Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: фельдшер, Наполеон, пулемёт и красная ракета

28 мая на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывал доктор исторических наук, профессор Владислав Кокоулин. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
14:41, 02 июня 2021

Взгляд назад. Исторический календарь

24-25 мая 1909 года в Ново-Николаевске гастролировала Вера Комиссаржевская. Знаменитая актриса сыграла роли Норы в пьесе Ибсена «Кукольный дом» и Дикарки в одноимённой пьесе Островского и Соловьева. Местные критики писали: «Увидеть Нору и Дикарку в исполнении Веры Федоровны — значит доставить себе эстетическое наслаждение и надолго оставить в памяти имя артистки». Часть денег от спектаклей Комиссаржевская передала в пользу погорельцев города. Большой пожар, который произошёл в Ново-Николаевске незадолго до приезда актрисы, оставил без крыши над головой несколько тысяч горожан.

29 мая 1906 года благотворительное общество «Ясли» открыло первый приют для маленьких беспризорников — как было сказано, «для постоянного призрения беспризорных детей обоего пола, и для дневного ухода за малыми детьми матерей, выходящих из дому на подённую работу». В приюте могло находиться до 120-ти ребятишек. Там имелось налаженное хозяйство для трудового воспитания детей, их летнего отдыха, и для обеспечения их собственными продуктами. Приют располагался в специально построенном здании на улице Болдыревской, ныне Октябрьской. До наших дней здание не сохранилось.

29 мая 1957 года состоялась дегустация изделий Новосибирской шоколадной фабрики имени Героев Сталинграда. Было представлено 36 сортов конфет. Среди новинок — шоколадные медали с изображением Оперного театра и Новосибирского вокзала.

30 мая 1981 года на набережной Оби открылся «Луна-парк» — чехословацкий парк аттракционов. Это был уже седьмой сезон его работы в Новосибирске, но вот на набережной он появился впервые. До этого с 1975-го по 1980-ый год «Луна-парк» работал в районе ДК Октябрьской революции в Железнодорожном районе. Но именно на набережной «Луна-парк» запомнился новосибирцам больше всего. Там аттракционы работали каждое лето вплоть до конца 1980-х годов. «Луна-парк» находился там же, где и сегодня есть парк аттракционов, в той части набережной, которая ближе к Речному вокзалу и гостинице.

30 мая 1990 года в Новосибирске был организован Институт систем информатики Сибирского отделения Академии наук СССР.

 

Однажды в Новосибирске. Столица Сибирского края

25 мая 1925 года Президиум ВЦИК утвердил постановление об образовании Сибирского края с центром в Ново-Николаевске. В 1926 году столица Сибирского края получила новое имя — Новосибирск.

За основу Сибирского края взяли территорию «Сибревкомовской Сибири», но сначала без Иркутской губернии. Её присоединили к Сибкраю 30 июня 1926 года. То есть на 1926 год территория Сибирского края состояла из современных Алтайского и Красноярского краёв, Омской, Новосибирской, Томской, Кемеровской, Иркутской и частично Тюменской областей, Республик Хакасия и Алтай.

Население Сибирского края составляло 10 млн жителей, а площадь — более 4 млн кв. км. Это была почти четверть территории всей страны.

Впрочем, в этом виде Сибирский край просуществовал недолго. Управлять такой огромной территорией было чрезвычайно сложно, и в 1930 году Сибирский край разукрупнили — разделили на Западно-Сибирский и Восточно-Сибирский край.

В 1934 году последовало новое разукрупнение. Западную часть Западно-Сибирского края передали в образованную Омскую область, восточную часть передали в Красноярский край. Осталось примерно то, что раньше было Томской губернией: Алтай, Кузбасс, будущие Томская и Новосибирская области.

В 1937 году выделили Алтайский край, осталась Томская губерния образца 1918 года. Она и стала Новосибирской областью. Туда входила современная Кемеровская, Томская и Новосибирская области. В 1943 году выделяют Кемеровскую область, в 1944-м — Томскую. Таким образом, наша область приобретает свои окончательные очертания, за исключением некоторых южных районов, которые потом передали из Алтая.

 

Было — не было. Маховик Гражданской войны

Гость в студии «Городской волны» — доктор исторических наук, профессор Владислав Кокоулин.

Евгений Ларин: Восстание чехословацкого корпуса историки часто называют началом Гражданской войны, и не только в Сибири, но и в России вообще, поскольку мятежные чехи выступили практически одновременно в нескольких точках Транссибирской магистрали.

В ранней истории нашего города это одно из наиболее ярких и драматических событий периода революции и гражданской войны. О нём мы в нашей студии говорили уже неоднократно, и вот вновь возвращаемся к этому разговору. Почему? Всё дело в том, что за каждым событием стоят не просто некие политические процессы, которые их вызвали. За ними стоят люди. Конкретные люди с их очень конкретными интересами, мыслями, планами, эмоциями и судьбами, в конце концов.

События происходят не сами по себе, их делают люди, которым мы почему-то в наших беседах частенько не уделяем должного внимания. И совершенно напрасно, ведь такие знания могут многое прояснить в ходе тех или иных событий. Сегодня мы будем говорить, преимущественно, о людях, которые делали историю в мае 1918 года.

В ночь с 25 на 26 мая 1918 года в результате восстания чехословацкого корпуса в Ново-Николаевске пала советская власть. Белочехи — как их было принято называть в советской историографии — хотя, конечно, никакие они не белочехи — просто свергли власть большевиков в городе. Они захватили и арестовали практически всех советских руководителей Ново-Николаевска, и, получается, таким образом, они свергли советскую власть в городе.

Был ли это именно контрреволюционный и антибольшевистский переворот или восстание против местной власти как таковой — давайте во всём этом разбираться по порядку.

И прежде чем мы возьмёмся анализировать то, что произошло в ту майскую ночь в Ново-Николаевске и разбираться, чьими руками и мозгами был произведен переворот, давайте напомним нашим слушателям, к чему подошла в тот момент история Первой мировой войны и революции, и как развивались события весной 1918 года.

Владислав Кокоулин: Первая мировая война ещё не закончилась, она продолжалась. Другое дело, что Россия из войны вышла и заключила с формальной юридической точки сепаратный мир с Германией в Брест-Литовске. По факту Россия из войны вышла раньше, ещё в феврале 1917 года, когда воевать уже было некому — армия разваливалась, фронт рухнул. Никаких боевых действий в 1917 году Россия вести уже не могла.

Но война продолжалась, и она, кстати, оказывала влияние на события Гражданской войны в Сибири. Здесь важно посмотреть большой международный контекст. За теми событиями, которые происходили у нас в городе, стояли достаточно крупные силы международного масштаба.

Евгений Ларин: Их частенько называют интервентами!

Владислав Кокоулин: Да, их называют интервентами. Сейчас этот термин из научного оборота уходит, но, тем не менее, это можно назвать вмешательством иностранцев в наши внутренние дела, что, по сути, так и было. Чехи ведь здесь были не отечественные, не доморощенные. Они тоже были иностранцами для России.

Евгений Ларин: Было их достаточно много. Из одной статьи, опубликованной на сайте «Библиотека сибирского краеведения», я выписал, что в мае 1918 года в районе станции Ново-Николаевск находилось четыре эшелона чехов. В них размещалось шесть рот 7-го Татранского стрелкового полка и три роты 6-го Ганацкого стрелкового полка. По разным данным чехов здесь было от 800-900 человек до 3350 человек. Разброс большой, но в общем понятно, что если цифра была средней, то это всё равно много.

IMG_2149_tn.JPG
Владислав Кокоулин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Владислав Кокоулин: Да, крупная вооружённая сила.

Евгений Ларин: И это только в Ново-Николаевске. А сколько их всего стояло по Транссибу, наверное, сложно себе представить.

Владислав Кокоулин: Если немножко углубиться в историю, то чехи у нас стали появляться не во времена Первой мировой войны или революции. Чехи в России появились ещё тогда, когда Чехия вошла в состав Австро-Венгерской империи. Многие чехи начали переселяться на территорию современной Украины — в Киев и другие соседние территории.

Царское правительство, с одной стороны, старалось их использовать против австро-венгров, с другой стороны — не провоцировать их под давлением Германии. Во время Первой мировой войны чехи были на стороне противника, но они очень хотели получить независимое государство. Даже с монархом из Дома Романовых — они были согласны и на это.

И для этого они пытались вести переговоры по разным каналам. Большая часть чехов у нас были либо военнопленными, либо теми, кто добровольно переходил на российскую сторону для того, чтобы воевать против Австро-Венгрии. А с заключением Брест-Литовского мира отправка чехов на германский фронт стала невозможна. Их можно было отправить морем либо через Мурманск, либо через Владивосток — во Францию. Окружным путём. Таким образом, под давлением Германии выбрали маршрут через Владивосток. Чехов стали перевозить по железной дороге.

Тут нужно сделать одно уточнение. Мы представляем себе железную дорогу в современном виде — как мощную магистраль. Но это была одноколейная железная дорога с очень малой пропускной способностью. Строилась она достаточно быстро, наспех. Она просто не рассчитывалась на тот объем перевозок, который тогда возник. Поэтому поезда на крупных станциях стояли, пропускали встречные эшелоны. Чехи двигались по железной дороге месяцами.

Евгений Ларин: Вот мы говорим, что чехи стояли по Транссибу. Они ехали по Транссибу всё это время!

Владислав Кокоулин: Да, только очень медленно.

Евгений Ларин: Хорошо, ситуация примерно ясна. Понятно, что к весне 1918 года Гражданская война уже шла. Она шла даже не с октября — ноября — 1917 года, все эти процессы начались в феврале 1917 года. Но завязку основных событий Гражданской войны относят к весне 1918 года.

Одна из версий историков такова, что как местным властям, так и общероссийским, Троцкому в том числе, не нравилось, что повсюду шныряют вооруженные чехи. В какой-то момент их попытались разоружить, и они, вроде как, психанули. Но дело в том, что восстание-то готовилось. И готовилось оно несколько месяцев. Что там происходило?

Владислав Кокоулин: Из нашего исторического «далёка» мы представляем, что они раз — и вдруг выступили. На самом деле подготовительная работа шла долго. Кроме белочехов были красночехи — об этом не надо забывать — интернационалисты, Ярослав Гашек. У самих чехов шли сложные процессы — за кого выступать, кого поддержать. У них разные были течения — как пробольшевистские, так и антибольшевисткие. Кроме того, ведь действовали и те, кто потерпел поражение в Октябрьской революции.

Если говорить о Ново-Николаевске, то здесь оказался один интересный деятель, тот, кто, по сути, организовал Сибирскую армию — Алексей Николаевич Гришин-Алмазов. Это очень интересный персонаж! Он сыграл ключевую роль у нас в городе. Но самое интересное, что историки до сих пор не знают, как он здесь оказался — каким образом. Не осталось ни воспоминаний, ни каких-то документов.

Есть сведения, что в декабре 1917 года он был на Дону в добровольческой армии Корнилова, а потом его фигура каким-то образом возникает в мае 1918 года в Ново-Николаевске.

Евгений Ларин: Мы к нему обязательно вернёмся, а пока поговорим о других людях, которые здесь, на месте, также сыграли большую роль в событиях. Известно, что в день перед выступлением чехов в одном из номеров гостиницы «Метрополитен» — мы не путаем его с подземкой, это слово означает «столичный» — собрались несколько человек. Что это была за тёплая компания, и о чём они говорили? Насколько я понимаю, Гришина-Алмазова-то как раз среди них не было.

Алмазов.jpg
Алексей Гришин-Алмазов. Фото: nsk-kraeved.ru

Владислав Кокоулин: Неизвестно, был он среди них или нет. Нет документов! Вот если бы сохранились какие-то протоколы, фотофиксация... Историки изучают те события уже по более поздним материалам, по мемуарам и по последствиям. Мы можем реконструировать события, нам понятен их общий ход.

Дело в том, что в Сибири действовала такая мощная кооперативная организация, как «Закупсбыт» — с разветвлённой сетью. Кстати, в 1918 году Гришин-Алмазов работал в «Закупсбыте» в качестве агента.

Это организация, построенная по рыночным принципам, поддерживала эсеров деньгами. Она ещё в 1920 году здесь конкурировала с продразвёрсткой, и часто достаточно успешно. «Закупсбыт» финансировал эсеровские газеты, которые издавались не только в губернских городах, но даже в уездных. Этих газет было много.

Евгений Ларин: Легальных?

Владислав Кокоулин: Да, они издавались легально. Эсеровские газеты не были запрещены. В 1918 году их потихоньку пытались закрывать, но все сразу не закрыли. В отличие от монархических и кадетских газет — эти закрыли сразу. Хотя они выходили ещё и в январе 1918 года. Процессы, которые запустила Октябрьская революция, растянулись на несколько месяцев.

Евгений Ларин: Что касается Гришина-Алмазова, мы знаем, что совещание заговорщиков проходило в номере, в котором жила его жена, Мария Александровна.

Владислав Кокоулин: Да, это факт подтверждённый. И, собственно, о чём они там говорили? Были совещания у чехословаков, информация о которых, так или иначе, просачивалась. Чехословаки сами решали, что им делать. У них не стояла задача вмешиваться во внутренние события. У них стояла задача скорейшим образом добраться до Владивостока и уехать из России. Также они преследовали цель создать независимое чешское государство после развала Австро-Венгерской империи.

Евгений Ларин: То есть на советскую власть им было, по большому счёту, плевать?

Владислав Кокоулин: Да. Если бы события сложились по-другому, то, может быть, они бы и не выступили. Потому что у них и внутри были противоречия, были те, кто хотел поддержать большевиков, и те, кто хотел соблюдать нейтралитет. Но в какой-то момент — была ли это провокация или целенаправленная акция, сейчас судить сложно — чехам стало понятно, что если и дальше большевики будут сидеть в городах, то их просто не выпустят из страны. Или разоружат, а дальше — неизвестно, куда. Могут и Германии передать.

Кроме рациональных факторов ведь действовали определённые мифы. У них было такое представление: Россия заключила мир с Германией, и вполне вероятно, что их могут выдать Германии — так считали чехи. Вплоть до этого. Мы должны не сбрасывать со счетов психологические факторы, их представления, пусть и иллюзорные. И этим воспользовались те, кто руководил их выступлением.

Евгений Ларин: А кто кого уговорил? Это наше белое подполье и эсеры воспользовались нервным напряжением среди чехов? Или чехи выступили в своих интересах? Но зачем им тогда нужны были наши офицеры и эсеры? Им что, не хватало руководителей или организаторов?

Владислав Кокоулин: Нет, у них были свои руководители и были свои задачи. Но дело в том, что эти два процесса сошлись и переплелись. Начиная с зимы-весны 1918 года они шли параллельно, узел запутывался всё больше и больше. Подпольные и эсеровские организации и чехи оказались настолько плотно сплетены, что уже было не понятно, кто кем руководит, и кто кого ведёт. В какой-то момент у них совпали цели, выдалась возможность, и они выступили. И каждый стал действовать в свою пользу.

Евгений Ларин: Вернёмся к тому совещанию в гостиничном номере. Из некоторых источников известны имена и фамилии собравшихся. Это капитан Радола Гайда — непосредственный руководитель чешских подразделений, некий капитан Травин, поручик Лукин, а также господа Фомин и Линдберг. Кто они такие, и что можно сказать о каждом в отдельности?

IMG_2209_tn.JPG
Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Владислав Кокоулин: Главный из них — Гайда. Обо всех остальных историкам сейчас судить трудно, потому что точных данных нет. Кто из них кто? Мы примерно представляем, что это руководители каких-то военных организаций, но ведь антибольшевистское подполье мы, по сути, тоже реконструируем. Как оно жило, мы не представляем. Воспоминаний они не оставили, протоколов, документов — нет. И мы судим о тех событиях по косвенным фактам, некоторым упоминаниям в более поздних мемуарах.

Поэтому мы можем только предполагать, как это подполье действовало. Мы знаем о нём по результату, по тому, что произошло 25 мая 1918 года в Ново-Николаевске. Когда появилось подполье, как оно формировалось и как действовало — сказать очень сложно.

Известно, что Линдберг и Фомин или принадлежали к эсеровской партии или были сторонниками эсеров. Что касается тех офицеров, то в городе оказалось огромная масса военнослужащих в результате разных событий — развала фронта, различных передвижений 1916-17 годов. Здесь оказывались совершенно случайные люди. И беженцы, и те, кто неизвестно зачем отправлялся в тыл.

Даже с Гришиным-Алмазовым не понятно. Его сознательно отправили с Дона сюда, или сам, по собственной инициативе пробрался? Но интересно то, что здесь он никому не был известен. Для Ново-Николаевска это был абсолютно никто.

Евгений Ларин: Но ведь через пару дней после переворота, 28 мая, Алексей Николаевич Гришин-Алмазов объявил себя командующим войсками Западно-Сибирского военного округа, а 13 июня он стал командующим только что созданной Западно-Сибирской армией в 4000 штыков! Как никому не известному человеку удалось занять такой высокий военный пост?

Владислав Кокоулин: Это можно объяснить только его собственной инициативой, его энергией.

Евгений Ларин: Кто он вообще такой?

Владислав Кокоулин: Он родился в Тамбовской губернии, учился на военного — он профессиональный военный. Он служил в Русско-японскую войну. Когда он на неё отправлялся, то в первый раз проехал по Сибири. Там он получил свои первые награды, ордена, но не получил ранений. Русско-японская война закончилась для России поражением, у многих офицеров она оставила неприятные воспоминания. Любое поражение деморализует.

Гришин-Алмазов был не из помещиков, не из зажиточных. Если мы посмотрим его послужной список и жалование, которое ему платили, то увидим, что он был не нищим, жил не впроголодь, но богатым он тоже не был. Говорят, что против красных выступили бывшие помещики, дворяне, но Гришин-Алмазов к ним явно не относился.

Между Русско-японской и Первой мировой он служил в Иркутском и в Приамурском военных округах. А во время Первой мировой войны его отправили в действующую армию. Здесь тоже некоторые моменты остаются непонятными. Сохранились, по крайней мере, его послужной список и ведомость, когда он ходил в отпуск. Получается, с 1909 по 1916 в отпуске он был только один раз. По сути, он всё свое время отдавал службе. Такой был работоспособный, энергичный человек.

Это показали и последующие события, когда он стал диктатором Одессы. Это был человек, безусловно, энергичный. Но! Здесь, в Сибири были ведь и другие авторитеты. Сибирское казачье войско в Омске во главе с генералом Риновым. Это был авторитетный деятель, который мог бы возглавить армию без всякого Гришина-Алмазова. За Риновым стояли казаки, известность. Здесь же можно назвать Анненкова, который командовал казаками в Семипалатинске. Кадровые военные руководители высоких званий здесь были!

А кто такой Гришин-Алмазов? Подполковник! Это не самый значимый персонаж. Но, тем не менее, благодаря своей личной энергии он достиг высокого положения. К примеру, у него был мандат «Закупсбыта» и он не ленился, а разъезжал в качестве представителя этой организации и устанавливал контакты, узнавал ситуацию на местах. То есть он знал, что собой представляет крестьянство, знал его настроения.

Евгений Ларин: Можно Гришина-Алмазова назвать руководителем всего этого восстания, масштабного антибольшевистского выступления?

Владислав Кокоулин: Одного его — нет. Надо называть нескольких человек, в том числе Гайду. Но точно можно сказать, что он был одним из тех, кто стоял на самом верху, и этими процессами воспользовался, либо вообще руководил.

Евгений Ларин: А мы можем предположить, сказать с какой-либо вероятностью, какие он преследовал интересы, какими соображениями руководствовался, чего хотел?

Владислав Кокоулин: Он был, конечно, не партийным человеком. Судя по тому, что он делал, когда потом оказался в Одессе, он удовлетворял некоторые личные амбиции. Человек он был, безусловно, талантливый. Организаторские способности у него были хорошие. Энергичный, неглупый. Мы не его не оправдываем, а просто пытаемся понять, почему так произошло.

Мы видим, что он стал своего рода сибирским «наполеоном». А провалился он в результате подковёрных интриг. Он себя один раз подставил и всё. Дальше завертелся механизм. Это было в августе 1918 года, когда он был в уже в Омске.

Был ещё один интересный персонаж — Иван Михайлов. Он потом был министром финансов у Колчака. А летом, ещё до того, как появилась фигура Колчака, в Омске планировался переворот аналогичный колчаковскому, но только во главе его должен был встать Гришин-Алмазов, а премьер-министром должен был стать Иван Михайлов.

Евгений Ларин: Выходит, Гришин-Алмазов — фигура масштаба Колчака?!

Владислав Кокоулин: Безусловно, это так. Значимая фигура для понимания исторических событий. Если мы говорим о Сибирской армии, то Гришин-Алмазов её и организовал.

Евгений Ларин: Что с ним стало? Почему он так бесславно ушёл с исторической арены?

Владислав Кокоулин: Его подставили. Он заставил кого-то петь «Боже, царя храни» на вечере, где присутствовали демократические представители, не монархические круги. А для них это стало поводом, чтобы написать об этом в прессе. А потом был повод потихоньку Гришина-Алмазова отстранить — надавить на Вологодского, который был премьер-министром Сибирского правительства, и отправить Гришина-Алмазова в отставку. В результате он отправился на юг, в Одессу, где тоже проявил себя. Вспомните известный фильм про Мишку-япончика, там как раз про Гришина-Алмазова.

IMG_2179_tn.JPG
Евгений Ларин и Владислав Кокоулин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: А что мы можем сказать о ключевом руководителе восстания непосредственно на месте — о Радоле Гайде? Я читал о нём в воспоминаниях у генерала Сахарова — это речь идёт уже о колчаковском периоде. Так вот, Сахаров вспоминает о Гайде, как об очень неприятном человеке. Дескать, какая-то двусмысленная улыбка у него блуждала, какие-то взгляды он кидал за спиной у Александра Васильевича. И вообще Гайда — предатель. Хотя у Сахарова, конечно, все предателями были. Что Гайда был за человек, и какова была его роль?

Владислав Кокоулин: Гайда в австрийской армии служил фельдшером, он не был кадровым военным. Но это был, безусловно, талантливый, энергичный человек с организаторскими способностями. Он точно также сам себя продвинул наверх во время войны, дослужился до достаточно высоких чинов. Он был, как Гришин-Алмазов, авантюристом.

Евгений Ларин: Видимо, там многие были такими?

Владислав Кокоулин: Да! Надо было только воспользоваться ситуацией. Привычные механизмы смены власти рухнули, и можно было, воспользовавшись энергией, выскочить наверх. Ведь потом Гайда ещё организовывал переворот на Дальнем Востоке, это уже когда его Колчак отстранил и отправил.

А в Ново-Николавевске он смог убедить большинство чехов в том, что надо всё-таки выступить. Он убеждал, аргументируя тем, что большевики их не выпустят, поэтому их единственная возможность — это отстранить большевиков от власти и поставить ту силу, которая их отправит на родину.

Евгений Ларин: Сам-то он вряд ли здесь добивался каких-то чинов, званий?

Владислав Кокоулин: Нет. Хотя при Колчаке он командовал одной из армий, был крупным военачальником. Видел ли он себя на русской службе или нет, не совсем понятно. Но он на ней оказался. Сложно сказать, как он мыслил себе свою дальнейшую карьеру — уехать в Чехословакию и там возглавить независимую республику или что-то в этом роде?

Безусловно, амбициозные планы у него были. И вот два крупных авантюриста плюс несколько авантюристов более мелких, которые здесь оказались, и стали ключевыми фигурами начала Гражданской войны.

Евгений Ларин: В Ново-Николаевске красную ракету, которая послужила сигналом к началу восстания, запустил всё-таки Гайда?

Владислав Кокоулин: Да, он дал команду.

Евгений Ларин: Но, как говорили древние, audiatur et altera pars [«следует выслушать и другую сторону» — лат., прим автора]. В ночь на 26 мая в Доме революции, который мы сейчас знаем как театр «Красный факел», а до революции это было Коммерческое или Деловое собрание, заседал ново-николаевский Совет депутатов. Тоже тёмная история — что они там так долго делали?

По одной версии они там действительно решали какие-то очень важные вопросы, а по другой — что-то праздновали с обильными возлияниями. Как так вышло, что восставшие одним махом накрыли ночью и Дом революции с заседавшим в нём Советом депутатов, казармы и ещё некоторые объекты; арестовали всю большевистскую верхушку.

Понятно, что, наверное, у них было ещё мало опыта в управлении хозяйством, но опыт борьбы-то у них уже был! И достаточно серьёзный. Почему они так беззубо себя повели?

Владислав Кокоулин: У них был опыт подпольной борьбы.

Евгений Ларин: Но была же контрразведка! Неужели она не могла доложить, что чехи мутят воду?

Владислав Кокоулин: Дело в том, что у них не было никаких сил. Ведь основные силы Красной армии и Красной гвардии были отправлены на семёновский фронт. Было весеннее выступление Семёнова в Забайкалье, и туда все силы ушли. В том числе из Омска. В Омске сопротивлялись чуть дольше, но там тоже не было сил. В военном городке Ново-Николаевска оставалась незначительная часть гарнизона.

Евгений Ларин: Красные принесли власть на штыках. На штыках они её и должны были держать, но вышло не так.

Владислав Кокоулин: Штыков не было. Ново-Николаевск, несмотря на то, что это был город не мещанский, здесь были и рабочие, но в 1918 году основная масса рабочих была либо по деревням на заработках, либо в Красной гвардии, либо на фронтах. Здесь реальной опоры у большевиков не было. Не было силы, которая могла бы противостоять чехам. Если бы местное офицерское подполье выступило без поддержки чехословаков, то их восстание, скорее всего, подавили бы.

Евгений Ларин: То есть красные не стреляли?

Владислав Кокоулин: Они не стреляли, потому что не было возможности. Вечером 25 мая на вокзальной площади играл оркестр, всё шло очень мирно, чехи демонстрировали миролюбие. Ничего не говорило о том, что произойдёт ночью.

Почему они поздно заседали? Это была обычная практика. Депутаты ведь не все были освобождённые, некоторые работали. Заседали после работы. Если мы откроем протоколы Сибревкома, то можно увидеть, например, что начали заседать в 20 часов, а закончили в 22 часа. Вечерние заседания не обязательно были связаны с какими-то банкетами или празднованиями.

Что у них было? В Доме революции был пулемёт. И всё. Основная часть людей была отправлена в военный городок. А это расстояние. Если бы быстро сообщили, если бы в военном городке быстро сообразили, и была бы команда, то они, может быть, успели бы к этому разбору. Но никто не понимал, что происходит.

Евгений Ларин: Вроде, Гайда писал, что основной бой как раз и был в военном городке.

Владислав Кокоулин: Да. Но силы были неравные. Руководителей там не было, они были вынуждены отступать в сторону Черепанова. Красные прошли Бердск, и у Черепанова был крупный бой.

IMG_2127_tn.JPG
Владислав Кокоулин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Кто представлял советскую власть в Ново-Николаевске весной 1918 года?

Владислав Кокоулин: Основными людьми были Романов, Петухов, они руководили советом.

Евгений Ларин: Романова захватили в декабре 1919 года? А в мае 1918 года под раздачу попали те пятеро, чьи фамилии мы знаем по надгробной плите в сквере Героев Революции: Петухов, Полковников, Серебренников, Горбань и Шмурыгин. Кого-то из них мы можем выделить за особый вклад в дело революции?

Владислав Кокоулин: Их всех надо выделить. Революционной деятельностью они занялись достаточно рано — не в 1917-18 годах. Это люди с большим подпольным опытом, они десятилетиями работали в подпольной организации. К сожалению, протоколов за 1918 год не сохранилось, они погибли в Доме революции. Но сохранились протоколы совета за 1917 год.

По этим протоколам видно, что это были люди, которые очень быстро учились. Перешли от подпольных к легальным работам. Они умели ставить вопрос и умели давать ответ, что конкретно делать. Чем большевики отличались от многих последующих? У них всё было чётко — кто, что и к какому сроку должен сделать. Всё конкретно.

И они действовали решительно. Не смотрели, что легально, а что нет. Надо на почту поставить комиссара — они так и делают. Законы и порядки почты их не интересуют. Надо им разогнать собор Александра Невского — они туда отправляют людей. Правда, там события развернулись так, что дело пахло крупным кровопролитием, и они дали ход назад.

Эти люди обладали практическим складом ума и быстро учились. Поэтому ново-николаевский Совет и его действия — это достаточно интересная страница истории. Они сделали очень многое за короткий отпущенный им срок. Попытались восстановить производство, наладить сферу финансов, промышленности, отношения с деревней. В 1918 году здесь крупных эксцессов, кроме собора Александра Невского, не было.

Евгений Ларин: Из упомянутой «пятерки» мне хочется особо выделить Александра Иосифовича Петухова — прежде всего, из-за его связи с Кировым. Тоже не совсем ясная история. Но что мы можем рассказать, резюмируя все имеющиеся по этому поводу знания?

Владислав Кокоулин: Петухов был связан не только с Кировым, но — мы об этом как-то уже говорили — и с Евдокией Ковальчук, знаменитой Дусей Ковальчук. Её участие в подпольной работе было во много связано с Петуховым. Они получили информацию — газеты и листовки — по разным каналам. Укрывали во время Первой мировой войны тех, кого могла вычислить полиция или жандармерия. Они им предоставляли убежище, а те привозили из-за границы большевистские листовки и газеты. Петухов — это подпольщик хорошего уровня, с большим стажем.

Евгений Ларин: Можно ли действительно считать мятеж чешского легиона началом Гражданской войны? Если можно, то только в Сибири или вообще в России?

Владислав Кокоулин: В России в целом. Это мы говорим о масштабной Гражданской войне, с фронтами. Мы в начале сказали, что историю Гражданской войны можно вести с корниловского мятежа. Его можно рассматривать как эпизод Гражданской войны. Но масштабная Гражданская война с вмешательством интервенции началась с выступлением чехословацкого корпуса, появились фронты Гражданской войны.

Евгений Ларин: Где всё это началось?

Владислав Кокоулин: Здесь, в Ново-Николаевске.

Евгений Ларин: Мариинск не раньше был?

Владислав Кокоулин: Мариинск был чуть раньше, но он меньшее значение имел. Чехи выступили в разных местах практически одновременно, но Ново-Николаевск имел большее значение, потому что это крупный транспортный узел. Здесь пересекались железнодорожные, водные и сухопутные маршруты. Взятие такого города, как Ново-Николаевск, сразу отрезало возможность идти через Алтай и с востока на запад, перерезало такую транспортную артерию, как Обь.

Евгений Ларин: В завершении задам, пожалуй, неожиданный вопрос. Я понимаю, что так делать нельзя, но раз уж мы признаём чешский мятеж началом крупномасштабной гражданской войны, то давайте найдём крайнего. Кого можно так припереть к стенке, что не отвертится?

Владислав Кокоулин: Гайда, конечно!

Евгений Ларин: Итак, дорогие друзья, мы объявляем чешского военачальника Радолу Гайду виновным в развязывании масштабной гражданской войны в России.

Не пропускайте актуальные репортажи и интервью — подписывайтесь на канал Новосибирских Новостей на YouTube.

Что происходит

«Готовы дверь открыть?»: опрос о переписи запустили в Новосибирске

Электронное голосование в будущем может привести к перевороту — эксперты

Главная фабрика тепла: ремонт на ТЭЦ-5 показали мэру Локтю

В стеклянном доме на Кавалерийской вручили ключи от квартир

Все школы, детсады и треть жилых домов Новосибирска получили отопление

Госэкспертиза одобрила проект школы на 1100 мест для ЖК «Ясный берег»

Улицу Николая Островского сузили из-за ремонта теплотрассы

Итоги ремонта дорог в Новосибирске: на что потратили больше 3 миллиардов

Об итогах выборов в Госдуму слушайте в прямом эфире на Городской волне

В 2021 году Новосибирск обеспечит жильём 249 детей-сирот

Главную премьеру сезона в НОВАТе станцуют в костюмах от Ив Сен-Лорана

Показать ещё