Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: опасная листовка и бело-зелёная Сибирь

25 сентября на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывал доктор исторических наук, профессор Владислав Кокоулин. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
14:58, 30 Сентября 2020

Взгляд назад. Исторический календарь

21 сентября 1957 года исполком Новосибирского горсовета решил переименовать некоторые улицы и площади города. Каменское шоссе стало проспектом Дзержинского. Площади у здания облисполкома присвоили имя Свердлова, а площади на пересечении Красного проспекта и улицы Дуси Ковальчук — имя Калинина. Площадь у водонапорной башни стала площадью имени Кирова, а площадь у клуба имени Кирова в Заельцовском районе названа в честь Дуси Ковальчук. Кагановический район переименован в Железнодорожный.

21 сентября 1961 года правительственная комиссия подписала акт о сдаче в постоянную промышленную эксплуатацию Новосибирской ГЭС.

24 сентября 1988 года в Новосибирске открылся дискуссионный клуб. Каждую последнюю пятницу месяца руководители области и города решили встречаться с населением и обсуждать наиболее актуальные жизненные вопросы.

25 сентября 1948 года на северной окраине Новосибирска основали секретный завод по выпуску урановой продукции. Его назвали предприятие №80, или завод химконцентратов. Район, который примыкал к заводу, тогда называли соцгородком за особый режим снабжения и особое отношение к нему со стороны властей. А курировал проект член Президиума ЦК Лаврентий Берия. В 1951 году на 80-м заводе начали выпускать уран, и на первых порах его выплавляли открытым способом.

26 сентября 1959 года лекцией академика Сергея Соболева начались занятия в Новосибирском государственном университете. Новосибирск стал третьим после Томска и Иркутска университетским городом в Сибири.

 

Структура момента. Аудиогид по набережной

Новый аудиогид «Кофе-брейк с Музеем на набережной» презентовали новосибирцам 23 сентября. Сотрудники Музея Новосибирска в образах жителей города 1970-х годов провели уникальную театрализованную экскурсию по главным достопримечательностям Михайловской набережной, многие из которых уже в прошлом. Я прогулялся вместе с музейщиками и записал небольшой репортаж. Давайте послушаем.

NET_8238_tn.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

***

Евгений Ларин: Собираемся на набережной у кофейни LAVACoffee и начинаем лёгкое погружение в атмосферу 1970-х годов. Гиды Музея Новосибирска Любовь Писарева и Елизавета Тютюнникова одеты вполне по моде эпохи 1970-х, и это несколько облегчает задачу.

Кофейни на набережной в 1970-х уже были. Они вообще здесь были ещё до того, как появились собственно набережная и город. Рабочие из посёлка мостостроителей тоже любили отдыхать на берегу Оби. А вот кофе не был таким популярным напитком, каким он стал позже.

В Стране Советов настоящий бразильский кофе был большим дефицитом. Достать его было крайне сложно — если только повезёт. Банку самого доступного для советского человека натурального высшего сорта молотого с цикорием можно было приобрести за 9 рублей 35 копеек.

Пробуем знаменитый кофейный напиток «Здоровье», так хорошо знакомый гражданам СССР. Его по просьбе посетителей готовит бариста в LAVACoffee. Что называется, почувствуйте тот самый вкус.

NET_8199_tn.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Начинаем экскурсию по набережной. Если город Ново-Николаевск появился благодаря строительству моста Транссиба, то набережная появилась благодаря строительству второго автомобильного моста через Обь — Коммунального. Несколько лет его официально назвали Октябрьским. То ли потому, что створ моста на правом берегу выходит в Октябрьский район, то ли потому, что открыли мост 20 октября 1955 года.

Проходим по центральной, или средней, аллее променада набережной. Для новосибирцев 1970-х годов набережная была ещё новой — она появилось около 20 лет назад. Во время строительства моста с берега Оби в районе современной набережной убирали целые жилые кварталы, а также причалы, купальни, вышки для прыжков в воду, хоккейную коробку — здесь много чего было. Здесь трудящиеся занимались физкультурой и спортом — и зимой, и летом.

Участники экскурсии не ленятся и не капризничают — выполняют общеукрепляющие упражнения производственной гимнастики.

А вот сотрудник музея Игорь Минов в образе пенсионера 1970-х. В чёрном пальто, в белом шарфе и шляпе он читает «Правду» на скамейке. Пенсионеры 1970-х помнят, что до начала строительства моста на набережной было две водно-лыжных станции.

NET_8316_tn.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Игорь Минов: Здесь же было две водно-лыжных станции.

Любовь Писарева: Да что вы!

Игорь Минов: Да. Одна — «Динамо», а другая станция — «Мукомол».

Любовь Писарева: Давайте мы прогуляемся с вами, а вы поделитесь, как они могли друг с другом соседничать.

Игорь Минов: Ново-Николаевск — Новосибирск всегда городом спортивным был. Поэтому увлекались и водными видами спорта, а на водно-лыжных станциях спортом занимались и зимой. Именно здесь, на одной из станций, начинался наш новосибирский хоккей.

Евгений Ларин: Спускаемся на нижнюю аллею променада, ближе к реке. Уровень воды в Оби заметно упал. Сегодня Обь живёт по законам ГЭС. Зимой она оставляет в реке ровно столько воды, чтобы можно было погрузить насосы насосно-фильтровальной станции. Раньше было по-другому. Высокие подпорные стенки появились на набережной не случайно. Весной 1962 года уровень воды в реке поднялся настолько, что воды на набережной было по щиколотку.

NET_8207_tn.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

С берега Оби новосибирцы видели немало чудес. Отсюда наблюдали не только ледоходы, последний из которых прошёл после того, как построили Новосибирскую ГЭС. Был и внезапно появившийся над рекой и пролетевший под Коммунальным мостом реактивный истребитель МиГ-17, за штурвалом которого сидел лётчик Валентин Привалов.

Игорь Минов: Он давно хотел сделать этот пролёт. Вдохновлялся он фильмом про Валерия Чкалова. И вот, когда они возвращались с учений, погода была подходящая, он и пролетел. И не из-за женщины. Если бы из-за женщины, его бы уволили, разжаловали. А его приказом министра обороны отправили в отпуск, а потом перевели в Москву. Сейчас он работает, как мне говорили, в центре управления космическими полётами.

Евгений Ларин: Поднимаемся на верхний променад вдоль подпорных стенок, облицованных настоящим гранитом, из которого сделаны и ступени набережной.

Любовь Писарева: Мы с вами подходим к кварталу №1, к тому месту, откуда начинал когда-то расти город. В 1893 году сюда, на берег Оби, высадились инженеры-мостостроители для того, чтобы начать возводить переход, мост через реку Обь Транссибирской железнодорожной магистрали.

Евгений Ларин: Когда-то в этих местах находилась и деревянная одноэтажная школа — первая в городе. Здание не сохранилось — оно было временной постройкой, хотя вмещала в себя не только учебное заведение, но и народный театр, и читальню. Несколько лет назад безымянная набережная стала Михайловской. Её назвали в честь основателя нашего города. А вот какого именно — спорят до сих пор.

NET_8404_tn.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Любовь Писарева: ... в честь одного из отцов-основателей нашего города — Николая Георгиевича Гарина-Михайловского.

Игорь Минов: Что вы такое говорите-то опять! Где вы взяли этого экскурсовода?

Елизавета Тютюнникова: В Городском бюро путешествий и туризма нам его выписали!

Игорь Минов: А я вот знаю, читал, что настоящим основателем города был Константин Яковлевич Михайловский, инженер, начальник строительства Западно-Сибирской железной дороги. Вот кто отец-основатель! Вот в честь кого надо набережную назвать!

Любовь Писарева: А вот апологеты нашей краеведческой науки и новосибирсковедения Горюшкин и Бочанова совершенно другого мнения. Они говорят о том, что именно Николай Георгиевич Гарин-Михайловский выбрал место для нашего моста через Обь. Время рассудит!

Игорь Минов: Мы прошли по наиболее благоустроенной исторической части набережной. Основные точки — это, конечно, Октябрьский мост, террасы променада, события разных лет, связанные с набережной: пролёт лётчика Привалова, знаменитое наводнение 1962 года и многое другое. В аудиогиде, который мы предлагаем нашим посетителям, это всё изложено более подробно, более последовательно и с большим количеством фактов. Те, кто его включат, смогут, прогуливаясь по набережной, услышать о самых интересных моментах, связанных в том числе и с историей нашего здания музея.

NET_8457_tn.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Завершаем экскурсию в историческом здании на ул. Обской, 4 у парка «Городское начало». В 1970-х здесь находился районный суд Октябрьского района. А в начале прошлого века в нём находилось Управление Томским имением Алтайского округа ведомства Кабинета Его Императорского Величества.

Этот дом стал свидетелем судьбоносной сделки: 6 декабря 1907 года там был подписан акт — землю, на которой стоял Ново-Николаевск, передали городу в собственность на выкуп. Сегодня в здании располагается Музей на набережной. Там мы смотрим кинохронику, кадры которой запечатлели в том числе наиболее яркие моменты жизни города, связанные с Обью и набережной.

***

Экскурсию в том виде, в каком она прошла в качестве презентации аудиогида, музейщики запускать в тираж пока не собираются. Прогулку можно совершить самостоятельно. Аудиогид уже доступен в бесплатном приложении для смартфонов izi.TRAVEL. Нужно просто скачать приложение на смартфон, запустить его и выбрать тур «Кофе-брейк с Музеем на набережной».


Было — не было. Соединённые Штаты Сибири

Гость в студии «Городской волны» — доктор исторических наук, профессор Владислав Кокоулин.

Евгений Ларин: Сегодня мы будем говорить об идеях, которые возникли задолго до появления города Ново-Николаевска. Но они удивительным образом проявили себя в годы Гражданской войны, в эпицентре которой оказался наш город. И они в некотором смысле актуальны и по сей день. О сибирском сепаратизме речь пойдёт сегодня в нашей главной рубрике.

Имена Григория Потанина и Николая Ядринцева не слишком известны сегодня широкой публике. Что оставили они нам в наследство? Если говорить о самых очевидных вещах, то это, конечно, улицы. Вернее, их названия — Потанинская и Ядринцевская. А если говорить о не совсем очевидных вещах, то это флаг Новосибирска и герб города с такой же цветовой гаммой на щите — бело-зелёной.

За какие заслуги — если говорить в целом о заслугах Потанина и Ядринцева — они удостоились места в топонимике Новосибирска, раз уж их именами назвали две центральные улицы?

Владислав Кокоулин: Самое удивительное, что это связано не с их областническими идеями, а с их исследованиями в Центральной Азии. Ведь оба были путешественниками и изучали древние памятники, древние народы Сибири, Центральной Азии. И вот в честь этих путешествий, которые они совершили ещё в середине 19 века, когда образовался наш город, назвали две улицы. По крайней мере, на плане 1906 года улица Ядринцевская уже обозначена.

Евгений Ларин: То есть это не советская власть их назвала таким образом?

Владислав Кокоулин: Нет, их назвали ещё в царское время.

Евгений Ларин: Вот это удивительно, потому что царь, царское правительство грозили Потанину и Ядринцеву тюрьмой и ссылкой. Но в конечном итоге их увековечили таким образом. Что произошло?

Владислав Кокоулин: Если говорить о том, что у них случилось, то эти события произошли в мае 1865 года. 16-летний кадет Гавриил Усов у своего старшего брата, офицера Омского кадетского корпуса, роясь в каких-то незначительных бумагах, которые лежали на столе, прибирая их, между делом обнаружил листовку, которая была озаглавлена «К патриотам Сибири». Эту листовку он прочитал.

Там были очень сильные для того времени идеи. Во-первых, провозгласить независимость Сибири. Во-вторых, взять власть в Сибири путём вооружённого восстания. И, наконец, создать здесь демократическую республику.

Евгений Ларин: Полное отделение от России?

Владислав Кокоулин: Да. Независимость от России. Сибирь как отдельная самостоятельная демократическая республика. Конечно, это надо рассматривать в контексте того времени. Какие в то время были проблемы? Во-первых, декабристы уже провозглашали свержение самодержавия и создание демократической республики.

Евгений Ларин: И в большинстве своём они уже были здесь, в Сибири.

Владислав Кокоулин: Да, их сослали в Сибирь. Они говорили о федерализме. Демократическая республика — это не обязательно полная независимость от метрополии. В какой-то форме возможны и конфедерация, и федерация. У декабристов были разные проекты. Один из этих проектов был воспринят молодыми людьми, которые составили эту листовку.

Евгений Ларин: Вы так рассказали об этой листовке, как будто это какая-то древность, которую случайно обнаружили. Это же была листовка того времени?

Владислав Кокоулин: Да, того времени. Она была написана в 1865 году, свежая. Но получилось так, что этот молодой 16-летний парень показал её своим товарищам, с которыми учился в кадетском корпусе. И совершенно случайно она попала к одному из офицеров.

Евгений Ларин: И всё завертелось?

Владислав Кокоулин: До этого какие-то идеи бродили, о них слышали, но никаких доказательств не было. Где-то собирались, о чём-то беседовали. А тут завели дело, которое называется «Дело об отделении Сибири от России и образовании республики, подобной Соединённым Штатам». В деле несколько томов. Кстати, они хранятся в новосибирском архиве, подлинники.

Евгений Ларин: Власти их не уничтожили?

Владислав Кокоулин: А зачем их уничтожать, это же революционное наследие.

Евгений Ларин: Идеи сепаратизма всегда были делом подсудным!

Владислав Кокоулин: Конечно. А тут ещё и с революцией связано. Стали выяснять, кто причастен ко всему этому и в результате выявили целую сеть из 44 опасных преступников, как их называли в этом деле. При этом они были в разных городах Сибири.

В частности, Потанин в это время находился в Томске, отдыхал на даче у местного купца, который также поддерживал эти идеи — не сепаратизма, а развития торговли.

Ведь проблема, как её описывал Ядринцев, состояла в том, что торговля Сибири с европейской частью страны носила колониальный характер. Сибирь закупала в европейской России мануфактуру — почти 70% — и 9-10% железных изделий. При этом в Сибири добывали воск, кожу, дерево и другое сырьё, которое отправлялось в европейскую Россию, а обратно шло в виде товара.

Кроме того, существовал челябинский тарифный перелом: для того, чтобы дешёвые сибирские товары не сильно конкурировали на рынке с товарами из европейской России, в Челябинске обнулялись таможенные пошлины, и их собирали вновь, по второму кругу. Шла борьба за то, чтобы Сибирь перестала быть колонией, как её называли, борьба за отмену челябинского тарифного перелома.

Первый сибирский университет — Томский императорский — возник, кстати, в развитие всех этих идей. Программа отделения Сибири предусматривала не только политические задачи. Там были задачи развития образования, исследования природных ресурсов, просвещения, культурного развития Сибири.

NET_8867_tn.JPG
Владислав Кокоулин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: В то время Сибирь, в общем, не так давно была присоединена к Российскому государству. И тут возникает идея её отделения. То есть за такой короткий срок центральная власть так надоела сибирякам?

Владислав Кокоулин: Они хотели, чтобы Сибирь находилась в равноправных условиях с европейской Россией и перестала быть колонией, чтобы торговля носила самостоятельный характер. Идея отделения от России прозвучала единственный раз в той листовке.

Евгений Ларин: Вернёмся к листовке. Мы не сказали, откуда уши растут. Кто подписался под текстом?

Владислав Кокоулин: Её написала группа, к которой были причастны Потанин и Ядринцев. Расследование вёл суд Омского военного округа, который выяснил, что авторов было несколько, а базировалось всё на идеях Потанина и Ядринцева. Потанин взял всю вину на себя. Следствие закончилось в 1868 году. Над ним учинили гражданскую казнь.

Евгений Ларин: Это преломление шпаги над головой?

Владислав Кокоулин: Да, как над Чернышевским — хрестоматийный пример. И его сослали в Свеаборг, в Прибалтику.

Это был единственный случай в истории, когда царское правительство сослало кого-то не в Сибирь, а из Сибири, об этом писали газеты.

Евгений Ларин: Ещё бывало, когда из Сибири ссылали в Сибирь.

Владислав Кокоулин: Да, ещё дальше.

Евгений Ларин: Итак, идеи Потанина и Ядринцева показались царскому правительству опасными.

Владислав Кокоулин: Безусловно, опасными. Как любые революционные идеи, они вызывали подозрения, опасения — мало ли, во что это перерастёт. 

Евгений Ларин: Вот давайте о том, во что это переросло. Если изначально речь шла об отделении, о полной самостоятельности Сибири, то как трансформировались эти идеи к 1917 году? Они же прошли через жернова определённой переработки.

Владислав Кокоулин: Да, они прошли эволюцию. Та листовка была единственной, где провозглашалась идея независимости и отделения. В дальнейшем они говорили уже о хозяйственной самостоятельности Сибири. Речь шла об автономии, развитии производительных сил Сибири. Они считали, что хозяйственная самостоятельность будет базой для демократической республики. Не отдельной от России, а в рамках автономии.

Евгений Ларин: Это то, что так громко зазвучало в 1905 году?

Владислав Кокоулин: Да, а потом в 1917 году. Кстати, все считают, что областничество — это Омск, Томск. На самом деле в Ново-Николаевске после Февральской революции действовала и очень активно участвовала в выборах в Городскую Думу, которая тогда называлась Городским народным собранием, группа социалистов-федералистов — группа газеты «Свободная Сибирь».

Они стояли на областнических позициях и в своей агитационной деятельности во время выборной кампании говорили, что они не большевики, что они не правые, а что они коренные сибиряки и стоят за идею автономии Сибири. Правда, в Городском народном собрании они получили только одно место, но тем не менее в Ново-Николаевске эти идеи были.

Евгений Ларин: Как возникло само понятие «областничество»? Почему именно это слово?

Владислав Кокоулин: О его происхождении сказать трудно. Речь шла о Сибири как о самостоятельной области.

Евгений Ларин: Ведь так говорили только применительно к Сибири?

Владислав Кокоулин: Да. Дело в том, что эти идеи активно развивались именно в Сибири. В других частях были другие идеи. А идеи эти, собственно говоря, народнического толка. Народничество — это революционное течение в середине 19 века. Народники убили царя в своё время [Александра Второго убили члены организации «Народная воля» 1 (13) марта 1881 года. — Прим. автора].

Народники считали, что капитализм — это плохо. Но царское правительство этот капитализм насаждает сверху. Поэтому надо уничтожить нескольких представителей царской семьи и прекратить насаждение капитализма в России в целом и в Сибири в частности. Народнические идеи о возможности построения социализма, минуя капиталистическую, буржуазную стадию, были очень популярны в середине 19 века.

И они носили революционный характер. Мы, старшее поколение, помним книгу Чернышевского «Что делать?». Современным школьникам, как ни странно, её тоже приходится штудировать. Книга невероятно скучная, там нет сюжета — современному читателю советского поколения читать её невозможно по большому счёту.

Но она была настольной книгой революционеров второй половины 19 века. Они ею зачитывались, перечитывали по нескольку раз, читали ночами, обсуждали. Для того, чтобы понять революционные идеи того времени, надо себе представить, что это скучная с нашей точки зрения книга была их настольной книгой. Они вычитывали там смыслы, которые для нас просто не актуальны. Сны Веры Павловны, какие-то утопические идеи, Рахметов немножко украшает, на гвоздях спит.

NET_8885_tn.JPG
Евгений Ларин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: В Сибири, в частности в Ново-Николаевске, правили бал эсеры. А народнические идеи — они ведь не совсем эсеровские?

Владислав Кокоулин: Эсеры тоже растут из народников, как и анархисты. Народничество породило самые разные течения уже в начале 20 века. Эсеры, по сути, продолжатели дела народников, база у них чисто народническая. И ведь не случайно в Сибирской областной думе, которую стали создавать в 1917-18 годах, активисты были даже не областники.

Потанин к тому времени был стар, он уже отошёл от дел. Основную роль на себя взяли эсеры. И они создавали демократические правительства после свержения советской власти в 1918 году, Сибирскую областную думу. Они считали, что это реализация идей областников.

Евгений Ларин: У Потанина и Ядринцева в университетах были кружки, в которых они с удовольствием продвигали эти идеи среди своих товарищей. И у них было модно носить бело-зелёные повязки. Мы знаем, что это исконные цвета Сибири.

Владислав Кокоулин: Да, тайга и снег.

Евгений Ларин: Это идёт, по-моему, ещё со времён Сибирского ханства.  

Владислав Кокоулин: Да, с очень давнего времени. Самое интересное — в том, что у нас эта областническая символика кругом. Посмотрите на цвета нашего вокзала. В Омске вокзал такого же цвета.

Евгений Ларин: Герб Томска, а мы входили в Томскую губернию. Можно сказать, что это пансибирские цвета? Есть панславянские цвета. Российский триколор выполнен в панславянских цветах. Мы видим их на флагах многих балканских стран.

Владислав Кокоулин: Да, это действительно так.

Евгений Ларин: А белый и зелёный — цвета Сибири.

Владислав Кокоулин: Проходя по Новосибирску, видим разные слои и пласты идей, которые здесь когда-то бурлили.

Евгений Ларин: О майском перевороте 1918 года мы говорили в этой студии неоднократно. Рассматривали его под разными углами, но ни разу не затронули такой вопрос: почему чешские легионеры штурмовали Дом Революции в ночь с 25 на 26 мая именно с бело-зелёными повязками на рукавах?

Владислав Кокоулин: Ликвидация власти Советов и создание демократической власти — это была идея эсеров. Первоначально планировалось создать её в Поволжье и в Сибири, потом распространить на всю Россию. Чехи шли под эсеровскими идеями. Во всех этих переворотах ключевую роль играли, действительно, эсеры. Идеологию первое время вносили они. Монархические и либеральные круги влились в это течение и стали преобладать потом. Сначала были созданы эсеровские правительства.

Евгений Ларин: Они, как я понимаю, уже не говорили о полном отделении Сибири?

Владислав Кокоулин: Нет, они говорили о Сибирской областной думе и автономии Сибири в хозяйственном плане. О политической самостоятельности уже речи не шло. Это была попытка местные хозяйственные дела решать здесь. Ведь сибирский крестьянин 43% своего дохода уплачивал в качестве налога в пользу государства. Эсеры выступали за то, чтобы убрать эти грабительские тарифы, развивать производительные силы Сибири, закреплять в Сибири интеллигенцию.

Евгений Ларин: Через несколько дней после того, как произошёл переворот, в город приехал полковник Гришин-Алмазов. Он назначил себя командующим войсками Западно-Сибирского военного округа Сибирской республики — самопровозглашённой, как бы сейчас сказали. Что это был за человек, и что стояло за его действиями?

Владислав Кокоулин: За этими действиями стояла конкретная политическая борьба. А борьба разворачивалась такая. В октябре 1917 года к власти пришли большевики, в Сибири постепенно к весне 1918 года установилась власть Советов. Они укрепились повсеместно. Последняя Городская дума действовала в марте 1918 года только в Тобольске, потом её тоже заметил Совет.

Помимо большевиков было ещё две группы: кадетско-монархическая группа, которая потом привела к власти Колчака, и эсеровско-меньшевистская группа. Эсеры в основном рассчитывали на деревню, действовали через кооперацию. Меньшевики рассчитывали на рабочих, на городскую интеллигенцию. То есть у них немного разная была ориентация. Борьбу вели эти три группы: большевики, кадеты и эсеры.

Гришин-Алмазов — это очень колоритный персонаж времён Гражданской войны, потом — диктатор Одессы. Он фигурировал в художественных фильмах про Одессу во время окончания Гражданской войны. Гришин-Алмазов был опытным политиком, но он проиграл во внутренних интригах. Он сам собрался стать диктатором в Сибири.

Первое эсеровское правительство одновременно создалось в Ново-Николаевске и Томске, Западно-Сибирский комиссариат. Но потом из него образовалось Временное сибирское правительство, в конце июня 1918 года оно переехало в Омск. 4 июля оно провозгласило знаменитую декларацию об автономии Сибири. В Томске собирается Сибирская областная дума.

Но в это время идёт подспудная борьба. Кадетско-монархическая группа привлекает офицеров, которым совершенно не нравятся порядки, которые устанавливают эсеры в армии. Царские офицеры были воспитаны в духе единой и неделимой России под властью самодержавного монарха. А тут какая-то областная дума, автономия. Они вообще себе этого не представляли. Для них идея единой и неделимой России была более важной.

Хотя, конечно, там разные были течения. Но офицерство, которое здесь оказалось, и многие люди, которые сюда приехали в годы революции, поддерживали идею единой и неделимой России. И вот в этой политической борьбе Гришин-Алмазов терял свою популярность. Тем более что его элементарно подставили.

На одном из банкетов, где присутствовали иностранные представители, он в пьяном виде спел «Боже, царя храни» и хотел заставить англичан и французов петь вместе с ним. Пресса это раздула. На этом его деятельность здесь с конфузом закончилась. Его оттеснили от политики.

Хотя идеолог его политики, будущий министр финансов Колчака Иван Андрианович Михайлов, планировал сделать Гришина-Алмазова диктатором, а себя — премьер-министром. Потом другие группы их переиграли, и мы получили комбинацию с Колчаком в качестве диктатора и с Вологодским в качестве премьер-министра.

NET_8842_tn.JPG
Евгений Ларин и Владислав Кокоулин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: А тогда, в мае 1918 года, какова была роль Гришина-Алмазова?

Владислав Кокоулин: Он просто возглавил вооружённые силы, которые создавались в Ново-Николаевске. Но они создавались начиная с зимы 1918 года. Потихоньку формировались офицерские группы, но у них не было организационной структуры.

Недовольство большевиками росло по разным причинам: после революции наступила бедность, росла преступность, офицеры оказались не у дел, Брестский мир больно ударил по их самолюбию, по их патриотическим чувствам, их привычному образу жизни. И вот группируются офицерские организации, Гришин-Алмазов приезжает и просто их возглавляет. После переворота он объявляет себя командующим вооружёнными силами.

Евгений Ларин: Ещё один командующий вооружёнными силами, который, судя по знамени, под которым он водил свои войска, имел прямое отношение к областничеству — генерал Пепеляев. Его флаг — бело-зелёный с золотым Георгиевским крестом. Я так понимаю, что это не случайно?

Владислав Кокоулин: Да, конечно. Сам Анатолий Пепеляев был родом из Томска. В те времена это был удивительный город, он был пропитан самыми противоречивыми идеями. Вспомним погром 1905 года — там влияние имело махровое черносотенство! Потом, благодаря тому, что там жил Потанин, влияние имело областническое течение. Был университет, это привлекало интеллигенцию. Анатолий Пепеляев, который вырос в Томске, эти идеи впитал.

И ведь не случайно пытался создать Земский собор у Колчака, когда колчаковская армия уже катилась на восток. В нём, как и в его брате (хотя тот состоял в кадетской партии), жили областнические идеи. Другое дело, что человек может быть хорошим военным, но плохим политиком. Пепеляев был хорошим военачальником, прекрасным военным специалистом. Благодаря ему Белая армия на первом этапе одерживала победу над красными. В политике он примкнул к областникам.

Евгений Ларин: Это же его брата, Виктора Пепеляева, Колчак назначил своим премьер-министром, когда в течение двух недель находился в Ново-Николаевске на пути в Иркутск?

Владислав Кокоулин: Да, это так и было.

Евгений Ларин: Буквально через день после того, как Колчак со своим эшелоном покинул наш город, здесь происходит восстание 2-го Барабинского полка армии Пепеляева.

Владислав Кокоулин: Это восстание тоже имеет прямое отношение к областничеству. Они выступали под областническими лозунгами, популярными в эсеровской среде. В ходе Первой мировой войны армия сильно демократизировалась. Кадровые офицеры, по сути, были выбиты в первые годы войны, и их заменили способные представители из низов, которые служили и дослуживались до офицерских и даже генеральских званий.

Но ведь они по своему происхождению были не из высших, а из самых демократических слоёв Российской империи. Им были близки эсеровские, крестьянские идеи, потому что они происходили из этой среды. И не удивительно, что именно под этими идеями здесь периодически проходили восстания против Колчака: не допустить большевиков и самостоятельно создать автономную республику.

Евгений Ларин: Но большевики создали свою федеративную республику. Таким образом, можно сказать, что истории проиграли идеи Потанина и Ядринцева.

Владислав Кокоулин: Проиграли. Идеи были у них разные. Если мы говорим о первой русской революции 1905-1907 годов, то основным требованием областников было введение земства в Сибири. Дело в том, что земское самоуправление на уровне губерний и уездов ввели ещё в ходе реформ Александра Второго после отмены крепостного права.

Выбирали Земское собрание, которое ведало местными делами: дорогами, мостами, школами, больницами, рынками и тюрьмами. Но земство ввели только в европейской части страны, в Сибири оно не вводилось. И в Сибири шла борьба за самоуправление на уровне губерний или уездов. По крайней мере, областники эту идею озвучивали. Земство было введено летом 1917 года, но просуществовало оно недолго.

NET_8858_tn.JPG
Владислав Кокоулин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Есть такая любопытная вещь. В современной молодёжной среде довольно часто можно встретить нашивку или изображение на футболках и другой одежде — флаг, геометрически исполненный как флаг Соединённых Штатов Америки, только с бело-зелёными полосами, а на синем прямоугольнике — белые снежинки. Что это? Соединённые Штаты Сибири?

Владислав Кокоулин: Нет, это некоторое проявление местного патриотизма. Это не удивительно. Городецкий, когда был губернатором, во время переписи населения, в графе «национальность» написал «сибиряк». Он об этом открыто говорил. Это идеи местного патриотизма. Конечно, здесь речь никоим образом не идёт об отделении. Мы — сибиряки. Сибирь — край суровый, здесь, считается, выжить нелегко. Сибиряки — народ крепкий.

Евгений Ларин: Тем не менее идеи более радикального толка об отделении Сибири муссируются и по сей день. Особенно они были популярны в 1990-х годах, когда развалился Советский Союз. Под шумок можно было и Сибирь оттяпать!

Владислав Кокоулин: Об этом говорили и писали в газетах. В 1990-е годы в Новосибирске издавалась «Сибирская жизнь». Это была попытка восстановить ту «Сибирскую жизнь», которую издавал Потанин, и те идеи. Они заключались в том, что Сибирь до сих пор почему-то мыслится как сырьевой придаток. Хотя после индустриализации 1930-х годов и послевоенной, после хрущёвской модернизации Сибирь стала промышленным регионом.

Говорить о том, что Сибирь — это сырьевой придаток, совершенно некорректно. В промышленность в Сибири советской властью было вложено огромное количество средств, здесь была создана индустриальная база. Расхожее мнение: Сибирь — колония, дескать, нефть из Сибири качают и куда-то продают. Но у Сибири другие проблемы — большие расстояния и малое количество населения, низкая его плотность. Вот это проблемы! Сибирь надо каким-то образом развивать, делать её привлекательной.

Южная и Западная Сибирь — территория, где плотность населения повыше. А в северных регионах — суровый климат, там плотность населения меньше. Хотя хабаровские события показывают, что идеи федерализма не умирают. Они требуют в соответствии с современной Конституцией реально воплотить федерализм, который там прописан: заключить федеративный договор между Хабаровским краем и другими регионами. То есть идеи Потанина под соусом федерализма живут до сих пор.

Главные новости из жизни нашего города — подписывайтесь на нашу группу в Одноклассниках.

Что происходит

Если вы пропустили: последний Ту-154, «умная» улица и лающий олень

Если замуж невтерпёж: ЗАГСы ужесточили правила из-за пандемии

Дорога к слободе: как строят магистраль на улице Титова в Новосибирске

Грязное межсезонье: почему дорожники с нетерпением ждут зимы

Каратисты со всей России приедут за титулами в Новосибирск

Лицей НГТУ подписал договор о сотрудничестве со школой в Саппоро

Мокрый снег и гололёд: новосибирцев предупредили о плохой погоде

900 тонн лимонов, чеснока и имбиря ввезли в Новосибирск с начала года

Галина Юзефович: «Книжный рынок чудовищно просел и не восстановился»

Детские центры в подвалах зданий запретят со следующего года

Новосибирский зоопарк отдал словакам двух серых кенгуру

Показать ещё