Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: датские сеялки, польские музыканты, китайские огурцы

4 сентября на радио «Городская волна» (101,4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывал сотрудник Музея Новосибирска Игорь Минов. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
14:05, 08 Сентября 2020

Взгляд назад. Исторический календарь

31 августа 1910 года в Ново-Николаевск на казённом пароходе прибыл из Камня председатель Совета министров Пётр Столыпин. Горожане встретили его хлебом-солью. Также премьер-министру вручили ходатайство о введении в Сибири земства, о постройке железной дороги на Алтай через Ново-Николаевск, о преобразовании города в уездный и о строительстве в нём водопровода и мощении улиц. В городе Столыпин посетил переселенческий пункт, добровольное пожарное общество, холерный барак, городскую больницу и тюремный замок. По слухам, перед приездом Столыпина были обыски и аресты, но на следующий день после отъезда председателя Совмина всех арестованных выпустили.

1 сентября 1935 года открылся Новосибирский государственный педагогический институт, с 1993 года — университет, а 1 сентября 1953 года начались учебные занятия в Новосибирском электротехническом институте — НЭТИ, ныне Новосибирский государственный технический университет — НГТУ.

3 сентября 1935 года начались занятия в Новосибирском медицинском институте. Он разместился в здании на Красном проспекте, 58. Первыми студентами стали бывшие заочники, а также 127 студентов, которых перевели из медицинских вузов других городов. Набор на первый курс впервые состоялся в 1936 году, а первый выпуск врачей — в 1938-м.

5 сентября 1926 года выпуском последних известий в Новосибирске официально открылась первая в Сибирском крае широковещательная радиостанция. Передача началась в 8 часов утра. Радиостанция находилась в Доме Ленина, а передатчик и вышка были в Закаменке, на улице Добролюбова, которая тогда называлась Казанской.

В газете по поводу запуска радиостанции писали: «Сегодня сокращаются тысячевёрстные расстояния Сибири. С этого дня Сибирь стала меньше. Приблизились к своему центру медвежьи уголки. Агроном начинает говорить с крестьянином, врач — с больным, профессор — с неграмотным. Сегодня начинает существовать в Сибири газета без бумаги и расстояний».

5 сентября 1967 года в Новосибирске открылся ставший потом культовым клуб «Отдых». Он задумывался и строился как «Дворец вальсов», а пресса тех лет активно критиковала строительство «дома танцулек», когда трудящимся не хватает жилья. На время стройку приостановили, а потом продолжили, но уже как строительство «межшкольного учебного комбината». Но волевым решением директора НЗХК Власова клуб достроили и открыли как культурное учреждение для завода и района. Осенью 2016 года здание клуба «Отдых» снесли под строительство жилых многоэтажек. 

Однажды в Новосибирске. Певчие технари

1 сентября 1906 года в Ново-Николаевске открылось Реальное училище. Оно стало правопреемником частного мужского училища. Реальное училище готовило юношей для поступления в технические вузы, много внимания уделялось занятиям гимнастикой и пением. Во время занятий дети получали платный завтрак, состоящий обычно из стакана какао или чая и бутербродов с ветчиной, сыром или телятиной. Малообеспеченные ученики питались бесплатно.

Обучение в Реальном училище было платным, оно стоило от 65 до 150 рублей в год. На свободные места принимали детей несостоятельных родителей с освобождением от платы за учение.

До 1912 года училище располагалось в частном кирпичном доме на улице Кабинетской, ныне Советской. Сейчас на этом месте находится здание проектных институтов. Затем училище переехало в новое здание на Николаевском проспекте, которое построили по проекту архитектора Андрея Дмитриевича Крячкова. В здании, помимо восьми классов, имелись актовый и гимнастические залы, церковь, кабинеты физики и естественных наук, а также химические лаборатории, обсерваторные и метеорологические станции. Были душевые для учащихся, столовая и кабинет врача.

photo_realnoe_uchilishche_doma_romanovykh_detail_img_3737.jpg
Здание бывшего Реального училища. Фото: novo-sibirsk.ru

К зданию Реального училища примыкал трёхэтажный жилой корпус. Во дворе была площадка для игр и гимнастики. В 1913-м при училище создали оранжерею с растениями, которые изучали на уроках ботаники.

Ещё в училище был духовой оркестр и хор из ста певчих, на сцене актового зала часто ставили оперные спектакли и давали концерты. Наиболее крупным проектом была постановка картин из оперы Михаила Глинки «Жизнь за царя». Ученики разных классов часто выезжали на экскурсии на Алтай, по Волге, Крыму и Кавказу. В 1916 году в семи классах училища обучалось более 280 человек.

После того как в городе установилась советская власть, Реальное училище, как учебное заведение, прекратило своё существование.

Структура момента. Жёлтые страницы Ново-Николаевска

В Новосибирске переиздали «Справочник по городу Ново-Николаевску», выпущенный предпринимателем и общественным деятелем Николаем Павловичем Литвиновым в его собственной типографии 108 лет назад, — в 1912 году. Это одна из самых первых книг о нашем городе. Современное издание состоялось по инициативе сегодняшнего предпринимателя, владельца сети кофеен Сергея Синягина, работали над ним сотрудники Музея Новосибирска. Послушаем сотрудника музея Константина Голодяева, который написал к новому изданию предисловие на суперобложке.

Константин Голодяев: «Николай Павлович Литвинов для меня — это человек — лакмусовая бумажка нашего города. Он в истории Ново-Николаевска с самого первого года — с 1893-го. Он выходец из простой бедной семьи, мать — прачка, отец — каменщик. Он получил фельдшерское образование. Приехал сюда фельдшером, сразу получил массу работы, опыта. И он очень быстро смекнул, что в городе много других интересных вещей, которые пока никто не развивает — книгоиздание, канцелярия. В результате он стал не просто историографом города, который написал первые очерки о нашем городе и смог их опубликовать. Он внёс и своё имя в историю, и запечатлел то время для нас сегодняшних. Но он стал и крупным бизнесменом, печатным магнатом. А после того, как продал в 1917 году свою типографию „Закупсбыту“, он на эти деньги занимался здравоохранением, вернулся к своей прежней специальности. Под Рубцовкой он построил огромный санаторий, который пестовал.

NET_8365.jpg
Константин Голодяев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

К сожалению, его уход из жизни до сих пор неизвестен. Этот вопрос требует изучения. 1937 год — как он умер или погиб, никто не знает. В документах, которые находятся в архиве МВД, он нигде не фигурирует — что его арестовали или расстреляли. Могила его неизвестна. Как этот человек закончил свою жизнь (а он закончил её в Новосибирске), где он был похоронен — это ещё большое белое пятно».

Справочник этот в Новосибирске уже переиздавали. Он выходил в издательстве «Наука» в 1992 году. Но, в отличие от нового переиздания, он был выпущен на современном русском языке с современной орфографией. Издание 2020 года — это точная копия книги 1912 года. Оригинал, единственный экземпляр того издания, нашёлся в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге. 

На подготовку факсимильного издания справочника ушёл почти год. Книги пересняли, текст набирали вручную со всеми «ятями» и «ерами» — компьютерные программы не смогли распознать старый шрифт, которым был набран справочник.

Также вручную рисовали рекламные макеты начала прошлого столетия. Восстановили карту города 1910 года, подобрали нужные фото для иллюстрации — нашлись почти все. Пока справочник вышел тиражом всего десять экземпляров. Но, по словам директора Музея Новосибирска Елены Щукиной, на этом музей останавливаться не намерен. Вот что она рассказала моим коллегам из телевизионной редакции „Новосибирских новостей“».

NET_2181.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Елена Щукина: «Первое — мы хотим книгу выпустить тиражом. Причём тиражом, достаточным для того, чтобы люди её смогли приобрести в магазине. Мы посчитали: как минимум, тысячу экземпляров хотелось бы выпустить. Дальше — у нас есть уже варианты, какая книга станет следующей. Нам очень хочется издать самую первую „Записную книжку“ 1910 года, потому что в ней есть то, чего нет в этой книжке. Что-то повторяется, но что-то — совершенно другое. 

Это был, по сути, первый путеводитель по Новосибирску, хотя даже не туристического плана. Нам хочется издать фотоальбом, который тоже издавал Литвинов в 1904 году. И тоже хочется сделать его доступным. Есть книга 1908 года, которая также была издана Николаем Павловичем Литвиновым, и она касается уже воинской службы. Я думаю, что таких примеров будет достаточное количество. В этом году мы начинаем эту серию. Не знаю, когда она продолжится, но хочется, чтобы она была бесконечной».

IMG_2902.JPG
Елена Щукина. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Было — не было. Невероятные приключения иностранцев в Ново-Николаевске

Гость в студии «Городской волны» — сотрудник Музея Новосибирска Игорь Минов.

Евгений Ларин: Русская культура в широком смысле слова, материальная и нематериальная, пожалуй, всегда была восприимчива к иностранным заимствованиям. Иноземные подданные у нас порядочно наследили в архитектуре, в моде, в науке и технике, в промышленности, в изящных искусствах, в политике. Вообще в историографии долгое время господствовала так называемая Норманская теория, дескать, вся наша государственность как таковая — это импортное приобретение, от варягов, то есть из Скандинавии. Всё это, конечно, очень интересно, тут есть, о чём поспорить, но мы этим заниматься сейчас не будем. Нам интересно другое. Сегодня мы постараемся разобраться, какие следы оставили иностранцы в Ново-Николаевске в его ранней истории. Об этом речь сегодня пойдёт в нашей главной рубрике.

Город Ново-Николаевск — Новосибирск всегда находился далеко от границ с другими государствами, в глубоком тылу любой войны. Мы не говорим о том времени, когда первопроходцы освоения Приобья передвинули сюда границу Московского царства. Тогда прямо здесь мы граничили с телеутами и с ними же воевали. В истории более нового времени наш город, казалось бы, должен быть изолирован от каких-либо внешних отношений. Но есть факт, который, вроде, намекает, что это, должно быть, не так. 

Ещё в самом начале прошлого века Николай Павлович Литвинов в своей типографии печатал открытки с видами города. И подписи на них на русском, он дублировать на французском, международном языке того времени. 

Литвинов был человеком от бизнеса, предпринимателем, который очень хорошо чувствовал конъюнктуру. Стало быть, эти надписи на французском были вовсе неспроста?

Игорь Минов: Думаю, что это совершенно не случайно. Литвинов был не только образованнейшим человеком, но и неплохим бизнесменом, который издавал газету, торговал книгами. И, наверняка, своим чутьём бизнесмена он понимал, что Транссиб — это не просто ветка, устремлённая на восток. Он понимал, что по ней хлынет большое количество пассажиров, как в одну сторону, так и в другую.

Евгений Ларин: И не только и России!

Игорь Минов: Совершенно верно. Не только из России, потому что восток всегда был центром притяжения всех интересов, экономических и других.

IMG_6380.JPG
Игорь Минов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Я бы хотел немного оговориться по поводу нашей беседы. Хочу сделать два замечания, чтобы наши слушатели не обманывались в своих ожиданиях. Первое — это то, что действительно, иностранцы — будем их так называть, — оказали достаточно большое влияние на развитие Ново-Николаевска. Мы об этом сегодня поговорим с конкретными примерами. Но я остановлюсь на созидательной части этого влияния. Потому что, во-первых, я не хочу отбирать хлеб у военных историков, а во-вторых, история военного проникновения иностранцев в Ново-Николаевск, по большей части, трагична. Это кровавые страницы. Второе — это то, что термин «иностранец», который, мы будем сегодня употреблять, термин не в нынешнем его понимании.

Евгений Ларин: Это не подданный другого государства?

Игорь Минов: Мы будем говорить и о подданных других государств, которые здесь жили и работали, что-то создавали. Но будем говорить также и о жителях Российской империи, в частности, о поляках. Поляков в Ново-Николаевске было достаточно много. В массе своей это были ссыльные. С одной стороны, они жители другого государства, представители другой культуры. С другой стороны, они представители Российской империи.

Евгений Ларин: Как финны в какое-то время?

Игорь Минов: Да, очень похожая ситуация. Поэтому мы условимся считать поляков иностранцами.

Евгений Ларин: Можем ли мы предположить, что знаем имя и род занятий самого первого иноземного подданного, который побывал в наших краях?

Игорь Минов: Абсолютно точно утверждать я не смогу, потому что здесь кто только не бывал в разное время. Известно, что ещё во времена Ивана Грозного англичане в низовьях Оби пытались наладить торговый путь, после чего Грозный конфликтовал с английской королевой. Но бог с ними, мы их трогать не будем. Я понимаю, что сейчас говорим об известнейшем российско-немецком учёном Герхарде Фридрихе Миллере.

Евгений Ларин: Он же Фёдор Иванович.

Игорь Минов: Да, в русском варианте он Фёдор Иванович. Вы не случайно сегодня упомянули Норманскую теорию происхождения России. Я вспоминаю свои институтские далёкие времена. Над нами, как жупел империализма, висела триада фамилий: Миллер — Байер — Шлёцер. Это создатели Норманской теории. 

И преподавательский состав наш был настроен так, что господь спаси тебя упомянуть эту Норманскую теорию всуе. Наши преподаватели были её серьёзными противниками.

А эти имена запали в душу на всю жизнь. Но если отбросить шутки в сторону, то Миллер, действительно, был выдающимся учёным, который уехал из Германии, приехал в Россию. Получил здесь звание профессора Академии наук и исследовал Сибирь.

Евгений Ларин: Он написал и издал, во всяком случае, один том — по-моему, «Описания Сибирского царства», который можно считать первой историей Сибири.

Игорь Минов: Да. То есть мы каким-то образом можем соотносить Миллера с нашими окрестностями, с нашей Родиной. Поэтому я поддержку это мнение, оно вполне интересное.

Евгений Ларин: Говорят, что Миллер за всю свою деятельность в России так и не научился говорить по-русски. И писал по-немецки и на латыни.

Игорь Минов: Вы знаете, там при дворе очень многие не сильно владели русским языком. Разве что Ломоносов, который, кстати, был ярым противником Норманской теории и противостоял в этом Миллеру. А так там было очень много приглашённых учёных из Германии и других стран, потому тут ничего такого невероятного нет.

Евгений Ларин: Но вернёмся к Ново-Николаевску. Считается, что наш город — это общепринятая версия — своим рождением обязан строительству железнодорожного моста Транссиба через Обь. Возможно, наоборот, мост здесь построили именно потому, что здесь намечался город. Но мы не будем разбираться в причинно-следственных связях. Я речь веду вот к чему. Большинство людей, которые причастны к строительству моста и Великого сибирского пути через Кривощёково, были, в большинстве, русскими инженерами из Санкт-Петербурга. Но был среди них изыскатель, которого звали Викентий-Игнаций Роецки, или Викентий Иванович Роецкий, как его называли по-русски. Видимо, все иностранцы были Ивановичами. Его роль мы, по-моему, явно недооцениваем и вообще часто как-то обходим эту фигуру.

IMG_6349.JPG
Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Игорь Минов: Всё верно. Дело в том, что Викентий Роецкий был одним из участников изыскательского отряда (он им руководил), который обследовал местность от Колывани, условно говоря, влево и вправо на 100 километров.

Евгений Ларин: Причём досконально, каждый кусочек!

Игорь Минов: Да, они выбирали место для моста. И именно с подачи Роецкого было выбрано место здесь, в Кривощёково. Его по праву можно считать одним из основателей города. Он забыт совершенно незаслуженно. У нас появилась советская традиция — Гарин-Михайловский и всё. Это батюшка наш!

Евгений Ларин: А если Михайловский, то даже не Гарин!

Игорь Минов: Да. Константин Яковлевич Михайловский. А заслуги Роецкого незаслуженно принижены. Но это как раз то, о чём мы говорили.

Евгений Ларин: Он был поляком из Варшавы.

Игорь Минов: Да. Он окончил в Санкт-Петербурге университет и проехал в Сибирь. Он вообще коневую жизнь вёл. И этот труд его и довёл до того, что в 35 лет он скончался.

Евгений Ларин: Он подорвал своё здоровье здесь?

Игорь Минов: Да, именно на стройках.

Евгений Ларин: Осенью прошлого года мне довелось побывать на специальной экскурсии Музея Новосибирска, экскурсии посвящённой австрийским следам в Ново-Николаевске. Главной точкой стало здание Бугринского солодовенного завода на территории бывшего села Бугры в нынешнем Ленинском районе. Здание сохранилось, большей частью фасадом. Оно было построено в начале прошлого века, в 1907-09 годах двумя австрийцами. Кто они и их сюда занесло?

qhzUi4yEkqs.jpg
Бугринский солодовенный завод. Фото: Музей Новосибирска

Игорь Минов: Нужно начать с того, что как только появился Транссиб, появились мост и посёлок, их экономическое значение сразу поняли предприимчивые жители Европы — что это то место, откуда товар можно продвигать на всю Западную и Восточную Сибирь.

Евгений Ларин: И дальше на восток, видимо?

Игорь Минов: И дальше на восток, конечно! И сюда двинулись наиболее продвинутые страны Европы. Допустим, Германия в больше степени, по моим наблюдениям, вела научную и культурную экспансию, в основном, в столицах. А сюда двинулись представители не менее продвинутых, но маленьких стран. Это австрийцы, датчане.

Датчане здесь были представлены очень хорошо, мощно. Они начинают здесь создавать предприятия. 

Кстати, некоторое время назад наш известный учёный Владимир Ильич Баяндин провёл исследования и изучил домовые книги 1902-1913 годов в церкви Александра Невского. Он пишет о том, что в этой церкви за эти годы было зарегистрировано четыре брака иностранцев. Невесты были русскими. Два подданных Персии, по одному из Дании и Германии. И статистика об этом говорит.

Что касается солодовенного завода, то, действительно, в 1897 году австрийские подданные Бенедикт Ульман и Максимилиан Шевес обратились в Кабинет Его Императорского Величества с просьбой выделить землю и разрешить строительство солодовенного завода. Им разрешили, и они его построили. Это были предприниматели, достаточно известные в Европе. Солодовенный завод успешно работал, даже при советской власти выпускал свою продукцию.

Евгений Ларин: Солод для пивоварен?

Игорь Минов: Да, а в советский период он выпускал солод для нашего завода безалкогольных напитков, где делали квас. Что касается ещё австрийцев, то надо отметить, что это именно они построили первый пивоваренный завод в Ново-Николаевске. Мы говорили о солодовенным заводе, а ещё был пивоваренный. Он был открыт 29 октября 1910 года двумя австрийскими подданными — Вячеславом и Рудольфом Елинеками. Кстати, это фирма мирового масштаба, но не тогда, а сейчас. Выезжая, например, в Чехию, вы очень часто там можете увидеть продукцию братьев Елинек. Они здесь тоже были представлены. Завод выпускал 480 000 литров пива в год, и это пиво пользовалось большой популярностью у жителей нашего города.

Евгений Ларин: Австрия — это венская опера, венский вальс, венский кофе, венские стулья...

Игорь Минов: Штрудель.

Евгений Ларин: Всё это у нас было?

Игорь Минов: Да, всё это у нас было. Давайте так. Австрийцами мы их называем в обиходе. Это была Австро-Венгерская империя, в состав которой входили нынешняя Австрий, Венгрия, Чехословакия. Много чего туда входило. Это было громадное образование, которое возникло на основе Римской империи.

Евгений Ларин: Оттуда родом, кстати, Ярослав Гашек, который тоже был в Новосибирске.

Игорь Минов: Да. Новосибирск, конечно, не упоминается в «Похождениях бравого солдата Швейка», но, тем не менее, такой факт был. Несомненно, венские стулья были. Они есть в фондах Музея Новосибирска, мы часто их видим, у кого-то они ещё сохранились.

Что касается музыкальной части, то это хорошо отслеживать по газетам начала века, где идут рекламы, концертов, исполнения каких-либо произведений. Там звучали произведение и австрийских, и немецких композиторов. Ближе к 1917-1918 годам появляется очень много вечеров национальной направленности. Например, вечера для польской диаспоры. Поляки в этом отношении были очень активны, было много подобных объявлений.

И давайте не забывать ещё о том, что в своё время Иван Фёдорович Цыплаков провёл исследование и выяснил, что основателями музыкального образования в Ново-Николаевске были именно поляки. Это неразрывно связано с именами двух поляков. Первый — это Стефан Николаевич Завадовский, который некоторое время находился в Ново-Николаевске. Он был, естественно, из семьи ссыльных, был выпускником Московской консерватории. В Ново-Николаевске он основал первую частную музыкальную школу, в которой преподавались все основные музыкальные дисциплины. Там обучали игре на фортепьяно, скрипке, виолончели, духовых инструментах и пению.

IMG_6475.JPG
Евгений Ларин и Игорь Минов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Заслуга Завадовского в том, что он давал практически среднее музыкальное образование и готовил выпускников этой школы для поступления в консерваторию. Есть свидетельства, что кое-кто из них, действительно, отучился и закончил столичные консерватории. Завадовский в Ново-Николаевске проработал совсем недолго. А чуть позже, в 1918 году, в городе оказалась выпускница Парижской консерватории Ядвига Свенторжецкая, которая также организовала музыкальную школу. Она здесь оказалась вместе с мужем, который отбывал ссылку. У поляков другого пути в Сибирь не было.

Евгений Ларин: Был ещё один, в 1919 году, но сейчас речь не об этом.

Игорь Минов: Свенторжецкая открыла школу, и специалисты до сих пор отмечают поразительный педагогический уровень проработки её занятий. Так что у истоков музыкальной жизни города стояли иностранцы. Вообще, надо отметить, что Ново-Николаевск был благодатным полем, и местные жители с большим удовольствием впитывали всё хорошее, что несли эти иностранцы.

Евгений Ларин: Слово «опера» у нас уже прозвучало неоднократно. Я встречал упоминания, что ново-николаевцы имели возможность услышать настоящую итальянскую оперу. Вроде итальянская труппа выступала на сцене сада «Альгамбра», если я не ошибаюсь.

Игорь Минов: Вполне возможно. В газетах того времени, действительно, очень много объявлений о гастролях заезжих артистов. В основном, это наши, российские артисты, но приезжали и поляки, и итальянцы. У местной публики они пользовались громадной популярностью.

Евгений Ларин: Да особого выбора, вероятно, не было. Если ещё говорить об иностранцах, на ум приходит фамилия Крюгер. Это был немецкий пивовар.

Игорь Минов: Крюгер — это, в большей степени, Томск.

Евгений Ларин: У некоего Крюгера ведь был ресторан в том здании, где сейчас знаменитый «Ля Мезон»?

Игорь Минов: Что касается этой сферы — назовём её сферой общественного питания, — то свидетельств о том, чтобы иностранцы содержали ресторацию, какое-то заведение, нет. Но! Если поразмыслить... Берём и смотрим меню ресторанов того времени (они сохранились) — карты кушаний. Жаркое, стерлядь отварная — это всё ясно. Но когда там появляются французские названия, устрицы, трюфели — их же не из Белоруссии и не из Костромы везли! — становится понятно, что иностранцы в этой сфере тоже были. Я бы ещё хотел сказать о смежной сфере, которая в Ново-Николаевске была очень интересно представлена. Это торговля и промышленность.

Евгений Ларин: У нас уже были импортные товары?

Игорь Минов: Их было много, об этом тоже свидетельствуют газетные объявления, в том числе. Об этом говорят фирмы, которые здесь были представлены. Понятно, что сюда не везли изделия высокой моды, ювелирку. Это край, который ещё только осваивали. На тот момент у нас была, по сути, сельскохозяйственная окраина. 

Поэтому громадный интерес к нашей местности начинают проявлять фирмы, которые поставляют оборудование для сельского хозяйства, оборудования для предприятий и торговые фирмы, которые покупают здесь сельхозпродукцию и увозят её к себе.

Мы уже говорили о датчанах. Но ещё здесь было представительство датской фирмы, которая называлась «Предприятие Рандрупа». Это фирма, которая продавала усовершенствованные сельскохозяйственные орудия и машины. После они расширили своё поле деятельности, и одним из направлений их работы стала торговля сибирским маслом.

Евгений Ларин: Наше знаменитое масло, которое в своё время вагонами везли на запад!

Игорь Минов: Ново-Николаевское, алтайское. Датчане его вывозили и с успехом продавали. Если вспомните 1990-е годы у нас, то вот оно, датское масло, пожалуйста! История — она такая дама, ироничная. Также у нас работало «Товарищество Гельферих-Саде М.», немцы. Тоже очень крупная фирма, которая торговала и галантерейными товарами, и сельскохозяйственными машинами. К 1913 году они владели двумя заводами в России, на которых было занято две тысячи человек. Вполне приличная по размерам контора.

Евгений Ларин: На первой электростанция, которую построили в Ново-Николаевске, тоже, кажется, использовали немецкое оборудование?

Игорь Минов: Она была построена екатеринбургским представительством фирмы Siemens, которую мы все прекрасно знаем. Так что куда ни загляни в мирной, созидательной жизни Ново-Николаевска, везде каким-то образом присутствовали иностранцы.

1392317535_42.jpg
Новосибирская электростанция, 1913 год. Фото: bsk.nios.ru

Есть, кстати, забавный факт, интересный. Когда мы едем на ОбьГЭС, мы проезжаем посёлок Огурцово. И иногда задумываемся: почему Огурцово? Существует легенда — документально это не подтверждено — о том, что, по воспоминаниям современников, в Огурцово проживало большое количество китайцев. Они были знамениты тем, что они торговали детскими игрушками, которые сами изготавливали. Они очень активно занимались торговлей с лотков своим китайским фаст-фудом, сапожным промыслом. Даже я по своему детству помню в центре города несколько будок, где сидели сапожники-китайцы. И помимо этого, китайцы, которые компактно в этом районе проживали, славились тем, что почему-то именно у них самые ранние, самые хорошие вкусные огурцы.

Евгений Ларин: Чем они их поливали?

Игорь Минов: Опустим эту тему. Якобы с того времени пошло название Огурцово. А само-то село очень старое, 1800-го года, старожильское село. Вот такая легенда есть про китайцев.

Евгений Ларин: А ещё, дескать, во время революции и Гражданской войны, в городе было очень много китайцев, они торговали наркотиками, также среди них было много шарлатанов, которые лечили все болезни какими-то невероятными способами, о чём тоже давали объявления в газетах.

Игорь Минов: Кстати, помимо этого в городе в раннем периоде, в начале XX века, на Николаевском проспекте существовал знаменитый чайный магазин «Ван Ху Синь». Тоже рекламы было много в газетах. Туда шли прямые поставки чая из Китая, а также там, судя по объявлениям, торговали женской одеждой и всеми предметами китайской чайной церемонии. Магазин, по воспоминаниям современников, был очень богатый и очень славился.

Евгений Ларин: А ещё был Русско-Азиатский банк.

Игорь Минов: Да, кстати, по соседству с магазином «Ван Ху Синь». Это была крупнейшая финансовая организация, с очень серьёзным оборотом, которая была создана для торговли с восточной Азией.

Евгений Ларин: А как вообще у нас складывались отношения с восточными соседями?

Игорь Минов: Отношения у нас, в первую очередь, были с Китаем. Ещё во времена существования Московского тракта, по нему везли чай и другие товары из Китая. Нормально складывались отношения. Транссиб их только улучшил. 

О главном в одну строку — подписывайтесь на нас и следите за новостями города в Twitter.

Что происходит

Огромное панно и книги памяти украсили сквер атомщиков в Новосибирске

Британское издание The Guardian написало о новосибирском художнике

Гостиницы и солярии возобновили работу в Новосибирске

93 школьника заразились коронавирусом в Новосибирской области

Книгу о животных-невидимках выпустила биолог из Новосибирска

Во что превратился кинотеатр «Космос» после реконструкции

На улице Ползунова запретят стоянку с 9 октября

Гуру бизнеса раскроют стратегии ведения переговоров в Новосибирске

Президентскую академию в Новосибирске закрыли из-за коронавируса

Салют на миллион: в чём секрет лучшего фейерверка в России

26-этажную «свечку» без миниатюрных квартир построят на Горском

Показать ещё