Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: взятка инженеру, мифический драгун, бункер вождя

27 ноября на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывал сотрудник Музея Новосибирска Константин Голодяев. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку выпуска.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
17:18, 02 декабря 2020

Взгляд назад. Исторический календарь

23 ноября 1914 года создан Ново-Николаевский отдел Сибирского общества помощи раненым и больным воинам.

23 ноября 1945 года в Новосибирске открыли Дом культуры имени Калинина.

24-25 ноября 1961 года Новосибирск посетил президент Финляндии Урхо Кекконен. Делясь впечатлениями о нашем городе, он сказал: «Это действительно промышленный и культурный центр Сибири. Он растёт стремительно. Чувствуется, что новосибирцы любят свой город. Встречи в оперном театре, где я смотрел балет „Щелкунчик“, и в городке учёных с сибиряками убедили меня, что они гостеприимные, добродушные люди, чуть-чуть суровые. Чем-то сибиряки напоминают финнов».

26 ноября 1980 года первых посетителей принял ювелирный магазин «Кристалл». Он открылся в новом помещении на улице Титова.

27 ноября 1970 года указом Президиума Верховного Совета СССР Новосибирскую область наградили вторым орденом Ленина. На этот раз — за успехи в развитии промышленности, науки и культуры.

27 ноября 2002 года на пересечении улиц Нарымской и Железнодорожной торжественно открыли площадь имени выдающегося железнодорожника Ивана Трубникова. В её центре — памятник: верстовой столб. На нём цифра «3336» — это количество километров от Москвы до станции Новосибирск-Главный. Таких верстовых столбов в России три: в Москве, во Владивостоке и в Новосибирске.

29 ноября 1978 года Совет Министров СССР утвердил технический проект первой очереди новосибирского метро.

img_6000.jpg
Верстовой столб. Фото: Михаил Периков, nsknews.info

Однажды в Новосибирске. Стратегическое производство

27 ноября 1903 года в сосновом бору за речкой Первой Ельцовкой открыли крупный по тем временам казённый военно-сухарный завод, или, как его ещё называли, Обское продовольственное интендантское заведение. Завод производил миллион пудов сухарей в год. Это была продукция прежде всего для русско-японского фронта.

Здание завода было солидной каменной постройкой. Два параллельно поставленных одноэтажных кирпичных корпуса соединял третий, высотой в два этажа и с башней в четыре яруса по оси всей фасадной композиции здания. Ансамбль завода дополняла высокая кирпичная труба.

Военно-сухарный завод был предприятием законченного цикла. Там мололи муку, замешивали тесто, выпекали хлеб, резали его на ломти и сушили сухари. Готовые сухари загружали в мешки. В укупорочном отделении был специальный рельсовый путь. По нему продукт транспортировали в хлебозапасные магазины.

Во время первой мировой войны, когда Российская империя воевала уже на германском фронте, сухарный завод постепенно пришёл в упадок — возить сухари из Сибири стало просто невыгодно экономически.

В 1935 году здание перестроили в корпус обувной фабрики имени Кирова. Память о сухарном заводе сохранилась в названии улицы Сухарной, да и вообще всей этой местности — Сухарки. О той эпохе — начале 20 века — помнят ещё улицы Шорная и Холодильная. Сухарный завод находился рядом с кожевенными и шорными производствами. А ещё чуть восточнее располагалась мясохладобойня — Холодильник. Кстати, на Холодильнике с 1953 по 1985 годы находился областной военный комиссариат, он отправил в армию несколько поколений новосибирцев.

 

Было — не было. Легенды Красного проспекта

Гость в студии «Городской волны» — сотрудник Музея Новосибирска Константин Голодяев.

Евгений Ларин: Не далее как неделю назад в этой студии мы говорили не то чтобы о ранней истории Новосибирска, но о предыстории местности, на которой совсем недавно — по историческим меркам — возник наш город и где люди жили во все археологические эпохи начиная с неолита, то есть с четвёртого тысячелетия до нашей эры.

И вот что я подумал. Или мне так показалось — что археологи видят наше далёкое прошлое, окутанное туманом тысячелетий, гораздо яснее, чем историки и краеведы видят уже, казалось бы, обозримое прошлое нашего города. Я, конечно, преувеличиваю, но это вполне в духе предстоящей сегодня беседы. Мы будем говорить о мифах и легендах, которыми успел обрасти наш город за свою — довольно короткую ещё — историю.

Ситуация, которую мы будем сегодня обсуждать, мне кажется и забавной, и странной. Несмотря на то, что большинство событий даже первых лет существования посёлка, будущего города Новосибирска, зафиксированы, задокументированы, запротоколированы, на крайний случай описаны в газетах, периодически всплывают якобы достоверные факты, которые настолько сильно расходятся с действительностью, что просто диву даёшься, как такое могло произойти.

И ладно бы речь шла о преданьях старины глубокой, но ведь речь идёт о времени, когда уже существует печать, выходят газеты, есть фото- и киносъёмка, да и к документам, кажется, уже относятся вполне серьёзно. Почему это происходит? Как говорил командарм Будённый, красиво не соврать — истории не рассказать?

Константин Голодяев: Да, именно так говорил Будённый! На самом деле народ — местные, гости, туристы — хочет это слышать, хочет прикоснуться к легендам. Куда бы вы ни приехали, в любой стране, в любом городе вам расскажут о неразлучных влюблённых, покажут скалу, с которой из-за несчастной любви бросилась бедная девушка, камень, в который превратился дерзкий рыцарь. И это просто отлично заходит.

Это востребовано слушателями гораздо больше, чем истории о том, что в таком-то году такой-то инженер сделал такую-то хорошую вещь, и всем стало удобно. И поэтому эти истории множатся. Чаще всего легенды основаны на событиях, которые, возможно, происходили в действительности, перемешанных с народной молвой, с наслоением времён. Причём второго зачастую в разы больше, чем первого. Первое уходит куда-то на дно, про него забывают.

IMG_1957_tn.JPG
Константин Голодяев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: И так происходит много-много раз!

Константин Голодяев: Да. И каждый рассказчик добавляет немного от себя. Так появилось много легенд — о свистящем шёпоте большевика Вениамина Вегмана в здании пересыльной тюрьмы на улице 1905 года, о бедной Лизоньке, заживо сожжённой в доме на Каинской, о замурованном прорабе в какой-то пятиэтажке, о призраке врача-убийцы на Чаплыгина.

Я, конечно, в мистику не верю, это всё из области психологии. Но, как говорил французский философ 20 века Ролан Барт, миф ложный, но не лживый. Изначально мифы, как религия, отражали скрытый страх человека, какие-то его опасения. Теперь мифы становятся просто выдумками.

Евгений Ларин: Фишками для экскурсоводов?

Константин Голодяев: Да, мифы и легенды можно озвучивать в книгах, в прессе, на экскурсиях. Мы часто рассказываем на экскурсиях мифы, но важно дать понять слушателям, что эти красивые истории — всего лишь легенды. Важно отделять зёрна от плевел, чтобы не вводить человека в заблуждение. И эту мифологию можно использовать как хороший инструмент для пробуждения интереса к истории города у тех, кто очень мало о ней знает или не знает вообще ничего.

Эти истории будоражат. Например, истории про разрушительный пожар 1909 года, после которого посреди пожарища осталась одна церковь. Или история о том, что Николаевская часовня стоит в центре России. Есть истории, которые можно назвать не мифами, а былями. Это правдоподобные истории, например о купце Захарии Крюкове, которые построил на улице Советской особняк для своей возлюбленной, о Чёртовом камне на Красном проспекте, о подземном городе и так далее.

Евгений Ларин: В отношении Новосибирска есть несколько закостеневших утверждений, которые считаются едва ли не азбучными истинами. Их можно встретить практически в каждом путеводителе по городу. Особенно хороши они для иностранцев, которым вообще до лампочки. Основные такие утверждения я сейчас постараюсь перечислить, и вот о них, я считаю, мы сегодня просто не имеем права не сказать. Итак, это то, что:

  • основатель Новосибирска — инженер Гарин-Михайловский;

  • Красный проспект — это самая длинная прямая улица в мире, и по этой причине она занесена в Книгу рекордов Гиннесса;

  • часовня Николая Чудотворца на Красном проспекте стоит в географическом центре России;

  • новосибирский оперный театр — самый большой театр в России, под его куполом может уместиться московский Большой театр, а под театром находится подземный бункер Сталина;

  • и вообще под Новосибирском есть тайный подземный город;

  • где-то в Новосибирске зарыто золото Колчака.

Это, конечно, не всё, но и этого уже достаточно, чтобы вызвать у грамотного исследователя классовую ненависть. И я уже вижу, как загорается в глазах моего собеседника дьявольский огонь!

Константин Голодяев: Ну, не классовую ненависть, конечно, но снисходительную усмешку.

IMG_1974_tn.JPG
Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Об этих утверждениях мы сегодня поговорим, насколько нам позволит наш час. Но начать я предлагаю не с основателя Гарина-Михайловского, а чуть раньше. Официальной датой основания города называют 1893 год — год пришествия мостостроителей. Эту дату мы оспаривать сейчас не будем, этих дат много, они вообще предмет отдельного нескончаемого разговора.

Нас интересует одна из версий — предложение вести историю Новосибирска от основания деревни Кровощёково, за которым стоит личность некоего Кривощёка — Фёдора Криницына или Креницына (встречаются разные написания). Его же ещё называют Фёдором Ильиным. Несмотря на то, что этот человек якобы упоминается в документах, есть основания полагать, что это личность не более чем легендарная.

Константин Голодяев: Фёдор Криницын — наверное, такой человек был, потому что он упоминается в документах, но в более поздних, чем мы привыкли. Мы говорим в первую очередь о документах 1708 и 1709-11 годов о незаконном торге русских казаков с местным населением — теленгутами, чёрными калмыками, бухарцами и так далее. Это давно известно, и у самых маститых историков есть об этом упоминания со ссылками на архивное дело, которое хранится в Москве, в архиве древних актов.

Но, как я недавно выяснил, никто этого дела на самом деле не видел! Все ссылаются на Алексея Павловича Уманского. Это алтайский исследователь, уже ушедший из жизни, который, наверное, это дело видел. Но больше его не видел никто. Музей Новосибирска недавно запросил и получил эти дела, два документа — 1708 и 1709-11 годов. Они написаны скорописью, там ничего не понятно — это древняя рукописная вязь. Но некоторые детали всё-таки можно разобрать. Я несколько раз эти документы — а они достаточно большие — очень тщательно, насколько смог, прошерстил.

Для того чтобы говорить об их содержании осознанно, нужно прочитать весь текст. Сейчас мы его переводим на современный русский язык. Однако детали поразительны, потому что в этом тексте ни разу не упоминается никакой Фёдор Криницын или Фёдор Кривощёк. Упоминаются совершенно другие люди.

Это можно легко разобрать: «С ведома томского воеводы Григория Петрово-Соловово для начала торгу с телеутскими чёрными калмыками основывается деревня Кривощёково. Из Томска через степь посылаются казачий сын Иван Капианщиков, новокрещённый калмык» (то есть телеут, нерусский) «Степан Ильин и чатский татарин Тезек Сургоянов».

Вот эти три человека, которые впервые в этой деревне что-то сделали, торговали там. У нас пишут, что Степан Ильин — драгун, казак, а он, оказывается, даже не русский. Он новокрещённый, то есть недавно принявший русского царя и крещение, телеут, калмык, представитель местного населения. Можно по-разному трактовать, как Ильин стал Фёдором Криницыным, Кривощёком, сменил ли он фамилию.

Евгений Ларин: И стал он не Степаном, а Фёдором!

Константин Голодяев: В документах написано: Степан Ильин. У уважаемых историков я встречал Фёдора Ильина, но в документах он Степан Ильин. Как он стал Фёдором Криницыным — Кривощёком? Сменил ли он фамилию, уходя, возможно, от этого следствия? Следствие было по делу воеводы, и в результате воевода своего поста лишился. Или он получил прозвище от шрама на щеке, как это принято говорить?

128598944_472868810360228_608748493753872977_n.jpg
Дело о торговле томских служилых людей с «иноземцами», фрагмент рукописи. Фото: личный архив Константина Голодяева

О Фёдоре Криницине есть упоминания в более поздних источниках — в донесениях кузнецкого воеводы, который посылал его для выполнения каких-то заданий. Вопрос не закрыт. Думаю, когда мы переведём полностью эти два документа, у нас будет достаточно информации, чтобы разобраться, был ли Фёдор Криницын основателем Кривощёкова или не был.

Евгений Ларин: И был ли он вообще!

Константин Голодяев: Вообще — был. Но вопрос очень интересный. С самого зарождения поселения на территории нашего города у нас появляется легенда.

Евгений Ларин: Пожар, который мы уже упомянули — одно из ярких событий нашей ранней истории. Источники — по крайней мере, легкодоступные — уверенно говорят о том, что большой пожар 1909 года уничтожил 22 городских квартала, а в них 794 дома или что-то около того. И при этом они не менее уверенно утверждают, что эти 22 квартала — это половина города, по крайней мере, почти половина. Но кажется, что для половины города даже в 1909 году 22 квартала — маловато.

Константин Голодяев: Здесь мы встречается с очень популярным обобщением: дескать, половина города. На самом деле в городе было три части, три района, как бы мы сегодня сказали: Вокзальная, Центральная и Закаменская части. Так вот, сгорела даже если и половина, хотя это гораздо меньше — значительная часть Центрального района. Закаменская и Вокзальная части вообще не пострадали от пожара.

Действительно сгорело 22 квартала, 796 домов. Это была большая трагедия. Причём границы пожара в источниках чётко обозначены. Его южная точка — Автовокзал, северная точка — нынешняя улица Горького, тогда — Тобизеновская, по правой стороне — река Каменка, а по левой — широкий Красный проспект, шириной 58 метров. За него пожар не перебросился. Всё, что было справа в этой части Красного проспекта, выгорело. Левая часть совершенно не пострадала.

Утверждают, что Покровская церковь, которая находилась на пересечении нынешних улиц Октябрьской и Урицкого, не пострадала. Вышел священник, помолился, и пожар обошёл церковь. Деревянная церковь осталась стоять среди пожарища. Так написано во многих авторитетных источниках, в частности на сайте нашего города.

Церковь — это вера, я это уважаю, но... То же самое говорится о типографии Литвинова, которая сгорела во время этого пожара и за которую он получил потом большую страховую сумму и смог построить новую типографию. Номера газеты «Народная летопись», которую выпускал Литвинов, за эти числа, когда произошёл пожар, выходили, печать газеты не прерывалась. Поэтому понятно, что типография сгореть не могла.

IMG_1988_tn.JPG
Константин Голодяев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Давайте теперь поговорим об «открыточных» достижениях нашего города. Существует старый кинофильм, его недавно привели в надлежащее цифровое качество. Фильм этот, я бы сказал, экспортный. Там рассказчик за кадром, как это принято в советском документальном кино, безапелляционно говорит о том, что город на Оби основал инженер Гарин-Михайловский. Как так получилось? Кто его записал в основатели города?

Константин Голодяев: Гарин-Михайловский был начальником изыскательской партии, в которой было два отряда. Сам Гарин-Михайловский работал в районе Колывани, а здесь, в нашем районе, работал его подчинённый Викентий Роецкий. Именно он обосновал технически эффективность мостового перехода здесь, в районе Кривощёкова, и доложил об этом начальству.

Сам Гарин-Михайловский, между прочим, никогда при жизни — а умер он ещё до революции — не претендовал на то, что он выбрал место моста или основал Ново-Николаевск. Он об этом честно писал в газете «Сибирский вестник».

Летом 1891 года, когда проводились эти работы, он писал: «Вопрос о направлении не предрешён ещё. Мною будут сделаны два направления: на Томск и в обход его, согласно данным мне инструкциям. Выбор направления определяется общегосударственными целями, местными экономическими данными и техническими условиями проводимой линии».

Я подчёркиваю слова «общегосударственными целями» и «согласно данным мне инструкциям». И эта замечательная легенда о взятке Гарину-Михайловскому мешком золота или массой купюр то ли от томских купцов, то ли от колыванских просто рассыпается в прах, потому что Николай Георгиевич сразу сказал, что от него не зависит направление дороги.

В инструкциях, которые ему дал его непосредственный начальник Константин Яковлевич Михайловский, однофамилец, дорога уже шла в обход Томска. А из-за разливов Оби на огромной территории в районе Колывани потребовалось бы строительство длиннющего дорогого моста, на который пришлось бы вести протяжённую насыпь. Экономически это было невыгодно.

Гарин-Михайловский, хоть ему и не принадлежит техническое обоснование строительства моста в районе Кривощёкова, в октябре 1991 года, после того, как подписал его вышестоящий начальник, согласился с тем, что это единственное место перехода. Поэтому никто, конечно, не предлагал ему мешка золота, потому что всё было уже понятно.

Другой миф, который, скорее всего, идёт от Гарина-Михайловского, потому что он писал об этом в своих записках, когда, возвращаясь из Кореи, он проезжал по уже готовому нашему мосту, заключается в том, что здесь, на этом месте, раньше ничего не было.

По воспоминаниям писателя, здесь «стояла водяная мельница одного из кривощёковских богатеев, в сосновом бору была рыбацкая хижина, ниже устья Каменки приткнулось к лесу несколько крестьянских хат, в которых жили смиренные низкорослые вятичи, год-другой до начала постройки поселившихся было здесь».

На самом деле в конце 19 века здесь был центр большой Кривощёковской волости. На левом берегу крестьяне жили уже 200 лет и на правом, в районе моста, — 20 лет. В 1800 году Кривощёково объединяло 37 населённых пунктов и почти четыре с половиной тысячи жителей. Под нашим сегодняшним городом находится как минимум 12 деревень, которые были здесь до конца 19 века. То есть это был густо заселённый район, а не кучка каких-то «низкорослых вятичей».

Евгений Ларин: Наверняка, многие вспомнят известную фотографию с запечатлённой прорубленной просекой в глухой тайге, которая якобы в считанные несколько лет стала Красным проспектом. Это действительно была просека под Красный проспект?

DSC08230_(1).jpg
Фото: Музей Новосибирска

Константин Голодяев: Нет, это ставится под огромное сомнение. Есть версия, что здесь проходил Барнаульский тракт, который вёл из Барнаула в Томск, хотя карты этого не подтверждают. Тракт обходил наше место или по левому берегу, или он проходил гораздо правее. Здесь никакого тракта не было. Эти леса на кабинетских землях принадлежали Его Императорскому Величеству. Здесь практически каждое дерево было на учёте.

Здесь работали лесники, которые жили здесь же, в районе нынешнего парка «Городское начало». Рубить лес никто не разрешал, у посёлка не было даже статуса. Масштабных незаконных вырубок здесь никто бы не допустил. Это могло быть только по разрешению на строительство железной дороги. Возможно, это была просека, по которой позже пролегла насыпь железной дороги, возможно, что-то другое. Но утверждать, что это будущий Красный проспект, неверно.

Я нашёл, как это утверждение возникло. В 1943 году, когда город, несмотря на то, что шла война, впервые праздновал свой юбилей, в оперном театре было большое заседание, концерт, фотовыставка. Тогда в «Советской Сибири» напечатали фотографию, о которой идёт речь, и подписали: дескать, вот каким был Красный проспект, и вот каким он стал. Видимо, оттуда и пошла легенда об этой фотографии.

Кстати, на оригинальной фотографии подписано, что это просто просека в бору, точно не помню. О Николаевском и Красном проспекте там никакого упоминания нет.

Евгений Ларин: Действительно ли Красный проспект — это самая длинная прямая улица в мире, и действительно ли он занесён поэтому в Книгу рекордов Гиннесса?

Константин Голодяев: В Книге рекордов Гиннесса упоминаний о Новосибирске вообще нет. Если мы, конечно, говорим о мировой Книге рекордов Гиннесса. Протяжённость Красного проспекта — 6,5 километров. Есть также легенда, что он проложен по компасу — строго на север. Это не совсем так. Он отклоняется на 5-6 градусов на запад, а в конце течения Красного проспекта он вообще немного искривляется.

Допустим, что Красный проспект был самой длинной прямой улицей. Но сейчас Красный проспект заканчивается на Родниках, и он так завернул вправо — дальше некуда! На Родниках есть даже номер дома — Красный проспект, 809. Мы идём на новый рекорд! А если говорить о самой длинной именно прямой улице — есть кривые улицы вдоль океанских побережий по 20 километров и больше.

Я несколько раз был в Барнауле, работал там в архиве и гулял по их проспекту Ленина, по образу и подобию которого создан наш Красный проспект. Проспект Ленина, бывший Московский проспект, в Барнауле закладывали те же самые межевщики, что и наш Красный проспект, там также две дороги, бульвар посередине, часовня стоит. И длина проспекта Ленина в Барнауле (это легко проверить в 2ГИС) — 7,5 километров строго по прямой. То есть утверждение о том, что Красный проспект — самая длинная прямая улица, никак не проходит. Но легенда интересная, можно похвастаться.

DSC08384(1).jpg
Фото: Музей Новосибирска

Евгений Ларин: Ещё более интересная легенда, связанная с географией, — это то, что часовня Николая Чудотворца стоит в географическом центре России. Возможно, так было когда-то. Было ли это когда-нибудь правдой? Географическим центром, насколько я знаю, называли и городской торговый корпус, ныне краеведческий музей. Есть ли под этим основание?

Константин Голодяев: Конечно, нет. Николаевская часовня, заложенная в честь 300-летия Дома Романовых в 1914 году, стояла даже не в том месте, где стоит сейчас. Она стояла на 70 метров севернее, на пересечении Николаевского — Красного проспекта и улицы Тобизеновской, ныне Горького.

Но в январе 1930 года по просьбам трудящихся, как тогда любили писать, часовня была разрушена, на её месте поставили памятник комсомольцу, а через несколько лет его заменила огромная статуя любимого вождя Сталина. Наша новая часовня построена в начале 1990-х годов, её поставили южнее, она стала выше — город подрос, и старая часовня показалась бы слишком маленькой.

Впервые упоминание о мифе про географический центр России я встретил в книге Сергея Баландина о Новосибирске, написанной в 1970-е годы. Миф этот активно поддержали при возведении новой часовни — тогда народ ещё не был поголовно верующим, и строительство часовни в центре города вызывало вопросы. И тогда журналисты подали миф о том, что мы строим не часовню, а обозначаем географический центр России, Российской империи, который когда-то здесь был.

Но никогда здесь не было никакого центра! Ни со Средней Азией в составе страны, ни с Крымом, ни с половиной Сахалина. Географический центр России находится на севере Красноярского края, на озере Виви, в 16 километрах южнее северного полярного круга. Там стоит соответствующей знак. С появлением в составе России Крыма знак чуть-чуть перенесли, но тем не менее он стоит так, как стоял. Но легенда тоже интересная!

Евгений Ларин: Часовня — один из символов Новосибирска.

Константин Голодяев: Да, она на открытках, на магнитиках, на коробках конфет. Конфеты как называются? «Центр державы»! Приятно, мы гордимся.

Евгений Ларин: Также встречаются изображения оперного театра и городского торгового корпуса. Давайте о них.

Открыв, пожалуй, любой сайт с информацией об оперном театре, вы прочитаете фразу о том, что наш театр оперы и балета — это самое большое театральное сооружение в России. Я встречал такое утверждение о театре Красной Армии в Москве. Там, по крайней мере, зал больше.

Константин Голодяев: Действительно, театр Красной Армии в Москве — это единственное театральное сооружение, которое больше нашего оперного театра по объёму зала. Если говорить про все остальные, включая Большой театр, то они меньше.

Евгений Ларин: Так может Большой театр поместиться под куполом оперного?

Константин Голодяев: Мы же говорим о кубических метрах, по объёму зала, всех внутренних помещений за сценой, перед сценой, фойе, вестибюля — это, безусловно, больше. Физически он поместиться, наверное, может, но купол тогда разорвёт, поэтому лучше не рисковать. Кони Большого театра под наш купол явно не поместятся. Так что вполне правомерно говорить, что театр оперы и балета — крупнейшее театральное сооружение в нашей стране, за исключением театра Красной армии, который был построен даже раньше, чем наш оперный.

У нас же ещё уникальная конструкция купола, который ничем не поддерживается, кроме своего диаметра — никакими консолями или столбами. И его толщина — восемь сантиметров. Если его масштабировать до размеров куриного яйца, то он будет значительно тоньше, чем яичная скорлупа.

Евгений Ларин: Пресловутое куриное яйцо! А что под оперным театром? И вообще под Новосибирском? Утверждение о наличии подземного города никто не может ни доказать, ни опровергнуть.

Константин Голодяев: Что-то там, безусловно, есть. И никто вам точно не сможет сказать, что именно, потому что это всё стратегические объекты. Есть самодельная рисованная карта, очень условная. Там нарисовано много подземных тоннелей, по которым якобы вагонетки с трупами передвигались и всё такое прочее.

У оперного театра есть подземные этажи, я там был, спускался до минус второго уровня, где начинается фундамент. Там есть подземная котельная, поскольку в годы войны в частности театр отапливали углём. Уголь завозили на трамвае по улице Серебренниковской с правой стороны театра, сгружали в бункер, а котельная находилась в левой стороне. Там есть узкоколейка, по которой на вагонетках перевозили уголь. Также есть подземное водохранилище, пожарный резервуар. Но никаких помещений на огромной глубине там нет.

Кроме того, к началу войны оперный театр был уже практически построен, в 1941 году там уже проходили спектакли. А строить в годы войны под ним глубокий подземный бункер — это значит завалить эту огромную конструкцию. Вряд ли это было возможным.

К тому же большой купол оперного театра — это отличный прицел. Если уж речь идёт о спасении вождя от бомбардировок, то нельзя же прятать его под прицелом! Это смешно. Поэтому там всё нормально, хотя подземные коммуникации, безусловно, есть.

IMG_8702(1).jpg
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Есть другие замечательные истории. Например, о том, что швейные цеха оперного театра в годы войны шили немецкую форму, чтобы, когда фашисты захватят Новосибирск, из недр оперного театра вышли солдаты Красной армии в немецкой форме и всех перестреляли. Тоже прекрасная история!

Очень много подземных сооружений в Академгородке, много институтов связаны техническими переходами. Я был в подземных технических переходах под улицами Октябрьской, Урицкого. Такой подземный переход по слухам — я там не был — есть между зданием ФСБ и жилым домом через улицу.

Есть переход между зданием облисполкома, нынешнего правительства Новосибирской области, и художественным музеем, где проходили партийные заседания. Есть переходы от мэрии, от здания законодательного собрания через метро к зданию, где находилась высшая партийная школа. Таких переходов много, это нормально, так и должно быть. Говорить о подземном Новосибирске можно и интересно, и он наверняка есть, но никто этого не скажет.

Евгений Ларин: У Маранина в «Мифосибирске» я встречал упоминания о подземном городе с такими же улицами, по которым могут ходить пешеходы и ездить машины.

Другой, альтернативный, символ Новосибирска — городской торговый корпус. Не только символ города, но и символ власти. Там располагались городская дума и управа. С этим зданием связан переход власти от прежней царской к власти Советов. Информацию об этом нетрудно найти в интернете.

На электронной карте 2ГИС в качестве дополнительных сведений о здании указано, что в ночь с 13 на 14 декабря, или с 26 на 27 декабря по новому стилю, в большом зале городского торгового корпуса на совместном заседании исполкома Советов рабочих и солдатских депутатов и исполкома уездного Совета крестьянских депутатов было принято решение о переходе власти в руки Советов. Это декабрь 1917 года.

Более того, на фасаде здания, на торце со стороны площади Ленина, есть надпись, большой чёрный барельеф, который и говорит об этом событии. Но как всё было на самом деле?

Константин Голодяев: Вообще здание городского торгового корпуса даже в легендах не нуждается, настолько оно велико, объёмно и исторично. Очень странно было бы, если бы его снесли, а такая попытка была.

Здание городского торгового корпуса построено в 1910 году по проекту архитектора Крячкова. Огромное двухэтажное здание в деревянном городе. По тем временам оно было настолько длинное, в середине здания была арка для проезда телег и экипажей, которая сейчас заложена.

На втором этаже торгового корпуса сидела власть, а на первом как раз были магазины со складами в подвалах. Там, в этих подвалах, впервые в городе появился асфальт, они были заасфальтированы. Туда можно было заехать на телеге с лошадью, разгрузиться и выехать обратно по другому пандусу. Ничего не нужно было таскать. Великолепное здание.

Что касается революции, то действительно в декабре 1917 года большевики объявили о переходе власти в их руки. Но произошло это в другом здании, по соседству. На его месте сейчас расположен бизнес-центр «Бутон» и много разных ресторанов — по адресу Красный проспект, 17.

Там стоял целый квартал старых купеческих 1-2-3-этажных домов. В средней части этого квартала, в двухэтажном доме (тогда его адрес был Красный проспект, 21), произошло то самое заседание. Но когда в конце 1960-х годов этот квартал вместе с соседним, где сейчас находится кинотеатр Маяковского, приговорили к сносу, то табличку, которая действительно висела на том здании, передали в краеведческий музей. Её и сейчас там можно увидеть.

Функцию перехода власти перенесли на здание краеведческого музея. Причём для этого было определённое основание, потому что в декабре 1919 года, когда части 5-й Красной армии взяли Ново-Николаевск, именно в торговом корпусе располагались все советские городские администрации. Это здание также предполагалось к сносу, и революционный статус, который не спас от сноса предыдущее здание на Красном проспекте, 21, спас здание городского торгового корпуса, который заимел раннюю революционную историю.

IMG_1978_tn.JPG
Константин Голодяев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Давайте к нашему разговору добавим ещё страшную историю. Или не очень страшную, но интересную. Я имею в виду Чёртов камень. Так называют непонятную каменную глыбу на территории детской больницы №3 на Красном проспекте. Известно, что этот камень везли на строительство храма Александра Невского. Но, во-первых, почему-то не довезли. А, во-вторых, какого чёрта — к слову пришлось — его везли издалека? У нас что, не хватало собственного строительного материала?

Константин Голодяев: Легенда говорит, что его везли из Колывани. По другой версии — из Искитима. Представьте себе дорогу. Если из Колывани, то нужно было переправлять на другой берег, если из Искитима — везти с юга. А камень лежит по отношению к храму с северной стороны. Логистически он не мог там оказаться. Тем более что у нас на реке Каменке были прекрасные каменные карьеры. Так же, как и в Кривощёкове на левом берегу. Там до сих пор котлован существует. Можно было этот камень взять там, так что непонятно, зачем его откуда-то везли.

Как он упал — тоже непонятно. Ещё и кого-то придавил — то ли лошадь, то ли возницу, который шёл рядом, убил или ногу отдавил. Самое интересное, что камень не могли поднять обратно в телегу. Такой он был огромный и тяжелый, что его бросили там и назвали Чёртовым камнем. Несколько лет назад эту легенду развеяли.

Ещё в 1970-80 годах среди мамочек детей, которые лежали в находящейся рядом детской клинической больнице, существовало поверье, что если поднести ребёнка к камню, если он за него подержится, то камень даст ему силу, и ребёнок выздоровеет. И, дескать, так оно и происходило.

А теперь все стали верующими, понимаете! Теперь все говорят обратное: мол, Чёртов камень забирает у ребёнка силу, поэтому он не излечивается. Руководство больницы решило этот камень убрать, выкорчевать, скверик облагородить. Несколько лет назад его выкорчевали, и оказалось, что камень этот не как айсберг лежит.

Мы же предполагали, что видим только верхушечку, а там внизу огромный валун, который нельзя было поднять на телегу. Но нет! После него осталась небольшая лунка. Ну, сантиметров в 20. Не такой уж он огромный. После того, как поднялся общественный резонанс, камень не стали вывозить с территории больницы, сейчас он находится в другой стороне, но уже не лежит, а стоит на торце. Его можно увидеть уже полностью.

Но у города пропала старая легенда. Вернее, она превратилась в новую: дескать, пришёл злой батыр, выкорчевал камень и сдвинул его. А раньше никто сдвинуть его не мог. Валун покрылся культурным слоем, землёй и называется Чёртовым камнем уже много-много лет.

Евгений Ларин: У меня остался один вопрос, который я не могу не задать. Осенью — в начале зимы 1919 года в эшелоне по Транссибу двигался адмирал Колчак. Верховный правитель проезжал через сибирские города на Транссибе, где-то задерживался дольше, где-то не очень. У нас он пробыл фактически две недели.

Правда ли то, что тогда был закон о том, что там, где находится Верховный правитель, в этот момент и столица России? Таким образом, Ново-Николаевск на две недели стал столицей?

Константин Голодяев: Да, это было так. Две недели мы были столицей белой России. Колчак в нашем городе тоже оброс всяческими легендами. Одна из них гласит, что в его честь устраивали банкет в Доме офицеров на Красном проспекте. На самом деле тогда он ещё не был достроен, был только подвал и первый этаж. Банкет действительно был. Но его устраивали в Доме офицерского собрания в военном городке на Тополёвой.

О золоте Колчака — тоже изумительная история. Она в том, что один из эшелонов Колчака был блиндированным бронированным составом из пяти вагонов, в котором перевозили золото Российской империи. И вот якобы в ночь с 19 на 20 ноября несколько ящиков этого золота пропали. И закопаны эти ящики в реке Каменке, где было огромное ущелье, к которому примыкало множество оврагов — прекрасное место, чтобы что-нибудь спрятать.

Но золото это ищут по таким же народным россказням и на Енисее, и на Байкале. По документам вагоны с золотом даже не открывались, и никакие ящики или килограммы, граммы этого золота в Ново-Николаевске не пропадали. Состав через две недели благополучно проследовал дальше.

Евгений Ларин: Но золото, в конце концов, всё же умыкнули, или оно досталось Советам?

Константин Голодяев: Конечно, часть золотого запаса была израсходована на покупку вооружения и обмундирования Колчаковской армии. Основная часть золота была возвращена в Москву, но якобы существует акт, что несколько ящиков действительно украли на станции Тыреть в Иркутской области. Так его и не нашли. Но это неточно. Врать не буду, чтобы не породить новую легенду.

Главные новости из жизни нашего города — подписывайтесь на нашу группу в Одноклассниках.

Что происходит

Текущий ремонт дорог в Новосибирске 22 апреля — список улиц

«Разбор по косточкам»: Звягинцев презентовал книгу о «Левиафане»

Бюджет Новосибирска увеличили на 3 млрд рублей: на что их потратят

На фестивале «Ход котом» собрали игры и игрушки для всей семьи

Для дорожной разметки купили 90 тонн краски, пластика и стеклошариков

Дачные автобусы запускают 24 апреля в Новосибирске

Портреты героев Бессмертного полка покажут на уличных видеоэкранах

Улицу возле НГТУ сузили до 7 мая из-за ремонта теплотрассы

Депутаты намерены запретить строительство жилья на месте «Соккер Арены»

Голос новосибирского метро Иван Проскурин зовёт горожан на субботник

«Если кто-то без маски, да ещё чихает, то я злюсь и становлюсь нервной»

Показать ещё