Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: майская ночь, мост и «Братья Мельниковы»

18 июня на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывала старший научный сотрудник Новосибирского государственного краеведческого музея, кандидат исторических наук Мария Овчарова. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
14:55, 23 июня 2021

Взгляд назад. Исторический календарь

14 июня 1918 года в Ново-Николаевске возобновила свою работу городская дума. Это произошло после свержения в городе советской власти в ходе белочешского восстания 26 мая. Городская дума прекратила свою деятельность в апреле 1917 года, когда в ряде городов Томской губернии, в том числе и в нашем, создали новые органы местного самоуправления в форме народных собраний. Городскую думу восстановили в ноябре 1917 года, а январе 1918-го её сменил уже Совет рабочих и солдатских депутатов. После майского мятежа дума просуществовала до декабря 1919 года, когда в город пришли красные.

15 июня 1924 года стартовал велосипедный пробег из Ново-Николаевска в Москву. Колонну возглавил руководитель велосекции клуба «Совработник» Беляев. Целью пробега стала пропаганда велосипедного спорта.

15 июня 1975 года возле Дома культуры имени Октябрьской революции открылся комплекс аттракционов «Луна-Парк» из Чехословакии.

16 июня 1934 года через Новосибирск из Владивостока проследовал поезд с участниками ледовой эпопеи — челюскинцами. Это были спасшиеся пассажиры парохода «Челюскин», который затонул в Чукотском море, — за спасательной операцией и их судьбой тогда следила вся страна. На Вокзальной площади в их честь состоялся многолюдный митинг. Потом челюскинцев провезли по улице… Челюскинцев. Это название появилось на карте города ещё за два месяца до визита самих челюскинцев. 16 апреля 1934 года последнюю партию челюскинцев доставили на материк, и на заседании горсовета приняли решение о переименовании улицы Межениновской в улицу Челюскинцев. А 16 июня в город пожаловали сами челюскинцы, которые ехали из Владивостока и делали остановки во многих больших городах по пути следования, и везде их, как героев, встречала многотысячная толпа с транспарантами и флагами.

18 июня 1934 года в Новосибирске открыли парашютную вышку, первую в Западно-Сибирском крае.

20 июня 1959 года в эксплуатацию приняли первое институтское здание новосибирского Академгородка — главный корпус Института гидродинамики.

Однажды в Новосибирске. Истребитель под мостом

14 июня 1965 года командированный в Новосибирск лётчик, капитан ВВС из города Канска Красноярского края Валентин Привалов на боевом реактивном истребителе МиГ-17 пролетел под Октябрьским мостом через реку Обь — в одном метре над поверхностью воды.

К пролёту капитан Привалов готовился. Он якобы даже несколько раз проплыл под мостом и замерил ширину между опорами и высоту от воды до проезжей части. И вот жарким июньским днём, на глазах у изумлённой — как писали газеты — публики, над Обью, резко снижая высоту, неожиданно возник самолёт.

Он выровнялся над самой водой и пошёл к Коммунальному мосту. Истребитель вошёл в створ центральной арки моста, вынырнул с другой стороны и резко «свечой» устремился вверх, уклоняясь от встречи с фермами железнодорожного моста.

Истинные мотивы отчаянного поступка Привалова по сей день остаются загадкой. Одни говорят, что это был спор, другие — что попытка покорить сердце возлюбленной. Третьи утверждают, что это был протест против «рубок» и сокращений в лётных рядах — хотел, мол, доказать, что высшему руководству не искоренить чкаловских традиций и пилотской лихости. Валентин Привалов, дескать, повторил знаменитый трюк Валерия Чкалова — пролёт под Троицким мостом над Невой, который на самом деле был только кинотрюком. Впрочем, его честно исполнил лётчик Евгенией Борисенко во время съёмок фильма, пролетев на гидросамолёте Ш-2 под Троицким мостом в Ленинграде. В реальной биографии Чкалова ничего такого нет.

А вот биографию Привалова эта выходка чуть было не испортила вовсе. Его хотели исключить из партии и отдать под суд. Судьбу лётчика решил министр обороны СССР маршал Родион Малиновский. Он простил Привалова, приказал не наказывать его, а «дать отдохнуть». Привалова вновь допустили к полётам и даже не исключили из партии.

Было — не было. Сибирский «Титаник»

Гость в студии «Городской волны» — старший научный сотрудник Новосибирского государственного краеведческого музея, кандидат исторических наук Мария Овчарова.

Евгений Ларин: «Открытие навигации в этом году ознаменовалось катастрофой, каковой со времени начала развития пароходства по сибирским рекам не было. В ночь с 9 на 10 мая пассажирский пароход „СОВНАРКОМ“, шедший из Барнаула в Томск, ударился о бык железнодорожного моста через реку Обь, разбился и затонул в течение 10 минут». Газета «Знамя Революции» №101, 12 мая 1921 года.

NET_5710.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Эта газетная заметка размещена среди экспонатов выставки «Сибирский „Титаник“», которая открылась в краеведческом музее 10 июня. Что ж, коль скоро мы в силу разных причин не поговорили о тех трагических событиях в мае, сделаем это сегодня — раз уж появился такой прекрасный повод.

Прежде чем мы начнём говорить о событиях той майской ночи, которые произошли у ново-николаевских берегов, давайте установим, что это было за судно — «Совнарком». Я полагаю, что такое название пароход получил не сразу. Сначала он носил другое имя, верно?

Мария Овчарова: Да, верно. Вообще, когда мы начали работать над этой темой, когда у нас зародилась идея этой выставки, мы начали копать, исследовать. В результате мы пришли к тому, что наш проект складывается из двух частей.

Пароход «Совнарком» имеет достаточно богатую историю. Во-первых, это связано с тем, что судно принадлежало одной из самых крупных пароходных компаний Западной Сибири. Во-вторых, сама эта пароходная компания — с интересной историей.

NET_5719.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Судно в своё время принадлежало пароходной компании Мельниковых, и назывался пароход «Братья Мельниковы». Семья Мельниковых входила в когорту миллионеров Западной Сибири. Будучи вологодскими мещанами, они переехали в конце 19 века в Барнаул, Евдокия и Виссарион Мельниковы в 1893 году создали пассажирское пароходство. Находка этого предприятия состояла в том, что оно было нацелено именно на перевозку пассажиров, а не грузов. Но в то же время Евдокия Мельникова, приобретя в 1893 году свой первый пароход «Кормилец», сразу сообразила, что лёгкопассажирское пароходство можно сочетать с грузоперевозками. И её капитал миллионерши был заработан путём грузоперевозок, в частности хлеба.

У неё на всех её крупных пристанях — в Бийске, Барнауле, Камне-на-Оби, Бердске, Ново-Николаевске — имелись свои грузовые хранилища. Она предлагала аренду этих хранилищ.

Кроме того, она сообразила, что помимо пароходства зимой можно заниматься перевозками гужевым транспортом.

Своё пароходство Евдокия Мельникова позиционировала как новый улучшенный вид путешествий. У неё были прекрасные пароходы. Кроме того, у неё были свои баржи. Пароходы были американского типа, то есть двухпалубные. Там были каюты первого, второго и третьего класса. Для того времени они были очень комфортабельными. В них было предусмотрено всё, начиная от электрического освещения, душа в первом до пианино и буфета.

Евгений Ларин: То есть «Совнарком» — это был шикарный пароход?

Мария Овчарова: Да. Там было 19 кают первого класса, 47 — второго, больше 300 кают третьего класса. Они были хорошо оснащены всем необходимым для путешествия. И Евдокия Мельникова сократила время передвижения по Оби от города к городу.

NET_5678.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Внутреннюю часть своих кораблей Мельникова приобретала на Воткинском заводе, а полностью собирали их уже Бобровском затоне под Барнаулом. Сама Мельникова была женщиной жёсткой, волевой.

Евгений Ларин: Это было нужно для бизнеса!

Мария Овчарова: Именно. Это была бизнес-леди. Она, конечно, строго отбирала работников в созданное ею предприятие, но, судя по фотографиям пароходства, которые были сделаны в 1915 году, основу её компании составляла семья.

В общей сложности к 1915 году у Мельниковой было 12 пароходов, которые ходили по Оби.

Евгений Ларин: «Совнарком» для своего времени считался крупным пароходом?

Мария Овчарова: Да, это был большой, хороший пароход американского типа. Исходя их того, что в ночь с 9 на 10 мая там погибло, по разным данным, от 250 до 400 человек, это, конечно, было большое комфортабельное судно. Собран пароход «Братья Мельниковы» был в 1909 году в барнаульском затоне.

Евгений Ларин: То есть уже достаточно давно ходил по Оби, опытный был пароход.

Мария Овчарова: Да, его не только что собрали. Причём собран он был не из старых деталей, а из деталей Воткинского завода. Корпус сделали в Барнауле.

Евгений Ларин: У вас в выставочном зале есть фото: пароход «Совнарком» заходит под железнодорожный мост. Это же наш мост?

Мария Овчарова: Да, это наш мост.

Евгений Ларин: То есть он у нас тут бывал, то и дело здесь курсировал?

Мария Овчарова: Верно. Мельникова был деловой женщиной, которая бы очень хорошо вписалась сейчас в современное общество. Она очень активно занималась рекламой своих судов. Мельникова издала два выпуска открыток своего пароходства.

Евгений Ларин: Более того, открытки были очень популярны!

Мария Овчарова: Да. Она издала их на свои деньги. Конечно, тираж, может быть, был не очень большой, но она представила все свои суда, в том числе «Совнарком» — «Братья Мельниковы».

Эти открытки нам для выставки предоставил наш партнёр — проект у нас партнёрский. В силу специфики темы очень сложно было собрать весь материал. Набор этих открыток нам предоставил крупный новосибирский коллекционер Станислав Алексеевич Савченко из «Сибирской горницы». Он уже много лет их собирает. В его коллекции не хватает двух открыток из этой серии — со всеми пароходами и пристанями Мельниковой. Открыток было 33 штуки, а у них — 31.

NET_5714.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Конечно, нельзя говорить, что пароход «Совнарком» один в один повторил трагическую судьбу британского трансатлантического лайнера «Титаник», который затонул в ночь на 15 апреля 1912 года. Всё-таки обстоятельства разные, да и весовые категории этих судов и количество жертв они не идут ни в какое сравнение. Но нельзя не обратить внимание на три, по крайней мере, весьма схожих детали: ночь, столкновение с неким объектом, в результате которого пароход ломается пополам и тонет. А ещё была ледяная вода, в которую падали люди, — пассажиры парохода. Четыре!

Во-первых, интересно, кто это вообще придумал — «Сибирский „Титаник“»? Я подозреваю, что это журналисты ещё тогда, в 1920-х годах, так окрестили «Совнарком».

Мария Овчарова: Вы знаете, по поводу этой трагедии публикаций того времени было не много. Поскольку этим делом занимался военный комиссариат, в прессе это не освещалось. Были лишь короткие заметки. В тех материалах, которые мы нашли и изучили, я ни разу не встретила такого названия, как «Сибирский „Титаник“». Всегда было написано только «Совнарком».

Во время работы над выставочным проектом, у нас были разные его названия, в том числе такие как «Крушение под мостом» и ряд других. Но коллективным разумом и решением нашего руководства мы пришли к выводу, что «Сибирский „Титаник“» — это будет достаточно интересное название. Хотя такое название прикрепилось к «Совнаркому» уже достаточно давно.

Повторюсь: эта трагедия не так широко освещалась, и для многих сегодня это большая неожиданность — то, что такое вообще было в истории нашего пароходства, что такая трагедия с гибелью людей произошла у нас рядом, на Оби.

Евгений Ларин: В этой истории вопросов, я подозреваю, гораздо больше, чем ответов на них. Давайте попытаемся восстановить события той ночи с максимальной точностью. Возможно, это поможет нам лучше понять, почему происшествие ждал столь трагический исход. Начнём, пожалуй, с того, почему к Ново-Николаевску «Совнарком» подошёл ночью? Это была обычная практика или всё-таки нештатная ситуация?

Мария Овчарова: Вы были правы, сказав, что вопросов здесь очень много. Когда мы работали над проектом, мы пытались на них ответить, — мы работали с архивами, в том числе, с архивом Алтайского края, пытались найти тех, кто, возможно, помнит те трагические события, общались с речным портом. У нас были разные исследовательские направления, но на все вопросы нам всё равно не удалось ответить. Почему пароход, который не должен отправляться в навигацию ночью, а по всем правилам должен был остаться на ночёвку в Бердске, выдвинулся в сторону Ново-Николаевска? Что произошло? Что этому могло способствовать? Из-за того, что нет точного ответа, появляются всевозможные версии. Например, что капитана заставили это сделать какие-то вооружённые люди. Что это были эсеры, якобы захватившие судно.

Была версия, что, поскольку 1921 год — это голодное время, а на судне находилось почти 230 тонн зерна, его нужно было доставить в Ново-Николаевск.

Варианты разные. Точного ответа мы, по крайней мере, не нашли. Документальных подтверждений ни одной из версий нет.

Евгений Ларин: На сайте «Библиотека сибирского краеведения» опубликована статья Людмилы Кузменкиной, в которой она пишет, что навигация к тому времени ещё даже не открылась. Парохода в Ново-Николаевске вообще никто не ждал. Его не должно было быть там ни ночью, и днём.

Мария Овчарова: Да, Людмила Кузменкина занималась этой темой, у неё по ней достаточно большая интересная публикация. Но там нет источников, на которые она ссылается. Действительно, «Совнарком» вышел в навигацию рано, но была она уже открыта или нет? Может, это был тёплый май, и пароходы уже начали ходить? То, что пароход вышел в первый рейс 1921 года — это факт. Но я не могу утверждать, что навигация ещё не была открыта.

NET_5683.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Ранее я не зря обратил внимание на то обстоятельство, что пароход у нас здесь бывал уже неоднократно. Капитан должен был знать, как устроен мост, где у моста пролёты и куда идти судну. Так ли сильно повлияла ночная темнота? И если навигация была уже открыта, то почему навигационные сигнальные огни на мосту были ещё не расставлены, либо расставлены не правильно? Что сбило с толку опытного, как мы предполагаем, капитана, который уже не раз проходил под этим мостом, но только днём?

Мария Овчарова: Судя по газетным публикациям, в частности, в газете «Молот», где была напечатана самая большая статья, касающаяся этой трагедии, верна та версия, что навигационные огни были перепутаны. В том месте, где должен был быть красный, был белый и наоборот. Пароход должен был идти на красный свет, который был в другом месте. И было темно, — в мае ещё очень тёмные ночи. Капитан ориентировался на сигнальные огни. Помощник капитана заметил, что они идут не в ту сторону, не в пролёт. Но когда помощник подал об этом сигнал, капитан начал принимать меру, то было уже поздно. Судно уже не могло затормозить, не могло остановиться. Капитан выключил все устройства, но пароход продолжил двигаться по инерции, — скорость было высокой, — и с силой ударился о чётвертую опору.

 

Ударились боком — пытались вывернуть. Судно буквально сразу переломилось пополам и стало тонуть. Началась паника. Ночь, ледяная вода.

Все эти факторы сыграли решающую роль. Хотя к ним на помощь сразу вышел пароход «Дедушка», который раньше тоже принадлежал компании Мельниковых, это не дало результата. Судно начало тонуть, его передняя часть откололась и упёрлась в дно, а задняя начала отплывать.

Евгений Ларин: Ну чисто «Титаник»!

Мария Овчарова: Да. На задней части, которую стало относить течение, находилось 30-60 человек. Их выловили в районе Мочища. А остальные кто как, как получилось…

Евгений Ларин: Как вела себя команда? Есть сведения, что члены команды пытались вывести из кают пассажиров, по которым их развели перед тем, как причаливать, но у них это не получилось. Также я читал, что они вели стрельбу, призывая кого-либо на помощь. Я встречал сведения, что на помощь «Совнаркому» ещё выдвинулись пароходы «Богатырь» и «Ново-Николаевск», а также в спасении участвовали частные лодки. В общем, много подмоги. До берега всего каких-то 300 метров. Пусть ледяная вода, но 300 метров, наверное, не так уж и трудно преодолеть вплавь. Тем более что рядом были и лодочники? Почему всё закончилось так трагически?

Мария Овчарова: Это второй вопрос, который мне тоже не даёт покоя. В газете «Молот» писали, что кто-то из помощников капитана в панике начал спасать документацию, кто-то стал открывать каюты и вытаскивать пассажиров, но у людей была паника, началась давка. Другая часть команды пыталась спасти хлеб, который был дорог. Никто в тот момент ещё не осознавал масштабы трагедии. Не сразу все поняли, что судно переломилось пополам. В газете писали, что пароход затонул в течение 5-10 минут. Нужно понимать, что значат пять минут в состоянии паники. Одно дело, если вы выбежали из каюты, а если вы не в первом и не во втором, а в третьем классе?! Нужно выбираться, всё это требует времени. Так что я нисколько не удивляюсь такому большому количеству жертв.

NET_5777.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Удалось ли в последнее время уточнить данные? В источниках разброс в цифрах большой: всего пассажиров парохода — от 225 до 400 человек, утонувших — от 179 до 300, спасённых — от 90 до 110 человек. Есть более точные, достоверные цифры?

Мария Овчарова: Мы как историки и музейные работники верим источникам. В публикациях 1921-23 годов нет чёткой цифры. Написано о составе и количестве членов команды, но вопрос о том, сколько человек находилось на борту, остаётся открытым.

Евгений Ларин: Неучтённых пассажиров, вероятно, было много?

Мария Овчарова: 1921 год — это время неспокойное. Вот моё личное мнение, я его никому не навязываю: если этим делом занимался военный комиссариат, то где-то списки, может быть, есть, просто мы о них не знаем. В открытых архивах их нет, в том числе в архиве Алтайского края — ведь «Совнарком» вышел из Барнаула. Где-то, возможно, есть поимённые списки пассажиров, но нам их обнаружить не удалось. Поэтому, когда мы работали над выставочным проектом, мы исходили из условных чисел, других нет. Такая ситуация.

Евгений Ларин: Кого в итоге назначили виноватым? Насколько я понимаю, был суд, и осудили несколько человек, но никто из них так и не получил реальный срок. Что там у них произошло?

Мария Овчарова: Конечно, суд был. Сразу были арестованы члены команды, был арестован капитан Снегирёв.

Вина капитана доказана не была. А его помощников осудили, дали им по полтора года, но они вышли по амнистии.

Также пытались привлечь к ответственности некоего Зевальда, который отвечал за сигнальные огни на железнодорожном мосту. Вину вроде доказали и назначили наказание, но, судя по газетной публикации, Зевальд также не отсидел положенного срока и вышел по той же амнистии. Потом дело потихоньку замяли, и больше о нём речи не шло. Писали только о том, что затонувшее судно мешает пароходной навигации. Ни о том, сколько народу погибло, что «мы переживаем и скорбим», ни о том, что за это никто не понёс ответственность, не говорили. Говорили, что пароход нужно поднять, а это очень дорого.

Евгений Ларин: Давайте скажем несколько слов о выставке и о наиболее интересных экспонатах. На мой взгляд, самый роскошный экспонат — это так называемая «Такса кушаньямъ въ буфетахъ на пароходахъ Е. И. Мельниковой». От этого меню и у сытого-то человека мутнеет в глазах, а голодный, наверное, и вовсе в обморок шлёпнется! Чего там только нет! Самое простое — это, наверное, щи и консоме с гренками.

NET_5724.JPG Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Мария Овчарова: А бутерброды какие!

Евгений Ларин: Бутерброды с телятиной, ветчиной, с икрой паюсной и зернистой, с балыком. И ростбиф здесь есть, и филе с шампиньонами, и гуляш по-венгерски… Просто голова кругом идет. Знаете, какое я могу сделать заключение? Видимо, и пассажиры парохода были соответствующего уровня — ведь и пароход роскошный, и меню. А, во-вторых, 1921 год — это уже НЭП. И на пароходе можно было в полной мере почувствовать все элементы сладкой жизни!

Мария Овчарова: Это не совсем так. Такса, которую вы читаете, — из путеводителя Мельниковой 1915 года. Тогда ещё существовало пароходство Мельниковой.

Она очень профессионально занималась маркетингом. Она издавала свои путеводители, в которых публиковала все правила передвижения на пароходах — от правил провоза собак до цен на билеты и льгот.

В этих путеводителях предоставлялось рекламное место для других организаций, публиковалось чёткое расписание движения пароходов и меню буфетов для разных классов. Вы смотрели меню буфета первого класса. Буфет работал с восьми утра и до 12 ночи.

Евгений Ларин: А дорого там было поесть? Тут всё в копейках, но я не могу понять, как это на наши деньги. Щи — 40 копеек. Консоме с гренками — 25 копеек.

Мария Овчарова: Это было не очень дорого. Один рубль тогда — это как наша 1000 рублей.

Евгений Ларин: Нормальный такой ресторанный ценник!

Мария Овчарова: Да. Кстати, Мельникова одной из первых это сделала, она считается основоположницей лёгкопассажирского пароходства со всеми льготами, которые она ввела, с убранствами на пароходах. Она, например, чётко прописала правила провоза животных. Собаку можно было провезти, но пусть она либо едет с сопровождающим, либо везите её запакованную со всех сторон и платите за неё двойную таксу. Всё было чётко прописано. Берёшь путеводитель, читаешь, и тебе должно быть всё понятно, никаких вопросов возникать не должно.

NET_5747.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Какие на выставке ещё есть предметы и о чём они могут рассказать? Я знаю, что есть самовар.

Мария Овчарова: Наш проект делится на два раздела: компания Мельниковой и её семья и «Совнарком» и его гибель. 

Что касается гибели «Совнаркома», то предметы с этого парохода сейчас большая редкость. Они имеют большую ценность. Ещё один партнёр нашего проекта — речное училище, которому в 1980-е годы, когда в последний раз поднимали предметы со дна Оби, передали то, что извлекли. Это самовары, шлем 1980-х годов весом более 18 килограммов, в котором водолазы всё это добывали. Есть предметы, которые давно попали краеведческий музей, уже трудно сказать, как именно. У нас есть ручка, муфта, трубка капитанская — это из наших фондов. Если самовары относятся, возможно, к 1920-м годам, то ручка с муфтой точно относятся ко времени, когда пароход ещё назывался «Братья Мельниковы».

Теперь что касается другого раздела выставки. Семья Мельниковых, судя по фотографиям, по источникам, была очень дружная, интеллигентная, образованная. Это была династия. В семье Мельниковых было семеро детей — четыре сына и три дочери. Все получили очень хорошее для того времени образование. Мальчики окончили реальное училище. Дочь Мельниковых Ольга окончила бухгалтерские курсы, была главным бухгалтером в пароходстве. Все дети Мельниковых работали в компании, кроме дочери Валерии, которая получила образование врача в Томском медицинском университете и работала по специальности. У Мельниковых очень красивые семейные снимки, на которых всегда присутствует практически вся семья.

NET_5761.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Семейно-корпоративная организация!

Мария Овчарова: Да, именно так. Пример такой организации конца 19-го — начала 20-го века. Сын Евдокии Мельниковой Александр, который был генеральным директором компании, сообразил вовремя. И в начале 1917 года он эту компанию продал. Она не была национализирована. Он продал её государству и получил за это, судя по источникам, неплохие деньги.

Евгений Ларин: За границу не успел вывести?

Мария Овчарова: Нет. У него, конечно, были проблемы с властью — его лишали избирательных прав. Тем не менее национализации компания Мельниковых не подверглась.

Евгений Ларин: Насколько я понимаю, несмотря на несколько попыток поднять со дна затонувший пароход, целиком вытащить его всё ж таки не удалось? Сейчас на дне так и лежит его остов? Либо его течение помаленьку уволокло?

Мария Овчарова: Мы разговаривали с коллегами из речного училища. Последняя попытка поднять останки парохода была в 1984 году. Тогда там уже оставались его небольшие части. Их, как понимаю, извлекли и пустили на металлолом.

Евгений Ларин: Его как-то пилили?

Мария Овчарова: Начнём с того, что во время крушения пароход развалился пополам. Его останки пытались поднять несколько раз. В 1943 году была даже такая глупая идея — вытащить зерно.

Евгений Ларин: Мне кажется, что оно бы как минимум не сохранилось.

Мария Овчарова: Но идея такая была. Основная попытка поднять пароход была в 1933 году, когда извлекли металл. Но это было очень дорого. Никак не могли выделить на это средства, потому что это стоило больше 68 000 рублей.

Евгений Ларин: А что за история там была с расхитителем социалистической собственности, который казённым спиртом приторговывал?

Мария Овчарова: На то, чтобы поднять пароход, были выделены государственные деньги.

Назначенный чиновник должен был организовать подъём, предварительно обследовав дно зимой. Начинать работать планировали весной, но до весны деньги не дошли.

Евгений Ларин: Как не дошли и 27 вёдер спирта, которым должны были премировать рабочих!

Мария Овчарова: Ничего не осталось. В 1980-е годы со дна подняли то, что к тому времени там осталось. Сейчас вопрос снят, никаких частей там больше нет. Люди погибли, воспоминаний практически не сохранилось.

Евгений Ларин: Нет и не было!

Мария Овчарова: Небольшие предметы, которые сохранились в нашем музее и в музее речного училища, — всё, что осталось от этого корабля.

Евгений Ларин: Есть идея каким-то образом увековечить память о «Совнаркоме»? Я понимаю, что на реке памятник поставить сложно, но можно на берегу, на мосту табличку повесить…

IMG_20210617_112020.jpg
Мария Овчарова и Евгений Ларин. Фото: nsknews.info

Мария Овчарова: Такой идеи я ни от кого не слышала. Но мы разговаривали внутри коллектива о том, что эту трагедию можно было бы как-то зафиксировать, чтобы потомки помнили об этом. Мы не будем заканчивать эту тему. Всё же есть надежда когда-нибудь найти имена и фамилии тех людей, которые были на этом пароходе. Это же судьбы. А мы — историки, исследователи, краеведы. Будем копать дальше.

Евгений Ларин: Что ж, белых пятен в истории нашего города ещё вполне достаточно, есть над чем работать и дальше.

Что происходит

Тайны городского архива: что тут хранят и зачем

Белому медведю Каю из Новосибирского зоопарка исполнилось 14 лет

Известные новосибирцы признались в любви своим мамам: душевное видео

Коронавирус отправил на больничные койки 4104 новосибирца

На открытие спортгипермаркета «Декатлон» пришли тысячи новосибирцев

Национальную политику и НКО обсудили на форуме «Активный город»

Трогательные письма ко Дню матери написали солдаты-срочники

«Лёд шикарный»: новосибирцы оценили каток на стадионе «Спартак»

Мэр Локоть поздравляет сибирячек с Днём матери

Как волейбольный «Локомотив» боролся за выход в финал четырёх

Главную городскую ёлку привезли на площадь Ленина в Новосибирске

Показать ещё