Городская волна
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: колчаковская столица и 13 ящиков золота

18 ноября на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В студии побывал член Новониколаевского военно-исторического клуба Игорь Ладыгин. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
11:02, 23 ноября 2022

Взгляд назад. Исторический календарь 

14 ноября 1969 года в соответствии с постановлением Совета Министров СССР создано Сибирское отделение Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени Ленина, то есть ВАСХНиЛ, тот, что в Краснообске.

DJI_0066.jpg
ВАСХНиЛ. Фото: nsknews.info

15 ноября 1922 года оперой Александра Даргомыжского «Русалка» открылась Сибгосопера. Она была создана в 1920 году в Омске как Сибирский государственный театр при Сибревкоме. Позже оперная труппа театра вместе с Сибревкомом переезжает в Ново-Николаевск, который начинает превращаться в столицу Сибири. 

Труппу разметили в Рабочем дворце, это бывший Коммерческий клуб, построенный по проекту архитектора Крячкова, ныне — театр «Красный факел». Впрочем, первый оперный театр просуществовал на новосибирской сцене менее десяти лет. В 1934 году коллектив распустили. Рабочий класс оказался чужд оперному искусству и не готов к его восприятию. 

15 ноября 1970 года открыто декоративно-мемориальное панно в честь создателей Новосибирской ГЭС. На площади размером 32 метра в длину и 4 с половиной метра в высоту, размещено полмиллиона стеклоплиток, каждая из которых равна двум квадратным сантиметрам.    

IMG_0715.JPG
Панно «Покорители Оби». Фото: nsknews.info

17 ноября 2010 года на Заельцовском кладбище Новосибирска открыли мемориальный комплекс Николаю Тихомирову. На мемориальной плите высечена надпись: «Тихомиров Николай Михайлович (годы жизни 1857-1900). Один из основателей города Новосибирска. Инженер-путеец. Руководитель строительства железнодорожного моста через реку Обь и Собора Александра Невского». 

17 ноября 1987 года для покупателей открылся главный универсальный магазин — ГУМ «Россия». Он должен был обеспечить горожанам возможность купить всё в одном месте: от ниток до холодильника. Доставку больших покупок осуществляло «Трансагентство». К открытию на склады завезли товаров на 20 миллионов рублей. В первый же день работы ГУМ получил выручку на 280 тысяч рублей.    

NET_7320.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

18 ноября 1894 года агент российской торговой фирмы Шмидт на собрании Императорского русского географического общества сообщил: «В настоящее время посёлок представляет кучу безобразных, наживо сколоченных построек, занятых пришлым на железную дорогу рабочим людом и различными торговцами». Это сообщение было опубликовано в «Записках Западно-Сибирского отдела Императорского географического общества», изданных в Омске в 1894 году. Оно стало первым упоминанием в печати о посёлке, который положил начало городу Новосибирску. 

18 ноября 1939 года астрономическо-геодезический факультет Новосибирского инженерно-строительного института выделился в самостоятельный Институт инженеров геодезии, картографии и аэрофотосъемки. Он стал вторым в СССР вузом такого профиля. Приём студентов начался с 1 января 1940 года. 


Однажды в Новосибирске. Триумфальная арка инженера Никитина 

17 ноября 1933 года в Новосибирске открыли спортклуб «Динамо» с залами спортивной гимнастики, тяжёлой атлетики, борьбы, с тиром и кинозалом, а также с залом для спортивных игр. Здание стало первым строением на новой Октябрьской магистрали, а сама Октябрьская магистраль появилась в генеральном плане Новосибирска архитектора Бориса Коршунова ещё в 1927 году. Полностью на карте городе Октябрьская магистраль проявилась только через 60 лет, — в конце 1980-х годов.

Комплекс зданий клуба имени Дзержинского, куда должен был входить клуб «Динамо», запроектировала в начале 1930-х годов известная творческая группа, та самая знаменитая троица — архитекторы Гордеев и Тургенев и инженер Никитин. Самое известное их творение в Новосибирске — это Дом с часами на Красном проспекте, конструктивистский дом-коммуна. Проект клуба Дзержинского полностью реализовать не удалось. Из трёх зданий клубного корпуса построили только одно — клуб «Динамо».    

Сегодня здание признано памятником архитектуры регионального значения, это яркий пример новосибирского конструктивизма. Это можно понять по характерным приёмам, таким как противопоставление гладких и остеклённых поверхностей большим прямоугольным окнам различных пропорций или вертикальным витражам лестничных клеток. 

IMG_3685.jpg
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Здание спортивного клуба состояло из двух соединённых между собой под углом 90° объёмов. К прямоугольному в плане 2-3-этажному главному корпусу с цокольным этажом со стороны юго-западного фасада примыкал одноэтажный игровой зал с 50-метровым тиром в подвале. Корпус игрового зала был особо примечательным сооружением. Пролётное перекрытие было выполнено из конструкций в виде двухшарнирной арки. 

Арку эту разработал инженер Николай Никитин, автор Останкинской телебашни и железобетонной арки железнодорожного вокзала Новосибирск-Главный. А вот арочная конструкция клуба «Динамо» была деревянной, — из досок и фанеры. Её приводили в качестве примера во всех учебниках по деревянным конструкциям. Несмотря на огромные размеры, — пролёт был 22 метра, — арки были настолько легки, что звено рабочих устанавливало их вручную. 

22 июля 1989 года корпус игрового зала клуба «Динамо» полностью сгорел. А в честь создателя уникальной арки названа как будто самая маленькая площадь в Новосибирске — площадь инженера Никитина. Это крошечный прямоугольник между театром «Глобус» и комплексом «Динамо» через дорогу. 


Было — не было. Легенды Транссибирской магистрали

Гость в студии «Городской волны» — член Новониколаевского военно-исторического клуба Игорь Ладыгин. 

Евгений Ларин: Золото Колчака. Возьму на себя смелость утверждать, что это словосочетание слышал каждый, даже тот, кто не интересуется историей России вообще ни в каком виде. Золото Колчака — это просто чудовищная, — не могу даже другого слово подобрать, — чудовищная по своему размаху, разнообразию вариантов и обилию самых невероятных деталей легенда. Вряд ли ей можно подобрать аналог даже среди самых распространённых фольклорных сюжетов.    

KOMP1959.JPG
Игорь Ладыгин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

И где только это самое золото ни искали! Часто якобы находили его следы, находились и свидетели, и даже карты. Искали в шахтах, в пещерах, на чердаках и подвалах по всей Сибири, даже на дне озера Байкал, куда якобы упал золотой эшелон. 

В любой мало-мальски уважающей себя деревне, не говоря уже о более-менее крупных городах на всём протяжении Транссиба от Омска до Иркутска, вам расскажут предания о зарытых отступающими зимой 1919 года колчаковцами ящиках, набитых золотыми слитками и царскими червонцами. А если повезёт, то покажут даже дом или какую-нибудь заброшенную церковь, где все эти несметные богатства и прятали. Потом они, конечно, куда-то пропали. География предполагаемого места нахождения золота и его поисков очень обширна, и, разумеется, не последнее место там занимает Ново-Николаевск — Новосибирск. 

Словом, всем этим легендам и мифам нет числа. Сегодня мы попытаемся внести в этот вопрос ясность. Ну, или добавить путаницы. Тут уж как получится. 

Итак, в ночь с 19 на 20 ноября 1919 года в город Ново-Николаевск по железной дороге прибывает Верховный Правитель России — по версии белогвардейцев — адмирал Александр Васильевич Колчак. Город становится столицей России. Кстати, правда ли то, что столица передвигалась вместе с Колчаком, — где был Верховный Правитель, там в тот момент и была столица? 

Игорь Ладыгин: В какой-то мере это было так. Хотя правительство почти в полном составе находилось в Иркутске, но тем не менее Александр Васильевич был главой страны и в определённой степени можно сказать, что столица была здесь, в Ново-Николаевске. Тем более, что здесь принимались важные решения, о которых мы сегодня поговорим. 

Евгений Ларин: Но формально законом не было утверждено, что столица находится там, где в данный момент находится Верховный Правитель? 

Игорь Ладыгин: Мне такое не встречалось. Это была скорее столица де-факто. 

Евгений Ларин: Почему или зачем Колчак приезжает в город, — так, разумеется, вопрос не стоит. Ново-Николаевск — город на Транссибирской магистрали, и, двигаясь по Великому Сибирскому пути, как называли Транссиб, объехать наш город Колчак никак не мог. 

Вопрос в другом: чем так долго занимался Верховный Правитель в Ново-Николаевске? Ведь приехал он в ночь с 19 на 20 ноября, а уехал в ночь с 4 на 5 декабря. То есть здесь он пробыл две недели — дольше, чем в каком-либо другом городе, которые он проезжал по Транссибу. По крайней мере, так говорят доступные мне источники. Что задержало Верховного Правителя в Ново-Николаевске?    

KOMP1967.JPG
Игорь Ладыгин и Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Игорь Ладыгин: Колчак в Ново-Николаевске провёл очень много совещаний. Здесь решались военные вопросы и вопросы политического устройства. Во многом то, что он провёл здесь две недели, было вынужденной мерой. Дело в том, что решался вопрос с союзниками о дальнейшем продвижении всех эшелонов. Колчак здесь находился не потому, что ему Ново-Николаевск понравился. 

Евгений Ларин: Может, и так!

Игорь Ладыгин: Может быть, и понравился, но историки говорят о другом. Уже 21 ноября состоялось заседание Президиума Особого совещания общественных организаций под руководством поручика Васильева и старообрядца Мельникова. И там Колчак произнёс свою знаменитую фразу о том, что сдача Омска — это не окончание борьбы, а лишь её этап. Также он объявил об эвакуации на восток, ведь накануне Сахаров согласовал с ним и подписал указ об эвакуации Ново-Николаевского военного района. 

В ответ Особое совещание потребовало не допустить сдачи Западной Сибири красным, чтобы Колчак остался с армией, потребовало расследования сдачи Омска и возвращения Дитерихса на пост главнокомандующего Восточным фронтом белых.

К Колчаку приходили две делегации. Одна из них — это журналист Лембич, священник Георгий Жук и старообрядец Мельников. Они зашли в предложениях к Колчаку дальше всех. Они представили новый проект управления Сибирью и страной. Они предложили создать два правительства: Особое совещание в Ново-Николаевске, — с учётом их требования не сдавать город, — и правительство в Иркутске. А главкомом назначить генерала Пепеляева. Колчак сначала сочувствовал этим предложениям, но потом он узнал о заговоре и делегатам пришлось бежать из Ново-Николаевска. 

Кстати, здесь, в Ново-Николаевске, Колчак и генерал Менде, который отвечал у него за внутреннюю политику, целый час беседовали с полковником Ивакиным — об этом мы уже говорили — о будущем государственном устройстве России. В Ново-Николаевске решалось очень много вопросов.

Колчак понимал сам и под давлением его ближайших людей, под давлением министров, что необходимо демократизировать власть. И здесь он находился в метаниях, в судорожных попытках дать белому движению на востоке второй импульс, привлечь на свою сторону те слои населения, которые от него отшатнулись, отшатнулись от политики Омского правительства. И одновременно в Ново-Николаевске проходил Земский съезд, на котором эсеры вообще потребовали немедленного прекращения войны и заключения мира с большевиками, созыва Земского собора и передачи ему всей власти. То есть здесь решались очень важные политические вопросы. Решались, конечно, и военные вопросы. 

Кстати, среди документов 5-й Красной армии нам попались планы по убийству Колчака. Большевистские подпольщики предложили командованию Красной армии провести такую акцию. Никаких документов о том, что в итоге решило командование 5-й Красной армии в лице Тухачевского и вышестоящие советские органы, в архиве мы не встречали. Наверняка такие документы находятся в более закрытых архивах.

Кроме того, здесь же, в Ново-Николаевске, жизнь Колчака находилась под угрозой и со стороны эсеров. Эсеры тоже решили его убить. Сюда, в наш город, была послана из Москвы группа боевиков под руководством известного по дореволюционным акциям боевика Каменева. И только по чистой случайности Каменев не совершил покушение на адмирала Колчака. Вот такие здесь были основные события. 

Евгений Ларин: А Колчак открыто находился в Ново-Николаевске? Мне встречалась информация о том, что с начала о его приезде никто не знал, от широкой общественности это скрывали. А потом, получается, он выступал, уже не таясь. 

Игорь Ладыгин: Передвигался он, безусловно, под охраной. Но информацией о том, как именно и где он передвигался, я не обладаю. Мне известно только то, что я читал во второисточниках. 

Евгений Ларин: Задам ещё вопрос, который я задавал уже неоднократно, но так и не получил на него однозначного ответа. Где состоялся тот самый банкет, о котором, как правило, упоминают в контексте визита адмирала в наш город? Называют один из двух из известных нам Домов офицеров, один из которых — на Красном проспекте — в 1919 году ещё не был достроен, а другой — гарнизонный Дом офицеров в военном городке — появился только в 1940-х годах  

Игорь Ладыгин: В Ново-Николаевске в военном городке было офицерское собрание. Это здание по адресу улица Тополёвая, 17, если я не ошибаюсь. Там и был приём в честь Колчака. Кроме того, адмирал был в Городском торговом корпусе, нынешнем краеведческом музее.     

8C5A2259.jpg
Новосибирский краеведческий музей. Фото: nsknews.info

Евгений Ларин: Сколько вагонов было в составе Колчака? Или сколько эшелонов? Иными словам, из чего состояло подразделение, с которым Верховный Правитель передвигался по Транссибу? 

Игорь Ладыгин: С ним прибыли четыре литерных эшелона, в том числе и эшелон Колчака с голубыми вагонами. Сам адмирал занимал в этом эшелоне три вагона. Также с ним прибыл пятый эшелон, литерный — «Д». 

Евгений Ларин: Что означает «литерный»? 

Игорь Ладыгин: Литерные поезда обладают правом особого пропуска по железной дороге, их пропускают вне очереди. Обычные поезда нумеруют цифрами, а литерные буквами, они идут вне нумерации и обладают приоритетом. 

Евгений Ларин: Итого прибыло пять поездов? 

Игорь Ладыгин: Да. Пятый состав состоял из 40 вагонов, 28 из которых занимало так называемое золото Колчака, или золотой запас России. С Колчаком прибыли главнокомандующий Восточным фронтом Сахаров со штабом, министр транспорта Ларионов, товарищ, то есть заместитель, министра МВД, министра труда, члены военного совещания, в том числе уже упомянутый генерал Менде, и много других высших лиц, кроме Совмина. Совет министров в этот момент находился в Иркутске. А следом, кстати, прибыл полковник Ивакин без полка. Он ехал с фронта, но полковник прибыл раньше. 

Евгений Ларин: Мы уже сказали, что так называемое золото Колчака — это на самом деле золотой запас России. Причём это не весь золотой запас. Думаю, что есть смысл напомнить, а тем, кто не знает, вкратце рассказать, как к Колчаку попало столько золота (а 28 вагонов — это много!). Как у адмирала оказался золотой запас? 

Игорь Ладыгин: Под угрозой захвата Петрограда советское правительство вывезло основную часть золотого запаса страны в Казань. Казань была занята чехословацкими войсками и частями генерала Каппеля в августе 1918 года. Кстати, активное участие во взятии Казани и захвате золотого запаса принимала Казанская дивизия под командованием полковника Степанова. А полковник Степанов затем длительное время являлся начальником гарнизона города Ново-Николаевска. 

Евгений Ларин: Мистически всё сходится! 

Игорь Ладыгин: Да, именно так. Некоторую часть золота большевики из Казани вывезли и потратили на свои нужды. А в руки белых попало пять тысяч ящиков с золотой монетой, — я хочу на это обратить внимание. Основная часть золотого запаса хранилась в золотых монетах, а не в слитках.

Евгений Ларин: Ещё я встречал информацию о том, что там были ещё золотые кружки, — заготовки для монет.

Игорь Ладыгин: И это в том числе. Кроме того, 197 ящиков со слитками и почти две тысячи мешков с различными золотыми изделиями, а также валюта. То есть это были золотовалютные резервы. Всего около 500 тонн. На тот момент, когда золото передавали чехословакам в Нижнеудинске, запас составлял чуть больше 422 тонн, тогда как в Казани взяли почти 500 тонн. Сколько это было в рублях? Сложно доверять оценкам, потому что была большая инфляция, цены постоянно менялись, но если считать в золотых рублях, то это было свыше 1 миллиарда 100 миллионов рублей золотом.

Евгений Ларин: Это то, что ехало с Колчаком по Транссибу? 

Игорь Ладыгин: Да. 

Евгений Ларин: Мне хочется вот что понять. Почему потребовалось везти такие очень немалые деньги по Транссибу, который в то время контролировали чехи? Понятно, что золотой запас нужно было увезти от красных, но мне кажется, что его нужно было увезти и от чехов. Даже если не углубляться во взаимоотношения Колчака с чехами, понятно, что к тому времени они уже были достаточно напряжёнными, если я правильно понимаю. 

Игорь Ладыгин: Всё так. Вопрос о том, как союзники пытались заполучить золотой запас в свои руки — это вопрос отдельного рассмотрения, очень большой вопрос. Колчаку приходилось постоянно лавировать между тем, чтобы золото не попало к красным, и тем, чтобы оно не попало к союзникам. Что касается Транссиба, то других вариантов вывезти золото просто не было. 

Евгений Ларин: Какими-нибудь тайными тропами, на телегах? 

Игорь Ладыгин: На это нужно время! Ведь что делал Колчак со своим правительством? Они убегали от Красной армии, которая двигалась с большой скоростью. Ехать на перекладных — это, во-первых, большие риски, во-вторых, зима, а, в-третьих, Красная армия могла их легко нагнать. Кроме Транссиба, других вариантов не было. И это было, как вы правильно заметили, осложнено тем, что Транссиб находился под контролем чехов. Поэтому Колчаку приходилось постоянно лавировать и вести переговоры. 

Евгений Ларин: То есть он просто вышел, как в открытый космос, и сказал, мол, поехали, других вариантов нет. 

Игорь Ладыгин: Нет, был разработан план эвакуации. Первый приказ об эвакуации Сибири был отдан ещё в начале ноября 1919 года. Затем 21 ноября генерал Сахаров его уточнил и расширил. 

А 11 декабря новый командующий Восточным фронтом генерал Каппель на совещании в Ново-Николаевске издал свой собственный указ об эвакуации, где уже с учётом изменившейся обстановки было расписано, кому куда ехать и что куда вывозить.

Евгений Ларин: Давайте разбираться с «золотой» легендой. Для начала давайте выясним, как возникла мысль и, как следствие, легенда, что золото было кем-то украдено и где-то спрятано? Очевидно, что кто-то, где-то, когда-то недосчитался какого-то количества золота. В этом предложении слишком много неопределённых местоимений! Так вот, когда, где, кем и при каких обстоятельствах была обнаружена пропажа или недостача? Что вообще произошло? 

Игорь Ладыгин: Пропажа золота была обнаружена при инвентаризации, при пересчёте. В момент передачи золотого запаса от русской охраны смешанной охране во главе с чешскими ударниками, легионерами, был проведён пересчёт. Выяснилось, что не хватает 13 ящиков золота, которые оценивались почти в 800 тысяч золотых рублей. 

Кроме того, во время следования эшелона было как минимум две известных аварии. Авария была на станции Татарская, где эшелон с охраной врезался в эшелон с золотым запасом. Несколько вагонов были повреждены и груз рассыпался, пришлось подбирать. Пересчёта толком, естественно, никто не делал, потому что нужно было срочно всё собрать и ехать дальше. Вторая авария была между станциями Тайшет и Зима, — также с повреждением вагонов. 

Евгений Ларин: Эти аварии похожи на теракты! 

Игорь Ладыгин: Ну, представляете, едет золотой запас... 

Евгений Ларин: И об этом известно!    

KOMP2008.JPG
Игорь Ладыгин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Игорь Ладыгин: Об этом известно. Охрана и ещё много кто знает, что там золотые монеты, — это очень важно. Золотые монеты — обезличенное золото. Если по золотому слитку можно чётко сказать, откуда он появился, то золотые монеты — это обезличенное ликвидное золото, которое всегда можно потратить. 

Кроме того, имеются протоколы о том, что некоторые охранники сознались в том, что они похитили золото. Эти протоколы, в частности, хранятся в Новосибирске. Поэтому основание говорить о том, что часть золота пропала, есть. А если мы добавим сюда ещё различные фантазии, то возможности для похищения золота умножаются в геометрической прогрессии. 

Евгений Ларин: Именно это и породило легенды с огромным количеством вариантов? Ногам-то было откуда расти! 

Игорь Ладыгин: Именно так. Кроме того, есть ещё одна причина появления этих слухов, о которой мы тоже сегодня поговорим. 

Евгений Ларин: Я уже упомянул сегодня о повторяющихся фольклорных сюжетах и их разновидностях. Какие есть главные легенды о золоте Колчака? 

Игорь Ладыгин: Я глубоко не занимался вопросом хищения золота непосредственно из золотого эшелона. Доказанные историками факты — это пропажа части золота при авариях на станции Татарской и на перегоне между станциями Тайшет и Зима. Это документально зафиксированные факты. 

Евгений Ларин: А много там пропало? 

Игорь Ладыгин: Сколько пропало на станции Татарской, точно не подсчитано. Много там, скорее всего, унести не смогли. Всего эти две аварии стоили эшелону, как я уже сказал, 13 ящиков золота.

Теперь, что касается легенд. Их огромное количество. Это легенды о том, что вагон золота захватил атаман Семёнов, о том, что часть вагонов утонуло в Байкале, когда эшелон переправлялся через временную переправу по озеру. 

Евгений Ларин: Причём после взрыва, учинённого непонятно кем. 

Игорь Ладыгин: Да, там, дескать, был взрыв. Есть легенда о том, что когда золотой запас якобы между собой делили чехи и большевики, часть поделенного золота кто-то украл и где-то закопал. Также говорят, что золото украли охранники эшелона. Кстати, на одном из вагонов была повреждена пломба. И один из охранников сознался в похищении золота. 

Евгений Ларин: Но он, наверное, только карманы себе смог набить... 

Игорь Ладыгин: Конечно. Плюс ко всему, у охранников на протяжении всего пути следования эшелона якобы была масса возможностей вскрыть вагоны, достать золото и потом его где-то спрятать. Поэтому золото ищут от Тобольска до Благовещенска. Это, пожалуй, одна из самых мохнатых легенд в истории нашего Отечества, в новейшей истории России, — золото Колчака. Его ищут везде. 

Евгений Ларин: И всё же. Историкам известно, куда делись эти 13 ящиков золота? 

Игорь Ладыгин: Нет, это неизвестно. Безусловно, эти ящики были похищены, скорее всего, не без участия охраны. Многие охранники эшелона попали в плен к Красной армии, а там уж, конечно, им развязали языки и они рассказали, куда они успели спрятать это золото. Поэтому, скорее всего, похищенное золото оказалось либо в руках советской власти, либо тех людей, которые допрашивали взятых в плен охранников. 

Евгений Ларин: Вопрос про золото Колчака я в этой студии задавал разным людям и под разными предлогами. Ново-Николаевск — Новосибирск, конечно, тоже часто звучит в контексте этой легенды. Как вы считаете, есть основания искать золото именно в нашем городе? 

Игорь Ладыгин: Я считаю, что основание есть. Во время исследования событий так называемого Ивакинского мятежа в декабре 1919 года мы с моим коллегой Юрием Ивановичем Гончаровым узнали о том, что у эсеров были планы захватить в Ново-Николаевске золото. Эсеры не могли не думать о ценностях, потому что им нужна была власть. А власть без денег не бывает. И мы заинтересовались: неужели эсеры здесь хотели захватить золотой эшелон?! 

В ходе исследования мы узнали интересную информацию. Как финансист я скажу вам, что расхожее выражение «золото Колчака» — неверное. Это был золотой запас Российского государства по версии белых на тот момент. Иначе говоря, золотовалютные резервы. Государственные деньги. А структура государственных финансов включает в себя не только золотовалютные резервы, но и финансовые средства регионов. В частности, почти во всех городах были казначейства, в которых тоже хранились золото, серебро, бумажные деньги и ценные бумаги. Так вот, мы выяснили, что эсеры хотели захватить ценности Ново-Николаевского казначейства.

Мы стали двигаться в этом направлении, и вот что мы выяснили: ценности ново-николаевского казначейства были запланированы к эвакуации. Кроме того, сюда свезли ценности казначейств ещё нескольких других городов. Руководить непосредственно эвакуацией этих ценностей было поручено, как ни странно, полковнику Ивакину. У нас есть версия, почему именно Ивакину, хотя он был на подозрении. Он дал честное слово Сахарову и, очевидно, Колчаку, что он не будет участвовать в заговоре. Но тем не менее он был на подозрении. У нас есть факты, свидетельствующие о том, что человек, который дал ему это поручение, тоже был в числе заговорщиков. В этом году о нём выйдет статья, где мы расскажем об этом человеке более подробно. 

Казначейство находилось в Городском торговом корпусе, где была Городская дума. Золото и серебро планировали погрузить в вагон и вывезти со станции Ново-Николаевск. Но перед этим его зачем-то решили вывезти из казначейства и разместить в другом месте. Сопровождали эти ценности некие казаки, возможно, это были сибирские казаки. Часть золотых монет они присвоили себе. Много они взять не смогли, но тем не менее этот факт был. Похитили они далеко не все ценности. Кроме полковника Ивакина, лицом, ответственным за захват ценностей, был назначен известный в Ново-Николаевске Николай Евграфович Жернаков, сын известного предпринимателя, купца, который построил один из первых магазинов в городе. Николай Жернаков был племянником первого городского головы Ново-Николаевска Владимира Ипполитовича Жернакова. 

На личности Николая Евграфовича Жернакова, я считаю, нужно остановиться чуть подробнее. Он был неординарной личностью, из золотой молодёжи. Учился в Томском технологическом институте, закончил Московскую коммерческую академию. Когда Евграф Александрович Жернаков умер в 1908 году, он всё оставил в наследство своему сыну Николаю — все магазины, лавки, торговые дома, мельницы. 

Сам Николай Евграфович жил в Москве. Кстати, я был удивлён, что старший Жернаков свои последние годы тоже жил в Москве, в Ново-Николаевске у него был только бизнес. Николай Евграфович периодически наведывался в Ново-Николаевск, всерьёз он переехал сюда в 1917 году. Но я подозреваю, что это произошло в 1916 году. С его слов, именно здесь он вступил в партию эсеров. Кроме того, в начале 1918 года он вошёл в подпольную Сибирскую областную думу и в подпольное же правительство Петра Дербера, где ему дали пост министра государственного контроля. 

Николай Евграфович Жернаков пользовался большим уважением, он руководил ревизионной комиссией Закупсбыта. Поскольку он был предпринимателем, имел два образования и, вероятно, унаследовал коммерческую жилку своего отца, то эсеры, у которых было мало таких специалистов, доверили ему такую важную должность. 

Евгений Ларин: Это у них уже своё правительство формировалось? 

Игорь Ладыгин: Да, это известное правительство Дербера, которое сначала находилось в Харбине. 

Кроме того, мы стали глубже заниматься событиями 25 мая 1918 года — это так называемый Белочешский мятеж — и выяснили, что Жернаков и Ивакин тоже входили в подпольный комитет по подготовке восстания. И, как мы уже говорили, власть без денег — это не власть. 25 мая по планам заговорщиков им тоже необходимо было захватить Ново-Николаевское казначейство. А захватили казначейство всё те же Аркадий Ивакин — тогда он был капитаном — и Николай Жернаков. 

Евгений Ларин: Потрясающая история!    

KOMP2109.JPG
Игорь Ладыгин и Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Игорь Ладыгин: Знакомая вам краевед Наталья Липатникова помогла нам установить здание, куда было вывезено это золото. К сожалению, пока у нас только один источник информации, она нуждается в проверке другими источниками, но тем не менее есть такой штрих. 

В декабре 1919 года судьба, точнее, планы по организации восстания снова свели Жернакова и Ивакина в точке захвата золота в казначействе. Это нам стало известно из одного источника. То есть эта информация тоже нуждается в проверке другими источниками. 

Теперь мы переходим к интересному. 

Когда мы стали копать, удалось ли эсерам захватить это золото, мы узнали из разных источников легенду о том, что в Мошковском районе в селе Успенке у Жернаковых были две мельницы, — и это действительно так. Местные жители и краеведы рассказывают историю о том, как колчаковцы сожгли жернаковскую мельницу в поисках золота.

Кроме того, появилась женщина, которая утверждает, что она является потомком старшего Жернакова. Она опубликовала материалы, а также фотографию предположительно Николая Евграфовича Жернакова. По крайней мере, она её так подписывает. Она опубликовала историю, якобы семейное предание о том, как Жернаков участвовал в похищении золота, а потом колчаковцы в Успенке на этой мельнице искали похищенное золото. 

Нам с Юрием Ивановичем пока не удалось установить, смогли ли эсеры захватить золото. Но не бывает дыма без огня. Вы видите, сколько легенд о том, что золото искали именно в Успенке в здании, принадлежавшем Жернакову. 

Евгений Ларин: О золоте Колчака, спрятанном где-то в глубокой деревне, я слышал также и в Красноярском крае. 

Игорь Ладыгин: А это потому, что эвакуировались ценности не только золотовалютного резерва из «золотого» поезда Колчака, но и ценности казначейств, и другие местные финансы. Я слышал такую легенду и в Маслянинском районе, такие легенды ходят от Тобольска до Благовещенска. Их рассказывают крестьяне в деревнях. Недавно историки, вроде, закрыли вопрос с золотом в Новосибирской области, а тут, видите, какое совпадение! В одном источнике мы узнали о планах, а тут ходят байки, что на жернаковской мельнице искали золото. Так что эти байки получили некое подтверждение. Можно говорить, что вопрос с похищением золота не закрыт, а слегка приоткрыт. 

Евгений Ларин: Предположим, что кто-то найдёт это самое золото Колчака — все 13 ящиков или хотя бы один. Как им можно распоряжаться? Чьё это золото? Это по-прежнему золотовалютный резерв России? 

Игорь Ладыгин: По закону все найденные сокровища на территории Российской Федерации принадлежат государству. Поэтому если кто-то их найдёт, то во избежание уголовного преследования их нужно будет сдать государству и получить определённый процент от суммы найденных ценностей. 

Евгений Ларин: 25 процентов? 

Игорь Ладыгин: Я кладоискательством не занимаюсь, но недавно закон был изменён, и, по-моему, там сейчас другие пропорции. Но не буду настаивать. 

Евгений Ларин: Всё-таки стоит искать золото Колчака или нет? Что нам делать? Нам, простым кладоискателям? 

Игорь Ладыгин: Что касается меня лично и нашего клуба, то мы золото искать не будем. Мы надеемся на то, что найдётся какой-то энтузиаст, которую эту тему дорасследует и продолжит поиски. Кто ищет, тот всегда найдёт. 

Евгений Ларин: Я не знаю, ответили ли мы на тот вопрос, который поставили в начале. Мне остаётся только согласиться с этой мыслью. Ищите и обрящете.

Главные новости из жизни нашего города — подписывайтесь на нашу группу в Одноклассниках.

Слушать аудиоверсии программы «Вечерний разговор об истории» теперь можно также в разделе подкастов на Яндекс Музыке.

Что происходит

Зуб мамонта за миллион рублей продаёт новосибирец на Avito

Зимняя зарядка: новосибирцы растянули позвоночник в Первомайском сквере

Работа в Новосибирске: заточник коньков, эмбриолог и стекловар

Пять мостов отремонтировали в Новосибирской области в 2022 году

Беженцам из Херсона оплатят покупку жилья в Новосибирской области

Режим неблагоприятных метеоусловий продлили до 2 декабря в Новосибирске

Выставку с портретами животных открыли на вокзале в Новосибирске

Многодетные мамы из Новосибирска получили по 5000 рублей за ребёнка

Почтовый ящик для писем Деду Морозу появился в Новосибирске

Время адаптироваться к шокам — эксперты лекарственного рынка

Морозы спровоцировали рост пожаров в частном секторе Новосибирска

Показать ещё