Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: Сибревком, Сибистпарт, Сибкрай и Комсод

6 августа на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывал политолог Ренат Сулейманов. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
13:25, 11 августа 2021

Взгляд назад. Исторический календарь

3 (а по другим источникам, 4) августа 1920 года в Ново-Николаевске открыли Центральный народный музей. Сейчас это Новосибирский краеведческий музей. Его первые экспозиции были посвящены астрономии и геологии. Позже начали работу естественно-исторический, историко-революционный и другие отделы.

3 августа 1983 года в Новосибирске увековечили память одного из пионеров космонавтики — Юрия Кондратюка. Облисполком принял решение открыть постоянную выставку истории развития космонавтики в доме №24 на улице Советской, установить мемориальную доску в память о Кондратюке и назвать его именем площадь на пересечении улиц Фрунзе и Советской.

4 августа 1930 года в Новосибирске создали городское архивное бюро, сейчас это городской архив.

5 августа 1900 года паром переправы на Оби сорвало и отнесло к железнодорожному мосту. По счастливой случайности паром только боком задел устои моста и уцелел.

5 августа 1979 года в Первомайском районе Новосибирска открыли памятник трудовой славы — стоящий на постаменте паровоз серии «9П». Событие приурочили к 50-летию Инского железнодорожного узла.

С 6 по 15 августа 1918 года в Ново-Николаевске прошла политическая забастовка. Подпольный большевистский комитет выпустил листовку «Будьте на страже!», которая призывала к объединению в борьбе за восстановление советской власти. Заканчивалась она словами «Все на защиту власти и крестьян! Долой захватчиков власти! Да здравствует социалистическая революция!».

7 августа 1957 года начала вещание новосибирская студия телевидения.


Однажды в Новосибирске. Товарищ Серго и клоповники

5 августа 1933 года в Новосибирск с однодневным визитом приехал народный комиссар тяжёлой промышленности Георгий Константинович — Серго — Орджоникидзе. Он возвращался из поездки по заводам Кузбасса.

Два часа товарищ Серго провёл на заводе «Сибкомбайн». За это время директор завода Оскольдов показал наркому цеха предприятия, познакомил гостя с состоянием дел и с трудностями финансирования строительства. Рабочие были удивлены, что Орджоникидзе подолгу беседовал не только с инженерами, но и с ними. Фрезеровщик Копьев вспоминал:

«Товарища Орджоникидзе интересовало буквально всё. Подойдя ко мне, он стал обстоятельно расспрашивать о том, как я выполняю сменные задания, где учусь, чем занимаюсь в свободное время. Подобные вопросы он задавал и моим товарищам. Было видно, что судьба нашего молодого завода, его людей очень близка наркому».

Очевидцы вспоминали, что нарком нелестно отозвался о домах-коммунах в соцгороде завода «Сибкомбайн» — дескать, понастроили тут клоповников.

Потом Орджоникидзе поехал на завод горного оборудования — «сибирский гигант чёрной металлургии». Наркома восхитила огромная строительная площадка завода. Гость побывал в нескольких цехах, понаблюдал за монтажными работами в центральной кочегарке. Его не устроило качество некоторых работ, он потребовал ускорить ввод в действие ведущих цехов. Впрочем, Орджоникидзе интересовало не только производство, но и быт и досуг рабочих. Он заглянул даже в общежитие котельно-вагонеточного цеха.

Завод горного оборудования нарком предложил переориентировать на изготовление запчастей для тракторов, комбайнов и мелкого инструмента. Так появился завод «Сибмашстрой», который в 1936 году вновь поменял профиль и стал предприятием авиационной промышленности — заводом имени Чкалова.


Было — не было. Красно-белая история

Гость в студии — политолог Ренат Сулейманов.

Евгений Ларин: 100 лет назад, в июле 1921 года, в Омске, который уже тогда начал стремительно терять все признаки сибирской столицы и уступал своё место Ново-Николаевску, был образован Сибистпарт — организация, которую, наверное, можно назвать первым крупным институтом советской — именно советской, новой — исторической науки. Что это была за организация и какое наследство оставил нам Сибистпарт — об этом сегодня мы будем говорить в нашей главной рубрике.

В частях слова «Сибистпарт», конечно, угадываются слова «Сибирь» или «сибирский», «ист» — «история» или «истина», «парт» — это, судя по всему, «партия». Не вполне очевиден род деятельности организации с таким названием, но очевидно одно: это учреждение партийное. Мы, конечно, расскажем, что это всё означает, но давайте начнём вот с чего.

Сибистпарт был образован в Омске, как и многие другие — практически все — учреждения советской власти того времени. Прежде всего Сибревком, Сибирский революционный комитет, высший орган власти советской Сибири.

Но в один прекрасный момент, а точнее — в 1921 году, советская власть внезапно разжаловала Омск как центр управления советской Сибирью. Что произошло? Почему Омск впал в немилость?

Ренат Сулейманов: Омск был не первым центром, где возникли Сибревком и Сиббюро ЦК ВКП(б). Это произошло в Челябинске. 

По мере освобождения Сибири от колчаковцев советская власть продвигалась. Как только восточный фронт перешёл через Урал, возникла необходимость создания органов управления Сибирью. И тогда было приятно решение о создании Сибирского бюро ЦК ВКП(б), которое руководило на месте. Его руководители входили в военный совет восточного фронта, потом — 5-й Красной армии. Они перемещались с наступлением частей Красной армии на Колчака. После того, как Колчак был изгнан из Омска, колчаковцы стали откатываться дальше.

IMG_0880_tn.JPG
Ренат Сулейманов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Омск был столицей не только Колчака. Там была провозглашена Сибирская республика. Это произошло ещё до того, как Колчак пришёл к власти — до того, как он стал министром, а потом в ходе военного переворота объявил себя верховным правителем России. Омск ещё тогда стал центром Сибири. В основном там были эсеры, которые собирали сибирское правительство. Потом это унаследовал Колчак.

В декабре 1919 года был освобождён Ново-Николаевск. 5-я Красная армия двинулась дальше, и в начале 1920 года она вышла на рубежи Читы. Дальше там возникла так называемая Дальневосточная республика, а пока там были японские войска — 70 000 японцев. Они заняли эту часть Сибири — практически до Байкала.

Евгений Ларин: И они, насколько я понимаю, очень дружили с чехами.

Ренат Сулейманов: Да, чехи — это отдельная история. Они, по сути, определяли весь ход гражданской войны в Сибири. Ну а что касается Омска, то, наверное, советская власть считала неправильным то, что столица Колчака будет столицей советской Сибири. И поэтому было приятно решение о переводе Сибирского бюро ЦК ВКП(б) в Ново-Николаевск.

В 1920 году произошла административная реформа, появились новые губернии, в том числе была образована Ново-Николаевская губерния. Томская губерния несколько изменилась, её разукрупнили. Ново-Николаевск до Октябрьской революции, до первой мировой войны был просто безуездным городом Томской губернии, у него даже уезда не было. Своим бурным развитием город Ново-Николаевск обязан именно Октябрьской революции и советской власти.

В 1925 году было принято новое административное деление, и Ново-Николаевск стал столицей громадного Сибирского края. В Сибкрай входили современная Омская область, часть Тюменской области, Алтайский край и Республика Алтай, Хакасия, Красноярский край, Иркутская область.

Евгений Ларин: Почему выбрали именно Ново-Николаевск? Ведь был Томск, которому, казалось бы, сам бог велел, были старый город Барнаул, Иркутск, Тобольск — первая столица Сибири. Всё это сибирские города, которые могли бы стать новым центром.

Ренат Сулейманов: Ново-Николаевск находился практически в центре этой огромной территории. Население Сибкрая в момент его образования в 1925 году составляло 8,5 миллиона человек. В 1930 году было уже 10 миллионов. Судьба города была предопределена. Именно в этот период начался бурный рост и численности населения, и экономики. Город Новосибирск превратился в настоящую столицу Сибири.

Евгений Ларин: И не только в административную столицу, но и научный центр. А наука была нужна и историческая. А какая историческая наука? Разумеется, советская! В 1922 году Сибистпарт переехал в Ново-Николаевск. 

Что же всё-таки такое Сибистпарт?

Ренат Сулейманов: Сибистпарт — это была единая система. В 1920 году Ленин подписал постановление Совета народных комиссаров о создании комиссий по изучению истории партии. Это была идея Ленина. Постановлением Совнаркома была создана центральная комиссия при центральном комитете партии большевиков, и были созданы филиалы комиссии в регионах. Всего в стране, если я не ошибаюсь, было 36 региональных комиссий. Дальше такие комиссии формировались в каждом уезде, потом в каждом районе.

Евгений Ларин: Истпарты изучали историю партии и революции. Но как именно?

Ренат Сулейманов: Первое — это сбор документов. Причём хронологически это был более широкий период, а не только Октябрьская революция и гражданская война.

IMG_0992_tn.JPG
Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: С 1905 года?

Ренат Сулейманов: Ещё раньше — с декабристов. Классическая периодизация революционного движения в России начинается с декабристов. Собирались все материалы, связанные с историей революционного движения. А Сибирь была местом ссылки и каторги. Через Сибирь в царский период прошли десятки тысяч ссыльных, каторжных, в том числе политических.

Всех репрессированных отправляли сюда со времён Петра Первого. А ещё раньше, во времена Алексея Михайловича, сюда бежали старообрядцы. В Сибири они скрывались от преследований по религиозным мотивам. Потом, начиная с Николая Первого, с восстания декабристов, сюда уже ссылали известных деятелей революционного движения.

Например, в Омске отбывал ссылку как петрашевец Фёдор Михайлович Достоевский. «Записки из мёртвого дома» он писал в Сибири. Восставшие поляки, анархисты, эсеры, социал-демократы, большевики — все прошли сибирскую ссылку и каторгу. Кроме того, здесь происходили важные события, которые были предвестниками революции 1905-07 годов. Например, известное Ленское восстание. Партийные комиссии собирали все эти документы.

Следующий этап — исследовательский. Собранные документы нужно было систематизировать.

В Сибири во время гражданской войны было мощное партизанское движение, огромные партизанские армии боролись против Колчака, десятки и сотни тысяч человек с бронепоездами и артиллерией. На Алтае, как и по всей Сибири, действовали целые партизанские армии. Всю эту историю нужно было собрать и привести в систему. Также собирали и обобщали историю белого движения.

В качестве источников использовались не только непосредственно партийные документы, которые собирались, но и воспоминания участников событий. Для этого были разработаны специальные анкеты. Кроме того, использовались архивы царской полиции, жандармских управлений, потому что все ссыльные и каторжные, в том числе революционеры, проходили по всем этим документам.

Третье направление, по которому действовал Сибистпарт, — это информационно-пропагандистское направление.

Евгений Ларин: Распространение собранных знаний?

Ренат Сулейманов: Да. Издавались специальные сборники документов, всё публиковалось. Были специальные страницы в журналах и газетах. Например, в «Сибирских огнях» был специальный раздел, в котором публиковали подлинные документы революционного движения, гражданской войны. Газеты и журналы играли пропагандистскую роль, они доносили обобщённый материал. Издавались книги, брошюры.

Евгений Ларин: В любой чрезвычайной ситуации — ну, может, не в любой, но часто так бывает — люди первым делом бросаются либо спасать документы, либо уничтожать документы. В зависимости от конкретики той или иной ситуации. Советская власть решила документы спасать. Более того, стала выискивать то, что можно спасти.

Но! Мы понимаем, что это 1921 год. Только что закончилась гражданская война, а кое-где (в советской Азии, например) местами так ещё и не закончилась. Многое нужно было восстанавливать, а что-то строить с нуля. Исторические социальные преобразования в стране не завершены, говорить о каких-то итогах ещё ой как рано. Это во-первых.

Во-вторых, я полагаю, что гражданская была таким временем, что во многих случаях было просто не до того, чтобы заводить и хранить какие-то документы. А документы, которые относятся к периоду революционной борьбы, — это тоже моё предположение — часто носили такой характер, что после прочтения их нужно было немедленно съесть! Как минимум — сжечь!

Понятно, что документы, касающиеся декабристов, были накоплены и где-то хранились. Но всё же на что была надежда? Что именно искали? Что-то конкретное или всё подряд — дескать, потом разберёмся? Или так быстро пришло понимание, что вот она — история, она творится на глазах, а документальные свидетельства этих исторических преобразований могут исчезнуть, ускользнуть, и всё это нужно сохранить?

Ренат Сулейманов: Да, это была новая эпоха. Первая пролетарская революция, первое в мире социалистическое государство. Конечно, большевики, которые осуществили революцию, хотели сохранить для истории эти уникальные события. А эти события фиксируются в каких-то материальных источниках, в документах.

Действительно, протоколы подпольных собраний вряд ли можно было найти. Но именно поэтому была разработана целая система анкет. Были живы непосредственные участники событий, которые могли рассказать, как и что происходило. Это была уникальная система работы, сбора воспоминаний.

Даже если не были доступны какие-то письменные источники, то в форме анкетирования было собрано колоссальное количество информации, связанной с событиями гражданской войны, партизанского движения, где материальных источников, действительно, было очень мало.

IMG_0867_tn.JPG
Ренат Сулейманов и Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: А как это всё происходило? Знали, где живут нужные люди, специально ехали куда-то, искали их?

Ренат Сулейманов: Занимались этим, конечно, в основном партийные работники, которые сами были участниками событий и знали людей, которые тоже воевали или находились в партизанском движении. Кстати, Сибревком и Сибирское бюро ЦК ВКП(б) занимались организацией партизанского движения, его поддержкой, координацией, в том числе на территории, занятой Колчаком. Они знали участников событий, старались эту информацию собрать и обобщить.

Евгений Ларин: Любой эпохе нужны герои, а герои должны быть безупречны. А во время работы с живыми людьми, участниками событий, могли открыться какие-то очень неприглядные факты. Как со стороны белых, так и стороны красных. Кстати, в действиях белых тоже могли обнаружиться рациональные зёрна. Что с этим всем было делать?

Ренат Сулейманов: Естественно, у белых и у красных были разные точки зрения на происходящие события. До сих пор идут споры — красный террор, белый террор... Какой политический режим был более репрессивным? У нас вся Новосибирская область и город Новосибирск покрыты могилами и монументами расстрелянных Колчаком.

Порой Колчака, как в известном фильме, пытаются представить благородным и замечательным. Да, Колчак действительно был неординарной личностью — и полярным исследователем, и военным моряком, разрабатывал проекты по обновлению флота. Но, когда он оказался в роли сначала военного министра, а потом фактически диктатора во время гражданской войны, на его совести появились в том числе и расстрелы членов учредительного собрания. Чего, кстати, большевики не делали.

Когда большевики ушли из учредительного собрания, оно потеряло кворум и было распущено. Но большевики не вылавливали членов учредительного собрания — эсеров. А когда эсеры не признали власть Колчака, то члены Комуча — комитета учредительного собрания — были выведены на берег Иртыша и расстреляны. Это говорит о том, что Колчак действовал достаточно жёстко. На его счету и карательные экспедиции в места крестьянских восстаний.

Евгений Ларин: Если говорить про фильм «Адмирал», то насколько, по вашему мнению, кинематографическая фигура Колчака расходится с тем, что говорят документы?

Ренат Сулейманов: История в фильме — романтическая в основном. Исторического аспекта там немного. Хотя в фильме действительно представлены некоторые факты дореволюционной биографии Колчака, когда он командовал черноморским флотом. Например, известный документальный факт, что Колчак оказался сдавать своё оружие, выбросил шашку за борт. Матросский комитет её потом нашёл, поднял и вернул хозяину.

Но, что касается образа в целом — образа рыцаря в белых одеждах, он неточен с исторической точки зрения. Он подан в комплиментарном плане. Исторические события и фигуры более сложны. Их не стоит красить только белой или только чёрной краской.

Евгений Ларин: К вопросу об анкетах — насколько вообще достоверной может быть история, записанная с чьих-то слов? Кто его знает, что мог тот или иной человек понарассказывать. Красиво не соврать — истории не рассказать. Тем не менее мы опираемся на те рассказы, которые собрали в Сибистпарте.

Ренат Сулейманов: Если говорить об истории гражданской войны и Сибирского правительства, то этого периода касаются многие мемуары генералов и членов этого правительства, а также колчаковского правительства. Сегодня эти воспоминания опубликованы, их можно прочесть и ознакомиться с любой точкой зрения.

По белому движению также собрано много свидетельств. Была колчаковская контрразведка, которая тоже собирала документы, действия документировались. Например, Колчак назначил первое следствие расстрела царской семьи. Все эти документы сохранены, они сейчас доступны.

Евгений Ларин: Насколько они доступны, по-моему, так это большой вопрос. Я нашел список документов Сибистпарта, он огромный. Я выписал самое интересное, но всё равно получилось много. Есть там, например, листовки Новониколаевского комитета РСДРП, воззвания военного совета Новониколаевского гарнизона 1917 года.

От 1919 года — воззвания политотдела 5-й армии, которая, как мы сказали, освобождала Ново-Николаевск от колчаковских войск, к солдатам белой армии. Вот интересно было бы знать, о чём там говорилось! Зная это, можно было бы намного увереннее рассуждать о некоторых вещах. 

Есть среди документов сведения о приёме золотого запаса политцентром. А у нас на Каменке искали золото Колчака! Есть протоколы крестьянских съездов восставших районов, сведения сводной западной группы Ново-Николаевской ЧК о подавлении Колыванского восстания 1920 года и личные документы её командующего Гиршовича. Зная эти документы, можно было бы уверенно говорить, что никакое это было не контрреволюционное восстание, а бунт крестьян, которых лишали последнего, которые голодали!

IMG_1011_tn.JPG
Ренат Сулейманов и Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Ренат Сулейманов: На этот счёт тоже могут быть разные точки зрения. Колыванское восстание не было самым крупным. Но там убивали руководителей советских органов, милиции. В Колывани есть их захоронения, можно туда поехать и посмотреть на них. Есть могилы с фамилиями конкретных людей, которые погибли в результате этого восстания.

Ещё одно достаточно крупное восстание — документы по этому поводу тоже опубликованы и доступны — было в Алтайском крае, в Черепановском и в Маслянинском районах. Его поднял один из бывших партизанских командиров, были объективные основания.

Вообще Красной армии было достаточно сложно справиться с партизанщиной. Только часть партизанских командиров интегрировалась в состав действующих частей. Например, партизанским командиром был Щетинкин, памятник которому на улице Серебренниковской возле ДК Дзержинского мы восстановили в прошлом году. Щетинкин возглавлял партизанские подразделения, он взял в плен барона Унгерна, суд над которым состоялся в Ново-Николаевске.

Евгений Ларин: В саду «Сосновка».

Ренат Сулейманов: Да, об этом мало кто знает. Государственным обвинителем выступал Емельян Ярославский, один из неординарных деятелей, который занимался здесь идеологическими вопросами и какое-то время жил в Ново-Николаевске.

Евгений Ларин: Раз уж мы заговорили о неординарных деятелях, то деятельность Сибистпарта, его руководство связывают с именем Вениамина Вегмана. Это имя вообще очень часто звучит у нас в студии и в связи с организацией сибирского архива, и в связи с его многочисленными публикациями в газете «Советская Сибирь» и в журнале «Сибирские огни», и в связи с многими вопросами пропаганды. Думаю, что эта личность заслуживает того, чтобы рассказать об этом человеке немного более подробно.

Ренат Сулейманов: Вегман был профессиональным революционером, большевиком, участником гражданской войны. Вместе со Смирновым, Эйхе, Лашевичем он был одним из первых руководителей Сибревкома и Сибирского бюро ЦК ВКП(б). Вегман занимался идеологическими вопросами, входил в политотдел 5-й Красной армии. Там, кстати, также работал Ярослав Гашек, о чём немногие знают. В Омске на этот счёт есть мемориальная доска, а я всё думаю, когда такая доска появится у нас.

Всемирно известный писатель, автор «Похождений бравого солдата Швейка» Ярослав Гашек несколько месяцев жил в Ново-Николаевске, работал, выпускал армейскую газету, был пропагандистом. Гашек был коммунистом. Он попал с Сибирь в составе Чехословацкого корпуса, потом он за советскую власть агитировал чехословаков. События первой мировой и гражданской войн, непосредственные впечатления Гашека и легли в основу его юмористических рассказов и «Похождений бравого солдата Швейка».

Вегман был действительно уникальным человеком. Он больше десяти лет руководил Сибистпартом, партийной комиссией по изучению истории коммунистической партии и истории Великой Октябрьской социалистической революции.

Кроме того, он был одним из инициаторов издания «Сибирских огней». Это был первый литературный журнал на территории советской России. Инициатива пошла из Сибири, её поддержал Горький как самый известный тогда советский писатель. И это действительно была инициатива Вениамина Вегмана.

Евгений Ларин: Вегман даже занимался организацией Сибгосоперы!

Ренат Сулейманов: Более того, он входил в Комсод — комитет содействия строительству Дома науки и культуры. Тогда для столицы Сибири должны были быть построены адекватные здания. «Столичность» должна была быть воплощена в том числе в архитектуре. Наши известные памятники архитектуры конструктивизма — здание крайисполкома, нынешнее правительство Новосибирской области, Дом с часами — появились именно в тот период.

Предложение построить Дом науки и культуры, ныне театр оперы и балета, родилось в середине 1920-х годов. По тем временам это было огромное здание. Он и до сих пор остаётся самым большим по своим размерам театром в стране. Всеми этими начинаниями мы обязаны Вениамину Вегману.

Но его имя мало известно, потому что он, к сожалению, как и некоторые другие руководители, оказался сторонником Троцкого. И в результате внутрипартийной борьбы — а после того, как Троцкий был выслан из страны, они вели уже подпольную борьбу — эти руководители были репрессированы.

Евгений Ларин: Вениамин Давидович Вегман арестован 25 апреля 1936 года. Погиб 9 августа того же года, официальная причина: самоубийство во время следствия.

Архивные документы можно систематизировать по-разному. Как же всё-таки так получилось, что те бесценные воспоминания, собранные с помощью анкетирования, о котором мы говорили, как я предполагаю, стали уничтожать в конце 1930-х годов? Люди стали неугодны? Новые герои не подошли эпохе?

Ренат Сулейманов: Не знаю, стали ли их уничтожать. Может быть, он были переведены в спецхран. Истпарты, которые были прообразами партийных архивов, в 1930-е годы преобразовали в партийные архивы. В Москве истпарт существовал на правах отдела ЦК ВКП(б), его присоединили к институту Ленина (впоследствии институт Маркса — Энгельса — Ленина), который занимался сбором и систематизацией и документов по истории партии, и ленинских документов. Документы даже выкупали на западе — архивы Маркса, Энгельса. Сейчас это всё в партийном архиве.

В Новосибирске партийный архив сегодня объединён с государственным архивом, который находится в отдельном здании на улице Серебренниковской.

Я думаю, что вряд ли документы уничтожали. Да, их убирали из открытого доступа в 1930-х годах в связи с внутрипартийной борьбой за курс движения. Троцкисты, в частности, были против решений, которые принимало сталинское руководство. Они были против решений об индустриализации, поскольку считали, что такие темпы невозможны. Были против коллективизации, считая, что сельское хозяйство будет развалено.

Но исторически прав оказался Сталин, потому что индустриализация и коллективизация, усиленные темпы позволили нам победить в Великой Отечественной войне. Сталин в своём выступлении 1930 года говорил, что мы либо за десять лет преодолеем отставание от развитых стран — а мы отставали на 50-100 лет, — либо нас сомнут, мы перестанем существовать. А Россию всегда били за отсталость.

Внутрипартийная борьба привела, в частности, к тому, что формирование централизованного государства, вопросы идеологии были регламентированы. В конце 1930-х годов был известный учебник — «Краткий курс истории ВКП(б)», который преследовал в том числе пропагандистские цели. Он должен был сформировать единый взгляд на историю партии.

Многих деятелей, к сожалению, отнесли к разного рода внутрипартийным оппозициям. Часть из них были троцкистами, часть — последователями Зиновьева, Каменева, Бухарина. И в разные периоды кто-то из них был репрессирован. Доступ к документам, которые их касались, был закрыт.

Евгений Ларин: То есть мы можем надеяться, что документы не уничтожены, а очень глубоко закопаны. А что с кино- и фотодокументами? Например, предположительно, был уничтожен фильм «Красный газ», снятый к 5-летию освобождения Сибири от Колчака. Самый что ни на есть пропагандистский фильм. Организаторами его съёмок были Вениамин Вегман и руководитель Сибгоскино Максимилиан Кравков. Этой ленты нет! Скорее всего, потому что к ней причастен Вегман.

IMG_1088_tn.JPG
Ренат Сулейманов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Ренат Сулейманов: Я не знаком с историей исчезновения этого фильма. Я могу привести более современный пример — историю спасения уникального архива Западно-Сибирской студии кинохроники. Это сегодняшний день, а не далёкие 1920-30-е годы. Только благодаря энтузиазму нескольких человек удалось этот архив сохранить — и далеко не полностью, а только лишь его часть. Сейчас усилиями музея документального кино его частично переводят в «цифру». А какой колоссальный это был архив, какой исторический пласт!

Евгений Ларин: Несколько этажей киноплёнок.

Ренат Сулейманов: Но они оказались почти никому не нужны. А чтобы понять дух той эпохи, о которой мы говорим, можно почитать и художественные произведения. Зазубрин, основатель Сибирского союза писателей и один из основателей журнала «Сибирские огни»...

Евгений Ларин: ...и автор сценария «Красного газа»...

Ренат Сулейманов: ...писал на темы гражданской войны. Это всё опубликовано, можно познакомиться. Сейчас оцифрованы уже все номера журнала «Сибирские огни», в том числе 1920-х годов. И там можно найти многие документы, можно прочесть в том числе романы, в которых описана гражданская война. А она там описана, поверьте, безо всяких прикрас. Описана как суровая, жестокая и справедливая борьба народа за своё будущее. Это всё доступно.

Евгений Ларин: Всё-таки часть «ист» в слове «Сибистпарт» указывает не только на историю, но и на истину, к которой стремились самые первые советские историки!

Ренат Сулейманов: Мы, безусловно, должны быть им благодарны за то, что история того периода сохранилась, дошла до нас и в сборниках опубликованных документов, и в тех документах, которые собраны в многочисленных архивах, и в музеях, которые были созданы и открывались в 1920-30-х годах. Это такие музеи, как музей сибирской ссылки Ленина в Шушенском, музей политической ссылки в Нарыме, где были в ссылке Сталин, Свердлов, Каменев. Всё это было сохранено.

У нас есть пример Западно-Сибирской студии кинохроники. И главное — чтобы мы сейчас не утратили уникальные архивы, уникальные документы — кино-, фото-, на бумажных носителях. Мы обязаны сохранить историю во всей её полноте, со всеми её красками при, возможно, разных оценках каких-то её периодов. Первоисточники мы должны оберегать.

Евгений Ларин: Хоть чему-то нас история должна была научить.

Главные новости из жизни нашего города — подписывайтесь на нашу группу в Одноклассниках.

Что происходит

«Локомотив» сыграет со звёздами мирового уровня в новом сезоне

Счастье без грима: как клоуны помогают детям в больницах

На станции метро «Спортивная» заканчивают бетонирование платформ

Новый асфальт на улице Кирова планируют уложить за полторы недели

Дачные автобусы будут ходить до 10 октября в Новосибирске

Два старлея и майор: жители выбирают «Народного участкового»

Губернаторов переименуют в глав и разрешат избираться больше двух сроков

Из-за стройки четвёртого моста в Новосибирске сдвинут остановки

О привычках лидера расскажут на бесплатном семинаре

Новосибирцы совершат лингвистическое путешествие, не покидая города

Добрая собака Дора будет помогать онкобольным детям в Новосибирске

Показать ещё