Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: миллион кирпичей и мавзолей на крыше

29 января на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывал доцент кафедры Новосибирского государственного университета архитектуры, дизайна и искусств Евгений Блинов. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку выпуска.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
11:29, 03 Февраля 2021

Взгляд назад. Исторический календарь

25 января 1929 года в 18:00 в Доме Ленина открылась Первая Сибирская краевая конференция батрачества и бедноты. В конференции участвовали 195 делегатов из различных районов края. Конференция единогласно решила призвать всех батраков теснее сплотиться вокруг партии коммунистов, чтобы быть её твёрдой опорой в деревне и участвовать в работе Советов.

25 января 1939 года государственная комиссия приняла в эксплуатацию новое здание железнодорожного вокзала Новосибирск-Главный. Он стал крупнейшим за Уралом и вторым по величине в России после Казанского вокзала в Москве.

29 января 1918 года исполком Ново-Николаевского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов упразднил Городскую думу и управу, а её функции передал Совету городского хозяйства.

30 января 1917 года в Ново-Николаевске выступила Екатерина Васильевна Гельцер, известная балерина императорского Большого театра.

30 января 1927 года завершилось строительство здания Промбанка, ныне это мэрия Новосибирска, памятник архитектуры.

30 января 1942 года под руководством академика Чаплыгина при горисполкоме образован комитет учёных для решения важнейших оборонных и народохозяйственных задач. 13 секций комитета объединяли научные и инженерно-технические силы Новосибирска.

31 января 1924 года газета «Советская Сибирь» опубликовала открытое письмо журналиста и основателя Сибархива Вениамина Вегмана президиуму Ново-Николаевского горсовета с просьбой переименовать Ново-Николаевск в Ульянов.

 

Однажды в Новосибирске. Они нас посчитали!

28 января 1897 года прошла первая Всероссийская перепись населения. С инициативой её проведения выступил географ и статистик Пётр Семёнов-Тян-Шанский, тогда ещё просто Семёнов.

5 июня 1895 года император Николай II утвердил проект Положения о переписи. Его издали как «Положение о первой всеобщей переписи населения Российской империи». Высочайше утверждённое в тот же день мнение Государственного совета гласило: «1) Всеобщая перепись населения Империи имеет целью привести в известность его численность, состав и местное распределение. 2) Всеобщей переписи подлежат все жители Империи, обоего пола, всякого возраста, состояния, вероисповедания и племени, как русские подданные, так и иностранцы».

28 января 1897 года перепись прошла на всей территории Российской империи без Великого княжества Финляндского за пределами Гельсингфорса. Это обошлось государству в 7 млн рублей. Центральная комиссия на нужды переписи заказала свыше 40 000 пудов бумаги для бланков, 60 000 чернильниц и 60 000 портфелей для сельских переписчиков.

Работу переписчиков выполняли отставные солдаты, священнослужители и представители интеллигенции. В переписчики разрешалось принимать женщин, учителей и учеников старших классов училищ. Размер переписных, или счётных, участков устанавливался для уездов — примерно в 400 хозяйств и 2000 жителей, а в городах — 150 квартир или до 750 жителей.

Результаты переписи были опубликованы в 89 томах — это 119 книг — под общим заглавием «Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года». Эта перепись стала не только первой, но и единственной всеобщей переписью населения Российской империи. Она установила, что в посёлке Александровском Томской губернии 7832 жителя, шесть улиц и 40 кварталов.

 

Было — не было. Прост в своём величии, велик в своей простоте

Гость в студии «Городской волны» — доцент кафедры Новосибирского государственного университета архитектуры, дизайна и искусств Евгений Блинов.

Евгений Ларин: В прошлой программе, неделю назад, я уже затронул бегло тему истории создания Дома рабочих собраний имени Ленина, или, проще говоря, Дома Ленина. Его торжественно открыли ровно через год после смерти вождя мирового пролетариата, то есть 21 января 1925 года, на траурном митинге в центре Ново-Николаевска. Сегодня мы поговорим о строительстве Дома Ленина более подробно и постараемся наверстать упущенное, пока дата исторического календаря не ускользнула от нас окончательно.

Евгений Блинов: Я сразу хочу предупредить, что сведения о строительстве Дома Ленина, который по нынешнему своему статусу является памятником культурного наследия народов Российской Федерации местного значения, достаточно обрывочны, фрагментарны. Чёткого плана того, как всё это происходило, наверное, не знает никто.

NET_5720(1).jpg
Евгений Блинов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Хорошо, мы будем опираться на то, что у нас есть. Итак, 21 января 1924 года умер Ленин. Страна погрузилась в пучину скорби. Мне, к сожалению, не удалось в открытых источниках найти, как именно встретили весть о кончине Владимира Ильича в нашем городе. Что конкретно произошло — телеграфистка упала со стула, заплакала, побежала?

Но нам известно, как вместе со всей страной скорбел Ново-Николаевск. С 23 по 27 января в городе были объявлены траурные дни. Были запрещены все увеселительные мероприятия — концерты, кино, спектакли, повсюду проводили траурные митинги, висели лозунги. Например, такой: «Ильич, мы без тебя, но с волею твоею, твои заветы завершим». Или такой: «Партийцы! Не хныкать, ближе друг к другу, теснее сплотитесь вокруг своего ЦК». Или: «Спи, наш дорогой Ильич, твои идеи будут вечно с нами».

Надо полагать, что-то подобное происходило по всей стране. Условно говоря, похороны прошли 27 января. Давайте расскажем немного о том, что происходило в этот день и в дни, предваряющие день похорон, в Ново-Николаевске и Москве, на которую смотрела вся страна.

Евгений Блинов: Необходимо заметить, что смерть Владимира Ильича Ленина от четвёртого инсульта случилась 21 января в 18:50 по московскому времени. Уже в семь вечера в Кремле знали об этом событии. Небольшая делегация во главе со Сталиным и включающая в себя ещё несколько человек — Каменева, Зиновьева и Калинина — приехала в Горки. Там были приняты первые принципиальные решения.

В 2:15 ночи уже следующего дня был собран экстренный пленум Центрального комитета ВКП(б). В 3:30 прошло заседание президиума Центрального исполнительного комитета. Именно там была создана комиссия, в которую вошли Ворошилов, Бонч-Бруевич и Молотов, а возглавил её Дзержинский. Задачей комиссии была организация похорон вождя. Утром 22 января состоялось первое заседание этой комиссии, были выработаны основные идеи церемониала похорон.

Было принято решение, что тело Ильича будет перевезено из Горок в Москву и будет выставлено в колонном зале Дома союзов для всенародного прощания. Приблизительно в это же время возникла идея, что для захоронения, как это изначально предполагалось, тела Ленина на Красной площади надо будет построить некий склеп.

О печальном событии всей стране объявили по радио утром 22 января. Официальное сообщение в «Советской Сибири» было опубликовано 23 января. Немного позже были приведены данные о вскрытии тела Ильича, подробности смерти.

Траур по всей стране начался 23 января и продолжался до 27 числа, до момента захоронения тела. В эти дни стали поступать различные отклики, один из них произвёл на меня сильное впечатление.

Рабочие Рогожско-Симоновского района Москвы заявили, что предавать земле тело столь великого и горячо любимого вождя ни в коем случае нельзя, что его необходимо забальзамировать и сохранять в течение сотен лет. Эта идея не сверху внедрялась, её выдвинули сами московские рабочие.

Евгений Ларин: Мне кажется, что эти рабочие были всё-таки подготовлены соответствующим образом.

Евгений Блинов: Я не уверен. Мне кажется, что скорбь по Владимиру Ильичу была гораздо более искренней, чем мы сейчас себе это представляем. Многие действительно переживали смерть Ленина как личную трагедию, как большую утрату. Хотя очевидно, что эти настроения и подогревали.

Вразрез с этим идёт высказывание Надежды Константиновны Крупской — с моей точки зрения, это самое лучшее из того, что она написала — из всех девяти томов её сочинений, самое важное, характеризующее и её саму, и Ленина. Она писала буквально следующее:

«Большая у меня просьба к вам: не давайте своей печали по Ильичу уходить во внешнее почитание его личности. Не устраивайте ему памятников, дворцов его имени, пышных торжеств в его память и т. д. — всему этому он придавал при жизни так мало значения, так тяготился всем этим. Помните — так много ещё нищеты, неустройства в нашей стране».

Это была её первая реакция. В дальнейшем, очевидно, на неё оказали какое-то давление, и она в итоге не стала возражать против того, что срочно было принято решение не предавать тело в буквальном смысле земле и построить некий саркофаг.

В ночь с 23 на 24 января был приглашён один из крупнейших архитекторов нашей страны Алексей Викторович Щусев, которому было предложено в течение нескольких часов создать первоначальный проект мавзолея. И он создал этот проект. Правда, для консультации он пригласил одного из крупнейших мастеров будущего конструктивизма Леонида Веснина и ещё одного архитектора, менее значимого.

Был разработан проект, который представлял собой очень скромное сооружение. Это был трёхметровый куб из серого дерева с чёрными деталями. На нём было сосредоточено внимание снаружи, а под этим кубом находилась подземная часть — крипта, в которой должен был размещаться саркофаг с телом Владимира Ильича Ленина. По бокам куба находилось два небольших объёма, которые служили входом и выходом из этого подземного помещения.

С осуществлением этой идеи были большие проблемы, поскольку грунт оказался не настолько хорош, и дело происходило зимой. С большими сложностями за два с половиной дня мавзолей всё-таки соорудили. Тело Ильина забальзамировали. Во время похорон забальзамированное тело погрузили в первый саркофаг. В дальнейшем оказалось, что бальзамирование было произведено недостаточно качественно, поэтому были предприняты меры по дальнейшему бальзамированию.

Одновременно с этим было решено строить более значимое сооружение. Проект второго мавзолея тоже создал Алексей Викторович Щусев. Это было величественное, правда, тоже деревянное, сооружение, очень напоминающее современный мавзолей. Оно было сделано из чёрного тонированного дерева. В дальнейшем было принято решение о строительстве капитального мавзолея.

NET_5737(1).jpg
Евгений Ларин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Давайте вернёмся в Ново-Николаевск в тот момент, когда в Москве погружали тело Ильича в саркофаг, почувствуем эту атмосферу. Я нашёл небольшой отрывок репортажа ново-николаевского журналиста. Вот что он пишет:

«„Сейчас, товарищи, тело Ильича опускается в могилу“, — несётся с трибуны. Толпа замирает. Торопливо-звонко посыпались удары колокола на каланче. Единый вздох потрясает всех. Первое орудие даёт залп. Высоко взлетает ракета и каскадом искр падает на землю. Слышны глухие рыдания. Низко склонились знамёна. Потускнели факелы. Снова тревожно забил колокол, снова раздался залп, и опять с треском взвилась ракета. Обнажённые головы не чувствовали холодного ветра».

В этих словах — вся атмосфера той скорби. К 27 января в Ново-Николаевске уже успели переименовать главную площадь, которая прежде называлась Новобазарной, а с 1920 года её называли Красной площадью. Также есть сведения, о которых почему-то редко упоминают, что с 1922 по 1924 годы площадь носила имя Жертв Революции, как и сквер.

Вскоре после того, как прошли все траурные мероприятия, в Ново-Николаевске появилась идея создания Дома Ленина, которую в нашем городе активно продвигал Вениманин Вегман, революционер, публицист, создатель Сибархива. Вот что он писал в газете «Советская Сибирь»:

«Памятником Ленину пусть в каждом городе будет специально выстроенный Ленинский Дом, такой именно дом, в каждом углу которого чувствовалось бы дыхание творческой мысли Ленина и заметно ощущалось бы биение его живой жизни... Именно „дом“, а не „дворец“, что даёт представление об излишестве и расточительном изяществе. Не забудем, что Ленин прост в своём величии и велик в своей простоте».

Наверное, из-за этого высказывания все бодания по поводу проекта Дома Ленина и возникли?

Евгений Блинов: Вся эта история напоминает детектив или даже триллер. За тем, что происходило, надо смотреть с хронометром. Дом Ленина как таковой, идея Вегмана в чистом виде была воплощена именно в Новосибирске. Но были и конкуренты, и даже более успешные. 

Например, уже 23 января 1924 года на экстренном заседании Челябинского городского Совета рабочих и крестьянских депутатов было принято решение: историческое место, которое называлось Алым полем, переименовать в поле имени товарища Ленина и приступить к сбору пожертвований на оборудование монумента товарищу Ленину.

И уже в 18 часов по московскому времени 27 января, в момент, когда тело Ильича погружали в саркофаг, в Челябинске был заложен первый камень в основание будущего сооружения. Получилось оно достаточно эклектичным. Там был и скульптурный памятник Ленину работы скульптора Козлова, в создании которого принимала участие Вера Мухина.

Стилистику этого монумента в Википедии называют «египетской», но она была не столько египетской, сколько эклектичной. Монумент существует и по сей день в неизменённом виде, чего не скажешь о новосибирском Доме Ленина. В Челябинске история проектирования тоже была бурной.

Евгений Ларин: Чтобы понять, почему происходили эти метания, давайте скажем, какой вообще видели архитектуру в первые годы советской власти, какой она должна была быть. Я так понимаю, что это был тот самый «революционный романтизм»? К чему стремились?

Евгений Блинов: Для профессиональных архитекторов стало неожиданностью то, что поменялась сама социальная установка. Строить в то время многое не могли, но тем не менее какие-то идеи стали разрабатывать.

Одной из таких мощных тенденций в тот период стала идея так называемой красной дорики. Когда искали образцы, руководствовались такими соображениями: победили республиканские идеи, республики были в Древней Греции, была суровая, монументальная и величественная дорическая архитектура.

Идеи красной дорики в какой-то степени стали внедряться в архитектуру нашей страны. Имел место и революционный романтизм. Революция будила какие-то новые чувства, новые идеи. Так как романтизм в 19 веке способствовал пробуждению интереса с одной стороны к истории, а с другой стороны — к новым веяниям, то эта тенденция получила название революционного романтизма. В Новосибирске Дворец Труда и в какой-то степени проекты Дома Ленина испытали на себе это воздействие.

Было несколько вариантов проекта Дома Ленина. Первый вариант, который был предложен, мы можем увидеть на карточке — «Кирпич на дом памяти В. И. Ленина». Их предлагалось выпустить целый миллион — посчитали, что именно столько кирпичей уйдёт на Дом Ленина. Идею покупки этих карточек настойчиво пропагандировали.

Без имени-1.jpg
Карточка-«кирпич» на Дом Ленина. Фото: сайт «Библиотека сибирского краеведения»

Кто-то это делал действительно добровольно — отчислял дневные заработки в пользу строительства Дома Ленина. Потом распространение карточек приобрело более жёсткий характер. Один из представителей новосибирской общественности даже написал письмо лично Сталину.

Евгений Ларин: Его звали Пётр Парфёнов?

Евгений Блинов: Да. Он ещё известен тем, что написал песню «По долинам и по взгорьям». Он написал непосредственно Сталину письмо, в котором указал, что 10 копеек за карточку, которые к тому же требуют отдавать не один раз, для сибирского мужика — это много. Сталин довольно быстро отреагировал, мероприятие по продаже карточек было остановлено. В результате набрали меньше 40 000 рублей.

Евгений Ларин: Есть разные цифры, кто-то пишет, что всего лишь около 12 000.

Евгений Блинов: 40 000 — официальная цифра. Чем официальнее цифра, тем она больше. На строительство же Дома Ленина потратили 160 000 рублей.

Первый проект по масштабу и по виду напоминал нынешний оперный театр. Место его расположения изначально предполагалось где-то за Торговым корпусом, нынешним краеведческим музеем. Там в торжественной обстановке был заложен первый камень, правда, позже, чем в Челябинске. Потом оказалось, что построить такое огромное купольное сооружение в короткий срок, да ещё с такой  помпой, практически невозможно, и от этого проекта вынуждены были отказаться.

Денег было мало, проект был совершенно фантастический. Даже для расчёта купола было решено приглашать инженеров со стороны. А потом поняли, что, кого ни приглашай, а такого не построишь. Поэтому было принято решение перенести место строительства Дома Ленина. Его решили связать с мемориальным ансамблем, который возник в связи с захоронением 104 жертв колчаковского террора, как их тогда называли. Решено, что это будет единый комплекс. Причём в процессе обсуждения доходили отчасти до абсурда.

В газете «Советская Сибирь» от 16 марта была развёрнута большая полемика, там выступали многие деятели культуры нашего города. Один из проектов носит какой-то прямо некрофильский характер: Дом Ленина предлагали строить над братской могилой, центральный траурный зал оформить чёрными флагами, портретами всех убитых во время подавления мятежа.

Евгений Ларин: То есть братскую могилу предлагали включить в само здание?

Евгений Блинов: Да, она должна была быть базисом этого дома. Что-то в этом есть не совсем позитивное...

Евгений Ларин: Если я не ошибаюсь, этот проект предлагал художник Вадим Гуляев. Его вообще называют самым фантастическим из всех предложенных.

Евгений Блинов: С одной стороны, самый фантастический, а с другой — самый негативный, с моей точки зрения. В Новосибирске и так очень многое построено на территории старых кладбищ. А тут бы ещё Дом Ленина тоже стоял над могилой. В итоге вернулись к идее более простого сооружения.

Евгений Ларин: Таким образом, закладывали Дом Ленина дважды — 1 мая 1924 года и 13 июля того же года.

3.jpg
Проект Дома Ленина в Ново-Николаевске, 1924 год. Автор неизвестен. Фото: сайт «Библиотека сибирского
краеведения»

Евгений Блинов: Да. Построить его хотели уже к 7 ноября. Это, естественно, не получилось. Построенный по второму проекту Дом Ленина имел, по мнению архитектора и историка архитектуры Сергея Николаевича Баландина, провинциальный вид. Я позволю себе возразить своему учителю. Вид был не столько провинциальный, сколько ординарный.

Архитектора этого здания была, в общем, неплохая, но она подозрительно напоминала, к примеру, дом купца Маштакова — типичная дореволюционная постройка. Такие здания можно встретить практически в каждом российском и европейском городе. И тот символизм Дома Ленина, на который делался упор, из здания полностью выхолостился. Получилась рядовая постройка. Может, неплохая, но величия и монументальности в ней не было ни на йоту.

Евгений Ларин: Что было в Доме Ленина?

Евгений Блинов: Там был зал собраний — его иногда называли лекционным залом. Там сразу должны были находиться библиотека трудов по ленинизму, комнаты кружковой работы. Изначально он напоминал клуб, хотя с акцентом на идее возвеличивания имени и памяти Владимира Ильича Ленина.

Евгений Ларин: По поводу клуба нужно заметить, что, когда шли оживленные дискуссии...

Евгений Блинов: ... именно против идеи клуба и возражали.

Евгений Ларин: И художники демонстративно встали и ушли, когда прозвучала идея бильярдной в Доме Ленина!

Евгений Блинов: Хотя по всей стране была построена масса клубов имени Ленина. Тем не менее новониколаевцы решили пойти своим путём и создать нечто более монументальное и величественное. К реконструкции и перестройке здания, которое изначально было двухэтажным, привлекли архитекторов и инженеров Купцова, Бурлакова и Загривко.

Некоторые называют одним из авторов или даже единственным автором проекта инженера Рубана, но эта точка зрения не получила широкой поддержки. Тем не менее, как сказано в документах, проектирование этого здания было поручено новосибирским инженерам, и в итоге оно было реконструировано. Здание получило достаточно монументальный образ.

Была повышена этажность: в боковых частях сооружения на один этаж, в центральной части — на два этажа. В целом оно получилось более величественным. В центральной части здание увенчивалось ступенчатой конструкцией, несколько напоминавшей мавзолей Ленина в Москве.

Украшена она была надписью «Ленин умер. Жив ленинизм», далее были годы жизни Владимира Ильича. Здание получилось достаточно строгим, может, несколько суровым, но монументальным. 

Евгений Ларин: Оно уже отвечало требованиям общественности?

Евгений Блинов: Меня это здание вполне бы устраивало как монументальное сооружение. Я думаю, что оно в значительной степени устраивало и большинство горожан. Дальнейшая его судьба была немножко странной. Дело в том, что в 1935 году в нашей стране произошёл целый ряд событий, после которых, в частности, Дом Ленина перестал быть таковым.

Было принято принципиальное решение о переводе в это здание Театра юного зрителя. ТЮЗ существовал с 1930 года и на птичьих правах размещался на территории кинотеатра «Юнгштурм», впоследствии — «Пионер». Там было очень неудобное помещение. В итоге ТЮЗ перешёл в Дом Ленина, который реконструировали. Зал расширили до 600 мест, реконструировали помещения. К оформлению интерьеров здания привлекли ленинградского архитектора.

К работе также привлекли достаточно известного новосибирского архитектора — Владимира Михайловича Тейтеля. Это человек довольно трагической судьбы, как и многие деятели культуры той эпохи. Правда, его не расстреляли, хотя он несколько раз находился под следствием, два с лишним года провёл в тюрьме, и вернулся он уже к моменту окончания реконструкции бывшего Дома Ленина, который переоборудовали в ТЮЗ. Но именно Тейтелю Дом Ленина обязан окончательным вариантом своего современного вида, совершенством своих архитектурных форм.

2_cr.jpg
Дом Ленина, конец 1920-х гг. Фото: Музей Новосибирска

Евгений Ларин: Что именно изменилось?

Евгений Блинов: Прежде всего был нивелирован мемориальный характер сооружения.

Евгений Ларин: Исчез «мавзолей»?

Евгений Блинов: Сама конструкция осталась, но внешне она была полностью изменена. Идея надгробного сооружения исчезла из этого здания. Тейтель превратил его в постройку в стилистике неоклассицизма с хорошей прорисовкой ордерных элементов. 

Колонны были изначально, но они были очень суровые и монументальные. Над колоннадой не было полноценного антаблемента, была просто прямоугольная плита. Он сделал всё с чёткой прорисовкой необходимых обломов ордерных форм. Здание приобрело ампирный характер, получилось очень красивым.

То, что раньше напоминало о Владимире Ильиче, было полностью упразднено, убраны надписи и даты. Над зданием была возведена балюстрада изящной конфигурации, радикально изменено цветовое решение. В целом получилась классицистическая постройка, красивая, уютная, удобная в интерьере. Но отнюдь не Дом Ленина.

Евгений Ларин: Антаблемент — слово, конечно, красивое, но нужны некоторые пояснения.

Евгений Блинов: Дело в том, что сама по себе колонна — это не просто декоративная форма. Это вполне конструктивный элемент, он должен что-то поддерживать. Колонна поддерживает систему балок, она складывается в определённую конструкцию, которая называется антаблементом.

И антаблемент имеет определённую традицию обработки. Там есть главная балка — архитрав, которая, собственно, и поддерживается колоннами. Есть поперечные балки, торцы которых видны на следующем уровне, называемом фризом. И, наконец, обязательно есть карниз. Это очень красивая декоративная форма, которая мешает влаге попадать на фасад здания.

Изначально там была стилизованная плита карниза в виде прямоугольного параллелепипеда. А прекрасный знаток классической архитектуры Тейтель придал ему величественный характер. Здание получилось красивым, очень удачным. Правда, вместо Ленина там появились лира или кифара, которая ассоциируется с музами, с Аполлоном и театральным искусством. А название «Дом Ленина» осталось, так даже остановка называется.

Евгений Ларин: Почему исчез Дом Ленина как таковой? Что произошло?

Евгений Блинов: Я думаю, что это всё-таки было связано с политикой. К 1935 году в ближайшем окружении Сталина начались некоторые изменения, происходил поворот в сторону более жёсткой линии, в сторону процессов 1937 года. Память о Ленине была важным элементом советской культуры. Но тем не менее лишние напоминания том, что ленинская идея у Сталина претерпела изменения, стали не нужны. Тем более что и смерть Кирова пришлась на этот период.

После неё произошло кардинальное изменение партийной линии, и это отразилось и на Новосибирске. До этого просто никто бы не позволил делать из Дома Ленина какой-то ТЮЗ. А тут всё произошло само собой: Ленин — Лениным, а ТЮЗ — ТЮЗом.

Евгений Ларин: На заднем фасаде Дома Ленина имеется шикарное декоративное панно...

IMG_7542(1).JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Блинов: Панно художника Чернобровцева. Это тоже замечательный памятник монументального искусства, я поклонник творчества этого художника. Панно величественное. Вообще весь этот ансамбль получился очень выдержанным. Даже классицистическая архитектура Дома Ленина не мешает восприятию целостного ансамбля.

С одной стороны, жалко, что Дом Ленина не сохранился в первоначальном виде. С другой стороны, если бы не было такого сооружения как современный концертный зал филармонии, бывший ТЮЗ, мы бы многое потеряли. С точки зрения городской среды это удачный комплекс, ансамбль, который украшает Новосибирск.

Евгений Ларин: Дом Ленина не включил в себя братскую могилу павших в гражданскую войну, но он всё равно стал частью сквера Героев Революции. Художник Гуляев, которого мы сегодня упоминали, называл этот монумент — руку, сжимающую факел — «кошмарным по своей антихудожественности» памятником. Как вы думаете, за что?

Евгений Блинов: Возможно, за некоторый натурализм этого элемента. Если задуматься, он напоминает стилистику гоголевского «Вия». С другой стороны, может быть, в силу привычки, мне этот памятник кажется адекватным и удачным, отображающим идею скорби, непокорённости, незыблемости.

Факел, который сжимает мускулистая рука, вздымающаяся над могильной плитой, мне кажется лучшим решением, чем построить над этой могилой Дом Ленина. Хорошо, что Дом Ленина всё-таки отодвинули. В целом получилось удачное сочетание мемориального сквера и памяти о Владимире Ильиче.

IMG_8630(1).jpg
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Когда Дом Ленина приобрёл именно тот вид, который мы наблюдаем сегодня?

Евгений Блинов: К 1944 году. Последний раз Тейтеля выпустили из тюрьмы в 1938 году. Он уже был не в фаворе, но тем не менее по его проекту продолжалась реконструкция фасада. Она шла очень долго и была закончена только к 1944 году.

Кстати, в 1980-х годах была реконструкция по проекту Новосибгражданпроекта, но она не поменяла внешнего вида здания. Его перекрасили, подремонтировали, подштукатурили. В конце 1990-х здание ещё раз подновили, это было связано с тем, что его передали филармонии.

Евгений Ларин: Давайте резюмируем, какая трансформация произошла с Домом Ленина от первоначального проекта до его современного вида. Мы ещё не упомянули проект неизвестного автора 1924 года, где на крыше Дома Ленина, на самой его высокой точке, стоят три атланта, которые держат земной шар с серпом и молотом.

Евгений Блинов: Там было много такого утопического. Кстати, когда проектировали мавзолей Ленина в Москве, там тоже была идея гигантской хрустальной сферы, изображающей земной шар, в Новосибирске эта идея тоже нашла отклик. Была ещё одна идея, которая перекликается с идеями Велимира Хлебникова: проецировать на облака лозунги дня.

В Доме Ленина находились редакции газет и студия новосибирского радиовещания. Предполагалось, что эта студия будет вещать не только в обычном голосовом формате, но и с помощью огромных прожекторов, которые будут проецировать лозунги на облака и на огромный экран на фасаде. Это был действительно идейно насыщенный проект, который во многом предвосхитил идеи современности и в какой-то степени и будущего.

Я горжусь тем, что Новосибирск стал единственным городом, где здание, которое носило имя Ленина, было построено в виде монументального объекта. Даже то, что со зданием произошло дальше — это наша история, это судьба нашего города, отражающая судьбу страны. Дом Ленина и в реконструированном виде — это очень красивое сооружение.

Но было бы, конечно, приятнее, если бы они оба остались: Дом Ленина, сохранившийся в своей первозданной красоте и строгости, и где-то рядом — изящный ампирный особняк, которым наш город тоже мог бы гордиться.

Главные новости из жизни нашего города — подписывайтесь на нашу группу в Одноклассниках.

Что происходит

В Первомайском сквере отремонтируют 90-летний фонтан и уберут скульптуры

Завести дома червячную ферму предложили новосибирцам экологи

Где будут убирать снег 2 марта в Новосибирске — список улиц

Любовь есть: фото белых медведей Кая и Герды после двухлетней разлуки

Бургерную и кофейню снесут в Первомайском сквере Новосибирска

ВИЧ-мобиль выехал на улицы Новосибирска — список адресов

Молодые поэты и музыканты встретятся на квартирнике Music Time

Проезд по улице Семьи Шамшиных ограничили до 20 марта

Новшества с 1 марта: визы в США, ввоз оружия и запрет на высадку детей

111 новосибирцев заболели коронавирусом за сутки и восемь умерли

«Бабушки все такие милые»: зачем подростки идут в волонтёры

Показать ещё