Городская волна
Настрой город для себя

Милый город

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Милый город

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: пьяный бюджет, учредилка и игры в демократию

11 августа на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывали новосибирские краеведы Константин Голодяев и Александр Мироненко. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
17:45, 22 августа 2023

Взгляд назад. Исторический календарь

7 августа 1923 года в Ново-Николаевск прибыло германское консульство в составе четырёх человек во главе с консулом Георгом Вильгельмом Гросскопфом.

7 августа 1929 года в Новосибирске открылся первый слёт пионеров Сибири.

7 августа 1957 года своё вещание начала Новосибирская студия телевидения.

8 августа 1898 года Томский губернатор в письме к начальнику Алтайского горного округа дал подробную характеристику населения и экономики посёлка Ново-Николаевского и, основываясь на этом, предложил предоставить посёлку права посада «с упрощённым городским управлением».

8 августа 1930 года Новосибирский горсовет избрал первый состав горисполкома.

9 августа 1929 года в Новосибирске было основано одно из старейших учебных заведений Сибири, — Сибирский химический политехникум. Сейчас это Химико-технологический колледж имени Менделеева.

10 августа 1943 года состоялась церемония передачи подводной лодки «Новосибирский комсомолец» морякам Северного военно-морского флота.

В этот же день, 10 августа 1943-го, в бою под Смоленском героически новосибирский поэт Борис Богатков.

IMG_5754.JPG
Памятник Борису Богаткову. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

10 августа 1957 года указом Верховного Совета РСФСР Кагановический район Новосибирска переименовали в Железнодорожный.

11 августа 1929 года начало работать Новосибирское бюро погоды.

11 августа 1989 года состоялось торжественное открытие филиала межотраслевого научно-технического комплекса «Микрохирургия глаза».

13 августа 1960 года был сдан 500-метровый автомобильный мост через Новосибирскую ГЭС и плотину.

13 августа 2001 года управление железной дороги вручило городу в подарок пролёт первого железнодорожного моста, со строительства которого начинает отсчёт история Новосибирска.


Однажды в Новосибирске. От рижских мастерских до завода в сердце Сибири

7 августа 1905 года немецкие фирмы Карла Цейса и Герца основали оптические мастерские в Риге. Во время Первой мировой войны, в июле 1915 года, рижских мастеров эвакуировали в Петроград. Там в следующем году их объединили в единое предприятие — казённый оптический завод ГАУ, главного артиллерийского управления.

В марте 1918 года завод перевели в Воронеж. Летом того же года из-за наступления войск генерала Краснова завод отправили в Пермь, а в начале октября из-за наступления Колчака — в Подольск. К весне 1927 года предприятие перебазировалось в посёлок Баньки Павшинской волости Московского уезда — это будущий Красногорск. В том же 1927 году предприятие получило название «Павшинский завод точной механики №19», позже его перенумеровали в завод №69.

В декабре 1936 года завод включили в только что образованный наркомат оборонной промышленности, через два года завод передали в НКВД, он и стал «Особым заводом НКВД».

В 1941 году предприятие эвакуировали в Новосибирск. Заводу сразу определили его основную специализацию: оснащение сухопутных войск страны прицельной и наблюдательной техникой.

IMG_1969.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Первый эшелон с оборудованием прибыл в Новосибирск 8 ноября 1941 года. Для его размещения были выделены корпуса Института военных инженеров железнодорожного транспорта, а также Военной школы пограничников с её казармами и конюшнями. Из Красногорска были перевезли почти две с половиной тысячи станков, в том числе, около 500 оптических. Всего в город прибыли 20 эшелонов с оборудованием и 14 000 работников и членов их семей. Главный сборочный цех сдали в эксплуатацию 27 декабря 1941 года.

После Победы в 1945 году к заводу №69 присоединили завод №350 — это бывший Ленинградский оптико-механический завод, который в 1941 году также эвакуировали в Новосибирск.

В начале 1970-х годов на базе завода было организовано Центральное конструкторское бюро точного приборостроения (ЦКБ «Точприбор»), а затем и Сибирский научно-исследовательский институт оптических систем.

Сегодня Новосибирский приборостроительный завод производит оптические прицелы, тепловизионную технику, лазерные дальномеры, телескопы и измерительные приборы промышленного назначения.


Было — не было. Призраки демократии

Гости в студии «Городской волны» — научный сотрудник музея Новосибирска Константин Голодяев и историк Александр Мироненко.

Евгений Ларин: Саша, мы были знакомы с вами как с учеником 5-й гимназии и основателем проекта «Дорогами Гражданской войны в Сибири». Как вас представить сегодня?

Александр Мироненко: Сейчас я студент третьего курса Российского университета дружбы народов в Москве (с недавних пор — снова имени Патриса Лумумбы) по направлению «история». И я всё ещё руководитель проекта «Дорогами Гражданской войны в Сибири». Он переживал некоторую паузу, в ближайшее время ждём его возрождения.

IMG_7932.JPG
Александр Мироненко. Фото: nsknews.info

Евгений Ларин: Прекрасно! Ну, а сегодня мы поговорим о первых выборах местной власти, которые проходили в посёлке Ново-Николаевском, будущем городе Новосибирске, — для этого у нас есть календарный повод, — и о последних выборах, которые состоялись в нашем городе до революции. Ну и, наверное, ещё успеем немного рассказать о том, что было между ними. И так получилось, что разговор этот мы затеяли на фоне проходящей губернаторской предвыборной кампании, но считайте, что это просто совпадение.

Повод, о котором я сказал, вот какой. В календаре на сайте «Библиотека Сибирского краеведения» мы читаем:

«12 августа 1896 года. Сход жителей посёлка, на котором присутствовало более полутора тысяч человек, избрал старостой крестьянина из Бердской волости Титлянова, человека „всем весьма доступного“, а его помощником — Налимова, крестьянина из Сузунской волости. 2 сентября Томское уездное полицейское управление утвердило избрание старосты и представило свое решение на рассмотрение губернского управления».

Давайте начнём с того, кто такой Илья Григорьевич Титлянов — кроме того, что он крестьянин Бердской волости. Чем он снискал такое уважение и почёт среди жителей Ново-Николаевского посёлка, что старостой они решили выбрать именно его? Если это действительно был выбор народа, а не чьё-то указание сверху. Ведь предложение выбрать старосту исходило от Томского окружного исправника, который приехал в августе 1896 года.

Константин Голодяев: Титлянов был отставным артиллерийским писарем. Его знали, как было сказано, «как крестьянина, всем весьма доступного». Так о нём говорили современники, а доступность была очень важным качеством для представителя власти.

А вообще, он снискал расположение к себе, когда уже работал старостой, потому что он сразу совершил много добрых дел.

Титлянов сделал первую перепись населения, он урегулировал деятельность извозчиков, в целях безопасности жителей посёлка организовал первые ночные обходы. Он преследовал притоны, которые самовольно открывались по всему посёлку, и в то же время обложил питейные заведения налогом, для получения средств на содержание школы, больницы, устройство первой пожарной команды, он даже попытался построить первый поселковый морг, который тогда называли анатомическим театром.

Само правление или канцелярию он обставил в своём собственном доме, то есть для этого не нужно было снимать какие-то помещения.

Титлянов был человеком, который сделал для посёлка очень многое, и позже крестьяне, когда писали прошение о том, чтобы им оставили старосту, отзывались о нём очень хорошо.

И это даже стало некоторым заделом для его будущей профессиональной политической и административной деятельности.

Евгений Ларин: Известно ли, как проходили выборы поселкового старосты? Шаров при голосовании, наверное, тогда ещё не использовали, не говоря уже об урнах для голосования? Это было как на форуме в Древнем Риме, кто громче крикнет? Были ли какая-то предвыборная кампания была или просто сошлись и решили?

Константин Голодяев: Мы знаем о самых первых выборах на территории нашего будущего нашего города — в селе Кривощёкове. Они проходили в 1798 году, когда в присутствии исправника избирали правление и волостного голову. Голову избирали очень просто: мужское население (женщины не участвовали) собиралось на сельский сход, который был главным органом местного самоуправления. Потом выбирали кандидатов — тут кто громче крикнет. А потом за кандидатов проходило простое демократическое голосование, опять же — и криком, и подниманием рук. История сохранила имя первого волостного головы, которого выбрали таким способом. Им стал Андрей Михайлов сын Шмаков.

IMG_7922.JPG
Константин Голодяев. Фото: nsknews.info

На такие ответственные должности тогда выбирали так называемых примерных хозяев — уважаемых, чтобы люди были с достатком, чтобы они не воровали и об обществе думали. Так продолжалось до самого прихода сюда мостостроителей, когда в конце XIX века выбирали так называемых доверенных, которые писали челобитные губернатору, выступали с коллективными просьбами от жителей. Способ голосования рассуждением-криком был у нас превалирующим.

Евгений Ларин: Вы уже перечислили все основные заслуги Титлянова — то, что он сделал за время своей службы. А какой круг обязанностей, собственно, включала в себя должность городского старосты — чтобы не заниматься самодеятельностью?

Константин Голодяев: Староста получает знак и печать, а никакой должностной инструкции у него не было. Делал то, что видел, что показывало общество — выстраивал социальную сферу посёлка, занимался, в том числе, разбором жалоб крестьян, поиском финансов для развития посёлка.

Евгений Ларин: Он один всё это делал?

Константин Голодяев: При нём был помощник, тоже избранный обществом крестьянин Дмитрий Налимов. Кого-то он, наверное, и привлекал.

И, конечно, инициатива Титлянова о налогообложении питейных заведений вызвала недовольство. 

Причём сам он работал тогда буфетчиком на железнодорожной станции Обь (это нынешний Новосибирск-Главный), где был большой буфет. Буфет принадлежал знаменитому Торговому дому Ворсиных и Олюниной. Кстати, в Барнауле до сих пор используют торговую марку Ворсины. Титлянов был управляющим этого буфета.

У противников Титлянова, когда против него началась кампания, волну негодования вызвал так называемый «пьяный бюджет», который он якобы формировал. Предпринимателям мало было интереса до общественных дел, они думали о своей прибыли.

Евгений Ларин: Вот вы уже начали отвечать на тот вопрос, который я хотел задать. Чем и кому не угодил Титлянов, ведь его судьба сложилась в итоге не очень просто. В его отношении начался настоящий чёрный пиар, причём в губернских газетах. Кто и зачем его стал травить?

Константин Голодяев: Понравился крестьянский напор отнюдь не всем, в том числе и начальству, выдавшему монополию на виноторговлю Торговому дому Ворсиных. Прошла даже специальная кампания: были проведены повторные выборы. То есть после того, как народ отверг купца Яренского и домовладельца Попова, выбрав старостой Титлянова.

А в октябре окружной исправник проводит новое собрание, которое определяет других выборных для ограждения от самоуправства старосты. Они уже должны были следить за деятельностью Титлянова и ограничивать его в «непотребных» действиях, в «пьяном» бюджете, который ему приписывали. Интересно, что возглавлял всю эту компанию купцов и домовладельцев — а их было 70 человек, уже что-то вроде горсовета, — наш небезызвестный Николай Павлович Литвинов. Это был его первый опыт на политической арене. Неизвестно, он ли занимался этим чёрным пиаром, но был некий господин, который написал под псевдонимом Ново-Никольский в томскую губернскую газету большую статью о нашем «сбродном населении <...> (по преимуществу из ссыльных и бездомовных), способных за бутылку водки продать отца родного» и обвинял старосту во всех смертных грехах, резюмируя на страницах газеты, дескать, велика наша земля и обильна, а порядка в ней нет, приходите, мол, княжить, навести у нас в Ново-Николаевске порядок.

Евгений Ларин: А что за тёмная история была, когда Титлянова хотели утопить?

Константин Голодяев: Это было уже чуть позже. В конце декабря губернатор отстранил его должности, точнее, он Титлянова на должность не утвердил. Но старосте была уже выдана печать, у него уже были все полномочия. И вот эту печать у него забрали уже только в начале января. В Ново-Николаевск был прислан полицейский пристав Владислав Игнатьевич Рожевский, которого часто называют поручиком Ржевским. Он забирает у Титлянова печать. Но уже бывший староста продолжает свою по сути антиправительственную деятельность и без печати, борется за свои права, пишет прошение губернатору, жалобу военному министру в Петербург, говоря, что «я перед народом был честен», а критику оценивая как «положительная неправда почти во всех случаях».

И тут его на деревянном мостике через Каменку подкарауливает стражник Лежнин и перепихивает его через перила в речку Каменку. Но Илья Григорьевич цепляется за перила, подтягивается и в Каменку не падает. Это случай описывают в своей работе наши известные историки Горюшкин и Бочанова.

Кстати, когда Титлянова отстранили, за него сразу вступились крестьяне. Сначала они написали жалобы Томскому губернатору о том, что всё общество может подтвердить, что он достойный человек.

Евгений Ларин: Насколько я понимаю, после этих событий, когда Титлянова сняли с должности, то и саму эту должность упразднили? Как же это так получается, сами сначала предлагают, потом выбирают, утверждают, а потом вообще ликвидируют должность?!

IMG_7940.JPG
Александр Мироненко, Константин Голодяев и Евгений Ларин. Фото: nsknews.info

Константин Голодяев: Надо понимать, что есть выборы, а есть власть. И Томский губернатор имеет эту полную власть и может не утвердить результаты выборов.

Губернское управление нашло чёткий формальный повод: дескать, по закону в посёлке не было образовано сельское общество, то есть как административной единицы посёлка нет, и в нём не может быть никого управления. Какие выборы, какие старосты? Общества нет! Поэтому право управлять поселением передали полицейским чиновникам.

Евгений Ларин: То есть до того, как появился уже городской староста, городом управляют полицейские чины?

Константин Голодяев: Да, оперативно до преобразования Ново-Никольского посёлка в посад или город им управляли полицейские чины.

Вот тут возникает интересный вопрос. Наши жители были довольно хитрые и прагматичные. Они тут же предложили придать посёлку юридический статус, причём статус — города! И вот это сработало, потому что жалоба была отправлена не только губернатору, но и императору — они из бердского почтового отделения отправили царю телеграмму: «Стремились достигнуть общества — отказали, выбранного нами старосту уничтожили, говорят — нет общества», ну а заодно попросили земли, придачи посёлку статуса посада или города, «сейчас находимся положительно без всякого управления».

В результате всех этих жалоб сам император выдал решение отнести расходы на первоначальное благоустройство нового посёлка и на содержание полиции на средства Кабинета Его Императорского Величества. Началось финансирование, а это уже очень много значит.

Евгений Ларин: В итоге Титлянова не репрессировали?

Константин Голодяев: Нет, его не репрессировали. После этого он работал грузчиком, работал на мельницах у Туркина, работал на железной дороге. Более того, потом он принимал участие и в политической деятельности — он был избран гласным на первых городских выборах в 1904 году, был членом нескольких комитетов, в том числе комитета по устройству первого кладбища в нашем городе.

Александр Мироненко: Интересно, что Титлянов входил в число 15 городских уполномоченных, которые появляются после того, как посёлок получил статус города. Но при этом в состав городской думы, которая была дарована Ново-Николаевску императором в 1908 году, Титлянов уже не входил, несмотря на то что вплоть до появления городской думы среди городских уполномоченных Титлянов числился. То есть в новую политическую формацию Илья Григорьевич уже почему-то не перешёл.

Константин Голодяев: Про дальнейшую его судьбу мы мало знаем. Известно, что он начал сильно болеть, ушёл с политической арены, переехал из Ново-Николаевска к московским родственникам и в 1919 году он умер в столице.

Евгений Ларин: В 1903 году или 1904 году по новому стилю посёлок становится городом. То есть можно было уже выбирать городского старосту. Правильно ли я понимаю, что это были первые демократические выборы на нашей территории?

Константин Голодяев: Сложно сказать, что выборы у нас когда-то были демократическими. 

Случай с Титляновым: народ его выбрал демократическим поимённым голосованием. Проходит два месяца, собирается новый сход, на сход приезжает полицейский исправник, который «исправляет» результаты предыдущих выборов и говорит, дескать, давайте выберем новый комитет выборных.

То же самое происходит потом с Николаем Павловичем Литвиновым, которого выбирают мэром нашего города — городским старостой — в 1904 году. Томский губернатор Нолькен его не утверждает по причине его политической неблагонадёжности. А на следующих выборах в 1909 году, когда Литвинова выбирают городским головой, его по той же самой причине не утверждает губернатор Тобизен. Городским головой становится Владимир Ипполитович Жернаков. Какие выборы? Выборы, пока не приедет исправник и всё не исправит. Игра.

Александр Мироненко: По крайней мере, в дореволюционной России, наверное, действительно, сложно говорить о демократических выборах. Но при этом, когда мы говорим уже о послереволюционных событиях, то выборы в учредительное собрание, которые прошли в ноябре 1917 года, считаются одними из самых демократических выборов в истории России.

Евгений Ларин: Очень скоро мы к ним перейдём, а пока я хочу выяснить вот что. Как-то сложно нам давался выборный процесс, но в 1909 году, когда уже стали выбирать городскую думу и городского голову, у нас, наверное, должны были быть и специалисты по выборному процессу, и какие-то консультанты. Как это прошло, гладко? Справились? Или снова были проблемы?

Константин Голодяев: Специалистов выбирали из числа домовладельцев. Сначала выбирали оценочную комиссию, и она уже решала, кто достоин участвовать в выборах, а кто — нет. Эта оценочная комиссия работала до самого окончания выборного процесса, после чего слагала свои полномочия.

Каких-то политтехнологов и специальных процессов я не припомню. Но, как мы видим по случаю с Титляновым, статеечки в губернской прессе всё-таки размещали. Но я не думаю, что всё это было серьёзно организовано, это были какие-то разовые случаи.

IMG_7914.JPG
Константин Голодяев и Евгений Ларин. Фото: nsknews.info

Евгений Ларин: Саша, давайте вернёмся к тому моменту, когда выборы у нас становится по-настоящему демократическими.

Александр Мироненко: Да, это были выборы во всероссийское учредительное собрание. Как ни странно, но одним из факторов, который сыграл в положительном ключе для созыва учредительного собрания, для проведения демократических выборов, стала некая анархия, в которой оказывается страна в период проведения этих выборов.

Вообще, стоит начать немного раньше. Что такое учредительное собрание? Мы помним, что в марте 1917 года Николай II — последний император Российской империи — отрекается от престола в пользу своего младшего брата Михаила. А Михаил, в свою очередь — там до сих пор идут споры о формулировках, — но по факту он просто не принимает престол и говорит о том, что мы, мол, будем ждать учредительного собрания. И, дескать, если оно попросит меня взойти на престол, вернуться на монарший пост, я вернусь. А так — всё, вперёд и с песней! Пусть новое правительство созывает учредительное собрание. И по факту 1917 год с февраля до октября и после него проходит под лозунгом «Вся власть учредительному собранию». Так или иначе, большинство политических процессов направлено на то, чтобы привести страну к этому самому учредительному собранию.

Одной из главных проблем оказывается то, что те политические и экономические элиты, которые пришли к власти после февраля 1917 года, начинают постепенно проигрывать. Они начинают терять власть и политическое влияние, и выборы постоянно откладываются. Сначала их ставят на август, потом на сентябрь. В конце концов, на выборы учредительного собрания придут только в ноябре. И с февраля до октября 1917 года произошла действительно очень серьёзная перестановка сил на политической арене.

Евгений Ларин: Там же ещё было 25 октября!

Александр Мироненко: Да, об этом можно отдельно говорить. Мы помним, что если на момент Февральской революции и после неё одними из наиболее влиятельных политических сил были конституционные демократы, — кадеты, то на выборах в учредительное собрание они не смогли завладеть большинством и даже не вошли в тройку победивших партий. И именно кадеты, в том числе, небезызвестный Павел Николаевич Милюков, постоянно откладывали выборы. Более того, события лета 1917 года — корниловский мятеж, первая попытка восстания большевиков, — проходили, в том числе, под лозунгами довести страну до учредительного собрания.

Если мы посмотрим на идеологию корниловского мятежа, то она сводится к очень простой догме: я приду, будет военная диктатура, но я доведу страну до учредительного собрания. В итоге выборы учредительное собрание, действительно, проходят — 12 ноября 1917 на большей части страны. Почему их можно считать демократическими? Потому что, вроде как, право голоса получили все. Все, кто хотел голосовать.

Евгений Ларин: Все, у кого его раньше не было, — женщины, солдаты...

Александр Мироненко: Да. Выборы, во-первых, прошли по всей территории страны. Во-вторых, были составлены списки избирателей. Кстати, с точки зрения источниковедения — это интереснейший источник. Всем, кто занимается генеалогией, родословными, они будут очень полезны.

Выборы прошли во флотах — Балтийском, Черноморском и так далее, как в воюющих, так и в невоюющих. Выборы прошли в армии, как в действующей армии на фронте, так и в запасных частях, на предприятиях. Более того, была возможность проводить выборы и выдвигать кандидатов от национальных организаций. 

Например, в Иркутске на выборы в учредительное собрание шла коалиция из местных областников и бурятов отдельной фракцией. И это действительно очень интересный процесс, потому что аналогичных примеров до 1918 года не так много было в России — где бы случилось такое торжество демократии.

Евгений Ларин: От Ново-Николаевска или от Томской губернии кто-то шёл в учредительное собрание? Мы же должны были принять деятельное участие?

Константин Голодяев: Эти выборы на самом деле были очень демократичными. И не просто демократичными, — они были прогрессивными! Они проходили по нормам международного права. Они проходили целую неделю — с 12 по 18 ноября. И партия кадетов тогда действительно ушла в небытие, хотя до этого, во время выборов в первую государственную думу в 1904 году, они имели большой вес.

Вот, кстати, ещё одни демократические выборы — депутатов государственной думы. Они тоже проходили тогда по новой системе — по мажоритарной. То есть уже не партийным спискам, а по избирательным участкам. Тогда, на этих выборах, от Ново-Николаевска избирался в думу наш знаменитый бердский купец Владимир Александрович Горохов. Но Николай II эту думу разгоняет. Вот вам и выборы!

IMG_7938.JPG
Александр Мироненко, Константин Голодяев и Евгений Ларин. Фото: nsknews.info

В 1917 году кадеты ушли, но на их место очень быстро и уверенно пришли социалисты-революционеры — эсеры. Они завладели умами людей. По стране они получили 40% голосов, а городе Ново-Николаевске получили 66,4% голосов. А если говорить о Ново-Николаевском уезде, то у них было почти 92%.

Александр Мироненко: В Томской губернии, по Томскому избирательному округу, эсеры получили 85% голосов.

Евгений Ларин: То есть Сибирь был была эсеровской?

Константин Голодяев: Да! От Ново-Николаевска членами всероссийского учредительного собрания стали председатель губернского комитета партии эсеров Борис Дмитриевич Марков (он же — Доронин), член партийного комитета Ново-Николаевской организации эсеров, председатель Ново-Николаевского Совета рабочих и солдатских депутатов Михаил Федорович Омельков и редактор эсеровской газеты «Земля и воля» Мичурин.

В январе 1918 года в Петрограде учредительное собрание открыло своё первое заседание, успело принять несколько законов Российской Демократической Федеративной Республики, но просуществовало учредительное собрание один день. 

Утром 6 января прозвучала знаменитая фраза анархиста Железняка «Караул устал», и «учредилку», которую выбирала вся страна, разогнал большевистский ЦИК. Вот вам и выборы!

Александр Мироненко: То есть самые демократические выборы, которые окончились избранием, казалось бы, демократического органа власти и разгоном этого органа силой. В итоге всё равно победила сила.

И по факту здесь начинается один из ключевых моментов, связанных с дальнейшим началом Гражданской войны. Учредительное собрание не то чтобы является причиной, скорее — очень ярким маячком, показателем того, что компромисса не будет. Всё. Дальше только кровь, дальше только война, только борьба.

Эсеры, как уже было сказано, получили большинство, несмотря на то что там есть определённая погрешность. Мы помним, что у нас в 1917 году от партии социалистов-революционеров происходит отмежевание левых социалистов-революционеров, которые создают коалицию с большевиками. При этом на выборы в учредительное собрание эсеры идут по общему списку — и левые, и правые, и центристы идут единой массой. Формально они получают 40% голосов. По факту, наверное, стоит говорить о том, что эсеры (черновская фракция) получили порядка 34-35%. Остальные — это большевистская секция. Но это такие погрешности, которые не столь важны, однако интересны.

Евгений Ларин: А мы ещё не сказали, что у нас в Ново-Николаевске к 12 ноября 1917 года уже успели пройти ещё и местные выборы, мы выбирали Городское народное собрание. Вообще-то весной 1917 года у нас должны были выбирать городскую думу третьего созыва, но в итоге после февральских событий выбирали Городское народное собрание. Таким, образом, опыт демократических выборов к ноябрю у нас уже был!

Константин Голодяев: Да, но это были исключительно местечковые выборы. На них опять-таки победили эсеры, и результаты этих выборов оспаривались большевиками. Городское народное собрание начало работать, но поработало оно очень недолго. Уже в декабре 1917 года в Омске собирается третий съезд Советов, который решает взять власть в Сибири в свои руки. В том же декабре 1917 года советскую власть провозглашают и в Ново-Николаевске. И вся власть переходит уже только к большевикам.

Евгений Ларин: И дальше мы уже выбираем только Советы?

Константин Голодяев: Нет, потом же ещё был чешский переворот!

Александр Мироненко: Да, подразумевается, что дальше мы идём, конечно, в Советы, что власть у нас теперь в Москве — это совнарком, что теперь у нас советское государство. Однако даже избранные члены учредительного собрания от Томской губернии в дальнейшем массово окажутся в антибольшевистском подполье. Это и упомянутый уже Михаил Фёдорович Омельков, над биографией которого я сейчас активно работаю, вскоре должна выйти статья, и небезызвестный эсер Михаил Яковлевич Линдберг — один из наиболее активных партийных деятелей в Сибири, и Семёнов-Лисиенко, из-за партийных кличек и подставных фамилий эсеры нам часто известны под двойными фамилиями. Кроме того, это Сухомлин, Шишарин, Марков, о котором уже было сказано, и многие другие. Это депутаты учредительного собрания. Омельков, Линдберг, Лисиенко, Марков, Доронин — почти все они окажутся в числе действующих лиц чехословацкого переворота. Часть из них примет непосредственное участие в подполье, а такие персонажи, как Линдберг и Омельков, примут очень активное участие в налаживании нового госаппарата, то есть в создании Западно-Сибирского комиссариата, потом — Временного Сибирского правительства. А позже Омельков и Линдберг будут участниками Комитета членов учредительного собрания — Комуча. То есть, действительно, разгон учредительного собрания не прошёл даром. Эти народные избранники в дальнейшем всё-таки какой-то властью на территории Сибири стали обладать.

Евгений Ларин: Какими были последние выборы, которые прошли в нашем городе до окончательного утверждения в нём Советской власти?

Константин Голодяев: Это были выборы в последнюю городскую думу, они прошли в ноябре 1919 года. Они тоже несколько раз переносились. Сначала они были назначены на лето 1919 года, потом их перенесли на сентябрь, потом — на октябрь. В результате они прошли в ноябре. И эти выборы проходили по новому закону, который был принят правительством Колчака ещё в декабре 1918 года.

На этих выборах было зарегистрировано всего два кандидатских блока. Первый список — деловой и внепартийный, второй — демократический. Город Ново-Николаевск разделялся на пять округов, по два участка в каждом. Предстояло избрать 54 человека — десять по первому округу и по 11 в остальных, а также по два кандидата в каждом. Выборы состоялись в ноябре, оставался месяц до прихода в город Красной армии. Победили на выборах кандидаты из списка №1. В этом списке был, в том числе, бывший городской голова — Владимир Ипполитович Жернаков.

IMG_7904.JPG
Александр Мироненко, Константин Голодяев и Евгений Ларин. Фото: nsknews.info

27 ноября в помещении городской думы в присутствии священников четырёх вероисповеданий вновь избранных привели к соответствующей присяге: «Я нижеподписавшийся, обещаюсь и клянусь всемогущим Богом пред святым Его Евангелием и Крестом Животворящим, в том, что хочу и должен верно и нелицемерно служить и во всем повиноваться, не щадя живота своего до последней капли крови Всероссийскому Временному Правительству...»

3 декабря они нашего выбрали нашего последнего городского голову — Рудольфа Самуиловича Шалля, который в тот момент был товарищем, то есть заместителем директора Ново-Николаевского городского общественного банка. У него уже был опыт работы в городской власти — при Жернакове и Беседине он был «заступающим на место городского головы», то есть замещал градоначальников, когда те болели и уезжали куда-нибудь по делам.

В нашем областном архиве я находил последний протокол, который остался от последней Ново-Николаевской городской думы — в отличие от двух первых дум, от последней протоколов практически не осталось. Этот, последний протокол от 11 декабря 1919 года, был написан от руки простым карандашом — видимо, торопились, — и, судя по всему, заседание проходило ночью, поскольку датирован протокол уже следующим днём. Это была запись о том, что дума как бы берёт огонь на себя: «Ввиду боевого приказа об эвакуации гражданских и военных учреждений и ввиду того, что город остаётся без охраны — взять заботу об охране города в введение городского самоуправления, <...> организовать комиссию по охране в городе порядка и спокойствия под председательством городского головы, <...> обратиться к Военному ведомству с просьбой о выдаче оружия».

Вот такой был сделан шаг, дума, не имея, собственно, никаких сил, берёт на себя (хотя бы заявляет об этом) заботу о спокойствии города. Это может говорить либо о бесшабашности, либо о больших задачах, которые она перед собой ставила.

Прошло две недели, и городская дума была ликвидирована, потому что в город вошли войска Красной армии. 

Вся власть в городе перешла к чрезвычайным органам Советской власти — к ревкому во главе с Дружицким. И вот после этого уже начались совершенно другие выборные и властные процессы.

Евгений Ларин: Ноябрь 1919 года. Мне кажется, надо было уже не городскую думу выбирать, а печь каравай и заготавливать соль, чтобы встречать командарма Блюхера. Но в городе выбирают думу! На что надеялись, чем думали?

Александр Мироненко: Это очень хороший вопрос. Какой властью фактически обладала на тот момент городская дума, чтобы 11 декабря 1919 года издавать подобного рода директивы?

Мне кажется, что здесь опять в значительной степени сыграл роль фактор некой анархии. Действительно, примерно с момента отъезда Колчака из Ново-Николаевска — с последней недели ноября и вплоть до прихода советской власти — город пребывает в состоянии определённого коллапса. Идут бесконечные потоки беженцев, бесконечные потоки отступающих военных, царит криминал, происходят погромы, зачистка колчаковских учреждений. В этих условиях у городской думы едва ли была реальная полнота власти. Скорее она воспользовалась некой возможностью как будто всё начать строить с чистого листа. Всё разрушено, а мы, мол, можем на чистый лист наложить что-то новое. 

Не упускайте важное — подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Что происходит

Показать ещё