Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: человек, который выпестовал город

21 августа на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывал историк, аспирант Европейского университета в Санкт-Петербурге Павел Романов. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
15:27, 26 Августа 2020

Взгляд назад. Исторический календарь

17 августа 1935 года состоялось торжественное открытие Новосибирского аэроклуба.

17 августа 1939 года решением облисполкома в Новосибирске образовано три новых района — Центральный, Заельцовский и Ипподромский.

17 августа 1970 года академику Михаилу Алексеевичу Лаврентьеву присвоили звание «Почётный гражданин Новосибирска».

19 августа 1950 года председатель Совета министров СССР Иосиф Сталин подписал постановление о создании Новосибирского электротехнического института — НЭТИ.

20 августа 1917 года в Ново-Николаевске начала работу типография трудового товарищества «Свободная Сибирь». Название её впоследствии менялось 20 раз. Типография печатала газеты, журналы, книги и брошюры, более 50% разовых тиражей всех газет Сибири. Во время Великой Отечественной войны типография выполняла заказы центральных издательств по выпуску массовой литературы, книг и школьных тетрадей для Москвы и Московской области.

21 августа 1943 года указом Президиума Верховного Совета РСФСР Новосибирск выделен в самостоятельный административный центр и отнесён к категории городов республиканского подчинения.

21 августа 1944 года состоялся общегородской митинг трудящихся Новосибирска по случаю награждения третьей медалью «Золотая звезда» бывшего новосибирского рабочего, гвардии полковника Александра Покрышкина.

Участники митинга обратились нему с письмом, в котором обещали: «Мы, новосибирцы, во фронтовую декаду, которую объявляем в Вашу честь, будем работать так, чтобы быть достойными Ваших боевых подвигов».

21 августа 2007 года состоялись выпуск в почтовое обращение и спецгашение почтовой марки, посвящённой 70-летию Новосибирской области. Марку с изображением достопримечательностей Новосибирска тогда выпустили в России в четвёртый раз. На марке изображены фасады театра оперы и балета и железнодорожного вокзала «Новосибирск-Главный», памятник Покрышкину и вид Оби. Марка вышла в почтовое обращение в ежегодной серии «Россия. Регионы».

media245681.jpg
Легендарный самолет Александра Покрышкина и сам герой. Фото: историк.рф

Однажды в Новосибирске. Сдали, приняли

21 августа 1964 года государственная комиссия приняла в эксплуатацию Новосибирский научный центр. Акт приёмки Академгородка подписал в Институте гидродинамики президент Академии наук СССР академик Мстислав Келдыш.

К приёмке подготовили акт, в котором были перечислены все объекты — сданные в эксплуатацию и те, что будут сданы до 1 января 1965 года. Отмечалось, что было построено всё, что намечалось проектом, и были освоены все средства, предусмотренные постановлением правительства СССР.

Комиссии были предъявлены здания 15 институтов, университета и Опытного завода, жилые дома общей площадью чуть больше 280 000 кв. метров, пять общеобразовательных школ, 18 детских садов и яслей, 15 магазинов и семь столовых, а также ДК «Юность», широкоэкранный кинотеатр «Москва» и две больницы с двумя поликлиниками.

Академик Михаил Самуилович Качан в своих воспоминаниях пишет, что в 1964 году было построено много, но не всё из перечисленного принадлежало Сибирскому отделению Академии наук.

Это была одна больница из двух, половина детских садов и яслей, две школы из пяти. Все остальные, а также дом культуры «Юность» и минимум 30% жилья находились в ведомственном подчинении «Сибакадемстроя», а ещё 10% жилья принадлежало райисполкому.

В институтах были построены, как правило, только главные корпуса. А один институт — Институт физики полупроводников — требовал существенного расширения. Построенное здание Института физики твёрдого тела ему мало подходило. Не был достроен Опытный завод.

По словам Михаила Качана, не хватало жилья. И не только коттеджей для членов Академии, а хотя бы малометражных квартир-«хрущёвок» и детских учреждений, торговых и бытовых предприятий. Нужно было построить ещё одну школу, чтобы уйти от двух и даже трёх смен.

Пионерлагерь на 600 мест ещё не был полностью сдан в эксплуатацию. Дом учёных только строился. А дома культуры никто и не собирался строить. Но Сибирское отделение и «Сибакадемстрой» тогда отрапортовали, что первая очередь Академгородка построена и освоены все отпущенные на строительство деньги.

IMG_2558(1).JPG
Академгородок в наши дни. Фото: Михаил Периков, nsknews.info

Было — не было. Универсальный солдат

Гость в студии «Городской волны» — историк, аспирант Европейского университета в Санкт-Петербурге Павел Романов.

Евгений Ларин: 155 лет исполнилось в этом году со дня рождения Николая Павловича Литвинова — ново-николаевского предпринимателя и общественного деятеля. Об этом стоило сказать ещё в апреле, но время в нашей студии идёт несколько иначе, поэтому об издательском деле в Ново-Николаевске и о вкладе Николая Литвинова в развитие нашего города речь пойдёт сегодня в нашей главной рубрике.

В историческом календаре есть дата, которая станет сегодня в нашем разговоре отправной точкой. 17 августа 1916 года в Ново-Николаевске вышел первый номер социал-демократической ежедневной газеты «Голос Сибири».

Это произошло больше чем за год до революции. Надо полагать, что это была нелегальная подпольная газета, раз она социал-демократическая? Либо тогда ситуация складывалась как-то по-другому?

Павел Романов: Это газета была легальной, она выпускалась официально. В ней поднимали тяжёлые для Сибири того времени вопросы, но они были тяжёлыми и для всей Российской империи того периода. До этого они замалчивались цензурой. Но в основном газета писала на обыденные темы.

Там мы найдём множество происшествий из жизни Ново-Николаевска, других городов Сибири. Хотя газета поднимала и насущную повестку на злобу того дня, рассказывала о забастовках на предприятиях, в том числе на типографиях. В частности, на типографии Николая Павловича Литвинова в то время активно проходили забастовки.

Но главная «фишка» этой газеты была в том, что она объединила практически всех ссыльных, известных большевиков и социал-демократов, которые к 1916 году были сосланы в Сибирь, в частности, в Томскую губернию.

С точки зрения социал-демократической направленности состав редакции газеты «Голос Сибири» можно назвать «звёздным». В частности, там был историк мирового уровня, имя которого сейчас знают все профессиональные историки — Николай Рожков.

Евгений Ларин: И эти люди выступали там в качестве авторов и тем самым каким-то образом формировали общественное мнение?

NET_3347_tn.JPG
Павел Романов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Павел Романов: Да. Вообще это была не первая социал-демократическая газета в Ново-Николаевске. Первой такой газетой была «Народная летопись» — самая первая газета, которая была выпущена издательством Николая Павловича Литвинова. Она тоже имела социал-демократическую направленность.

Но «Голос Сибири» — это, конечно, значимая веха в истории Ново-Николаевска. Эта газета повлияла на становление революции, потому что редакционный состав «Голоса Сибири» сыграл решающую роль в революционных событиях в Ново-Николаевске 1917 года и в дальнейшем — в становлении советской власти.

Евгений Ларин: Чем же не угодил «Голос Сибири» большевикам? Известно, что через два года, в 1918 году, они закрыли газету.

Павел Романов: Это сложный вопрос. Во-первых, был издан декрет, согласно которому все издания должны были иметь коммунистическую, большевистскую направленность и, более того, принадлежать государству.

Интересно, что произошли какие-то трения между лидером ново-николаевских большевиков Петуховым, который до чехословацкого восстания фактически возглавлял город, и другими социал-демократами, которые были членам редакционного состава «Голоса Сибири».

Но кто такие ново-николаевские социал-демократы по политической направленности — сказать достаточно сложно. В основном это интеллигенция, это не рабочие и не крестьяне, которые должны были делать революцию. Это люди, получившие образование — самая настоящая интеллигенция.

Когда мы боремся против власти, мы все заодно, а когда мы эту власть свергли, становится понятно, что между нами много противоречий. Наверное, эти противоречия и сыграли свою роль в том, что «Голос Сибири» был закрыт. Газета пыталась бороться, но в итоге окончательно канула в лету.

Евгений Ларин: Как тогда обстояло дело с местной прессой? Насколько рынок масс-медиа был заполнен в Ново-Николаевске?

Павел Романов: Во-первых, стоит сказать, что газета в Ново-Николаевске, как и в любом другом городе Сибири и России, была наиболее важным источником информации. Единственным источником информации о происходящих событиях. А события, как известно, можно подавать под разным углом.

В связи с этим была достаточно жёсткая цензура печатных изданий, но в Ново-Николаевске они выходили. Самой известной была газета «Обская жизнь», которая выпускалась также издательством Николая Павловича Литвинова. Она освещала в основном местные события. 

Евгений Ларин: И, кстати, до сих пор узнаём о тех событиях именно из тех газет.

Павел Романов: Да, это очень интересный источник информации, очень важный. И важно то, что практически все выпуски отсканированы и доступны нам сегодня.

Также выходили томские издания, в частности, «Томские епархиальные ведомости» — газета томской консистории. И была газета «Томский листок», где публиковалась официальная информация, например, о чьих-то долгах, судебных разбирательствах.

Евгений Ларин: Мы знаем, что пионером издательского дела в Ново-Николаевске называют Николая Павловича Литвинова. Кто он, откуда и зачем к нам приехал?

Павел Романов: Николай Павлович Литвинов, действительно, был уникальной личностью. Он происходил из Пензенской губернии, из семьи каменщика и прачки. Мягко говоря, семья была небогатой. На самом деле — попросту бедной.

Отец Николая Павловича достаточно рано умер, он остался на попечении матери. Они жили очень бедно. Но неординарный характер Литвинова, таланты, которые он сумел в себе найти и реализовать, помогли ему выбиться в люди.

И выбивался он в люди достаточно непросто. Он пытался поступить в разные учебные заведения, но его туда не брали, как он пишет, из-за его сословного происхождения и низкого социального статуса. Денег у него не было, поступить было достаточно сложно. 

В 14 лет он устроился мальчиком в типографию — помогать, делать самую чёрную работу и жить там же. Из этого он почерпнул для себя знания, но при этом он успевал ещё и учиться ночами. А учиться он в итоге поступил, как сегодня бы сказали, в медицинский колледж.

На самом деле это были курсы фельдшеров, это было единственное место, куда его взяли. Ночами он учился и в дальнейшем сумел даже получить стипендию на обучение. Он был очень трудолюбивым человеком, и, благодаря тому, что он получил хоть какое-то образование, он тут же пошёл работать.

С работой ему тоже не очень повезло. Единственным местом, куда его пригласили, было то, что сегодня называется психоневрологическим диспансером — дом сумасшедших, как его тогда называли. Там работа была очень изнурительной. Фельдшеру приходилось делать всё самое сложное.

В дальнейшем он из Пензы перебирается в деревню работать фельдшером. И там он знакомится с врачом, который считал себя народником и пропагандировал в деревне народнические взгляды. В итоге из-за этого Литвинов попадает под следствие.

В эпоху Александра Третьего гайки закручивали достаточно сильно. За связь с народником Литвинову грозило уголовное преследование. Но в 1893 году он отправляется на строительство сибирской железной дороги.

Евгений Ларин: То есть его могли сослать в Сибирь, а он сам туда поехал?

Павел Романов: Да, он сам приехал и сделал, как он сам всегда считал, правильно. Приехал и поступил работать фельдшером при строительстве железнодорожного моста через Обь.

мост (7)_cr(1).jpg
Фото: Музей Новосибирска

Евгений Ларин: Но получилось так, что с фельдшерской практики он переключился на общественную деятельность. Но по своей прямой обязанности он при строительстве моста ведь что-то же делал?

Павел Романов: Да. Причём, как он пишет, зарабатывал очень неплохо. Гораздо больше, чем на своей следующей работе. Он лечил людей, их было очень много. На тот момент в Ново-Николаевске был всего лишь один профессиональный врач — Ефим Евграфович Игнатьев, с которым они работали.

Через два года, в 1895 году, Николай Павлович решает уйти со своей работы. Уходит он, как он сам говорил, потому что ему эта работа не нравилась. Она ему была попросту неинтересна, несмотря на то, что она приносила ему достаточно высокий заработок.

Он попросил, чтобы его устроили работать счетоводом при строительстве железнодорожного моста через Обь. От этой работы он реально кайфовал, она ему очень нравилась. Несмотря на резкое сокращение своего заработка, он получал удовольствие от составления счетов, от того, что он получает опыт, который ему нравится. На этой работе он был счастлив, и в дальнейшем он решил заняться бизнесом.

Евгений Ларин: Считать чужие деньги ему надоело, решил посчитать свои. Что стало его первым бизнесом? Он не сразу вспомнил свою первую профессию?

Павел Романов: Нет. Сначала он работал поверенным при одном из пароходств, если я не ошибаюсь. Работал в Ново-Николаевске их представителем. В Ново-Николаевском посёлке Кривощёковской волости. Он накопил опыт, и в 1900 году Литвинов начал активную бизнес-деятельность.

Если заглянуть в томский архив, то там можно обнаружить очень интересные дела. Николай Павлович пытался одним из первых в Ново-Николаевске открыть бильярдную, питейные заведения, разные клубы.

Но эти дела мне не удалось изучить, потому что, когда я их нашёл, началась эпидемия коронавируса, и меня отправили домой в Новосибирск. Сначала Литвинов не совсем представлял, что он будет делать, но при этом накопил некий первоначальный капитал, он открывает типографию.

Евгений Ларин: Всё-таки первым его настоящим делом была типография?

Павел Романов: Да.

Евгений Ларин: Какие у него были заказы?

Павел Романов: Практически с самого начала он начал печатать открытки с видами Ново-Николаевска, разные печатные издания. Вообще брался за любую типографскую деятельность, какая только возможна, ориентируясь при этом на локальный рынок очень быстро расширявшегося Ново-Николаевского посёлка.

Через пять лет, в 1906 году, типография перешла на выпуск газеты «Народная летопись». А годом ранее, в 1905 году, Литвинова забрали на Русско-японскую войну. По всей видимости, это была борьба с оппозиционными силами, поскольку Литвинов был всем известен как оппозиционер власти. Хотя он себя таковым не декларировал, но все знали, что у него была связь с народничеством, что он сюда приехал не просто так. Он был политически неблагонадёжным.

NET_3349_tn.JPG
Евгений Ларин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: То есть его просто удалили?

Павел Романов: Да. Сейчас сложно представить, что человек занимается бизнесом, но вдруг резко вспоминают, что он военнообязанный, дёргают его с места и отправляют на фронт. Но он отправился — никаких проблем. Собрал вещи и поехал.

Единственное, из-за чего он очень сильно расстраивался — это то, что он не смог закончить первый альбом видов Ново-Николаевска, который он уже отправил в типографию. Этот альбом сейчас хранится в Новосибирской областной научной библиотеке. Литвинов писал, что не успел кое-что сделать, потому что его забирают на фронт.

Евгений Ларин: Интересно то, что на открытках Литвинова, которые можно увидеть и сегодня, подписи дублируются на французском языке. Это был заказ на экспорт?

Павел Романов: Скорее, они были ориентированы на туристов, которые приезжали по Великому Сибирскому пути, их было достаточно много. А как язык международного общения активно использовался французский. Литвинов ориентировался на иностранного покупателя. Николай Павлович такие моменты чувствовал всегда. В связи с этим его предпринимательская деятельность развивалась очень бурно: он чувствовал потребности рынка и то, как их можно реализовать в данный момент.

Евгений Ларин: 30 марта 1906 года выходит первый выпуск газеты Ново-Николаевска. Газета получила довольно пафосное, претенциозное название — «Народная летопись». Литвинов готовил своему изданию место в вечности?

Павел Романов: Скорее, это отсылка к тому же самому народничеству, прежде всего к запросам народа. Литвинов сам говорил, что это газета социал-демократическая, она такой и планировалась. Выпускать её было очень сложно, ему вставляли всяческие палки в колёса. В итоге газету закрыли совсем. Она просуществовала недолго — меньше года или около того.

Но Литвинов в то время проявил себя как очень хороший менеджер. Он долго искал по Сибири главного редактора и нашёл Михаила Курского. Это известный сибирский деятель, который тоже прославился своими оппозиционными взглядами. Его преследовали власти. До переезда в Ново-Николаевск он работал в Томске.

Евгений Ларин: Они же в первом номере опубликовали программную статью, в которой заявили, что собираются посильно способствовать скорейшему восстановлению народных сил Родины, а также правдиво и всесторонне освещать общественную жизнь. 

Павел Романов: И бросили перчатку в лицо тогдашнему правительству. После недавних революционных событий 1905 года это был вызов. Издательство этой газеты было не то, что сложным трудом. Это была невероятная, непосильная задача — целыми сутками бороться с властью, с цензурой.

Мне кажется, что они сами понимали, что до конца не продержатся. Но они хотя бы что-то попытались сделать. При этом они понимали, что ново-николаевский читатель — пусть и образованный порой, но всё-таки крестьянин, представитель низшего сословия.

Евгений Ларин: Как восприняли горожане первую газету?

Павел Романов: Я не встречал, чтобы кто-то говорил о «Народной летописи», дескать, «хорошо, что такая газета выходит». Нет таких источников, где бы могли сказать об этом. Но сам Николай Павлович Литвинов говорил, что газета, во-первых, продавалась, во-вторых, вызвала положительный отклик.

Евгений Ларин: Если на первых порах две из четырёх газетных полос — я видел репринт — были испещрены рекламными объявлениями, значит, спрос был!

Павел Романов: Конечно, это бизнес. Но тут нужно сказать, что вообще вся деятельность Николая Павлович Литвинова повлияла на то, что его в 1905 году, если я не ошибаюсь, избирают ново-николаевским старостой, но власть его на этой должности не утверждает. Он пользовался невероятно огромным авторитетом у горожан. Литвинов входил в так называемую депутацию трёх, которая ездила в Санкт-Петербург просить отдать землю Ново-Николаевску.

Евгений Ларин: Прям уж так и отдать?

Павел Романов: Хотя бы договориться. Каким-то образом найти вариант, при котором Ново-Николаевск может получить землю, на которой он находится.

В дальнейшем Литвинов чувствительно отзывался об этой задаче. Он говорил, что надо было «с корнем волос вырвать эту землю» у генералов и царских вельмож. В итоге договорились о выкупе земли. Это было невероятно сложно. И в этом, конечно, его большая заслуга.

Без имени-22222.jpg
Николай Павлович Литвинов. Фото: skyscrapercity.com

Евгений Ларин: Насколько велика была его роль? Имя Литвинова редко фигурирует в этом деле.

Павел Романов: Наверное, нужно говорить вообще о его вкладе в развитие города. Помимо средств массовой информации, магазина печатной продукции, справочного бюро, было множество общественных организаций.

В частности, общество по содействию образованию, которое Николай Павлович создал и которым руководил. Процесс выкупа земли. Постоянное активное участие в заседаниях Городской Думы. Он был гласным Думы с самого начала вплоть до 1917 года. Всё это заставляет задуматься о том, что вклад Литвинова в развитие нашего города был огромен.

Но более интересно то, как он сам его оценивал. В 1930-х годах проводилась чистка органов советского аппарата, смотрели на прошлое людей, которые занимали должности в органах. Он тогда работал плановиком одной из организаций, центральный офис которой был в Новосибирске. В анкете была графа, в которую человек, которого проверяли, мог добавить информацию по желанию.

Он добавил одну фразу: «В Новосибирске с момента его основания. Выпестовал город». Дескать, ребята, это всё сделал я! Это единственный человек, который оставил свидетельства понимания свой роли. Естественно, он понимал, что всё это сделал не один. Было бы интересно узнать, как свой вклад оценивал Владимир Ипполитович Жернаков! Но он ничего такого не писал.

Евгений Ларин: «Народная летопись» была ведь не единственной газетой, которую издал Литвинов?

Павел Романов: Самой известной его газетой была «Обская жизнь». Как писал Литвинов уже во времена советской власти, ему было выгоднее лукавить и говорить, что на этой газете он вообще ничего не зарабатывал. На самом деле у него был стабильный и достаточно высокий доход по сравнению с другими жителями Ново-Николаевска. Но он говорил, что газета «Обская жизнь» не очень хорошо продавалась в первое время.

Но когда в 1914 году началась Первая мировая война, он сумел всё окупить. Газета стала продаваться очень хорошо. У него было заложено имущество, были долги — всё удалось вернуть. Но наибольший доход ему приносил, конечно, магазин полиграфической продукции, который находился в Городском торговом корпусе.

Евгений Ларин: Литвинов также стал издателем «Справочника по городу Ново-Николаевску». Вот репринтное издание, напечатанное по изданию 1912 года. Смотрим оглавление. Краткая история роста и развития города, обязательные постановления по городу, список пристаней, сёл и деревень по Оби и так далее и тому подобное. Зачем нужно было это издание, какую оно роль играло?

Павел Романов: Нужно понимать, что тогда не было интернета, 2ГИСа, негде было посмотреть, куда обратиться в том или ином случае. А когда есть такая книга, ты знаешь, где посмотреть в случае чего.

А во-вторых, этот справочник — это предтеча других, более масштабных, справочных изданий по городу: «Весь Ново-Николаевск» 1925 года и «Весь Новосибирск» 1935 года. В справочнике «Весь Ново-Николаевск» 1925 года видна рука Литвинова, очевидно, что это он писал очерк об истории города. Видно, что его пишет человек, который не то что знает, а был участником событий. Всё очень подробно написано.

Это один из лучших источников изучения истории Новосибирска. А в том, что в создании справочника «Весь Новосибирск» 1935 года принимал участие Николай Павлович Литвинов, есть большие сомнения. Его судьба в 1930-е вообще непонятна. Неизвестно, как они умер и где похоронен. Но эти справочники достаточно обобщающие и были очень полезны для жителей города того времени. Там было всё.

NET_3406_tn.JPG
Павел Романов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Как сложилась судьба Литвинова после 1917 года? Что стало с типографией, с газетами? Чем он сам стал заниматься?

Павел Романов: С типографией всё понятно. Он продал её большой коммерческой организации «Закупсбыт». Это организация кооперативной торговли. Интересно то, что её ядро составляли люди, которые когда-то открыли «Голос Сибири». Но «Закупсбыт» просуществовал недолго, потом там была типография редакции «Советской Сибири». Сейчас там находится научная библиотека.

Николай Павлович пишет, что он продал типографию за 120 000 рублей. На эти деньги он сумел в Лебяжьем в Алтайском крае купить курорт и обустроить его. Пару лет он работал хорошо, а потом — в ноль. В итоге курорт закрылся.

В начале 1920-х годов советская власть призывает Литвинова руководить отделом здравоохранения Рубцовского уезда. Всем здравоохранением уезда — фельдшера! Но он, как всегда, активно включился в эту работу. Они боролись прежде всего с детской смертностью. Результаты были очень высокие. Его даже рекомендовали включить в партию, но от этого отказались.

А дальше всё очень противоречиво. Раньше считалось, что Николай Павлович Литвинов приезжает в Новосибирск, работает в больнице и умирает в 1937 году. И всё. Но откуда эта информация, неизвестно. Как будто кто-то лично видел, что это происходило, но никаких источников нет.

Евгений Ларин: Он нигде никак не засвидетельствовал своё присутствие?

Павел Романов: Нет. Только в этом году стало известно, что Литвинов действительно в 1920-х годах приезжает в Новосибирск, но он устраивается работать плановиком. И работает как минимум до 1930 года в организации, которая занимается учётом статистических данных. Работа там была поставлена очень плохо, об этом все знали.

Всё это сбросили на Литвинова, а потом начали ругать за плохую работу. Он отвечал, что работает один, что у него нет помощников. Он организовал курсы для работников этого статистического бюро, чтобы они получили элементарные знания статистики, потому что многие ими не владели.

Его подают на «чистку», чтобы уволить. А он подаёт апелляцию и пишет обо всех своих заслугах перед городом. Пишет, что его нельзя назвать безынициативным. И это сработало! Он выиграл, что бывает крайне редко, практически невероятно! Его не уволили и оставили в покое. Что было дальше, мы не знаем.

Евгений Ларин: Когда дата смерти 1937 год — это наводит на определённые мысли.

Павел Романов: Я пробовал узнать, был ли он расстрелян. По логике вещей, как бы это страшно ни звучало, он должен был быть расстрелян. Все люди из его окружения, с которыми они прошли схожий путь, все были расстреляны. Но кто поставил ему датой смерти 1937 год, при каких обстоятельствах и ссылаясь на какие источники — этого никто не знает.

Хотя 29 декабря 1937 года — это один их жарких деньков в истории расстрелов в Новосибирске. Выполнялись нормативы по расстрелам, надо было срочно догонять и перегонять. Людей расстреливали каждый день сотнями — как раз в эти дни в декабре 1937 года.

Но когда я первый раз увидел эту дату, я подумал, что здоровье Литвинова могло не выдержать, когда он узнал, что расстреляли других людей, и он мог умереть. Но при этом пишут, что в это время он был чуть ли не главным врачом одной из новосибирских больниц. Но с его прошлым, с отсутствием высшего образования, с его идеологической принадлежностью, которая не соответствовала советской власти, его никогда и ни за что не назначили бы на такую номенклатурную должность.

К тому же, если это номенклатурная должность, то должно было сохраниться дело в партархиве. Там на всех номенклатурных работников была заведена папочка. Такой папки на Литвинова нет. В списке врачей Новосибирска 1930-х годов его нет вообще. Соответственно, он продолжал работать где-то вне медицины, но как сложилась его дальнейшая судьба, остаётся загадкой.

DSC08384(1).jpg
Центр Ново-Николаевска в начале XX века. Фото: Музей Новосибирска

Евгений Ларин: Давайте сделаем резюме. Мы привыкли к тому, что имя Николая Павловича Литвинова внесено в пантеон основателей города. Но не сам же он его туда внёс, когда написал: «Выпестовал город». Это был «деляга», предприниматель, хозяйственник. Что главное в его заслугах?

Павел Романов: Во-первых, Литвинов сыграл большую роль в том, что Ново-Николаевск и Кабинет Его Императорского Величества смогли договориться об условиях выкупа царских земель. Во-вторых, он был членом Общества попечения о народном образовании и практически всех общественных организаций города. В-третьих, это то, что отмечали его коллеги по статистической конторе: в городе Ново-Николаевске и в его жителях Литвинов души не чаял.

Интересно читать в «Обской жизни», что в магазине Николая Павловича кто-то что-то забыл, а он бесплатно помещает объявление, чтобы пришли и забрали. Он работал с душой, работал хорошо. Он всегда был за народ, за жителей города. Это то, чего мы можем не увидеть у некоторых нынешних депутатов. Хотелось бы, чтобы все гласные нашей современной Городской Думы так же заботились о потребностях жителей своего округа и каждого жителя города в вопросах чистоты канализации, выделения земель под какие-то нужды, введения разных режимов и борьбы с повседневными трудностями, с которыми сталкивается такой большой город, как Новосибирск.

У Николая Павловича Литвинова всё это было, и это заставляет им гордиться. Хочется, чтобы его имя было известно хотя бы тем, кто интересуется историей нашего города.

Евгений Ларин: Звучит как предвыборная кампания. Наш кандидат в горсовет — Литвинов Николай Павлович!

Не пропускайте актуальные репортажи и интервью — подписывайтесь на канал Новосибирских Новостей на YouTube.

Что происходит

Ущипните меня немедленно: как привести себя в форму к Новому году

В каких маршрутках Новосибирска можно заплатить банковской картой

Сквер с видом на реку Иня в Первомайке преобразился к зиме

Жарко — холодно: народную карту отопления создали в СГК

314 школьников и 121 педагог заболели COVID-19 в Новосибирской области

Организатор конкурса красоты для глухих: «У нас восхитительные участницы»

Коронавирусные обсерваторы снова открывают в Новосибирске

Новосибирские заводы и фабрики показали свои производства на расстоянии

Тихие леди: в Новосибирске проходит необычный конкурс красоты

170 тонн грязи вывезли с новосибирских дорог за сутки

169 больных: Новосибирская область бьёт рекорды по коронавирусу

Показать ещё