мире, — урбанизации.

В конце 19 века проблемы горно-заводского производства и особенности взаимоотношений между кабинетской администрацией и населением уходили в прошлое. Царское заводское производство приходило в жуткий кризис. К концу 19 века закрылись практически все заводы. И Кабинет должен был подстраиваться под эти изменившиеся условия. Кабинет стал сдавать в аренду участки земли. За ним оставались лишь леса. И даже леса разделяли на наделы, потому что сельским поселениям нужно было их предоставлять на определённых условиях.

Землеустройство не то чтобы стало проблемой, но это был очень сложный процесс. Даже сегодня с нашей современной техникой это сложно, а тогда это всё нужно было пройти ногами и измерить. Тем не менее проблему поэтапно решали. Наш посёлок, потом город, не оставался в стороне от этих процессов.

Евгений Ларин: При существовавшем тогда положении вещей, что мы — население посёлка — могли делать, а чего не могли?

Наталья Минина: Всё могли делать! Я бы не стала говорить о большой разнице между населёнными пунктами, которые появились на казённой земле, на государственной, и теми, которые появились на кабинетской земле. Была та же самая история, разве что за государственную землю выкуп не платили. Проблема наделения землями новых городов и населённых пунктов — это общая проблема, она касалась не только нашего города, но всех без исключения городов. Это была самая первая проблема. Так же, как и сейчас.

Евгений Ларин: Почему с такой настойчивостью буквально с первых же лет существования посёлка начались сходы жителей, которые направляли прошения, телеграммы в таких выражениях, дескать, нет земли — и развития нет?

Наталья Минина: Дело в том, что это было регламентировано законом. По закону, когда создавался город, он обязательно тем же указом, по которому он создавался, наделялся землёй. Население, естественно, об этом знало.

Нельзя было посёлок в 1895 году просто взять и назвать городом Ново-Николаевском. Нужно было провести землеустройство и наделить новый город землёй. Город — это в первую очередь земля. Городское самоуправление имеет не только права, но и обязанности. Оно должно строить школы, нести государственные повинности, заниматься обустройством поселения.

А откуда на всё это деньги? Практически единственный источник доходов — это земля. Если население держит какие-то заведения, то они же не в воздухе висят? Они стоят на земле. Каждый предприниматель платил налоги или аренду со своих участков и со своего дела. Со своего дела — это шло немного в другую кассу, государству.

Евгений Ларин: Всё, что было поставлено на эту землю до того, как она была выкуплена, получается, было незаконно?

Наталья Минина: Нет, вы что! Всё шло поэтапно. Когда начали строить железную дорогу, стал возникать посёлок Ново-Николаевский. Образовался он на территории Обского бора. В 1896 году этот бор стали называть Николаевским бором, или Николаевской лесной дачей. Это была огромная территория — более 400 квадратных километров. Сейчас это до села Дубровино.

На каком основании новые поселенцы жили в этом бору? Кабинетские чиновники увидели этот процесс и поняли, что нужно что-то делать. Они выделили 15 квадратных километров, и пусть они там живут. Выделили под вырубку, под новое поселение — на условиях аренды земли.

IMG_7492_tn.JPG
Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: За дорого?

Наталья Минина: Первое время — один рубль в год за десять соток. Живи — не хочу! Но нужно понимать, что эта земля не была обустроенной. Нужно было вырубить деревья, выкорчевать пеньки, купить лес и построить себе дом. Никаких коммуникаций, никаких дорог. Раз самоуправления нет, значит, обустройство этого вновь образованного посёлка шло за счёт Кабинета.

Люди здесь живут и платят аренду, а Кабинет занимается мощением дорог или хотя бы их прокладкой, корчеванием пней, устройством мостов через ту же Каменку и так далее и тому подобное. Даже планировка посёлка — это довольно затратное дело. А представьте себе, если бы Кабинет сразу сказал, мол, мы вам дарим самоуправление, вы — город, занимайтесь теперь всем сами. А есть ли у этих новеньких горожан компетенции? Они умеют заниматься благоустройством, планировкой посёлка? Для этого всё-таки нужны были специалисты. И эту обязанность взвалил на себя Кабинет.

Евгений Ларин: Какие конкретные шаги предпринимал город, чтобы получить кабинетские земли в свою собственность? Про прошения и телеграммы мы уже упомянули, но ведь были и всевозможные делегации. Что делали и кто этим занимался?

Наталья Минина: Если кто-то думает, что только население посёлка думало о том, что ему нужно обустроиться, выкупить землю и образовать город наконец-то, то тот не прав. Об этом думало и руководство Кабинета Его Императорского Величества.

Причём интересно то, что ещё в 1898 году в недрах Кабинета было принято решение о том, что посёлок Ново-Николаевский будет потом возведён в ранг города на условиях выкупа земли. Там были уже к этому морально готовы. Но были такие приземлённые проблемы, как землеустройство. Дело в том, что в конце 19 века землеустройство в Алтайском округе, и в том числе на территории нашего будущего города — в Кривощёковской волости, только началось. И закончилось оно в 1902 году.

Поэтому все земельные вопросы и история с преобразованием посёлка в город тянулись всё это время. Нужно было утрясти все земельные вопросы между населёнными пунктами, которые окружали будущий город. В законах было всё расписано. Сначала нужно было всё размежевать, потом нужно было выждать три месяца, чтобы стороны — например, Усть-Иня, Мочище, Каменка — высказали свои претензии, увидели, где у них, может, отрезали какой-то кусок, а он им нужен, все конфликты решить. Только потом заключалось соглашение и можно было начинать заниматься юридическими делами. Всё упиралось в землю, но решение было давно принято.

Евгений Ларин: Если решения готовились и принимались, зачем посылали в Петербург «ходоков»?

Наталья Минина: Там была многоступенчатая борьба. В своём сборнике документов я даже назвала главу «Борьба за землю». Это на самом деле превратилось в борьбу, потому что, когда 28 декабря 1903 года посёлок стал городом, ему предоставлялась селитебная земля — та, где улицы, усадьбы, — 500 с лишним десятин на выкуп. А также выгонные земли — около 50 квадратных километров. Это был довольно приличный участок земли, который был ограничен линией железной дороги — на юго-восток, к селу Раздольному.

В этом землеотводе был большой минус: город был ограничен железной дорогой и не имел выхода к реке. Только Закаменка имела выход к реке. На территории, где находится улица Фабричная, куда по реке прибывали грузы на железную дорогу, были земли железной дороги и Кабинета. Там были лесопильный завод, переселенческий пункт, а земель города там не было.

Естественно, городские власти изумились такому решению и сказали, мол, а как мы будем дальше с этим жить? Потом оказалось, что на территории Закаменки берег так устроен, что суда не могли подойти к нему близко, не могли пришвартоваться. Там нужно было вести взрывные работы и углублять дно. Там скальные выходы, это было опасно для судов. Они просто сели бы на мель.

Нужны были громадные капиталовложения. А откуда деньги у молодого самоуправления? Кабинет не сразу услышал эти недовольные вопли. Бесконечные прошения писал тот же староста Суриков, исполняющий обязанности старосты Кузнецов. Потом подключились промышленники типа Туркина из Алтайской промышленной фабричной компании, Южно-Алтайская компания. Все эти промышленники были заинтересованы в том, чтобы им не арендовать у Кабинета земли под фабрики, а выкупить их, чтобы это была их земля.

С промышленными землями вообще отдельная история. Дело в том, что фабрики, как и любые другие строения, которые стояли на арендованной земле, считались движимым имуществом. Это было большим минусом для ведения бизнеса. Это имущество нельзя было заложить, нельзя было получить кредит под заложенное имущество. Сегодня это твоя земля, а завтра Кабинет скажет, мол, сноси. Прекратит все договорные обязательства.

Но я бы не сказала, что промышленники с большой неохотой шли на эти земли. Наоборот. Если мы посмотрим, какие предприятия были образованы в начале 20 века, когда земли были ещё кабинетскими, не городскими, то там были основные инвесторы. Братья Елинек со своим пивоваренным заводом заключили договор в 1905 году. Жернаков со своим кожевенным производством.

Были скотобойни, Южно-Алтайская компания, Алтайская промышленная фабричная компания. Братья Нобель здесь были вообще со времён строительства железной дороги. Богословское общество. В общем, те предприятия, которые сюда приехали ещё в конце 19 века, когда строилась железная дорога, они отсюда не уехали, потому что здесь было выгодно вести бизнес даже на условиях аренды земли.

И ещё: представляете, какого уровня чиновники были у Кабинета, какой у них был образовательный бэкграунд, какие у них были связи! Когда они управляли этой землёй, они очень умело привлекали сюда инвестиции. Если бы этим занимались какие-то мелкие чиновники, представители ново-николаевского самоуправления, то, наверное, им было бы это сложно делать. Управление землями и привлечение инвестиций — это была очень сложная работа. С моей точки зрения, местное самоуправление с этим не очень хорошо справилось.

Посёлок стал городом, отвели выгон. А земли, которые были важны с точки зрения экономики и будущего развития города, оставались за Кабинетом. Также не был решён вопрос о передаче на выкуп усадебных земель. С этим началась волокита. И вот за эти земли пришлось биться практически насмерть.

Евгений Ларин: Большую роль в этом деле — и нам предстоит выяснить, насколько она была велика, — отводят барону Фредериксу, получившему впоследствии титул графа.

Наталья Минина: Потом он стал первым почётным жителем города Ново-Николаевска.

Евгений Ларин: Не за это ли?

Наталья Минина: Да, за его участие в этом деле, за содействие. Я внимательно читала документы о выкупе земли, и я не нашла ни малейшей положительной роли Фредерикса. Более того, я зачитаю отрывок, который говорит о том, какого он был мнения об одном земельном участке, который потом отошёл городу. Вот что сказал Владимир Борисович Фредерикс:

«Что же касается участка С в 171 десятину» — это будущий Заельцовский парк — «за рекой Большой Ельцовкой до первой просеки Николаевского бора, то, ввиду настоятельных ходатайств представителей города об уступке этого участка Новониколаевску, всеподданнейше повергаю разрешение сего ходатайства на высочайшее Вашего Императорского Величества благовоззрение».

Это он говорит императору. С его точки зрения, представителями города не приведено достаточно убедительных данных о необходимости предоставления этого участка. Фредерикс считает, что отдавать его не надо, а надо оставить за Кабинетом.

А там небольшой пятачок, где излучина Ельцовки, до первой просеки, по которой сейчас идёт детская железная дорога. Вопрос о передаче этого участка посёлку решил Николай Второй. Но долго перед этим думал. Докладывал Фредерикс ему 16 февраля 1907 года, а указ был подписан императором 18 февраля.

В качестве резолюции было написано: «Высочайше повелено исполнить с отводом городу участка С», то есть будущего Заельцовского парка. Император решил: пусть забирают. Не мелочился. На самом деле это было большое достижение представителей города Ново-Николаевска. Они напрягли, наверное, все силы и сделали всё возможное, чтобы абсолютно все участки отошли городу.

IMG_7640(1).jpg
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: То есть добились всего, чего хотели?

Наталья Минина: Всего. Они писали бесконечные прошения и ходатайства. Они разговаривали на местном уровне с управляющим Томским имением, и он принял их сторону. Потом они пошли дальше. Они разговаривали с начальником Алтайского округа Ульрихом, и тот сделал большой, многостраничный доклад в Кабинет Его Императорского Величества в Петербург о том, что у Ново-Николаевска адекватные требования и он правильно делает, что требует все кабинетские участки передать городу.

Объяснялось это тем, что население города бедное. И если не отдать ему все требуемые земли, оно не сможет ими нормально распоряжаться, а зачем нам, дескать, бедный город. Такой нам не нужен! К тому же, если бы Кабинет оставил за собой территорию нынешней улицы Фабричной, так называемую Сосновскую дачу, где был сад «Сосновка», ему же нужно было бы тогда вести большую арендную работу.

Посадить чиновников, которые бы следили за взиманием аренды, писарей, постоянно следить за порядком, платить зарплату этим чиновникам. Оказалось, что намного выгоднее отдать всё это городу Ново-Николаевску, взять с них выкуп. И пусть они дальше сами развиваются как хотят. Так оно и случилось.

Евгений Ларин: Когда вопрос окончательно утрясли формально и каков был выкуп за землю?

Наталья Минина: Есть воспоминания Литвинова, который входил во все земельные депутации. В том числе он ездил в начале 1907 года с последним ходатайством в Петербург. Он пишет, что они ожидали доклада императору с большой тревогой. А потом, когда всё было решено, он пишет, что Ново-Николаевск получил все земли, которые просил. Наш город получил больше, чем Барнаул, которому было практически 300 лет. Литвинов пишет, что выкуп был практически копеечный.

Евгений Ларин: Цена вопроса?

Наталья Минина: 600 000 рублей и 164 000 — проценты. Когда я смотрю сейчас договоры по ипотеке, то вижу, что условия в них совершенно грабительские, потому что там жёстко расписано, сколько заёмщик платит процентов. И сначала он платит проценты, причём они всегда одинаковые. А в случае с выкупом земли платёж был аннуитетным, когда процент берётся с неуплаченной суммы. И он каждый год снижается. А капитальная сумма сначала платилась большая. Это было выгодно. Городу пошли на большие уступки, предоставили льготы. Выкуп под 4%. Такой кредит в то время не дал бы ни один банк.

Евгений Ларин: То есть город оказался в шоколаде?

Наталья Минина: Практически!

Евгений Ларин: Когда должны были полностью рассчитаться?

Наталья Минина: В 1926 году. Кстати, 18 февраля 1907 года вышел указ о выкупе земель, а нотариальный договор был заключён только в конце декабря. Но Ново-Николаевск в особом порядке попросил, чтобы за 1907 год аренду Кабинету уже не платить. Попросили, чтобы выкупные платежи начисляли с 1 марта 1907 года. Но, так как договора ещё заключено не было, попросили, чтобы первый платёж состоялся только 1 марта 1908 года.

Евгений Ларин: Заключение договора — это тот самый исторический момент, который случился в здании управления Томским имением Алтайского округа ведомства Кабинета Его Императорского Величества на Обской, 4?

Наталья Минина: Историческим моментом был доклад императору Николаю Второму — он же всё решал, хозяин земли русской. Затем — Указ Правительствующему Сенату. А договор — это уже юридические тонкости. В нём было расписано, сколько земли, когда и сколько за неё платить.

Евгений Ларин: Насколько я понимаю, в 1909 году после большого пожара — есть разные оценки причинённого ущерба — город просил полностью простить долг.

Наталья Минина: У меня, к сожалению, нет документа, который бы подтверждал такую просьбу. Хотя у меня есть дело из Томского архива о пожаре. Там расписано, где именно был пожар, в каких усадьбах. Там есть телеграмма, в которой население просило о льготном предоставлении леса и денежных сумм погорельцам. Есть такой миф, что тогда сгорело полгорода.

Евгений Ларин: Полцентра?

Наталья Минина: Меньше. Сгорело 22 квартала. В центральной части тогда было нарезано примерно 170 кварталов. Пожар не перекинулся даже на нечётную сторону Николаевского, ныне Красного, проспекта. Как пишут исследователи, которые, наверное, видели эти документы, жители города обращались в Кабинет Его Императорского Величества. К императору, видимо, всё-таки не смогли.

А если и обращались, то там, наверное, сделали от ворот поворот. Простить всем? А кто-то же не погорел. Была ещё такая некрасивая история: что случилось с ценами на строительные материалы, на жильё, когда произошёл пожар? Они взлетели! То есть соседи, которым повезло не пострадать в пожаре, решили заработать на чужом горе. А тут бы пришёл император и сказал: я вам всё прощаю. Вы себя по-свински ведёте по отношению друг к другу, а вам император должен пойти навстречу? Это было бы очень странно.

Евгений Ларин: Мы уже сказали, что платежи за землю были рассчитаны до 1926 года. И это значит, что к 1917 году город за землю не рассчитался. Сколько мы остались должны августейшей фамилии?

Наталья Минина: Что-то около 250 000 рублей. Знаете, в чём была проблема? Раскладкой выкупных платежей занималось самоуправление. В Томском архиве есть несколько дел со слёзными жалобами жителей Центрального и Железнодорожного районов, дескать, почему Закаменка платит сущие копейки — они-то в хорошем месте живут! Железнодорожный район, мол, платит выкупную сумму 100 рублей, а Закаменский — семь рублей. Им обидно.

Начались жалобы на самоуправление, что они неправильно сделали раскладку. Хотя потом это как-то утряслось.

А вторая проблема была в том, что ново-николаевское городское самоуправление, когда кабинетская земля отошла городу, отказало промышленным предприятиям в её выкупе. Им было сказано, что они участвуют в выкупе как жители города, а не как промышленники. Продавать им городскую землю не стали, мотивируя тем, что после выкупа земли они продадут свои предприятия за большие деньги и уедут. И промышленники так и не получили этих земель в собственность.

То есть самоуправление Ново-Николаевска вело ту же самую политику, что и Кабинет Его Императорского Величества. Только они ещё и цены потом взвинтили! К примеру, в селе Бугринском был построен Бугринский солодовенный завод. А почему именно там? Там не было железной дороги. Как туда добирались рабочие? Там что, только бугринцы работали? Они умели делать солод, были знакомы с пивоваренным производством?

Евгений Ларин: Технология-то была австрийская!

Наталья Минина: Значит, австрийцы туда приехали и жили с удовольствием в Буграх, в деревне? Всё это было из-за того, что в городе, во-первых, были высокие цены за аренду земли, а во-вторых, промышленную землю невозможно было купить. И было удобнее, выгоднее и дешевле договориться с крестьянами села Бугры. Хотя нужно было всё возить до железной дороги, тратиться, обдумывать, где будут жить рабочие. Были проблемы.

И вы, наверное, не назовёте ни одного крупного предприятия, которое появилось бы в городе после выкупа кабинетских земель. За исключением разве что «Сибирского мукомола». Здание этого предприятия осталось на улице Фабричной. При строительстве мясоконсервного завода была только одна проблема — предоставление земли. Город с этим очень плохо справлялся.

И кто лучше управлял землёй — Кабинет или городские власти, которые, казалось бы, должны были быть заинтересованы в том, чтобы сюда все ехали, строили свои предприятия? После детального анализа я не увидела умения или рвения распоряжаться землёй на «отлично». Этого, к сожалению, не произошло.

Евгений Ларин: Что всё-таки стало с долгом за землю с юридической точки зрения после 1917 года? Мы остались должны Романовым, они могут потребовать уплаты?

Наталья Минина: А почему они не потребуют себе назад Зимний дворец?! Пусть попробуют. Советская Россия первыми декретами Ленина аннулировала все долги, всё законодательство и все обязательства Российской империи.

Евгений Ларин: То есть мы никому ничего не должны. Революцию просто надо было сделать пораньше, и заплатили бы не 500 000, а гораздо меньше.

Наталья Минина: Вы считаете, что революция принесла много радости людям? Сколько всего было потеряно, сколько было национализировано домов у простых людей, не дворян и не царских чиновников. Обычный рабочий народ многого лишился.

Главные новости из жизни нашего города — подписывайтесь на нашу группу в Одноклассниках.

Что происходит

Отопительный сезон в Новосибирске завершат до 10 мая при тёплой погоде

Чемпионат России по кёрлингу на колясках стартовал в Новосибирске

На торги выставят войсковую часть площадью 28 га в Новосибирске

Новосибирцев пустят на парад Победы 9 мая на площади Ленина

Для центра адаптации инвалидов в Новосибирске купили новое оборудование

Новосибирский нархоз впервые вошёл в список лучших университетов мира

Когда начнут капитальный ремонт дорог — слушайте в прямом эфире Горволны

Застройщик возглавил отделение партии «Справедливая Россия» в Новосибирске

Фотограф-ушуист показал грацию человеческого тела на выставке

Запуск нескольких дачных автобусов отложили в Новосибирской области

2,5 тысячи дождеприёмников уже расконсервировали в Новосибирске

Показать ещё