Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: белая дева, доктор-убийца и Гриша Полтора-Коня

10 июля на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывал руководитель музея Железнодорожного района Алексей Авдеев. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
08:47, 17 Июля 2020

Взгляд назад. Исторический календарь

6 июля 1906 года в Ново-Николаевске контрагент Сибирской железной дороги Генц установил первые 17 керосино-калильных фонарей для ночного освещения улиц.

6 июля 1946 года Совет Министров СССР принял постановление об организации на базе филиала Центрального аэрогидродинамического института самостоятельного Сибирского научно-исследовательского института авиации в Новосибирске — СибНИА.

7 июля 1993 года в Новосибирске создан Научно-мемориальный центр имени Юрия Кондратюка.

8 июля 1941 года новосибирский горисполком принял решение о мобилизации жилого фонда для эвакуированных, о дополнительном строительстве бараков и землянок.

8 июля 1969 года в Новосибирске побывали американский астронавт Фрэнк Борман и советские космонавты Герман Титов и Константин Феоктистов. Гости познакомились с Академгородком и встретились с учёными.

9 июля 1942 года симфонический оркестр Ленинградской филармонии под управлением Евгения Мравинского исполнил знаменитую Седьмую «Ленинградскую» симфонию Дмитрия Шостаковича. Послушать концерт в Новосибирск специально приехал автор.

10 июля 1930 года открылся Новосибирский театр юного зрителя. В 1993 году он стал молодёжным театром «Глобус», а в 1999 — получил звание академического.

 

Структура момента. Сибирская Вандея

Новосибирские краеведы сняли фильм-исследование из проекта «Дорогами Гражданской войны. Сибирь» — «Память и примирение», посвящённый юбилею одной из серьёзных сибирских трагедий. 100 лет назад — 5 июля 1920 года началось Колыванское восстание крестьян.

Авторы побеседовали с научным сотрудником Музея боевой славы воинов-сибиряков Юрием Фабрикой, побывали в памятных местах в Колывани, поговорили со старожилами. Им удалось скопировать рукописную карту подавления Колыванского восстания и обнаружить в Томском архиве несколько донесений.

Колыванское восстание вошло в историю как «Сибирская Вандея»: у крестьян отбирали хлеб, мясо и другие сельхозпродукты, а иногда и прихватывали что-нибудь из домашней утвари. Занимались этим специальные продотряды. Сотрудник Музея Новосибирска Константин Голодяев говорит, что это был неприкрытый грабёж, и начался он не в июле 1920 года, а раньше. На этот счёт есть донесение начальника милиции села Прокудского, которое датируется 22-м марта 1920 года.

Константин Голодяев: «Крестьяне не принимают хлебной развёрстки, разогнали, перебрали сельский ревком. Крестьяне боятся быть наказанными, пригласили к себе в село до полутораста алтайских партизан, которые приняли сторону крестьян. Партизаны приказывают крестьянам не давать хлеба по развёрсткам, так как хлеб идёт не в армию, а коммунистам. И крестьяне, доведённые до отчаяния действиями властей, продотрядом, нещадной продразвёрсткой, взялись за вилы — другого оружия не было. И лозунгом восставших стало «За советы без коммунистов!».

5 июля произошли первые столкновения в Коченёве, бойцы ВОХРа расстреляли там отказывающихся сдавать хлеб крестьян. Следом бунт вспыхнул в селе Вьюны под Колыванью. 6 июля крестьянами была захвачена Колывань. Начались обратные процессы — расстрелы коммунистов, милиционеров. Точнее, не расстрелы, а расправы с ними. Расстрелов практически не было, потому что нечем было стрелять.

Но власть отреагировала очень быстро, ново-николаевским уездным парткомом был издан приказ о применении репрессивных мер в восставших волостях. Очень быстро, в течение буквально четырёх дней, восстание было подавлено. Подавлено жестоко. К Колывани, в реку Чаус, подогнали баржу, выстрелили по Колывани из орудий. Народ попрятался. И после этого красные части, которые были присланы из Ново-Николаевска, вошли практически в пустой город — все были спрятаны — и стали искать, проводить сплошную зачистку домов, доставать из-под полов всех, кто есть. Мужчин отдельно, женщин отдельно. Часть мужчин была отправлена в Ново-Николаевск, часть — отпущена по домам, часть была расстреляна пулемётным огнём рядом с деревней.

В Колывани есть могилы красноармейцев и милиционеров, которые попали в молох этого восстания, одна из них находится в монастыре. Есть памятник на берегу, где сбрасывали трупы. А памятника белым нет. У нас однобокое видение этого момента. Даже когда в 1920-е годы было первое разбирательство этого события, было сфабриковано дело Сибирского крестьянского союза, которого никогда не было. И до сих пор в истории это восстание описывают как белогвардейское. На самом деле это было восстание самых обыкновенных крестьян.

Это не кулацкое восстание, там кулаков-то было, может, 10%. Когда мы в Колывани общались со старожилами, они говорили, дескать: какие там кулаки! Обыкновенные кузнецы, обыкновенные крестьяне. Просто семьи было многодетные, а у них отбирали всё подчистую. Лопнуло терпение».

Добавлю, что в своём фильме исследователи поделились новыми архивными находками и представили новые обстоятельства смерти революционерки Евдокии Ковальчук. Об этом мы обязательно скоро расскажем. Фильм доступен на YouTube-канале проекта «Дорогами Гражданской войны в Сибири»

 

Было — не было. В Тихом центре черти водятся

Гость в студии «Городской волны» — руководитель музея Железнодорожного района Алексей Авдеев.

Евгений Ларин: На минувшей неделе, 7 июля, славяне отмечали, кто как мог, древний языческий праздник — День Ивана Купалы. Очень грубо говоря — я заранее прошу прощения у экспертов за то, что скажу — но во мне сейчас говорит коллективное бессознательное. Ночь на Ивана Купалу несколько похожа на кельтский, а в современном мире — международный — праздник Хэллоуин, канун Дня всех святых.

Это ночь, когда ведьмы, духи и разная нечистая сила особенно активно разгуливает по земле, а люди разжигают костры, водят вокруг них хороводы, прыгают через эти костры, ловят ведьм, разыскивают цветущий папоротник, творят разные бесчинства и безобразия и, конечно, рассказывают друг другу страшные истории.

orig_1.jpg
Современная Вальпургиева ночь. Фото: bitoflife.ru

Сейчас у нас, конечно, не купальская ночь, но мы попробуем отдать дань этой традиции и расскажем несколько страшных историй, связанных, конечно, с городом Ново-Николаевском, потому что сегодня у меня в гостях человек, который эти истории собирает, страшные и не очень страшные. Это наш знакомый, руководитель музея Железнодорожного района Алексей Авдеев.

Праздник Ивана Купалы сейчас, конечно, основательно подзабыт, но в этом как раз нет ничего удивительного. Столько произошло культурных и социальных революций, не говоря уже о том, сколько утекло воды. Даже в нашем детстве от очень важного когда-то в седой древности солнечного и брачного праздника осталось лишь бессмысленное обливание друг друга водой. «Иван Купала, обливай кого попало».

В чём тут дело — никто не понимал. Было весело, азартно — и ладно. Конечно, происхождение и значение праздника Купалы — это не предмет нашего сегодняшнего разговора. Тем более что там всё перепутано и перемешано: язычество, христианство, карнавал. Я о другом, конечно.

Известно, какое значение имел — если имел — день Ивана Купалы и купальская ночь в жизни горожан в ранней истории Ново-Николаевска? Что делали? Какие были традиции?

Алексей Авдеев: Сначала я немного скажу о 6 июля, который предшествует Дню Ивана Купалы. Это так называемая Ночь Творила, или Ведьмина ночь. Они идут друг за другом и одно празднование плавно перетекает в другое. Значение у них немного разное.

По поверью, 6 июля вся нечисть выходила в наш свет и ходила между людей. Тогда в деревнях существовала очень интересная традиция. Люди, зная, что молодёжь будет ночью бесчинствовать — всё ломать и крушить, давали молодым парням своеобразное задание.

Например, перед оградой лежала куча неколотых дров. Рядом специально оставляли два колуна, бутылку бражки и какую-то нехитрую закуску — луковицу, огурчик. Задача парней была переколоть все дрова, а потом забрать эти дары. И парни действительно исполняли этот ритуал — кололи ночью дрова. Также таскали воду. Могла стоять большая пустая бочка и два ведра. И парни должны были набрать и натаскать полную бочку воды.

Евгений Ларин: Прям тимуровцы!

Алексей Авдеев: В том-то и дело, что когда Гайдар описывал тимуровцев, то у них была такая затянувшаяся Ночь Творила. Но если хозяин даров не оставлял, то тогда они имели право разворотить поленницу, выкатить бочку или телегу на середину дороги, раскидать сеновал, сломать забор. В общем, показать, что здесь ночью орудовала нечистая сила.

IMG_8562_cr_tn.JPG
Алексей Авдеев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Ново-николаевский полицмейстер принимал от горожан такие заявления?

Алексей Авдеев: Горожане всё это прекрасно понимали, поэтому заявлений не было. А вот то, что хозяин мог с дубьём сторожить в эту ночь своё хозяйство — это запросто.

К сожалению, прошло не более 100 лет, и эта, в, общем-то, неплохая традиция «тимуровского» тайного труда превратилась просто в вандализм, когда подвыпившая молодёжь ходит по улицам, разбрасывает поленницы, ломает штакетник и творит всякие бесчинства. Забыли смысл помощи своему ближнему в этот праздник.

Евгений Ларин: Изначально, наверное, посыл был всё-таки хулиганский? Или был сакральный смысл — подружиться с нечистой силой?

Алексей Авдеев: Получается, что призывали нечистую силу, чтобы она помогала в хозяйстве.

Евгений Ларин: Как-то на сайте «Новосибирские новости» один из авторов высказал предположение, что Новосибирск чуть ли не единственный город в стране, которому присуща такая оригинальная или странная традиция — обливать кого попало. Как на самом деле? Ново-николаевцы обливались, откуда это пошло?

Алексей Авдеев: Я на этот вопрос не отвечу. Но известно, что в эту ночь молодые люди уходили подальше, жгли костры и рассказывали друг другу страшные истории. Ну и, естественно, старались искупаться, потому что вода в эту ночь считалась целебной.

Евгений Ларин: Очищающей!

Алексей Авдеев: Совершенно верно!

Евгений Ларин: У вас есть замечательный фильм из цикла «Прогулки по Новосибирску», который можно посмотреть на YouTube-канале Музея Новосибирска «Истории Тихого центра». Почему всё же центр тихий? В тихом центре черти водятся?

Алексей Авдеев: Когда я начал заниматься историей Тихого центра, то у меня сложилась несколько трактовок этого названия — Тихий центр. Прежде всего, он тихий, потому что рядом шумит Красный проспект, но если отойти от проспекта буквально на 100 метров, погружаешься в какую-то полусонную атмосферу начала 20 века.

Несмотря на то, что этот массив находится между Красным проспектом и Транссибирской магистралью, которая тоже не умолкает круглые сутки, это островок тишины, спокойствия и умиротворения со старыми домиками, с неспешными жильцами, которые обитают в этих домах.

Кроме того, Тихий центр был своеобразной нейтральной зоной между враждующими группировками из Закаменки и из центра. В Тихом центре этих битв особо не было. 

Евгений Ларин: Старые кварталы центра города, в том числе Тихого центра — это же, в основном, купеческие дома. Купцы — это деловые практичные люди, им не до глупостей. Что у них там такое происходило, что порождало на свет всевозможные небылицы, байки и страшилки? С купцами их связано немало. Первое, что приходит на ум — это дом купца Захария Крюкова на углу Советской и Горького, то есть Кабинетской и Тобизеновской. Там сейчас известный пафосный ресторан. Ресторан там был и раньше, но не всегда.

Алексей Авдеев: Там был электрический театр — один из первых кинотеатров.

Евгений Ларин: У этого дома есть история, связанная с призраком молодой женщины. Нынешние владельцы здания, рестораторы, даже обыграли этот мотив — там в витрине сидит кукла. Я полагаю, что это далеко не единственная и не самая страшная история Тихого центра.

Алексей Авдеев: Если мы сегодня говорим о страшных историях, то сразу оговорюсь, что легенды ничем исторически не подтверждаются. Поэтому сегодня мы рассказываем сказки. Сперва расскажу предысторию — откуда я узнал первую легенду, которой хочу поделиться.

На улице Чаплыгина некогда, до начала 2000-х годов, стоял двухэтажный деревянный дом, выкрашенный в голубой цвет. И находился в нём НКВД, но не Народный комиссариат внутренних дел, а Новосибирский кожно-венерический диспансер. В 1992 году я, будучи студентом медицинского училища, проходил там практику по кожно-венерическим болезням.

А особенность этого домика была в том, что на второй этаж вела достаточно крутая лестница с округлыми, вышарканными за сотню лет ступеньками. Однажды, спускаясь со второго этажа, я очень неудачно приземлился и на собственном заду съехал по ступенькам до самого низу. Мне было не столько больно, сколько обидно, потому что меня на смех подняли девчонки, мои сокурсницы, которые находились со мной в подгруппе.

Евгений Ларин: Самое неприятное — когда это кто-то видит.

234567.jpg
Старое здание на ул. Чаплыгина, 54. Фото: sibirkys.files.wordpress.com

Алексей Авдеев: Да. И мне, конечно, было очень досадно, и наша преподавательница венерических болезней, решив меня утешить, сказала, мне: мол, ты сильно не переживай, ты не первый, кто с этой лестницы съезжает. Тебе, дескать, ещё повезло, что ты легко отделался, потому что тут люди падали вниз головой и ломали шею.

И она мне рассказала, что в начале 20 века в этом доме практиковал врач, который занимался лечением срамных болезней, венерических заболеваний. Он очень удачно лечил спинную сухотку, французский насморк, он же триппер. Это старинные названия сифилиса и гонореи.

Евгений Ларин: Просвещайтесь, господа!

Алексей Авдеев: С такими болезнями к доктору ходили сильные мира сего, влиятельные люди Ново-Николаевска. Естественно, они хотели, чтобы их недуги оставались в тайне, поэтому...

Евгений Ларин: ...ходили под покровом ночи...

Алексей Авдеев: ...поздно вечером, когда основных посетителей уже не было, прислуга уходила по своим делам или ложилась спать. И вот в один ноябрьский вечер, уже по темноте, пришёл к доктору купчина со своей проблемой. Доктор его осмотрел, выписал рецепты и увидел, как купец достал из кармана толстую пачку денег, отслюнявил несколько ассигнаций и положил на стол доктору.

Доктор, наверное, был игроком, он остро нуждался в деньгах. Он увидел большую пачку денег и захотел завладеть всей этой пачкой. Когда купец вышел из его кабинета и пошёл по направлению к этой самой лестнице, доктор настиг его в тёмном коридоре и вколол ему в шею транквилизатор, от которого купец моментально потерял сознание.

Евгений Ларин: Вот подлец какой!

Алексей Авдеев: И доктор столкнул его с лестницы. Тот кубарем скатился и сломал себе шею. Доктор послал слугу за полицией, приехали, установили апоплексический удар, то есть инсульт. Но зная этого купца — в городе слыл известным ловеласом, пьяницей и дебоширом — подумали, что так оно и было, должно быть, всё было предсказуемо. Тело увезли, а доктор ограбил покойника, забрав все деньги себе. И всё бы прошло тихо и гладко, если бы через некоторое время доктор тем же самым способом не отправил бы с лестницы на тот свет ещё одного влиятельного клиента.

Евгений Ларин: Вошёл во вкус!

Алексей Авдеев: Совершенно верно. И вот здесь уже полиция заинтересовалась, а что это люди так часто стали летать с лестницы вниз головой и убиваться насмерть? Пришли к доктору и хорошенько за него взялись. Доктор не смог долго отпираться, покаялся. Сказал, что бес попутал, что был ослеплён большим количеством денег.

Был суд, и дальше следы доктора в истории Ново-Николаевска теряются. Его отправили на каторгу, и из города он исчез. Но потом, когда в этом доме стал работать кожно-венерический диспансер, работники диспансера поздно вечером стали видеть в проёме над лестницей неясную человеческую фигуру, в которой угадывалась фигура доктора в белом халате. Он стоял со шприцом в руках и пристально смотрел вниз.

Евгений Ларин: Поджидал свою жертву.

Алексей Авдеев: Да. Вот такая легенда. Но, к сожалению, тот дом до настоящего времени не сохранился. В 2003 году его разобрали, сейчас на этом месте большой котлован. Там будет построено новое здание, и, может быть, доктор вернётся обратно.

Евгений Ларин: Надо предупредить застройщика! Ново-николаевцы вообще любили разглядывать различные неясные силуэты, и в одном из домов они видели призрак восточной красавицы.

Алексей Авдеев: Да, это прекрасная легенда! Её мне в своё время рассказал Игорь Резун, великолепный рассказчик. В начале 20 века в Ново-Николаевске вели свои дела купцы Бузолины. Один из них — Дмитрий Бузолин — торговал мануфактурой. Торговля шла достаточно успешно, и по торговым делам он достаточно часто бывает на востоке, закупал ткани. И вот он приезжает в Персию и несколько дней гостит у Шемахинского губернатора.

Евгений Ларин: Звучит, как в сказке!

Алексей Авдеев: Доподлинно неизвестно, как, но полюбилась ему восточная красавица, жена этого самого губернатора.

Евгений Ларин: Одна из жён?

IMG_8525_tn.JPG
Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Алексей Авдеев: Да. И они решают совершить побег, она просит увезти её из гарема. И купец похищает эту восточную красавицу, чуть ли не завернув в ковёр, вывозит её из Персии. Шемахинский губернатор, проснувшись по утру, пересчитал своих жён — одной не хватает. Он сразу понял, кто похитил его жену, но он не послал по следам разбойника своих башибузуков, чтобы они привезли губернатору отрезанную голову купца.

Он был человек светский, направил жалобу персидскому шаху. Персидский шах тоже был человек светский, он получил образование в Париже, поэтому он направил ноту протеста в Министерство иностранных дел России, чтобы вернули беглянку, и чтобы купец извинился за такое недостойное поведение.

Евгений Ларин: Международный скандал!

Алексей Авдеев: В Министерстве иностранных дел России помнили о том, какой была страшной Персия ещё незадолго до того, помнили страшную расправу над русским дипломатом Грибоедовым, от которого остался один мизинец.

А сейчас они понимают, что Персия, вроде, тоже становится светским государством, с которым совершенно не хочется портить дипломатических отношений. Все силы решено было пустить на возврат беглянки на родину. Но Купец Бузолин не хотел расставаться со своей красавицей, поэтому, прибыв в Ново-Николаевск, он превратил свой дом в настоящую крепость.

Так, на глубину пяти метров вокруг всего дома были врыты в землю толстые денные листы для того, чтобы исключить возможность подкопов из соседних дворов. Кроме того, люди Бузолина день и ночь вели наблюдение на улице и тут же докладывали обо всех подозрительных людях, которые появлялись рядом с домом купца.

А приказчики Бузолина давали огромные взятки разного рода чиновникам и полицейским для того, чтобы знать, когда придёт очередная проверка. И действительно, каждый раз, когда приходила инспекция, женщину успевали спрятать.

Евгений Ларин: Какое хлопотное оказалось приобретение!

Алексей Авдеев: Да, и надо сказать, что на этих бесконечных взятках купец и разорился и немножечко, наверное, подвинулся рассудком. У него стало болеть сердце, и по городу пошли слухи, что купец Бузолин умер.

У полицейских вновь появилась возможность устроить ещё одну облаву и наконец-то найти эту женщину. И вот они врываются в дом и видят страшную картину: посреди большой залы стоит обеденный стол, на столе стоит чёрный гроб, а в гробу лежит сам хозяин дома с оплывшей свечой в руках.

Евгений Ларин: Прямо гоголевская картина!

Алексей Авдеев: По виду можно было сказать, что он был мёртв уже несколько дней. Бросились искать восточную красавицу и нигде её опять не нашли. То ли она умерла и была тайно похоронена где-то во дворе усадьбы Бузолина, то ли он, томимый ревностью, убил её и, расчленив тело, раскидал его где-то по потайным местам — это неизвестно. Но следы женщины пропали.

Спустя много лет о купце Бузолине уже забыли, а в этом доме устроили общежитие работников молокозавода, который находился по соседству. Жильцы стали замечать, что поздно вечером, где-то в сентябре, когда накрапывает дождик, когда нет солнышка, кто-то тихонечко ноготком стучится в стекло.

И когда они подходили посмотреть, что за припозднившийся гость стучит в окно, к ним навстречу из темноты вдруг являлся образ белой девы, которая пристально смотрела в стекло холодным взглядом, от которого по коже бежали мурашки. Увидеть белую деву считалось очень дурным знаком. Те, кто её видели, потом заболевали. Были даже трагические случаи.

Поэтому обитатели общежития предпочитали наглухо завешивать свои окна, особенно когда накрапывал осенний дождик. Потом белая дева надолго исчезает из истории города и появляется уже на видеозаписи с камеры наблюдения одного охранного предприятия.

Однажды охранники, которые охраняли территорию молокозавода, вдруг увидели, как ночью по территории — когда они точно знали, что никого там быть не может — от дома Бузолина к цеху проплывает какая-то белая тень, в которой угадывается очертание женской фигуры. Они вышли посмотреть и, естественно, никого не увидели.

Утром, когда их дежурство закончилось, они доложили о ночном происшествии своему начальству. Начальство забрало диски и сказало: ребята, вы ничего не видели. Куда потом делись диски — неизвестно. Сейчас дом Бузолина — прекрасной архитектуры с резьбой, с эркером, с замечательной башенкой, в которой угадывается что-то восточное — находится на реставрации. Скоро туда въедет какая-то организация, и я думаю, что мы скоро услышим о белой деве.

IMG_8484_tn.JPG
Евгений Ларин и Алексей Авдеев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Выходит, что истории Тихого центра, в основном, связаны с криминалом?

Алексей Авдеев: Ново-Николаевский криминал — это прекрасная тема! Кто-то из радиослушателей, наверное, знает, что в 1920-х годах в Одессе наводила ужас банда «попрыгунчиков». Они надевали на себя белые балахоны, раскрашивали лица, чтобы походить на скелеты, и к ногам привязывали пружины для того, чтобы делать длинные скачки, из-за чего их и назвали «попрыгунчиками». Самое забавное, что членами банды были артисты одесского цирка, акробаты. О «попрыгунчиках» говорили по всей России.

А в Ново-Николаевске в начале 20 века орудовали «удильщики». Это был достаточно страшный промысел. «Удильщики» для своего разбойного промысла использовали железные крюки-кошки. Кошка была привязана к верёвке. Один конец верёвки привязывали к дереву или к столбу. «Удильщики» сидели в засаде где-нибудь в подворотне и ждали, когда мимо пронесутся сани с седоком, и тогда они швыряли крюк, чтобы зацепить седока. Потом резким рывком они выдёргивали седока из саней, тут же на него набрасывались и раздевали до нитки, утаскивая всё ценное.

Евгений Ларин: Это же очень жестоко!

Алексей Авдеев: Очень жестоко, потому что, как писала газета «Обская жизнь» в 1912 году, жертвами «удильщиков» стал купец, которому крюком изодрали очень дорогую шубу, и какая-то влиятельная женщина, которой обезобразили лицо.

Евгений Ларин: Но ведь были и более безобидные преступники, ещё и с забавными прозвищами!

Алексей Авдеев: Если вы имеете в виду Гришу Полтора-Коня, то зачем же его называть преступником?! Это был прекрасный уважаемый человек. Конечно, доля мошенничества в его действиях присутствовала.

Гриша Полтора-Коня, он же Григорий Бейлин — купец еврейского происхождения, но цыган по духу, страстный любитель лошадей. Этот человек всегда жил, опровергая поговорку о том, что дать еврею коня — значит, испортить обоих. Он очень любил лошадей, бега и давал большие деньги на развитие ново-николаевского ипподрома.

Евгений Ларин: Почему всё-таки Полтора-Коня?

Алексей Авдеев: Такое прозвище он получил за то, что, используя еврейскую хитрость и цыганскую магию, умудрялся продавать лошадей в полтора раза дороже первоначально заявленной стоимости.

Евгений Ларин: Что касается привидений, то мы привыкли, что они связаны со старыми замками, старыми домами, с чем-то, ушедшим в прошлое. Неужели они навсегда покинули наш город?

Алексей Авдеев: Несмотря на то, что наш город стремительно меняется, духи и призраки никуда не уходят. Им есть место в нашей современной жизни. Но их присутствие не обязательно должно пугать. Они могут быть безобидными. Не так давно мне самому удалось увидеть действие призрака.

Кинотеатр «Металлист», в котором к тому моменту уже долгое время не показывали кино, был поделён между арендаторами. Там был небольшой магазинчик, где торговали белорусским трикотажем. И вот висят на стенах платья на крюках, хорошо висят. И вдруг с одного из крюков вместе с вешалкой срывается платье и падает.

А владелица магазина говорит: мол, не обращайте внимания, это оно просто торопится продаться. И рассказывает, что у неё периодически какие-то вещи ни с того ни с сего вдруг срываются со своего места и падают. А через некоторое время, даже если эта вещь уже полгода висела, приходит покупательница и забирает именно эту вещь.

Евгений Ларин: Дух-маркетолог там завёлся!

Алексей Авдеев: Получается, что в этом здании эпохи конструктивизма водилось нечто, что помогало владелице этого магазинчика продавать вещи. 

Ещё один интересный случай мне рассказала моя коллега Лариса, которая работает со мной в музее Железнодорожного района. Она долгое время проработала в следственном изоляторе — это место специфическое, со своими легендами, там тоже есть свои привидения и призраки. Там тоже ходила легенда о некой деве. В своё время в одиночной камере повесилась арестантка, и её неупокоенный дух до сих пор бродит по длинным коридорам следственного изолятора, и периодически сотрудники его видят.

Ларисе тоже однажды удалось лицезреть этот дух. Она даже не поняла, что это. Она шла по пустому коридору поздно вечером, и вдруг — какое-то колыхание. Она подумала, что это от ветра колышется занавеска, но вдруг эта занавеска отрывается со своего места, летит по коридору и исчезает в стене. Когда она рассказала сослуживцам, что увидела что-то неясное и непонятное — бывалые сотрудники, которые проработали там уже долго, сказали, что ей повезло увидеть нашу деву. Они об этом привидении знали.

Главные новости вашего города — подписывайтесь на нашу группу Вконтакте.

Что происходит

Показать ещё