Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: обичи, дефис и бодрость Ново

5 февраля на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывал сотрудник музея Новосибирска, краевед Константин Голодяев. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку выпуска.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
15:55, 17 февраля 2021

Взгляд назад. Исторический календарь

8 февраля 1902 года по инициативе рабочих и служащих станции Обь в посёлке открыли платную библиотеку с комнатой для чтения и с выдачей книг на дом. Учреждение культуры заняло две небольшие комнаты в доме неподалёку от депо, библиотеке присвоили имя Николая Васильевича Гоголя. Её фонды пополняли на деньги, которые пожертвовали сами рабочие железнодорожной станции. В 1926 году библиотека получила прописку в недавно построенном ДК Железнодорожников.

8 февраля 1991 года на улице Ленина открылась гостиница Интуриста «Сибирь». Её построила польская компания «Будимекс».

9 февраля 1939 года президиум облисполкома установил на 1939 год «особые» дни отдыха. Среди них были 1 августа — Международный антивоенный день, 18 августа — День авиации, 16 ноября — День коллективизации и урожая, 14 декабря — День освобождения Сибири от Колчака.

9 февраля 1967 года со станции Новосибирск-Главный отправился необычный состав под названием «Агитпоезд на встречу пятидесятилетия Октября». За 15 дней пути он побывал в Новосибирской, Кемеровской, Омской областях и в Алтайском крае.

9 февраля 1972 года на Гусинобродском шоссе открылся широкоформатный кинотеатр «Горизонт». Он стал вторым кинотеатром такого типа в городе, после «Авроры», которая открылась в 1969 году.

12 февраля 1987 года производственное объединение «Луч» выпустило первые двухкассетные магнитофонные приставки «Нота-220».

12 февраля 1997 года в Новосибирск прибыл генеральный директор ЮНЕСКО Федерико Майор. С ним подписали соглашение об открытии кафедры ЮНЕСКО в НГУ.

13 февраля 1920 года в Ново-Николаевске создали Сибирское областное управление архивным делом. С 1925 года это Сибирское краевое архивное бюро, а сейчас — государственный архив Новосибирской области.

14 февраля 1929 года в Новосибирске появились таблички с обозначением улиц и переулков.

Однажды в Новосибирске. Век кривощёковского вокзала

11 февраля 2000 года состоялось торжественное открытие нового здания вокзала станции Новосибирск-Западный. А в прежние времена это была станция Кривощёково. Старый деревянный вокзал станции Кривощеково построили в 1896 году. То есть прослужил он новосибирцам более века.

Вокзал станции Кривощёково. Фото музея Новосибирска.jpg
Вокзал станции Кривощёково. Фото: музей Новосибирска

Деревянный вокзал на станции Кривощёково был одним из самых первых, что построили на Транссибирской магистрали в начале 90-х годов позапрошлого века. Здание выполнили по типовому проекту — такие разрабатывали для каждого участка железной дороги. Кривощёковский вокзал строили как временный — он должен был прослужить до сдачи в эксплуатацию железнодорожного моста через Обь. Но простоял почти до конца 20 века.

Станция Кривощёково находилась в одной версте от села, и была она крайней стыковой станцией Западно-Сибирской железной дороги — то есть от Челябинска до Оби. С правого восточного берега реки начиналась Средне-Сибирская железная дорога.

1 марта 1897 года на станции Кривощёково побывал Владимир Ильич Ульянов — будущий Ленин. Он ехал в ссылку в Шушенское. 

Будущий вождь мирового пролетариата прибыл на станцию в 9:25 вечера. И поскольку железнодорожный мост к тому моменту уже построили, но движение по нему ещё на запустили, то дальше — на правобережную станцию Обь (нынешний Новосибирск-Главный) — Ильич добирался в санях по речному льду. 

Современное название станция Новосибирск-Западный получила в 1961 году. А новый вокзал станции начали строить в 1995 году и торжественно открыли 11 февраля 2000 года. Там, где стоял старый деревянный вокзал, разбили сквер.

Структура момента. Высотка вместо «Пятилетки»

На месте дома-коммуны «Рабочая пятилетка» на пересечении улиц Каменской и Чаплыгина построят высотку с тремя подземными этажами. Мэрия Новосибирска выдала разрешение на строительство. Дом будет состоять из двух блоков — семи- и восьмиэтажного. У обоих блоков предусмотрены подземные этажи: у одного — два, у другого — три. Площадь многоэтажки составит 11 000 квадратных метров, в ней будет 90 квартир.

Прежде на этом месте стоял конструктивистский дом-коммуна «Рабочая пятилетка». Из собственности Новосибирской области в частные руки перешёл в октябре 2018 года, а в январе 2019 года дом снесли, чтобы освободить участок для нового строительства.

NET_9157_novyy-razmer.jpg
Снос дома-коммуны, январь 2019 года. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Вот что рассказал мне об этом доме по телефону историк архитектуры Олег Викторович.

Олег Викторович: «Дом жилищно-арендного кооперативного товарищества “Рабочая пятилетка” построен в 1929-30 годах по проекту архитектора Лесневского на улице Каменской, 18. Дом такой же конфигурации ещё есть на улице Дуси Ковальчук, 2, но там проект уже переделали под частные квартиры.

В чём был замысел этой постройки, почему строились такие ЖАКТы? Дело в том, что в это время Новосибирск уже был краевой столицей, и в город шёл огромный приток населения, в том числе рабочей и учащейся молодёжи. И надо было размещать эти огромные массы народа.

А если вспоминать это время, то Новосибирск тогда представлял собой купеческий центр — и огромная “нахаловка” вокруг. И поскольку тогда стремились к новому формату жизни, более цивилизованной и открытой, то была принята эта концепция. 

Корпуса были построены со смещением, которое давало огромное общественное пространство на этаже. А всё остальное было неким общежитием. Там располагался комбинат обслуживания, где человек мог помыться, привести себя в порядок и так далее. Расселение предусматривалось по возрастным категориям на разных этажах: старшее поколение живёт на втором этаже, более молодое — выше.

Но уже в те годы стало ясно, что это не очень удачная концепция, именно поэтому дом кооператива “Красный кожевник” на Дуси Ковальчук переделали под частные квартиры. Тем не менее это было яркое направление больших домов-коммун. Нельзя сказать, что это был индивидуальный проект, их было некое количество — типовых проектов, которые в разных городах переосмысливались, адаптировались под свои условия. В Новосибирске этим занимался Лесневский.

То, что к моменту сноса дом не был признан памятником культурного наследия, было основной проблемой. Утратить этот объект, конечно, жалко, потому что он был украшением. Конструктивистские объекты в Новосибирске очень различаются. Но тем не менее при разнообразии планировок и решений они все очень удобны и гармоничны. Поэтому утрата ЖАКТ “Рабочая пятилетка” — это большая печаль».

Было — не было. Курултай, Ново-Искер и другие

Гость в студии «Городской волны» — сотрудник музея Новосибирска, краевед Константин Голодяев.

Евгений Ларин: Ровно 95 лет назад, 12 февраля 1926 года, Всероссийский центральный исполнительный комитет утвердил новое название административного центра Сибирского края. Ново-Николаевск переименовали в Новосибирск. И это самый что ни на есть подходящий повод поговорить о том, как наш город получил новое имя и кто его придумал, вспомнить, что мы уже знаем об этой истории и добавить к этим знаниям новые интересные детали.

Итак, 12 февраля 1926 года город Ново-Николаевск официально стал Новосибирском. Но это была уже далеко не первая попытка переименовать город. Давайте вспомним, как это было, и попытаемся понять, почему эта телега двигалась у нас так долго и с таким скрипом.

IMG_7471.JPG
Константин Голодяев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Константин Голодяев: Переименование вообще вопрос очень сложный, я бы даже сказал — революционный. Ведь это и ломка сознания людей, и финансовые затраты, да и просто почтовая путаница. В наше время даже улицу в городе переименовать сложно. А тут переименовать целый город!

Причём это нужно сделать политически нейтрально — с сегодняшней точки зрения. Чтобы не пришлось потом десять раз переименовывать. Как это было, например, с улицей Депутатской, которая меняла название пять раз. 

Это отдельная история. Как меняется власть, меняется название улицы. Это неправильно.

Попыток переименования нашего города было много, удалось — четыре. До того, как Новосибирск обрёл своё сегодняшнее имя, поселение сменило название четыре раза: село Кривощёково, посёлок Александровский, потом Ново-Николаевский, город Ново-Николаевск, и вот в 1926 году — Ново-Сибирск. Причём именно через дефис, я на этом ещё остановлюсь.

Оговорюсь, что первое название нашего поселения трактуется по-разному: упоминается и Новая деревня, и Гусевка, встречается и просто «посёлок мостостроителей». Однако эти названия не встречаются ни в одном официальном документе «списков» Томской губернии.

IMG_7573.JPG
Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: То есть на картах их нет?

Константин Голодяев: И на картах их, соответственно, нет. Гусевка и Новая деревня на карте есть, но это карта поздняя, она сделана уже в советское время. В официальном списке населённых мест 1893 года на левом и правом берегах реки Обь располагалось именно село Кривощёково.

Евгений Ларин: И на правом — Кривощёково?

Константин Голодяев: Да, на обоих берегах. Там был Кривощёковский выселок, но это другая, отдельная, история, сейчас мы её опустим.

4 ноября 1895 года газета «Томский листок» публикует заметочку, которая как раз говорит об официальных названиях. Вот прямой текст: «Посёлок Кривощековский, ввиду постройки церкви во имя святого благоверного князя Александра Невского, переименовать в Александровский, о чём через заведующего полицейской частью Ляпустина объявить всем жителям». Всё. Кривощёковский переименовали в Александровский. Но это название продержалось лишь месяц, оно существовало в ноябре-декабре. Уже 3 декабря 1895 года на очередном сходе жителей посёлка была составлена просьба о переименовании посёлка в Ново-Николаевский.

Инициатором переименования посёлка в честь нового императора стал управляющий Кабинетом Его Императорского Величества генерал-лейтенант Павел Константинович Гудим-Левкович. Он предложил новое название начальнику Алтайского горного округа Василию Ксенофонтовичу Болдыреву. У нас в городе были и улицы, названные в честь этих людей: Гудимовская, ныне Коммунистическая, и Болдыревская, ныне Октябрьская.

Есть такая байка — официальные документы об этом ничего не говорят, — что, будучи у нас в гостях, Гудим-Левкович ехал с Болдыревым по улицам Александровского посёлка в коляске (может, по тем самым улицам, которые получили их имена) и как бы шутя предложил:

«А не назвать ли нам, батенька Василий Ксенофонтович, ваш посёлок в честь ныне здравствующего императора?» Шутки-шутками, но скоро собирается поселковый сход и название меняет.

Евгений Ларин: Как будто от имени народа?

Константин Голодяев: Да, потрафили, так сказать, императору. По этому поводу есть много спекуляций, дескать, мы любили Николая, он любил нас, поэтому город так хорошо развивался.

Евгений Ларин: Раз такая любовь, то у императора, возможно, даже были какие-то особые планы на наш город?

Константин Голодяев: Да, разговоров о столичности Новосибирска много. К этой теме его особого статуса, столичности на уровне Сибири, а то и всей России, я отношусь очень осторожно. Даже скептически. То император Николай Второй c супругой Александрой Фёдоровной к нам очень благоволил, то в войну у нас бункер Сталина строили, то столицу к нам много раз переносили.

Кстати, по поводу благоволения. Николай Второй далеко не сразу согласился дать название посёлку в честь себя любимого. 

Сход принял решение о переименовании в декабре 1895 года. И, не дожидаясь ответа, везде, в том числе и в газетах, посёлок стали называть Ново-Николаевским. Но ответа-то из Питера не было! Только через год это ходатайство жителей было представлено в министерство внутренних дел империи. И только через два с половиной года, 17 февраля 1898 года, было получено разрешение императора переименовать посёлок Александровский в Ново-Николаевский: «Возбуждённое крестьянами Александровского посёлка ходатайство признано министерствами Императорского Двора и внутренних дел подлежащим удовлетворению. О сем имею честь уведомить Ваше Превосходительство. За министра внутренних дел Товарищ Министра Князь А. Оболенский».

Два с половиной года император раздумывал, дать своё имя посёлку или не дать. Это нормально, это обычный здоровый бюрократизм: сразу решение не принимать, сначала подумать, посоветоваться со старшими товарищами.

IMG_7502.JPG
Константин Голодяев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: И потом был Новосибирск?

Константин Голодяев: Нет, не сразу. Первая попытка избавиться в названии города от имени царя была сделана ещё после Февральской революции, крушения монархии. Мы могли стать обичами. В апреле 1917-го в губернии, в Томске, кто-то предложил переименовать Ново-Николаевск в Обск. По реке — как Томск или Омск.

Кстати, это имя — Обск — предполагалось дать новому посёлку, ещё когда он был Кривощёковским, в 1894 году, при первом его планировании. Тогда это название для города на одном из выступлений предложил геодезист Юлий Александрович Шмидт.

В 1917 году в Петербурге не поддержали переименование города, слово «Обск» показалось Временному правительству не подходящим на эту роль. Так и было сказано: «Обск — имя неподходящее, не совсем удобопроизносимое».

Евгений Ларин: Неужели более неудобное, чем Томск или Омск? Вопрос дискуссионный!

Константин Голодяев: Я считаю, что они были правы. Нужно смотреть, как это слово отзовётся.

Но пока в Томской губернии думали о другом имени для нашего города, свершилась новая революция. А советская власть сразу взяла быка за рога: изменила более десятка названий улиц города, носящих старорежимные имена, потом задумалась уже над названием города.

Кстати, первая улица в городе была переименована ещё при царе, в 1910 году. Улицу Алтайскую назвали в честь почётного гражданина Ново-Николаевска, тогдашнего томского губернатора Николая Львовича Гондатти — за заслуги в ликвидации последствий пожара 1909 года. Сегодня эта улица носит имя Урицкого.

В 1922 году губисполком решил переименовать Ново-Николаевск в Смирновск. Иван Никитич Смирнов был первым председателем Сибревкома, его ещё называли «главным революционным завоевателем Сибири».

Евгений Ларин: Советский Ермак!

Константин Голодяев: Это был видный большевистский деятель, в его честь и хотели назвать город, но ходатайство тоже не было утверждено в Москве. Но местные власти не унимаются и в том же году, немного позже, ещё раз просят переименовать город, предлагая более нейтральное имя — Краснообск.

Евгений Ларин: Знакомое название!

IMG_7663.JPG
Константин Голодяев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Константин Голодяев: Теперь — знакомое. Но тогда решение опять не проходит. В 1924 году умирает Ленин, и Вениамин Давыдович Вегман предлагает переименовать наш город в Ульянов, а губернию, соответственно, в Ульяновскую. Тогда Ульяновска ещё не было. Но вскоре в Ульяновск был переименован Симбирск, родина Ленина, а нам опять было отказано.

Евгений Ларин: Советская власть, как правило, была довольно скорой на переименования городов. Красной краской поливали налево и направо. Как можно объяснить такой осторожный, даже дотошный, подход к названию нашего города? Почему отмели названия, которые были вполне в духе советского времени, — Смирновск, Краснообск?

Константин Голодяев: Вопрос должен был созреть. Название города, который является крупным центром в Сибири, должно было быть красивым. Скоропалительных решений здесь быть не могло. Тем более если в название города входит чья-то фамилия, то возникает вопрос величины этого человека.

Если Смирнов был фигурой регионального масштаба, то на название Ульяновск сразу были виды у Симбирска. Сибирь хотела перескочить, чего ей сделать не позволили. Велели подождать. Ну и мы подождали. Дождались, когда город стал центром большого Сибирского края, который охватывал территорию от Омска до Забайкалья — это больше четырёх миллионов квадратных километров. И жило в нём в то время больше десяти миллионов человек.

В ноябре 1925 года состоялся первый Ново-Николаевский окружной съезд Советов. Съезд как съезд: отчёт, очередные задачи, вопросы промышленности и сельского хозяйства, доклад о бюджете и выборы на краевой съезд, который должен был собрать депутатов со всего края.

И на закрытии съезда выступает секретарь окружного комитета партии товарищ Филатов. Он озвучивает предложение: к 10-й годовщине революции переименовать город и вместо имени царя дать другое имя. И добавляет: «Хотя бы Новосибирск».

Евгений Ларин: И это было первое публичное произнесение этого слова?

Константин Голодяев: Совершенно верно! Тогда впервые было озвучено слово «Новосибирск». Предложение было принято единогласно. Вскоре было составлено ходатайство перед Сибревкомом, предстоящим первым Сибирским краевым съездом Советов и ВЦИКом о переименовании города. И сразу же, на следующий день, «Советская Сибирь» публикует заголовок «Вместо Новониколаевска — Новосибирск». Слово уже пошло в народ.

Евгений Ларин: Тем не менее мы знаем, что этот вариант был далеко не единственным. И якобы даже проходил конкурс на лучшее имя города. Это действительно был конкурс? Собирали названия, анализировали, голосовали? Или советская власть попыталась поиграть с народом в демократию и установила в качестве ширмы эти «публичные слушания»?

Константин Голодяев: Это не только советская власть, это всегда так делается. Собирается совещание, люди там что-то обсуждают, решают, руки поднимают, а протокол уже заготовлен. Здесь было то же самое: решение принято ещё не было, но уже озвучено и, думаю, даже предрешено.

Это же была середина 1920-х годов, тогда политика «военного коммунизма» была уже позади, а репрессии ещё впереди. Страна и в частности наш город жили относительно свободной жизнью. Газеты свободно критиковали власть, в центре города даже официально работало казино. Хозяйничал НЭП.

Когда Ново-Николаевск только что стал административным центром огромного Сибирского края, это тоже подстёгивало, и народ был довольно активен, народу нужно было говорить. Конкурс был объявлен публично. Предложение от жителей собирала редакция «Советской Сибири». Но вопрос нового названия, как мы видим по документам, прорабатывался и ранее, ещё до объявления конкурса. Сразу после съезда началось широкое обсуждение.

IMG_7524.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: А Филатов произнёс слово «Новосибирск», вероятно, имея в виду решения, которые уже состоялись на каком-то уровне?

Константин Голодяев: Да, конечно. Некоторые письма уже пришли в соответствующие органы и были рассмотрены. И там это слово уже упоминалось.

Евгений Ларин: Какие из вариантов, которые приходили в «Советскую Сибирь», мы может назвать как наиболее интересные, приемлемые? И каким-то образом они должны были быть обоснованы?

Константин Голодяев: Был огромный список из пяти десятков названий. Не будем их перечислять, желающие их могут легко найти в интернете. Почему так много? Новые имена предлагались по всему краю: на собраниях, в прессе, и не только в Ново-Николаевске, но и в других городах. Многие предлагали сразу по несколько названий. Отсюда такой большой спектр вариантов.

Зачастую они были удивительными, разнополярными. От прямой лести партийным и советским руководителям — Лашевичград, Петуховск — до чисто национальных, даже «сепаратистских»: Курултай — это алтайский орган власти, Ново-Искер, а Искер — это столица ещё кучумовской Сибири.

Предложения с вариантами в газете «Советская Сибирь» печатались практически каждый день с заголовками «Как назвать столицу Сибири?», «Как переименовать Новониколаевск?». Публиковались обстоятельные письма, где люди объясняли свои варианты.

Прения продолжились и на самом съезде. Депутат, как он себя позиционировал, от «всех неорганизованных крестьян и батраков Сибири» предложил название Оревсиб. Он пишет: «Я, ничтожная пылинка на этом грандиозном съезде Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, имею счастье и честь быть представителем от низов глухой сибирской деревни».

Письма, которые собирала «Советская Сибирь», потом были переданы в государственный архив Новосибирской области, и сейчас они там хранятся. Фонд Р-47 вполне доступен, чтобы прийти и его посмотреть.

Евгений Ларин: Не знаю, кому как, а мне из этого списка очень нравится слово «Курултай». Мне кажется, что в наших широтах такое название выглядело бы не таким уж и чужеродным. Посмотрите на карту Новосибирской области — названия сплошь татарские, тюркские! Кто вообще предложил Курултай?

Константин Голодяев: Это предложили депутаты из Горного Алтая. Курултай — это их национальный орган власти. Но брать это слово в качестве названия центра Сибири, который считается русским (и руководящая роль в Сибири — у русского народа), наверное, было бы неправильно. Национальные названия, видимо, поэтому и не прошли. Кому-то они казалось благозвучными, кому-то — наоборот, но в любом случае нельзя было уходить в детали. Название должно было быть большим, светлым и всеобъемлющим.

Евгений Ларин: Логика рассуждений власти была прозрачной? Доводы «за» и «против» тоже публиковались?

Константин Голодяев: Публиковалось всё, потому что тогда в газетах много было различной критики. Но во многих предложениях звучала приставка «ново-».

Евгений Ларин: Ново-Искер!

Константин Голодяев: И много других. И эта приставка «ново-» власти очень нравилась. Об этом даже стихи писали, дескать, идёт всё новое — не помню этот стих. Приставка «ново-», думаю, была обречена на успех.

Евгений Ларин: Далеко ходить не надо было, ведь был Ново-Николаевск. Есть ли какая-либо достоверная версия, как всё-таки возникло слово «Новосибирск»?

Константин Голодяев: Есть, безусловно, достоверная версия. Она подтверждена документально. Мы уже говорили, что публично произнёс секретарь окружкома партии Филатов. Но он только озвучил красивое предложение другого человека.

О архиве, в фонде Р-47, есть письмо Константина Николаевича Тульчинского. Оно датировано 11 ноября 1925 года, то есть на неделю раньше выступления Филатова. В нём действительно впервые прозвучало слово «Новосибирск». 

Цитирую письмо: «Принимая во внимание, что вся Сибирь революционирует к новой жизни, строит действительно новую жизнь, — столице её наиболее подошло бы наименование „Ново-Сибирск“». И подпись Тульчинкого — размашистая, красивая. Он писал об этом, видимо, своему руководителю, председателю Сибирского промышленного бюро Антону Моисеевичу Тамарину.

Евгений Ларин: А какие-то голоса против «Новосибирска» звучали?

Константин Голодяев: Да, и звучал такой голос, как это ни парадоксально, от человека, которому тоже приписывают авторство этого слова. Это наш знаменитый писатель Вивиан Азарьевич Итин. Его письмо хранится в той же архивной папке. Он писал, что Ново-Сибирск «вызывает прежде всего представление о полярных ново-сибирских островах». Он предлагал имя Ново-Ленинск: «Новая Сибирь идёт и пойдёт от каторги к рассвету путём ленинизма. В этом названии и знамя, одинаково понятное всем народам, и бодрость Ново». Об этом говорил Итин, выступая на съезде, во время обсуждения названия.

Писатель Вивиан Итин жил в Сибири, в Красноярске и в Новосибирске. Он был избран секретарём правления Сибирского союза писателей. Итин написал утопический роман «Страна Гонгури» о том, как человек попадает в гипнотический сон, оказывается в будущем через две тысячи лет и видит страну будущего, какой она будет.

IMG_7508.JPG
Константин Голодяев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Миф об Итине как об авторе слова «Новосибирск» существует у нас давно. Для нашего города он традиционный. Мы любим назначать литераторов первооткрывателями. У нас писатель Гарин-Михайловский, дескать, основал город. А писатель-фантаст Итин дал ему новое название. Но это не так. Документы из фонда Р-47 говорят, что это был горный инженер Константин Николаевич Тульчинский.

Это был выдающийся инженер, он работал ещё на постройке Транссиба в Забайкалье. Его назвали «героем Сибири». Он участвовал в защите рабочих во время Ленских событий 1912 года. Статский советник.

Когда-то, ещё до революции, он писал: «Через сто лет Сибирь разовьётся сильнее Североамериканских Штатов. Её общее число занятых в городах, на заводах, в рудниках, копях и шахтах, составит двести миллионов». 

Эти слова во многом оказались пророческими. Новосибирск сейчас третий город в России по численности. Но судьба Тульчинского, к сожалению, была трагичной. В 1930-м инженер Тульчинский будет впервые арестован, в 1937-м — арестован вторично как пособник царского режима. Скончался он во Владимирской тюрьме.

Евгений Ларин: Хотелось бы понять ход его рассуждений. «Ново-Сибирск» кажется таким словом, которое вообще не нужно придумывать. «Ново» — уже есть, «Сибирск» — это от «Сибири». Тульчинский мог услышать где-то это слово, оно могло уже ходить в народе?

IMG_7587.JPG
Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Константин Голодяев: Свидетельств о логике его рассуждений у нас нет, кроме того письма, цитату из которого я прочитал — о том, что Сибирь революционирует к новой жизни. Но эта логика понятна, вы сами её сейчас озвучили. Всё было новым, и слово «Новосибирск» было самым логичным. И наверняка где-то в обсуждениях оно даже уже и звучало, просто в разговорах.

Евгений Ларин: Как вышло, что версия авторства Итина широко разошлась?

Константин Голодяев: Это исходило из его творчества, из того мотива, что всё стремится к новому. Повторюсь, мы любим делать писателей первооткрывателями. Литература — вещь великая, но она очень широка, в ней трудно выделить какое-то зерно. Наверняка Итин тоже предполагал слово «Ново-Сибирск», хотя и выступал против него, он был за «Ново-Ленинск».

Евгений Ларин: Ещё по одной версии, слово «Новосибирск» приписывают Вениамину Вегману. Но это, я полагаю, от того, что он выступал с инициативой в 1924 году?

Константин Голодяев: Вегман — личность легендарная, журналист, археограф, историк. В 1924 году он выступал за переименование в Ульянов. Я не встречал документы, которые бы говорили, что в 1925 году Вегман предлагал назвать город Новосибирском. Но он наверняка это имя активно популяризировал. Статьи Вегмана «Советская Сибирь» печатала почти в каждом номере. К нему прислушивались, он высказывал умные мысли. Наверняка он радовался, что для города выбрано такое прекрасное имя.

Евгений Ларин: И по тональности «Советской Сибири», которая вышла 10 февраля 1926 года, было понятно, что переименование города в Новосибирск — это действительно очень радостное и ожидаемое событие. Но вот что интересно: 10 февраля «Советская Сибирь» уже выходит именно как новосибирская газета. То есть была полная уверенность в том, что официальное решение состоится?

Константин Голодяев: Я скажу больше.

Ещё за день до начала краевого съезда, 2 декабря, газета «Советская Сибирь» опубликовала конверт письма, которое получили по обычной почте. И на этом конверте в графе «Куда» значилось «в Новосибирск». Ещё съезд не собрался, а всё уже было понятно.

5 декабря в Доме Ленина утверждается название, а 9 декабря принимается официальное одобрение переименования. 10 декабря «Советская Сибирь» выходит с заголовком «Новосибирск — столица Сибири». Не надо нам никого ждать! Зачем нам Москва? Мы всё сами решили.

Но вот только в Москве так не думали. 14 января 1926 года административная комиссия при президиуме ВЦИК подошла к вопросу опять формально, бюрократически и постановила: «Признать переименование города Новониколаевска целесообразным, однако отметить, что наименование „Новосибирск“ комиссия находит неудачным, имея в виду, что иных названий „Сибирск“ не существует, а потому присвоение слова „ново“ логически не оправдывается».

Но мы и тут настояли на своём! И 10 февраля 1926 года газета «Советская Сибирь» выходит уже с новым адресом: город Новосибирск. На первой странице было сообщение: «Президиум ЦИК СССР, заслушав доклад административной комиссии, постановил: город Новониколаевск переименовать в Новосибирск». Постановление правительства вступило в силу только 12 февраля. Но куда деваться? «СовСибирь» уже напечатала, что Новосибирск. Не писать же опровержение!

Но тем не менее нам попытались показать правила русского языка. ВЦИК подошёл к вопросу очень тщательно, исправил ошибку делегатов съезда и законодательно переименовывал наш город из Ново-Николаевска в Ново-Сибирск.

IMG_7549.JPG
Константин Голодяев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: То есть первоначально всё-таки предполагался дефис?

Константин Голодяев: Да, в собрании законов и распоряжений мы видим, что и Ново-Николаевск, и Ново-Сибирск писали с дефисом. Это закреплено соответствующим документом 1926 года.

Евгений Ларин: Но же куда он всё-таки исчез?

Константин Голодяев: Исчез он ещё раньше. Когда было принято решение о переименовании, из Москвы даже прислали телеграмму с правильным написанием города. Ведь по телефону-то когда передавали, можно было дефис упустить. Вышло официальное постановление. Слово «Ново-Сибирск» с дефисом несколько лет печатали на бланках документов, дефис был в названии железнодорожной станции, так же писали в кинохронике, её можно посмотреть. Но всё было тщетно. Дефис из названия города выбросили журналисты, которые плохо знали русский язык. Они и виноваты в том, что мы потеряли дефис.

Впрочем, произошло это гораздо раньше, ещё до революции. В самом первом номере самой первой ново-николаевской газеты «Народная Летопись» от 30 марта 1906 года слово «Ново-Николаевск» уже писали по-разному: на одной странице с дефисом, на другой — слитно. А к 1921 году дефис уже окончательно выпадет из газетного написания.

69 лет, с 1926 по 1995 годы наш город жил с неверным названием. Сегодня слитное написание слова «Новосибирск» можно считать правильным, потому что оно закреплено в первом уставе Новосибирска, который является «актом высшей юридической силы». Там в статье 2.1 записано: «В 1925 году Ново-Николаевск переименован в Новосибирск». Устав не отменил постановление 1926 года, но откорректировал его в юридическом смысле.

Так, слитное написание слова «Новосибирск» уже устоялось, а вот Ново-Николаевску дефис всё-таки вернуть нужно.

Евгений Ларин: Ведь дефис никто официально никогда не отменял?

IMG_7514.JPG
Константин Голодяев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Константин Голодяев: Не только никто не отменял, но в 1926 году только подтвердили, что Ново-Николаевск пишется с дефисом — в постановлении о переименовании. Ново-Николаевску, действительно, нужно вернуть дефис, потому что действующие сегодня правила русской орфографии и пунктуации (§ 79, пп. 9) гласят: пишутся через дефис «некоторые названия населённых пунктов с первой частью ново-, старо-, верхне-, нижне- и т. п., кроме тех, слитное написание которых закрепилось в справочных изданиях, на географических картах и т. п., например: Усть-Абакан...».

Ново-Николаевск в справочниках и на картах своего времени писался через дефис. А про то, что в газетах это слово писали слитно, в правилах ничего не сказано. Русский язык богат и могуч, но не нужно им вертеть и плодить новоязы.

О главном в одну строку — подписывайтесь на нас и следите за новостями города в Twitter.

Что происходит

С субсидией и кешбэком: 10 тысяч детей отдохнут в новосибирских лагерях

Пингвинов перевели в уличный вольер в Новосибирском зоопарке

Новосибирцы несут цветы на площадь Ленина в память о трагедии в Казани

Коротко: мэр Локоть о выделении дополнительных 278 миллионов на дороги

В Новосибирске стартовал приём заявок на конкурс #ЯЭКОМОДНИК

Травников и Локоть договорились о дополнительных деньгах на дороги

Афиша Новосибирска: куда сходить в четверг, 13 мая

Как власти воюют с незаконной торговлей — слушайте в прямом эфире Горволны

С ядом и белым полотенцем: как в Новосибирске травят клещей

Как оформить патронаж или полное опекунство над стариком

Глава Центрального округа ответит на вопросы в эфире Городской волны

Показать ещё