Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: купец, советник и град сокровенный

20 августа на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывала журналист, заведующая отделом кинохроники Бердского историко-художественного музея Татьяна Свиридова. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
16:48, 25 августа 2021

Взгляд назад. Исторический календарь

17 августа 1916 года в Ново-Николаевске вышел первый номер социал-демократической ежедневной газеты «Голос Сибири». В 1918 году большевики закрыли газету из-за её меньшевистской направленности.

17 августа 1935 года состоялось торжественное открытие Новосибирского аэроклуба.

17 августа 1939 года решением облисполкома в Новосибирске образовано три новых района — Центральный, Заельцовский и Ипподромский.

18 августа 1923 года Сибревком принял постановление о создании в Сибири воздушного флота. Итогом стало строительство аэродрома на территории Закаменского, ныне Октябрьского, района в расположении воинской части — на плацу восточной окраины Военного городка.

19 августа 1950 года председатель Совета министров СССР Иосиф Сталин подписал постановление о создании Новосибирского электротехнического института — НЭТИ.

21 августа 1943 года указом Президиума Верховного Совета РСФСР Новосибирск выделен в самостоятельный административный центр и отнесён к категории городов республиканского подчинения.

21 августа 1944 года состоялся общегородской митинг трудящихся города по случаю награждения третьей звездой Героя Советского Союза бывшего новосибирского рабочего, гвардии полковника Александра Покрышкина. Участники митинга обратились нему с письмом, в котором обещали: «Мы, новосибирцы, во фронтовую декаду, которую объявляем в Вашу честь, будем работать так, чтобы быть достойными Ваших боевых подвигов».

 

Однажды в Новосибирске. Академгородок сдали! — Академгородок приняли!

21 августа 1964 года государственная комиссия приняла в эксплуатацию Новосибирский научный центр. Акт приёмки Академгородка подписал в Институте гидродинамики президент Академии наук СССР академик Мстислав Келдыш.

К приёмке подготовили акт, в котором перечислили все объекты, которые уже сдали в эксплуатацию и те, что будут сданы до 1 января 1965 года. Главное, отмечалось, что было построено всё, что намечалось проектом и были освоены все средства, предусмотренные Постановлением Правительства СССР.

Комиссии были предъявлены здания 15 институтов, университета и Опытного завода, жилые дома общей площадью чуть больше 280 000 квадратных метров, 5 общеобразовательных школ, 18 детских садов и яслей, 15 магазинов и 7 столовых, а также ДК «Юность», широкоэкранный кинотеатр «Москва» и две больницы с двумя поликлиниками.

Академик Михаил Самуилович Качан в своих воспоминаниях пишет, что в 1964 году было построено много, но не всё из перечисленного принадлежало Сибирскому отделению Академии наук.

Это была одна больница из двух, половина детских садов и яслей, две школы из пяти. Остальные, а также Дом культуры «Юность» и минимум 30% жилья, находились в ведомственном подчинении «Сибакадемстроя», а ещё 10% жилья принадлежало райисполкому.

В институтах были построены, как правило, только главные корпуса. А один институт — Институт физики полупроводников — требовал существенного расширения. Построенное здание Института физики твёрдого тела ему мало подходило. Не был достроен Опытный завод.

По словам Михаила Качана, не хватало жилья. И не только коттеджей для членов Академии, а хотя бы малометражных квартир-«хрущевок», а также и детских учреждений, торговых и бытовых предприятий. Нужно было построить ещё одну школу, чтобы уйти от двух и даже трёх смен.

Пионерлагерь на 600 мест ещё не был полностью сдан в эксплуатацию. Дом учёных только строился. А Дома культуры никто и не собирался строить. Но Сибирское отделение и «Сибакадемстрой» тогда отрапортовали, что первая очередь Академгородка построена, и освоены все отпущенные на строительство деньги.


Было — не было. Загадки подводного города

Гость в студии «Городской волны» — журналист, заведующая отделом кинохроники Бердского историко-художественного музея Татьяна Свиридова.

Евгений Ларин: На дворе уже фактически конец августа, последний летний месяц, а вместе с ним и лето близится к финалу. Его можно, конечно, продлить и в сентябре, если отправиться, например, в Крым. Но я уверен, что и у нас теплые дни ещё будут. И нам можно никуда не ехать. Потому что нам повезло больше, чем многим другим. Мы — это новосибирцы, и я имею в виду жителей всей нашей агломерации.

У нас есть возможность в любой момент махнуть на «море» с его самобытным курортом, пляжами, островами, сосновым бором и другими красотами и базами отдыха. У нас есть своё море — объект нашей гордости. Мы даже называем его по-своему — вопреки или назло акцентологическому словарю мы говорим ОбскОе море, тогда как весь остальной мир нам говорит Обское море. Ещё и спорит с нами.

Но этого у нас не отнять — мы с удовольствием катаемся там на теплоходах, лодках и яхтах, рыбачим, несмотря на рассадник описторхоза, загораем и купаемся. Если, конечно, всё в порядке, с точки зрения санэпидемстанции — всякое бывает, чего греха таить. Но это наше, родное.

И только избранные, посвящённые в великую тайну, знают, что раз в 12 лет, в полночь, при полной луне, когда меняется ветер, море отступает и под тихий перезвон колоколов поднимается со дна сокровенный Китеж-град, сибирская Атлантида...

Дорогие друзья, всё это, конечно, полная чушь — просто шутка. А вот как на самом деле историкам и краеведам достаются артефакты старого Бердска, и чем уже поделилось с нами Обское море, мы будем говорить сегодня в выпуске.

В Новосибирске есть Музей мировой погребальной культуры, его ещё называют Музеем смерти. Место совершенно особое, не для каждого — но не об этом речь. Речь о том, что там есть гроб, точнее саркофаг — причем самый настоящий. То есть в нём когда-то похоронили человека, закопали в землю, а потом вытащили обратно. Этим человеком был известный бердский купец Владимир Горохов. Мне кажется, что это самая подходящая история, чтобы начать нашу с вами беседу. Она потрясающая! Как саркофаг бердского купца оказался в Музее мировой погребальной культуры в Новосибирске?

NET_9223_tn.JPG
Татьяна Свиридова. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Татьяна Свиридова: Та «чушь», как вы сказали, на самом деле не так уж и далека от правды. Действительно, раз в 10-12 лет старый Бердск — возможно, случается это не в полночь — являет себя публике, современным бердчанам и не только им.

В силу того, что я работаю журналистом, мне посчастливилось в 2008 году быть свидетелем перезахоронения или, правильнее говорить, эксгумации останков купца Горохова. Конечно, событие это нашумело не только в Бердске, но и далеко за пределами Бердска и даже Новосибирской области. Почему саркофаг с останками Горохова находится в Музее погребальной культуры?

Евгений Ларин: И зачем его вытащили из земли?

Татьяна Свиридова: Зачем вытащили — вопрос непростой. Мы часто его слышим. И, пытаясь ответить на этот вопрос, мы не всегда можем убедить человека, в силу того, что человек просто не готов к этой теме. Или не готов принять правду, которую, наверное, нужно знать вообще обо всех захоронениях на территории старого Бердска.

Мы говорим о памятниках. Если обратиться к сути слова «памятник», то это «память», сохранение памяти. Надгробия и другие символы — это для сохранения памяти. Когда люди недоумевают и спрашивают, мол, зачем вы поднимаете это со дна Обского моря, то уже у нас возникает недоумение: а как поступать, если у нас есть возможность это поднять? Ведь, находясь на дне водохранилища, памятники полностью утрачивают свою функцию — хранить память.

Евгений Ларин: Давайте напомним, почему вообще Бердск оказался под водой. Когда, как и при каких обстоятельствах это произошло?

Татьяна Свиридова: В начале 1950-х годов началось строительство Новосибирской гидроэлектростанции. В зону затопления попало более 30 населённых пунктов, самым крупным из которых был Бердск. Переносили то, что можно было перенести. Но, понятно, перенесли не всё.

Евгений Ларин: Мало времени было, или не особенно хотели?

Татьяна Свиридова: Конечно, была спешка. Да и когда общаешься со старожилами и задаёшь им этот вопрос, то многие отвечают, что было просто не до того. Представляете: людям давали землю, давали стройматериалы. Люди понимали, что сейчас начнётся новая жизнь. Лишь некоторые говорили, что им было очень горько расставаться со старым Бердском — особенном тем людям, чьи предки жили там не одно поколение. Но до кладбища руки тогда не дошли.

Евгений Ларин: Там же остались и церкви, и вообще всё, что не жильё?

Татьяна Свиридова: Когда слушаешь рассказ о том, как взрывали белокаменную Сретенскую церковь на территории старого Бердска, становится больно. Говорят, что кладка была очень крепкая, церковь не хотела разрушаться, а её взрывали, ломали. По требованиям, необходимо было снести все здания, а всё что остаётся — закопать на глубину двух штыков лопаты.

Евгений Ларин: А как же кладбища? Дома переносили, а почему родственники умерших не позаботились о том, чтобы перенести могилы?

Татьяна Свиридова: А если представить подобную ситуацию сейчас, готовы ли мы были к переносу кладбища?

Евгений Ларин: Нам сложно судить, как думали те люди. Так или иначе, но могила купца Горохова и ещё много могил остались на территории старого Бердска. Но мы понимаем, что купец Горохов был далеко не последним человеком в Бердске. Более того, он был человеком известным.

Татьяна Свиридова: Очень известным, причём не только в Бердске. Имя этого купца знала вся Томская губерния. И когда в 2008 году обнажилось его захоронение, не было никаких сомнений в том, что его нужно перезахоронить. Потому что тот вид, в котором мы застали могилу, был очень жалким зрелищем. Это было как-то ненормально.

Евгений Ларин: Давайте несколько слов скажем о биографии этого человека, и нам будет понятно, почему его похоронили в Бердске, хотя умер он в 1907 году в Москве — эти сведения можно найти в интернете.

Татьяна Свиридова: Он действительно умер в Москве. И многие источники говорят о том, что он завещал похоронить себя в Бердске. На самом деле, никакого завещания Горохова никто никогда не видел. Здесь легенды работают лучше, чем историческая правда. Возможно, когда-то кто-то просто озвучил такую идею, что, наверное, купец Горохов завещал похоронить себя в Бердске.

И мы не знаем, завещал ли он, или так решили родственники. Но так случилось, что сначала его похоронили в Москве на Ваганьковском кладбище, потом оттуда его перевезли в Бердск. Получается, что хоронили его три раза. В Москве, в старом Бердске и в новом Бердске. Такая судьба. Говорить о его биографии интересно. Также интересно говорить о том, что происходило после его смерти.

Биография купца Горохова интересна тем, что это был пример меценатства, щедрости. Известно, сколько всего было построено при купце Горохове в старом Бердске.

Евгений Ларин: Во-первых, основной его деятельностью была мельница. Он был мукомолом. Вот что писал о Горохове историк советских времён Федотов: «Купив у вдовы Васильевой захудалую меленку, предприимчивый купец сумел так поставить дело, что через 15 лет стал одним из богатейших людей губернии». Из этого отрывка понятно, что у него была мельница, и что дело было поставлено...

Татьяна Свиридова: ...крепко! Надо сказать, что работа в этом году в архиве Иркутской области показала, что предпринимательская суть Горохова проявилась очень рано. Уже в 21 год Горохов, успев поработать у иркутского купца Домбровского на его винном предприятии, не побоялся вступить с этим купцом в судебное разбирательство и добиться справедливости.

Что случилось потом — неизвестно, но через какое-то время купец Горохов появляется в Бердске. Там он становится мукомолом, становится тем человеком, которым его знают теперь. Наверно, это действительно был человек недюжинных способностей, не только предпринимательских, но вообще — человеческих.

Когда я слушала рассказы о Горохове — многие говорили о том, каким он был положительным — мне хотелось узнать, правда ли он таким был? Ведь любят же люди приукрасить действительность! В Иркутске я читала документ о том, на какой почве у Горохова произошло с Домбровским разбирательство. Дело в том, что купец Домбровский попросил молодого Горохова продавать вино с большой накруткой.

Евгений Ларин: Горохов у него был вроде приказчика?

Татьяна Свиридова: Да, он управлял делами винных складов. И Горохов на эту сделку не пошёл. Он отказался, и в связи с этим у них началось разбирательство. Я думаю, что это тоже характеризует Горохова как человека.

NET_9205_tn.JPG
Евгений Ларин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Вы сказали, что Владимир Горохов был меценатом. Но практически каждый крупный купец того времени, если верить тому, что о них пишут, занимался благотворительностью. Может быть, это просто было нормой? Раз уж ты добился успехов сам, помоги другим! Наверное, так рассуждали?

Татьяна Свиридова: Да, это было другое время. Тогда это воспринималось как норма. Но нам посчастливилось застать людей, чьи дедушки и бабушки работали на мельнице купца Горохова, и живы были воспоминания о том, какой вообще была семья Гороховых. Из них складывается образ порядочного купца. Плохого о нём говорили мало.

Евгений Ларин: В чём выражалась его благотворительность?

Татьяна Свиридова: Недавно нам попалась кассета с аудиозаписью, сделанной в 1989 году. Жительница Бердска из старожилов вспоминала о том, каким был купец Горохов, и как поощрялись работники мельницы. На новый год все обязательно были одарены мануфактурными товарами, мешком сахара. За этим рассказом чувствуется человеческое отношение к людям. Это если говорить о мелочах.

А если говорить о больших делах, то при купце Горохове была построена Сретенская церковь, ремесленная школа, больница для туберкулёзных больных. Размах его деятельности был большим. Лет десять назад в новосибирской архитектурной академии была найдена фотография здания архитектора Крячкова. Это была электростанция в посёлке при мельнице Горохова.

Представьте, какой был уровень, что Андрей Дмитриевич Кряков отметился и в старом Бердске. Вопрос только в том, при самом ли Горохове или уже при его сыне строилась эта электростанция. Сергей потом продолжил дело отца.

Евгений Ларин: Я ещё обнаружил вот какой удивительный факт: Горохова выбрали казначеем строительного комитета при строительстве собора Александра Невского в Ново-Николаевске. Казалось бы, другой город, другие дела.

Я вообще встречал упоминания о том, что новое поселение — Ново-Николаевск — мешало всем. Его не любили ни кривощёковцы, ни бердчане. Вплоть до открытой вражды. А тут Ново-Николаевск оказал доверие Горохову и выбрал его казначеем. Почему?

Татьяна Свиридова: Или Горохов оказал доверие Ново-Николаевску! Почему это произошло, мы не знаем. Не обнаружено ни одного документа, который бы пояснил, почему именно Горохов был назначен казначеем.

Сейчас мы воспринимаем Бердск в качестве младшего брата Новосибирска. Наверное, тогда всё было немного по-другому, а размах деятельности Горохова даже в географическом отношении не замыкался на Бердске. Думаю, что его просто знали и понимали, что этому человеку можно доверить...

Евгений Ларин: ...деньги? То есть исключительно из-за его деловых качеств?

Татьяна Свиридова: Да. Может быть, когда-нибудь мы найдём документ, который нам точно скажет, почему так произошло, а пока мы можем только предполагать. Я думаю, что всё-таки его деловые качества говорили о том, что именно Горохов должен быть казначеем.

Евгений Ларин: У него же была в Ново-Николаевске усадьба и контора. Это связано с его деятельностью казначея?

Татьяна Свиридова: Насчёт усадьбы и конторы Горохова у нас, в Бердске, нет никаких документов. Где они находились, мы не знаем. Факт этот известен, но пока я не готова ничего об этом сказать.

Евгений Ларин: Я прочитал, что в годы советской власти могилу Горохова вскрывали, пытаясь найти там какое-то золото. Что это было?

Татьяна Свиридова: Это стало понятно как раз в 2008 году во время эксгумации. Когда археологи вскрыли саркофаг, внутри находился металлический крючок, которого там явно не должно было быть. К тому же отсутствовал нательный крест. Было разбито стекло. Конечно, оно могло быть разбито просто от времени, но осколков стекла рядом не было обнаружено.

Евгений Ларин: Стекло в гробнице?

Татьяна Свиридова: Саркофаг был со стеклом. Хотя не совсем понятно, зачем было стекло, если учесть то, что его везли из Москвы и перезахоранивали. Вопрос остаётся открытым. Но то, что могилу грабили — это однозначно. Это признали и археологи, которые проводили эксгумацию.

Почему вдруг саркофаг Горохова оказался в Музее погребальной культуры? Дело в том, что в 2008 году, когда происходил перенос и перезахоронение останков, все понимали, что в том виде, в котором саркофаг извлекли из земли, он не может экспонироваться где-то в музее.

Поэтому было решено передать саркофаг на временное экспонирование в Музей мировой погребальной культуры — просто потому, что у них была возможность этот предмет отреставрировать. Теперь между нашими музеями регулярно происходит пролонгация договора, но мы надеемся, что в скором времени саркофаг окажется на нашей бердской земле. Но для этого нужно помещение в городском музее Бердска.

Евгений Ларин: Ещё один человек, тело которого было захоронено на территории старого Бердска — это человек, которого называют бердским и — даже шире — сибирским просветителем. Это Николай Ларионов. Перед нашей беседой вы сообщили, что недавно было обнаружено фото этого человека, хотя до сих пор считалось, что его нет. Расскажите, как это произошло, где и как его нашли, и почему, по вашим словам, это — событие в краеведческих кругах?

NET_9257_tn.JPG
Татьяна Свиридова и Евгений Ларин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Татьяна Свиридова: Николай Ларионов был статским советником. Уже только по его чину становится понятно, какого уровня человек был похоронен в старом Бердске. В 2008 году, когда перезахоранивали купца Горохова, надгробие на могиле Ларионова, конечно, все видели, но тогда его просто не успели перевезти. И все эти годы было известно, что там, на дне Обского водохранилища, есть надгробие статского советника Ларионова. Кто он такой — до прошлого года не знал никто.

Это свежее исследование, которое Бердский музей проводит совместно с Сибирским центром колокольного искусства и череповецкими краеведами. Большую работу проделал новосибирский звонарь Алексей Талашкин. Выяснилось много подробностей о самом советнике. Интересно то, что даже в Череповце, откуда он к нам приехал, ещё прошлом году знали о нём меньше, чем знаем мы здесь. Алексей нашёл много архивных документов.

Статский советник Ларионов курировал народные училища. В южном округе Томской губернии он курировал порядка 80 учебных заведений. Он занимался вопросами, связанными со строительством училищ. Известно, что в Барнауле он создал музей наглядных пособий. Алексей Талашкин говорит, что его можно сравнить с современным институтом повышения квалификации. Ларионов знал передовые методы обучения, и внедрял их у нас. Ларионов окончил Санкт-Петербургскую семинарию и знал, что нужно делать.

Вопрос заключается в том, как Ларионов оказался в Бердске? Пока мы не знаем достоверно, но он наверняка связан с деятельностью открывшегося у купца Горохова ремесленного училища.

Евгений Ларин: То есть Ларионов и Горохов были связаны?

Татьяна Свиридова: Мы предполагаем, что статский советник Ларионов и купец Горохов были связаны как раз этим вопросом. В сентябре 1903 года в старом Бердске открылось ремесленное училище. И в этом же году, но раньше, статский советник Ларионов умер и был погребён на территории Сретенского храма. Скорее всего, его приезд в Бердск был не случайным и был связан с открытием этого ремесленного училища. Но достоверной информации нет.

Пока мы знаем только то, что статский советник умер 1 июня 1903 года. Причина смерти, указанная в метрической книге, которая хранится в Государственном архиве Новосибирской области — чахотка, то есть туберкулёз. Возможно — мы также предполагаем — он приехал в Бердск на лечение. Ведь мы знаем, что у купца Горохова была туберкулёзная лечебница.

Может быть, эти вопросы были объединены — лечение и открытие нового учебного заведения. Мы не знаем. Но мы знаем, что статский советник Ларионов написал письмо, в котором просил предоставить ему аж четыре месяца отпуска. Наверное, речь идёт о заболевании, о котором он уже знал, но пока мы можем только предполагать.

Также известно, что статский советник Ларионов был награждён Орденом святой Анны третьей степени. Он давался за безупречную службу на высокой государственной должности. Также он был награждён Орденом святого Станислава третьей степени.

Чтобы было понятно, скажу, что Антон Павлович Чехов был награждён Орденом святого Станислава третьей степени «за отличное усердие и особые труды по должности попечителя Талежского сельского училища».

Евгений Ларин: Тоже сфера образования!

Татьяна Свиридова: Мы знаем, что Чехов построил не одну школу, а четыре. А статский советник Ларионов многое сделал здесь, у нас.

Евгений Ларин: Как знать, возможно, добрался бы и до Ново-Николаевска.

Татьяна Свиридова: Добрался бы, но не успел. Исследование продолжается. И вот буквально на днях стало известно, что нашлась фотография статского советника. Конечно, это стало для нас событием. Дело в том, что когда мы говорим о каком-то человеке, перечисляем его дела и заслуги, но при этом мы даже не видели его портрета, то всё равно присутствует некий люфт для фантазий, домыслов. А при обнаружении фотоснимка мы встречаемся с человеком. Фантазирование заканчивается. Появляется не абстрактный образ, а конкретный человек.

Евгений Ларин: А ещё же можно будет поработать в плане физиономического анализа.

Татьяна Свиридова: Да, это тоже интересно! Когда мы видим человека, картина складывается, что-то о нём становится более понятным.

В тот момент, когда в прошлом году поднимали надгробие статского советника, мы с журналистами находились на катере, который был рядом с тем катером, с которого осуществлялся подъём. Долго шёл процесс подготовки. Это была операция из области подводной археологии. Извлечение с морского дна большого тяжелого предмета — это серьёзный процесс.

И вот, наконец, мы видим, что начал появляться надгробный камень. Появился обломок креста, вершина камня в виде горы Голгофы. Но вдруг мне стало непонятно, почему надгробие имеет чёрный цвет, ведь несколькими месяцами ранее, когда мы видели его на суше, он было из светлого камня.

При приближении картинки на фотоаппарате зумом мы чётко увидели, что памятник облеплен морскими моллюсками. Это зрелище автоматически сняло все вопросы по поводу того, зачем его переносить. Ну не должен стоять памятник на дне моря! Не должен памятник служить морским гадам и рыбам. Никаких противоречий и вопросов «зачем» здесь быть не может.

Евгений Ларин: Где он сейчас стоит? 

Татьяна Свиридова: Сейчас надгробие статского советника Ларионова находится на территории Преображенского храма. Там уже образовался своеобразный музей кенотафов, то есть могил без останков. Все осколки надгробных плит были вывезены с территории старого Бердска и теперь хранятся у Преображенского храма, куда может прийти любой человек и на них посмотреть.

Евгений Ларин: Весной этого года мы с вами говорили о находке, а точнее, о розыске солдата Русско-японской войны, чью награду обнаружили также выброшенной на берег моря. Мне бы хотелось, чтобы вы напомнили историю этого драгунского креста, а заодно рассказали, какие ещё интересные находки привлекли внимание специалистов. Возможно, что-то уже рассказали, или работа над ними ещё только предстоит?

WhatsApp_Image_2021-04-02_at_14_49_39_cr.jpg
Фото: Татьяна Свиридова, Бердский историко-художественный музей

Татьяна Свиридова: Вы знаете, всё, что связано с находками на старом Бердске, вызывает противоречащие друг другу мнения. Одни считают, что на старом Бердске искать нечего, там всё покрыто песком и водой.

Евгений Ларин: Всё уже украдено до нас?

Татьяна Свиридова: И, вроде, нечего туда ходить. А с другой стороны, мы видим настоящее паломничество туда людей с металлоискателями, которые, на минуточку, нарушают закон, гуляя там с этими приборами. Всё, что датируется возрастом более 100 лет, является...

Евгений Ларин: ...собственностью государства?

Татьяна Свиридова: Да, и предметами старины, которые вообще-то не нужно забирать в свои частные коллекции. И каждый раз, когда старый Бердск открывается, появляется возможность пойти туда погулять, оттуда уходят уникальные предметы старины.

В прошлом году был найден, к сожалению, не нами, серебряный крест [Знак отличия Военного Ордена, как до 1913 года назывался Георгиевский крест — прим. автора] времён Русско-японской войны. По номеру, сохранившемуся на этом кресте, мы узнали, кому он принадлежал. Владельцем этой награды был некто Лука Чеботарь. И сейчас мы ведём поиск его родственников. Благодаря вам мы запустили эту акцию.

NET_9248_tn.JPG
Татьяна Свиридова. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Уже получили какой-нибудь отклик?

Татьяна Свиридова: Результат этого поиска пока таков. Мы узнали, что Чеботарь, оказывается, не такая уж и редкая фамилия, как мы думали. Мы общались с некоторыми Чеботарями и выяснили, что здесь их очень много. Найти, кто из них может быть потомком того Луки Чеботаря, очень непросто. Но есть определённый план, по которому мы действуем, и я надеюсь, что мы добьёмся результата.

Мы связались с Александром Александровичем Карским — это историограф 52-го драгунского Нежинского полка, в котором и служил Лука Чеботарь. Он бывает в Государственном военно-историческом архиве, и я попросила его помочь нам разыскать его там. В метрических книгах Сретенской церкви Бердска мы его не нашли. То есть, скорее всего, он не бердчанин, а крест попал сюда уже позже — может быть, с ним, а может, отдельно. Поиск родственников Луки Чеботаря продолжается.

Этот крест, конечно, не единственный предмет, о котором мы узнали. Также в прошлом году был найден оклад иконы 19 века, на которой изображены лики святителей Тихона Задонского и Митрофана Воронежского. Найденный оклад иконы, к счастью, был передан в современный Сретенский храм Бердска. Но такие случаи, когда люди находят что-то и отдают это в музеи, в храмы — единичны. Двое мужчин, который нашли оклад, передали его в храм и теперь он находится там, где и должен находиться.

Следующая находка, которая недавно появилась в Бердском музее — это навершие булавы, но не боевой, а статусного оружия. Датируется эта булава рубежом 3-4 тысячелетия до нашей эры, то есть это эпоха ранней бронзы.

Евгений Ларин: Судя по всему, принадлежало это оружие не бердчанину!

Татьяна Свиридова: Конечно. Но это говорит о том, что место для строительства Бердского острога в своё время было выбрано не случайно. Скорее всего, здесь и до того была насыщенная жизнь — раз мы находим такие предметы.

Евгений Ларин: Я думаю, что жизнь здесь кипела, поскольку Ирменская культура была распространена по всему нашему региону.

Татьяна Свиридова: Да. Я в последнее время часто думаю: что делать с этой страстью, с этим стремлением людей искать предметы старины. С одной стороны, это здорово, что люди интересуются историей, и обвинять их в этом не совсем правильно. С другой стороны, находки, которые делают эти люди, закрываются в частных коллекциях.

Евгений Ларин: А что из менее ценных находок можно вспомнить? Что ещё находят на территории старого Бердска — утюги, чайники, монеты?

Татьяна Свиридова: В 2008 году находили много подков. Один раз мы подошли, видимо, к бывшему зданию цирюльни и нашли тюбики с кремом для бритья, какие-то баночки-скляночки. Крем сохранился и, более того, когда мы его открыли, он имел запах! Это было удивительно — он столько лет пролежал под водой, и он пах. До нас донеслась частичка того времени из толщи времён и воды.

Евгений Ларин: Ещё по поводу купцов я вспомнил, что встречал упоминания, что в Бердске вели деятельность наши известные купцы Маштаковы.

Татьяна Свиридова: Да. Маштаковы, Жернаковы. Вообще, говоря о купцах, трудно себе представить, что эти люди находились в каком-то одном месте и больше нигде не бывали. Наверное, всё-таки это были люди очень подвижной натуры, и если бы они сидели на одном месте, то, наверное, они бы не стали тем, кем стали.

Евгений Ларин: И тут, наверное, можно сделать вывод о том, что был определённый круг купечества и единое деловое пространство: Ново-Николаевск, Бердск, Колывань, Барнаул...

Татьяна Свиридова: Даже если говорить о купце Горохове, то он жил и был похоронен в Бердске, но ведь он был томским купцом.

Евгений Ларин: Интересно, что это относится не только к купцам, ведь первый староста посёлка Александровского — это прежнее название Ново-Николаевска — крестьянин Титлянов, был бердчанином.

Татьяна Свиридова: К сожалению, по Титлянову пока никаких документов в Бердском музее нет. Эта история мне тоже попадалась, но не в виде документа, в виде уже переработанной информации. А к подобного рода информации я всегда отношусь с настороженностью — сегодня мы видим очень много домыслов и фантазий.

Приведу свой пример. Перед тем, как отправиться в Иркутск, я прочитала в одной из публикаций в интернете, что у купца Горохова были усадьбы в Иркутске. Я, посчитав, что раз автор приводит такую информацию, значит, он опирался на какой-то источник, и знает адрес, связалась с ним. Звоню ему, объясняю, прошу сказать адрес, по которому находилась усадьба. А он говорит, что не знает, где она находилась, а информацию взял из «открытых источников». С появлением интернета «источников» появилось много, но немногие из них содержат достоверную историческую информацию.

NET_9240_tn.JPG
Евгений Ларин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Есть такой анекдот, дескать, раньше все думали, что журналисты придумывают новости сами, а теперь оказалось, что они их берут из интернета.

В качестве завершения нашей беседы, мне хотелось бы вспомнить одну историю. Я её придумал не сам, а услышал на экскурсии на теплоходе под названием «Романтический вечер на Оби». Это аудиотур. Голосами сотрудников Музея Новосибирска, в частности, Елены Воротниковой, там озвучены романтические истории, связанные с Обью, с городом Ново-Николаевском.

Одна из этих историй о том, как однажды бердчанин полюбил девушку из Ново-Николаевска. А дело было в те времена, когда между Бердском и Ново-Николаевском были напряженные отношения, они враждовали. Героям истории, как Ромео и Джульетте, встречаться открыто было нельзя, они встречались тайком. Но в Ново-Николаевске случился пожар 1909 года, и, вроде, наш парень из Бердска устроил так, что бердчане стали давать приют погорельцам. Так наши герои своей любовью положили конец вражде между двумя поселениями. Как-то так. Может, у вас тоже есть такие истории, которые ваши коллеги рассказывают на экскурсиях?

Татьяна Свиридова: Такой красивой романтичной истории я, к сожалению, не знаю. Наверное, самая большая история, которая связывает Бердск и Новосибирск — это строительство гидроэлектростанции, где работали как бердчане, так и новосибирцы.

Евгений Ларин: А ведь ГЭС могли построить совершенно в другом месте. Были планы по строительству её на Ине и даже в черте современного Новосибирска.

Татьяна Свиридова: Неясно, как бы тогда сложилась судьба Академгородка.

Евгений Ларин: Верно, Обское море сыграло здесь чуть ли не главную роль.

Татьяна Свиридова: Если говорить о сегодняшнем дне, то много бердчан участвуют в жизни Новосибирска, в формировании его облика. Лет десять назад была такая цифра: 12 500 жителей 100-тысячного Бердска ежедневно приезжают в Новосибирск учиться и работать.

Евгений Ларин: Как в своё время это делали приказчики Горохова или Маштакова!

Татьяна Свиридова: Да. А когда наступает лето, бердские пляжи, действительно, становится похожими на курортные. И понятно, что отдыхают там не только бердчане. Связь наших городов исторически обусловлена, и она, наверное, навсегда.

Главные новости из жизни нашего города — подписывайтесь на нашу группу в Одноклассниках.

Что происходит

Вечерний разговор: умные остановки, обновление Маркса и позитивные бани

Как приготовить настоящую итальянскую пиццу. Мастер-класс

Белые медведи в новосибирском зоопарке готовятся встречать зиму

13 умерли, 45 выздоровели: сводка по ковиду в Новосибирске

Новосибирцы собирают в лесах грузди, лисички и подтопольники

На какую поддержку от государства могут рассчитывать IT-компании

«Бориса Годунова» представили на сцене новосибирской филармонии

От барджелло до северной ходьбы: пенсионеры полюбили клубы по интересам

Мэр Локоть: «Благодаря вакцинации болезнь переношу легко»

Прививки от коронавируса сделают посетителям ярмарки на Большевистской

Сводка на 23 октября: девять новосибирцев умерли от коронавируса

Показать ещё