Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: юбилей династии, «Ясли» и небесный покровитель

23 июля на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывал сотрудник музея Центрального района, историк и краевед Геннадий Свистунов. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
19:35, 28 июля 2021

Взгляд назад. Исторический календарь

20 июля 1954 года совет министров принял постановление о начале строительства в 1956 году в Новосибирске предприятия оборонного назначения №1135, позднее — завод «Химаппарат».

21 июля 1944 года в Новосибирске открылся первый областной съезд сельских врачей.

22 июля 1957 года образовано производственное монтажно-строительное предприятие «Электрон».

23 июля 1914 года в Ново-Николаевске прошла «патриотическая манифестация». Массы людей со священниками впереди, с портретом царя и российскими флагами прошли по улицам, распевая гимны «Боже, царя храни» и «Спаси, господи, люди твоя».

23 июля 1925 года в новосибирской почтово-телеграфной конторе установили первый коммутатор для междугородной телефонной связи.

25 июля 1932 года одну из площадей Центрального района города назвали «Первомайская». На этом месте разбили Первомайский сквер.

25 июля 2005 года в день памяти Владимира Высоцкого в Новосибирске при большим стечении публики установили памятник легендарному поэту. Монумент появился в сквере у театра «Глобус». Автором памятника стал московский скульптор Александр Таратынов.

NET_6630.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Однажды в Новосибирске. Новый поворот

20 июля 1894 года в полдень при огромном стечении народа в крайний правобережный устой железнодорожного моста торжественно заложили первый камень. При этом отслужили торжественный молебен. Присутствовали томский губернатор, тайный советник Герман Тобизен, инженер Константин Михайловский, начальник строительства Среднесибирского участка железной дороги Николай Меженинов и многочисленная публика.

Почему же так поздно заложили первый камень — более чем через год после прибытия на место мостостроителей? Послушаем сотрудника музея Новосибирска, краеведа Константина Голодяева:

«Закладка задержалась, поскольку неожиданно 8 сентября 1893 года один из инженеров — Александр Станиславович Конопчинский — подал в управление строительства обоснованный рапорт о целесообразности переноса моста на 200 саженей (426 метров) выше по реке, что давало экономию на строительных работах 800 тысяч рублей; огромные деньги, треть бюджета всего строительства моста! А деньгами тогда не разбрасывались, конечно.

В российском государственном архиве хранится выкопировка приложения к рапорту инженера Андрианова Михайловскому Константину Яковлевичу, по которому мост проходил не там, где он сейчас находится, а севернее, ближе к Яринскому острову, по околицам села Кривощёково и Кривощёковского выселка на правом берегу. 

И расчёты эти были приняты положительно, что, естественно, отодвинуло выдачу рабочих чертежей моста аж на 11 месяцев. Вот почему произошла задержка. 

Если вы внимательно посмотрите на карту города в 2ГИС, то там хорошо видно отклонение линии моста на юг около остановки Жилмассив. А так на правом берегу мост должен был выходить на сегодняшнюю станцию Центр».

После закладки началось возведение каменных опор моста с больших плотов-барж. Главным подрядчиком на строительстве моста через Обь назначили Владимира Березина, роль главного инженера выполнял Григорий Будагов, а сооружали мост по проекту профессора Николая Белелюбского. На стройке трудились больше 330 рабочих — 120 мастеровых и рабочих по металлу, 110 каменотёсов и каменщиков, 40 плотников и рабочие других специальностей.

Железнодорожную переправу построили за три года. Испытания моста прошли с 28 по 30 марта 1897 года, а 5 апреля того же года первый железнодорожный мост в районе села Кривощёково сдали в эксплуатацию.

Было — не было. Центр державы в центре Новосибирска

Гость в студии «Городской волны» — сотрудник музея Центрального района Новосибирска, историк и краевед Геннадий Свистунов.

Евгений Ларин: Часовня Николая Чудотворца на Красном проспекте открылась для прихожан в 1915 году. Сегодня, больше века спустя, она и выглядит несколько иначе, и стоит немного в другом месте, нежели первоначально. Собственно, это вообще не та часовня — это другая часовня по факту. Но, так или иначе, она стала не менее узнаваемым символом города, чем часовня Параскевы Пятницы на Караульной горе в Красноярске. Разница лишь в том, что новосибирскую часовню, в отличие от красноярской, не растиражировал Центробанк на десятирублёвой купюре. Хотя, возможно, это как раз вскоре и произойдёт, потому что новая «десятка» будет новосибирской. 

Красноярцы, кстати, вообще бесятся по этому поводу. 

Но что именно будет на банкноте, мы пока не знаем, я во всяком случае дизайн не видел. Так что пока — магнитики, открытки, кружки, декоративные тарелки, панно и коробки шоколадных конфет «Центр державы». Всё это украшает изображение часовни святого Николая Чудотворца. Если не каждый первый, то каждый второй новосибирец, я полагаю, скажет, что центр нашей страны находится именно на месте этой часовни. Но какой страны — Российской империи, Советского Союза или Российской Федерации? С этим и не только с этим вопросом сегодня мы и будем разбираться.

Какой цели должна была служить часовня Николая Чудотворца? Кто её спроектировал, за чей счёт её построили? И как часовня оказалась в самом центре Российского государства? Обо всём этом мы будем говорить сегодня в нашей главной рубрике.

IMG_1072.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Часовня во имя святого Николая Чудотворца в Ново-Николаевске была заложена на пересечении Николаевского проспекта и улицы Тобизеновской. То есть на самом перекрёстке нынешнего Красного проспекта и улицы Максима Горького. Сегодня, как мы знаем, она стоит чуть в отдалении от этого перекрёстка.

Закладка произошла после торжественного молебна 20 июля 1914 года.

Но, насколько я понимаю, идея построить часовню появилась годом ранее, когда вся Российская империя отмечала большую и важную для всей нашей страны дату.

Геннадий Свистунов: Давайте скажем подробнее. Конечно, 300-летие Дома Романовых планировали отмечать в 1913 году. Но уже в 1911 году городская дума Ново-Николаевска разработала план, как город должен отпраздновать 300-летие династии, начали готовиться к юбилею. 

В это время город восстанавливался после страшного пожара 1909 года. Тогда же заработали кирпичные заводы, строились «крячковские» школы — их было 12. Город должен был к этой знаменательной для царской России дате прекрасно выглядеть — к 300-летию династии Романовых строили новые дома. Тогда было окончательно решено построить городской торговый корпус, в котором сейчас находится краеведческий музей, построить школы по проектам Андрея Крячкова. Также реальному училищу — в этом здании сейчас детская больница скорой помощи — присвоили имя Дома Романовых. Кроме того, именно тогда, а не в 1913 году, было решено, что в честь знаменательной даты должна появиться часовня.

IMG_2086.JPG
Геннадий Свистунов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: То есть часовню к юбилею уже должны были построить? Не успели?

Геннадий Свистунов: Да, не успели! Дело, как всегда, упёрлось в финансовую сторону вопроса. Городской торговый корпус и 12 школ построили всего за два года — в стремительном темпе. На часовню денег не хватило. Государство финансово никак не поддерживало это начинание. Плюс были различные бюрократические проволочки, бумажная волокита. И разрешение на строительство часовни было выдано только в октябре 1913 года, когда все торжества уже практически закончились. Царская семья уехала в Крым и там продолжала празднества.

Евгений Ларин: Думаю, стоит сказать несколько слов о том, как отмечали 300-летие Дома Романовых в целом в России и в Ново-Николаевске в частности. Что это был за праздник?

Геннадий Свистунов: Проходили торжественные собрания, молебны. Царская семья ездила по стране, встречалась с народом.

Евгений Ларин: А к нам не приезжали?

Геннадий Свистунов: К нам — нет. Кстати, учредитель первого в городе кинотеатра Федот Махотин снял на киноплёнку торжественный молебен в Ново-Николаевске в честь 300-летия Дома Романовых. Но в советское время эту плёнку просто уничтожили.

Евгений Ларин: Как жаль, что из махотинских съёмок вообще ничего не сохранилось! А кому пришла идея столь фундаментально увековечить в Ново-Николаевске 300-летний юбилей воцарения династии Романовых? За этим же стоят конкретные люди. Кто это предложил?

Геннадий Свистунов: Можно назвать нескольких людей. Прежде всего отца Диомида, протоиерея Покровской церкви, которая сейчас находится на улице Октябрьской. Там был целый комплекс зданий, которые принадлежали церкви. В том числе там располагался приют «Ясли». Он был учреждён в 1906 году, условно после русско-японской войны. 

IMG_2198.JPG
Геннадий Свистунов и Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Тогда в Ново-Николаевске было много солдаток — матерей-одиночек с детьми, у которых мужья погибли на войне. Была проблема детей-подкидышей, сирот. Для приюта собирали деньги. Отец Диомид даже ходил с ящиком по Базарной площади и собирал пожертвования, причём занимался он этим много лет. Он был известным в городе человеком. У приюта «Ясли» появилось своё здание. До наших дней оно не сохранилось, на его месте сейчас находится медицинское училище №3 на Октябрьской. Там же рядом была церковно-приходская школа. При благотворительном обществе «Ясли» было правление. Его председателем был отец Диомид, а начальницей приюта была Мария Востокова, очень строгая женщина, её уважали дети и взрослые. Она была женой одного из первых врачей — первого дипломированного специалиста-врача в Ново-Николаевске Михаила Востокова.

Евгений Ларин: Он был и общественным деятелем.

Геннадий Свистунов: Да. Они часто у себя дома собирали званые вечера с благотворительными целями, приглашали купцов и собирали пожертвования. Внучка Востоковых вспоминала, что Мария Васильевна брала поднос и первым делом подходила к своему мужу, призывая раскошелиться на нужды детей-сирот, что, вслед за Востоковым, делали и купцы.

Когда появилась идея создания часовни, место под строительство предложил отец Диомид — на видном месте, с видом на площадь, напротив Городского торгового корпуса.

Евгений Ларин: Обратим внимание, по какому принципу выбирали место под часовню! Никаких географических расчетов тогда не делали.

Геннадий Свистунов: Нет, конечно.

Евгений Ларин: В России, насколько я понимаю, всегда существовала традиция строить храмы — церкви, часовни — на пожертвования прихожан. В одном из источников, не помню точно, где, я встречал такое утверждение, что возведение часовни Николая-Чудотворца было первой в городе «народной стройкой», дескать, строили всем миром. Но ведь и до того храм Александра Невского строили на пожертвования, там правда, царская семья вроде довольно много денег дала. А нашу часовню действительно построили на деньги прихожан? А что городская управа? Не принимала участие?

Геннадий Свистунов: Давайте просто по датам посмотрим. Часовня должна была быть построена в 1913 году. Не получилось. Только в октябре 1913 года дали разрешение. Но, тем не менее, от этой идеи не отказались. Общество «Ясли» всё равно решило строить часовню и кинуло клич, дескать, давайте собирать пожертвования. И в течение зимы и весны они собирали деньги.

Евгений Ларин: Был даже создан специальный комитет, верно?

IMG_2221.JPG
Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Геннадий Свистунов: Да, был создан общественный строительный комитет, в который вошли известные богатые купцы — Вишняков, Маштаков, Некрасов и другие. А его председателем стал отец Диомид. И 20 июля 1914 года всё-таки произошла торжественная закладка этого культового здания Почему 20 июля? Это тоже была знаменательная дата. Раз не смогли приурочить к дате, связанной с царской фамилией, то взяли дату начала строительства железнодорожного моста через Обь — 20 июля 1894 года состоялась торжественная закладка первого камня в устой моста. Ровно 20 лет назад. Для юного города это был юбилей. Фактически это был День города!

Евгений Ларин: И простые прихожане жертвовали на часовню?

Геннадий Свистунов: Да, это, действительно, была народная стройка. Но, конечно, основные средства внесли богатые купцы.

Евгений Ларин: Я тут выписал имена наиболее крупных жертвователей. 

Упомянутый вами купец Вишняков дал 25 000 штук кирпича, а купец Некрасов дал кресты на часовню. 

Кроме того, Цевловский пожертвовал тысячу штук кирпича, некто Джурич — тысячу пудов извести, а Барабанов — железо на крышу. Я читал, что даже колокола тоже были даром, и их везли по железной дороге как обычный груз.

Геннадий Свистунов: По бесплатным билетам в грузовом вагоне.

Евгений Ларин: А кто дал колокола?

Геннадий Свистунов: Ответа на этот вопрос я не нашёл, но я думаю, что их привезли с Урала.

Евгений Ларин: Один из наиболее интересных вопросов, который меня интересует — это вопрос о том, кто спроектировал часовню. Едва ли не все популярные источники без сомнения говорят, что сделал это, причём безвозмездно, не взяв платы за работу, наш архитектор Андрей Дмитриевич Крячков. Но в части источников, таких как известный сайт об архитектуре Новосибирска NOVOSIBDOM.RU, можно встретить более осторожную формулировку: «План и смету на постройку составил архитектор А.Д. Крячков, а городской архитектор Ф.Ф. Рамман осуществлял наблюдение за строительством».

IMG_9930.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Отсюда, вроде, следует, что Крячков составил не архитектурный проект, а проект организации строительства. Более того, на сайте Управления государственной архивной службы Новосибирской области написано про проект часовни, выполненный на трех листах: «Документ не подписан. Предположительно автор проекта — А. Д. Крячков». Также там сказано, что документ ещё и не датирован, и что предположительно он составлен в 1914 году. Откуда такое предположение? Крячков в нашем городе тогда проектировал практически всё? Либо кто-то из менее известных архитекторов, как молодой учёный при написании монографии ставит на первое место имя своего научного руководителя, поставил в проект имя Крячкова для придания «веса» своей работе? Почему Крячков, если на него нет прямых указаний?

Геннадий Свистунов: В царские времена Андрей Дмитриевич Крячков много проектов делал для Ново-Николаевска, но жил тогда в Томске. В Ново-Николаевск он приезжал в командировки. Конечно, он здесь много времени проводил, когда строились школы. Он в каждую школу ездил, смотрел, был куратором стройки. Главным архитектором города был Рамман, а он по образованию был не архитектором, а инженером-строителем.

Евгений Ларин: Он был чиновником?

Геннадий Свистунов: Да, и он непосредственно руководил процессом стройки. А если говорить насчёт проекта, то я только в одном источнике видел рядом с фамилией Крячкова, которая была под вопросом, другую фамилию — Панин.

Евгений Ларин: Всё-таки была другая фамилия!

Геннадий Свистунов: Да, но, в основном, все архитекторы сходятся в том, что по логике стиля часовни это мог быть только Андрей Дмитриевич Крячков. Именно по стилистике. Здесь интересно получилось. 20 июля 1914 года начинается стройка часовни по проекту в новгородском стиле — возвращение к истокам Древней Руси. Лаконичная форма, купол — главка — похожа на шлем древнерусского воина. В XII-XIV веке Новгород вёл борьбу с тевтонскими, ливонскими рыцарями. Это был вольный город с устоявшимися демократическими традициями. 

IMG_2162.JPG
Геннадий Свистунов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Через несколько дней после закладки часовни начинается Первая мировая война. Россия начинает воевать с Германией. Получается, что Крячков как-то понял потаённые мысли русского народа. В годы войны часовня Николая-Чудотворца становится символом идеологии «За веру, царя и Отечество!» В центре города, которому едва исполнилось 20 лет, появляется культовое религиозное здание, православная часовня, которая как будто построена в XII-XIII веке.

Евгений Ларин: Приёмка часовни состоялось 27 октября 1915 года. А ещё в 1914 году произошло значимое для часовни событие: из губернского города Томска привезли икону с частицей мощей святого Николая.

Геннадий Свистунов: Да, это уникальная икона.

Евгений Ларин: Привез её епископ Томский Анатолий, встречал — отец Диомид. Мне кажется, тут нужно сказать несколько слов о том, почему святой Николай — столь почитаемый в нашем городе святой? Имя нашего города обусловлено другой фигурой.

Геннадий Свистунов: Ново-Николаевск был назван в честь царя Николая II, а святитель Николай-Чудотворец стал небесным покровителем нашего города. Так сложилось. Но я ещё хочу сказать о мощах святого Пантелеймона, которые также были в этой иконе. Он считается исцелителем больных и покровителем воинов. В годы Первой мировой войны в эту часовню просто валом валили солдатки, они молись за здоровье своих мужей, отцов, которые были на фронтах Первой мировой. Есть сведения, что в то время приход часовни насчитывал около 5000 человек. Для маленькой часовни это очень много прихожан.

Евгений Ларин: Первоначально часовня вроде относилась к приходу храма Александра Невского?

Геннадий Свистунов: Да, но потом её отделили.

Евгений Ларин: Действительно, я читал, что часовня Николая-Чудотворца пользовалось большой популярностью среди прихожан. Но не прошло и 15 лет, как ситуация кардинально изменилась. И те же самые простые люди, рабочие и крестьяне, стали требовать, чтобы часовню снесли, как требовали снести многие другие церкви в окрестных сёлах. В частности, в Буграх требовали снести церковь как рассадник дурмана и одурачивания трудящихся масс. 

Где-то требовали расстрелять попов, а церковь передать под клуб. Это на самом деле так было?

Геннадий Свистунов: Я считаю, что это была политика советской власти, которую насаждали сверху. Давайте вспомним, что 1929 год — это год великого перелома, когда были окончательно ликвидированы остатки НЭПа, новой экономической политики. Начались коллективизация, индустриализация. И советская власть решила, что церковные служители мешают развитию, что они против колхозов, мешают наступлению светлого будущего. Но власти нужно было опереться на мнения трудящихся масс.

Евгений Ларин: А грабить нашу часовню начали ещё в 1921 году!

Геннадий Свистунов: Да, был голод, военный коммунизм, проводилась политика конфискации церковных ценностей. Кстати, в те годы пропала икона с мощами Николая-Чудотворца. Куда — неизвестно, неизвестна судьба и других утраченных ценностей.

Евгений Ларин: А 30 января 1930 года газета «Советская Сибирь» в статье «Конец часовни» сообщила: «Вчера в четыре часа дня началась ломка часовни на Красном проспекте». То есть 29 января она началась. Предварительно из часовни, разумеется, вынесли всё, что там ещё оставалось. Что появилось на месте часовни, ведь свято место пусто не было?

IMG_2181.JPG
Геннадий Свистунов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Геннадий Свистунов: Рядом с часовней находимся Дом Ленина, храм социализма, а два храма разных идеологий рядом мирно ужиться не могли. Часовню снесли, а на её месте поставили один из образов идеалов социализма — комсомольца-молотобойца. Фигура простояла там до 1938 года, когда на этом месте возвели грандиозной высоты прижизненную статую отца народов Иосифа Виссарионовича Сталина. Статуя простояла там порядка 20 лет.

Евгений Ларин: Я полагаю, что её убрали после развенчания культа личности, когда Сталина начали убирать отовсюду?

Геннадий Свистунов: Именно так. После того как памятник Сталину убрали, там был просто пешеходный бульвар с клумбами.

Евгений Ларин: А когда начали говорить, что часовню надо восстановить?

Геннадий Свистунов: Эти разговоры начались в годы Перестройки, когда была провозглашена свобода вероисповедания. Ближе к концу 1980-х годов Русской православной церкви стали возвращать некоторые здания, тот же собор Александра Невского, который занимала Западно-Сибирская студия кинохроники. В то же время стали появляться материалы о том, что, оказывается, когда-то, ещё на заре советской власти, в центре города на Красном проспекте стояла часовня. Появилось множество статей в таких газетах, как «Вечерний Новосибирск», «Советская Сибирь». 

Стали говорить, как было был здорово, если бы часовню можно было возродить.

Мэром города тогда был Иван Иванович Индинок. Близилось 100-летие Новосибирска, надо было готовить какие-то масштабные мероприятия.

Евгений Ларин: Создать новый символ города!

Геннадий Свистунов: Да. Идея восстановления часовни стала получать практическую реализацию. За это по первоначальным чертежам взялся архитектор Пётр Чернобровцев, сын художника Александра Чернобровцева. Он поступил правильно, что, во-первых, поставил часовню на постамент. Она стала выше на пару метров той часовни, что была прежде, немного взлетела над проспектом.

Евгений Ларин: Стоит сказать, что и окружающие дома к тому времени уже тоже значительно подросли!

Геннадий Свистунов: Главку часовни Чернобровцев значительно увеличил в объёме, и она стала смотреться более внушительно и солидно.

Евгений Ларин: А на прежнем месте часовни уже была дорога — выход на Октябрьскую магистраль, поэтому её пришлось сдвинуть?

IMG_8450.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Геннадий Свистунов: Да, пересечение улицы Максима Горького с Красным проспектом. Дело в том, что в это время уже началось строительство подземного перехода, который сейчас проходит под часовней, поэтому строители целенаправленно перенесли точку строительства на несколько десятков метров в сторону Оби. Есть сведения, что они думали, что уткнутся в фундамент, а его не было. А потом выяснилось, что фундамент находится на том месте, где сейчас выход к часовне из подземного перехода.

Евгений Ларин: А кто предложил основать на месте часовни географический центр России? Как так получилось?

Геннадий Свистунов: Это очень интересная история!

Евгений Ларин: И ведь все с удовольствием подхватили эту идею.

Геннадий Свистунов: С превеликим удовольствием. На днях к нам в Музей Центрального района, где также располагается Музей документального кино, приходила группа молодых мужчин с детьми — младшими школьниками, и мы, в том числе, показали им кадры полёта над Новосибирском. 

Это знаменитый четырёхминутный документальный фильм, съёмка видов города 1929 года с аэроплана. Он летает над территорией современных Октябрьского и Центрального районов, это историческое ядро города. 

На кадрах, снятых над Красным проспектом, видно старую часовню Николая-Чудотворца, которая доживает буквально последние дни — до её сноса остаётся полгода. 

И один из мужчин, увидев часовню, сразу сказал: «Так это же географический центр России!» Понимаете, это уже заложено в генетическую программу! Так вот, часовня Николая-Чудотворца — это не географический центр России. Он находится в полутора тысячах километров на север от Красноярска.

Евгений Ларин: То самое озеро Виви в Эвенкии? Географический центр страны действительно там?

Геннадий Свистунов: Да, эту точку уже на компьютере просчитали, заложив 500 различных параметров — всё учли! Точку нашли ещё в 1990-х годах. Новосибирская часовня, конечно, не географический центр России, но бренд «Центр державы» мне очень нравится, он мне по душе.

Евгений Ларин: То есть качаем за центр державы?!

Геннадий Свистунов: Да! Надо, наверное, найти какие-то интересные слова. Мне бренд нравится и как историку, и как краеведу, а также как рекламщику и журналисту, я успел поработать и в этих отраслях. Так что он мне нравится со всех точек зрения.

С утверждением о том, что часовня в Новосибирске — это центр державы, я тоже впервые столкнулся в 1990-х годах. И я почему-то решил, что это идёт ещё с царской России — что люди посмотрели на карту Российской империи, ткнули пальцем в Ново-Николаевск: отлично, примерно посередине нашей необъятной России! Потом я узнал, что, оказывается, ещё в 1908 году Дмитрий Иванович Менделеев вместе со своим сыном, математиком, искали географический центр России. И они нашли его около города Туруханска. Это тоже примерно в тех же местах, там, где падал Тунгусский метеорит. Это место, куда просто так не добраться. Раньше туда ссылали. Из известных людей в царские времена там побывали только два человека: Яков Михайлович Свердлов и Иосиф Виссарионович Сталин. И они оттуда даже сбежать не смогли! Туристы туда не доберутся без помощи вертолёта, вездехода и катера.

IMG_2156.JPG
Геннадий Свистунов и Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Всё правильно: туристы должны ехать в Новосибирск!

Геннадий Свистунов: Я не поленился и нашёл в интернете следующую вещь. Я решил воссоздать логику журналистов, историков, которые придумали бренд «Центр державы». Вот смотрите: в царской России граница начиналась условно от Варшавы, поскольку часть Польши находилась в составе Российской империи. Расстояние от Варшавы до Ново-Николаевска — примерно 3800 километров по прямой. Расстояние от Ново-Николаевска до Владивостока — 3720 километров. Сейчас граница начинается условно от Калининграда, хотя это анклав, но тем не менее расстояние от Калининграда до Новосибирска — 3830 километров. До Владивостока я уже говорил. Я имею в виду расстояние по автомобильным или железным дорогам. 

Ни Омск, ни Красноярск не попадают, а Новосибирск попадает почти идеально. Поэтому надо бренд как-то переделать. Например, не географический, а транспортный центр.

Евгений Ларин: Духовный центр! Как сейчас принято говорить, место силы. Правда, никто толком не понимает, что это за место силы.

Геннадий Свистунов: Я считаю, что бренд «Центр державы» имеет право на существование, он имеет хорошую туристическую привлекательность. Мы его начали забывать, только конфеты иногда где-то увидим — и всё. Уже нигде об этом не пишут, и экскурсоводы скромно говорят, что, мол, когда-то был центр, а сейчас, извините, нет. Нас лишают этой идеи, этой мечты! Поэтому я считаю, что этот бренд должен оставаться, его нужно развивать.

Евгений Ларин: В общем так: Новосибирск у нас теперь столица не только Сибири, но России и мира!

Геннадий Свистунов: Часовня Николая Чудотворца — это действительно символ Новосибирска, который должны знать по всей стране.

Евгений Ларин: А мы отомстим красноярцам, и теперь на «десятке» будет наша часовня! 

Что происходит

На станции метро «Спортивная» заканчивают бетонирование платформ

Новый асфальт на улице Кирова планируют уложить за полторы недели

Дачные автобусы будут ходить до 10 октября в Новосибирске

Два старлея и майор: жители выбирают «Народного участкового»

Губернаторов переименуют в глав и разрешат избираться больше двух сроков

Из-за стройки четвёртого моста в Новосибирске сдвинут остановки

О привычках лидера расскажут на бесплатном семинаре

Новосибирцы совершат лингвистическое путешествие, не покидая города

Добрая собака Дора будет помогать онкобольным детям в Новосибирске

Коронавирус стал причиной смерти 13 новосибирцев старше 40 лет

ИКЕА снимет с производства самую популярную игрушку — акулу Блохэй

Показать ещё