Городская волна
Новосибирские
новости
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: «Изумруды», чебурашки и люстра с улицы Инской

28 июля на радио «Городская волна» прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывали сотрудницы музея Железнодорожного района — методист Лариса Данилова и экскурсовод Ольга Добрынина. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
13:40, 02 августа 2023

Взгляд назад. Исторический календарь

25 июля 1932 года одну из площадей Центрального района города назвали Первомайской. Чуть позже на этом месте разбили Первомайский сквер.

26 июля 1914 года на площади перед городским торговым корпусом в присутствии многочисленных горожан отслужили «торжественное молебство о ниспослании победы русскому воинству в войне с Германией и Австрией».

26 июля 1928 года в Михайловском логу закончили строить первой очистительную станцию города. Пропускная способность её была 30 тысяч вёдер в сутки.

26 июля 1946 года состоялась премьера первого балетного спектакля Новосибирского театра оперы и балета «Корсар».

DSC_0887.JPG
Театр оперы и балета. Фото: nsknews.info

27 июля 1983 года в Новосибирской картинной галерее открылась выставка картин Николая Константиновича и Святослава Николаевича Рерихов.

28 июля 1921 года при Сибревкоме была образована Сибирская чрезвычайная комиссия по улучшению жизни детей и их устройству. На комиссию возлагалась задача принять 25 тысяч детей из голодающего Поволжья, разместить их по губерниям Сибири и обеспечить продовольствием и одеждой.

28 июля 1945 года по решению Новосибирского городского Совета депутатов был организован Дом пионеров. В 1953 году он получил новое помещение на Станиславского, 4. В ноябре 1957 года Дому пионеров присвоили имя Героя Советского Союза Володи Дубинина. Сейчас это одноимённый Дом детского творчества.

28 июля 1991 года первых пассажиров приняла станция метро «Площадь Маркса».

KOMP4033.JPG
Станция метро «Площадь Маркса». Фото: Павел Комаров, nsknews.info

28 июля 2007 года на улице Геодезической по соседству со студенческим городком НГТУ открылась стела в память о писателе, режиссёре и актёре Василии Шукшине.

29 июля 1959 года в Новосибирск из Ленинграда прибыл вице-президент США Ричард Никсон с супругой и сопровождающими лицами. Они посетили завод имени Ефремова, ГЭС, стройку Академгородка, а также побывали на спектакле «Лебединое озеро».

29 июля 1966 года Западно-Сибирскую железную дорогу наградили орденом Ленина.

30 июля 1930 года постановлением ВЦИК из 14 округов бывшего Сибирского края и Ойротской автономной области, то есть Горного Алтая, образовали Западно-Сибирский край с центром в Новосибирске.

30 июля 1980 года на олимпиаде в Москве новосибирец Виктор Маркин стал двукратным чемпионом. В финальном забеге на дистанции 400 метров Маркин обогнал выдающихся легкоатлетов — чемпиона предыдущей олимпиады кубинца Альберто Хуанторена, Франка Шаффера из ГДР и австралийца Рика Митчелла. С результатом 44,6 секунды новосибирец стал новым олимпийским чемпионом. Болельщики из Новосибирска, которые сидели в пятом секторе стадиона, держали плакат с надписью «Виктор Маркин, с тобой Новосибирск!». Вторую золотую медаль олимпиады Маркин завоевал в эстафете 4×400 метров. На последнем этапе он обошёл спортсмена из ГДР, олимпийского чемпиона Фолькера Бека. Рекорд Маркина, который он установил в забеге на 400 метров, за 40 лет не смог побить ни один из российских бегунов.

 

Однажды в Новосибирске. По лезвию ножа

25 июля 2005 года в День памяти Владимира Высоцкого в Новосибирске открыли памятник поэту: на стилизованном под нож постаменте обнажённый по пояс Высоцкий с гитарой и фраза из его песни: «Поэты ходят пятками по лезвию ножа и режут в кровь свои босые души».

Небольшой сквер у театра «Глобус», где открывался монумент, с трудом мог вместить всех желающих присутствовать на этом знаменательном событии. На открытие памятника приезжал младший сын поэта Никита Высоцкий.

NET_6628.JPG
Памятник Владимиру Высоцкому. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Автором монумента стал скульптор Александр Таратынов, который тогда жил и работал в Голландии. Архитектурные решения выполнены мастерской Геннадия Арбатского «Красная горка».

Ровно через год, день в день, возле памятника появилась единственная в стране аллея бардов с гранитными памятными досками. Этих досок — десять: Александру Вертинскому, Михаилу Анчарову, Александру Галичу, Булату Окуджаве, Юрию Визбору, Виктору Берковскому, Борису Вахнюку, Евгению Клячкину, Николаю Шипилову и Владимиру Ланцбергу.

Примечательно, что именно в Новосибирске появилась первая в Советском Союзе улица имени Высоцкого. В сентябре 1988 года памятную доску к первому дому на этой улице, — Высоцкого, 11, — прикрутил актёр и друг поэта Валерий Золотухин.

Впрочем, связь Новосибирска с Высоцким гораздо глубже. В 1937 году в нашем городе жили его родители — Семён Владимирович и Нина Максимовна. Отец поэта работал по распределению техником на новосибирском почтамте. И о том, что сын Володька был зачат в Новосибирске в мае, якобы, рассказывал и сам Семён Владимирович Высоцкий.

 

Было — не было. Стеклянный мир победит!

В гостях в студии «Городской волны» — сотрудницы музея Железнодорожного района — методист Лариса Данилова и экскурсовод Ольга Добрынина.

Евгений Ларин: Оно известно человечеству с незапамятных времён, — как минимум пять тысяч лет человек использует его в самых разнообразных целях.

Его родиной называют Древний Египет, но это не точно. Хотя, вроде, археологи говорят, что древнейшие изделия из него были найдены в Египте, и они датируются третьим тысячелетием до нашей эры. А вообще сохраняться оно может миллион лет — в естественных условиях этот материал разлагается очень долго.

Его состав очень прост, а вот процесс изготовления довольно сложен.

И, наконец, его нельзя назвать ни жидким, ни твёрдым. Это нечто среднее между хаосом и упорядоченностью твёрдого вещества. Такое состояние называется аморфным или полутвёрдым.

Если вы, дорогие друзья, ещё не догадались, то я говорю о стекле. Да, как ни странно, о стекле. И о стекле пойдёт речь сегодня в нашем выпуске. Почему — очень скоро станет понятно.

«Стеклянный мир», — так и хочется добавить «победил». Но нет. Хотя, может, и да. На самом деле «Стеклянный мир» — так называется выставка, которая фактически уже месяц работает в музее Железнодорожного района.

Первый вопрос, который мне бы хотелось в связи с этим задать: почему вдруг стекло? Как появилась идея такой выставки и что вы ею хотели сказать? Где Железнодорожный район, а где стекло!

IMG_2640.JPG
Лариса Данилова, Ольга Добрынина, Евгений Ларин. Фото: Сергей Тарасов, nsknews.info

Ольга Добрынина: Стекло везде! И в Железнодорожном районе, в том числе! Стекло входит в нашу жизнь повсеместно.

Лариса Данилова: Я соглашусь с Ольгой Юрьевной. На самом деле, тема эта витала в наших фантазиях и в умах довольно-таки давно, но мы не знали, с какой стороны к ней подойти, потому что стекло, действительно, есть везде, если не сказать, что стекло — это наше всё.

С другой стороны, скептики могут сказать, мол, ну, и что? Ну, вот стекло, здорово и замечательно, но зачем о нём говорить? Но, когда мы посещали так называемые блошиные рынки и общались с коллекционерами, у нас зародилось зерно выставки. Мы решили, что о стекле нужно поговорить, потому что почва эта плодородная. О стекле мы можем поговорить и должны о нём поговорить.

Кроме того, не нужно забывать о том, что основные посетители нашего музея — это подрастающее поколение, и многие вещи им, конечно, нужно рассказывать. Но мы работаем с посетителями в возрасте от ноля до ста лет и далее. Люди старшего поколения, которые приходят к нам на выставки, испытывают ностальгические чувства, им приятно видеть те или иные предметы, и они передают молодым свои знания.

Ольга Добрынина: В советское время очень широко пользовались стеклом, и люди старшего поколение испытывают по нему настоящую ностальгию.

Лариса Данилова: Люди испытывают восторг, когда видят предметы, которые у них когда-то были, которые они где-то получали.

Помимо того, что мы посещали блошиные рынки, находили коллекционеров, людей, заинтересованных в этом вопросе, у нас появилась возможность изучить фонды нашего замечательного музея. Оказалось, что у нас достаточно хорошая, обширная коллекция именно изделий из стекла.

И, наконец, поводом к созданию выставки стало 130-летие нашего замечательного города. Захотелось в подарок горожанам раскрыть какую-то, с одной стороны, простую, а с другой — довольно сложную интересную тему. Наш музей в этом году — тоже юбиляр. Мы младше нашего города всего лишь на каких-то сто лет. И вот у нас получился такой подарок музея городу, горожанам.

Евгений Ларин: Какое примерно количество предметов вам удалось собрать на выставке и что это за предметы, какова их типология?

Лариса Данилова: Классика жанра. Предметов, которые хотелось бы показать, очень много! Но минус в том, что у нас не эрмитажевские пространства, а представлять выставку как склад стекольной продукции не хотелось. Поэтому у нас на выставке порядка 200 предметов, если быть точным, то их 192.

Это предметы наиболее яркие, отражающие локации, которых у нас пять. На выставке мы говорим о стекле с самого начала. Рассказываем, из чего и как его производят. У нас представлена прекрасная коллекция минералов. Причём география материалов, которые представлены в экспозиции, довольно широка. Помимо материалов, добытых на территории нашей необъятной родины, мы показываем минералы из Израиля, Германии. А если говорить о нашей стране, то у нас материалы для изготовления стекла добывают, конечно, на территории Новосибирской области, а также Алтая, Восточной Сибири, Северного Кавказа.

Повторюсь, у нас на выставке порядка пяти локаций. Мы рассказываем, из чего и как производят стекло, естественно, говорим о том, где мы используем стекло. Что касается применения стекла, то это медицина и аптекарское дело, самая большая локация — это стекло в быту, от рюмочки до стеклотары. Естественно, стекло используется в парфюмерии.

Евгений Ларин: Да, все эти прекрасные бутылёчки!

Лариса Данилова: Вот они у нас представлены, поэтому милости просим! Дальше — стекло в бижутерии и стекло в искусстве, его тоже можно увидеть на выставке, поговорить о нём, узнать много интересного.

IMG_2708.JPG
Лариса Данилова и Ольга Добрынина. Фото: Сергей Тарасов, nsknews.info

Евгений Ларин: Прекрасно! Движемся дальше.

Согласно легенде из объёмного труда средневекового учёного Исидора Севильского, — это большая энциклопедии под названием «Этимология», — стекло было изобретено случайно. Процитирую по Википедии:

«В части Левантийского побережья, называемого Финикией, есть низменный берег, близко к району проживания иудеев. Место это около подножия горы Кармель, где течёт река Белус... Быстрое течение водного потока в её устье очищает пески на побережье от загрязнений.

Сохранилась история, как на этот берег был выброшен корабль, который вёз соду из Египта в Финикию. Когда купцы занялись приготовлением пищи, то не нашли поблизости никаких камней для того, чтобы сложить очаг. Поэтому, чтобы сложить печь, они принесли куски спрессовавшейся соды с корабля. Песок на берегу смешался при высокой температуре с содой, и полупрозрачными потоками новой жидкости стал вытекать из печи, застывая снаружи. Таково происхождение стекла».

Лариса Данилова: Шикарное художественное повествование!

Евгений Ларин: Да, а мне интересно, какая же температура была в этом костре? В интернете легко найти информацию, что температура выплавки стекла — от + 300 до 2500 градусов Цельсия. А вот температура в костре, в зависимости от породы древесины, — от + 500 до 1200 градусов.

Ольга Добрынина: Попадает в этот диапазон!

Евгений Ларин: То есть теоретически температуры в костре может хватить на то, чтобы получилось стекло. Но я подозреваю, что там всё не так просто, там всё гораздо сложнее. Иначе каждый мог бы просто прийти на пляж, сыпануть в песочек соды, добавить извести, всё это перемешать, разжечь костёр и начинать извлекать оттуда стекляшки.

Вы на своей выставке рассказываете, как и из чего производят стекло. Вы это как делаете, ведь стеклодува же у вас там нет?

Лариса Данилова: Конечно, мы даём только теоретический материал. Но у людей есть возможность посмотреть, из какого материала оно изготовлено.

Ольга Добрынина: Плавильной печи у нас на выставке, конечно, нет, но мы рассказываем об этой технологии, у нас есть прекрасные гравюры, на которых всё изображено. Мы рассказываем, как всё это происходит. Показать технологию в действии мы в нашем музее, конечно, не можем.

Лариса Данилова: Развести костёр или запустить плавильную печь у нас, разумеется, не получится, условия не позволяют. Мы можем только рассказать о технологическом процессе.

Евгений Ларин: Расскажите, мне тоже очень интересно!

Лариса Данилова: Приходите к нам в музей! Если мы начнём рассказывать об этом сейчас, то времени передачи нам не хватит!

Евгений Ларин: Хорошо! Значит, за знаниями по технологии производства стекла добро пожаловать в музей Железнодорожного района.

Давайте тогда переходить непосредственно к нашему городу. В Ново-Николаевске изначально стекло, насколько я понимаю, не производили. Его покупали и привозили. Кто этим занимался?

Ольга Добрынина: Конечно, если говорить о дореволюционном периоде, у нас такие люди были. Известно имя купца Андрея Васильевича Ельдештейна. Он со своим сыном Николаем занимался тем, что привозил и продавал в городе стекло. Прежде всего, они занимались торговлей красками, олифой, лаками, маслами.

Евгений Ларин: Это называлось москательными товарами.

Лариса Данилова: Да, бытовая химия.

Ольга Добрынина: Бытовая химия хранится и перевозится в какой-либо металлической или стеклянной таре, потому что стекло нейтрально по отношению к различным кислотам, щелочам. Стекло всегда используют в медицине и в качестве тары для бытовой химии. Вероятно, торговля красками, олифой и лаками и сподвигла Ельдештейнов к тому, чтобы начать торговать стеклом и картоном, которые использовались в качестве упаковки для всех этих москательных товаров.

Евгений Ларин: Получается, что Ельдештейн привёз в город стекло случайно?

Ольга Добрынина: Нет, думаю, что произошло, конечно, не случайно, но просто идея лежала рядом, одно с другим было связано.

Евгений Ларин: Действительно, у Ельдештейнов был очень широкий спектр товаров. Их торговля велась в Городском торговом корпусе — это современный краеведческий музей — и на Ново-Базарной площади — это нынешняя площадь Ленина.

IMG_1459.JPG
Краеведческий музей. Фото: nsknews.info

Открываем «Справочник по городу Ново-Николаевску» 1912 года издательства Николая Павловича Литвинова, репринтное издание. Основной массив текста здесь предваряет большое количество рекламных объявлений из газет. И вот одно из таких объявлений, вероятно, из газеты «Обская жизнь», поскольку «Народная летопись» Литвинова к 1912 году уже давно не выходила. Читаем:

«Торговля Николая Андреевича Ельденштейн». Не склонили фамилию!

Лариса Данилова: Это сын Андрея Васильевича.

Евгений Ларин: «Ново-Базарная площадь, собственная лавка. Телефон №274. Краски сухие и тёртые на масле, анилиновые. Олифа льняная российских заводов. Всевозможные москательные товары. Малярные и живописные кисти. Масло купоросное и соляная кислота. Гарное и галлипольское масло. Ворвань, мазь колёсная, олеонафт, керосин, портландский цемент, алебастр, мел. Склад стекла бемского, простого, всевозможные цветные стёкла. Принимается остекление зданий собственными мастерами».

torgovlya_Eldeshteyn.jpg
Реклама магазина Ельденштейна. Фото: Музей Новосибирска

То есть это уже не просто бутылёчки, это промышленное стекло, которым можно стеклить здания! И был даже целый склад. Я полагаю, что такой большой объём товаров было, на чём привозить.

Ольга Добрынина: Это вы намекаете на пароходство?

Лариса Данилова: Нужно понимать, что это было семейное предприятие. Газетное объявление, о котором мы сейчас говорим, — это реклама лавки сына купца Андрея Васильевича Ельдештейна, у которого был брат Евгений Васильевич, владелец пароходной компании. А возглавлял купеческую династию изначально их отец, томский купец Василий Ельдештейн.

Мы говорим о Ельдештейнах, которые занимались торговлей стеклом в нашем городе в начале XX века до революционных событий 1917 года, потому что мы о них знаем. Конечно, они были не одни такие, были и другие более мелкие торговые предприятия, но мы о них ничего не знаем.

Торговая компания Ельдештейнов была довольно крупной. И мы понимаем, что около века тому назад шла активная торговля, стекло у нас знали. А стекло тогда было одним из самых дорогих материалов.

Евгений Ларин: Наверное, не каждый дом мог его себе позволить? А вместо стекла, если это был не бычий пузырь, была слюда?

Лариса Данилова: Да, слюда. Так что по наличию в окнах стекла можно было судить о благосостоянии горожан.

Евгений Ларин: Ну, что ж, понятно, что стекло в Ново-Николаевске в первое время было привозным. Так было, видимо, в течение довольно долгого времени. А вот в Новосибирске уже стекло производили и, насколько я понимаю, успешно производят и сейчас. Поисковые системы в интернете выдают списки производителей стекла в Новосибирске и в Новосибирском районе, и в этих списках — десятки предприятий.

Лариса Данилова: Да, мы немного изучали этот вопрос. Ведь мы знали о большом заводе! Да, действительно, поисковик выдаёт десятки предприятий. Но они — профильные. Я бы сказала, узкопрофильные. В основном, это изготовление стекла для оконных рам. Есть также немного художников, которые занимаются производством изящных вещей из стекла.

Но вернёмся в великий и могучий Советский Союз. 1948 год. На территории Новосибирска началось строительство специального завода. И мы его все прекрасно знаем, сейчас это территория Заельцовского района. Это завод «Экран».

IMG_0648.JPG
Завод «Экран». Фото: nsknews.info

Из личного. Мне посчастливилось учиться в школе №33 Заельцовского района. И так случилось что завод «Экран» был нашим шефом.

Евгений Ларин: Да, тема шефства была очень популярной в прежние времена!

Лариса Данилова: Это были 1980-е годы, и меня принимали в пионеры на заводе «Экран» — в музее завода «Экран».

Ольга Добрынина: Это неспроста! Вот, кто заложил основы!

Лариса Данилова: Печально то, что события 1990-х годов подразрушили завод. Но спасибо ребятам, которые там работали, и которые перепрофилировались достаточно быстро.

Но что такое завод «Экран»? Какую продукцию он изготавливал? В первую очередь, конечно, кинескопы! Кинескопы для наших телевизоров «Изумруд».

Ольга Добрынина: Но прежде были оптические приборы.

Евгений Ларин: То есть изначально это было военное производство?

Ольга Добрынина: Это был 1948 год, то есть уже после войны.

Лариса Данилова: Это было оборонное предприятие, оборонку же никто не отменял! Мы же знаем, что в мирное время мы готовимся к войне.

Ольга Добрынина: «Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути»!

Лариса Данилова: С момента окончания войны тогда прошло ещё совсем мало времени, и наши руководители понимали, что за оптикой будущее. Неподалёку от завода «Экран» был приборостроительный завод, который производил оптические прицелы. Мы об этом даже сегодня не говорим, потому что немного об этом знаем. Ребята были все засекреченные.

А для общего бытового пользования завод «Экран» производил кинескопы для всей линейки телевизоров «Изумруд», даже для его экспортных вариантов, мы про них знаем.

Замечательные «Изумруды» производили в Новосибирске на заводе «Электросигнал» в Октябрьском районе, в бывшей Закаменке. Сначала они были чёрно-белые, потом — цветные. Это производство существовало достаточно долгое время.

Для телевизоров в нашем городе изготавливали всё, начиная от лампочки, — они же были ламповыми. То есть и до нашего города дошло производство стекла, может быть, неоправданно поздно, а может быть, и нет. Всему своё время. В общем, да, производство стекла у нас было.

Ольга Добрынина: Конечно, обидно, что «Экран» был потом перепрофилирован. Там такое было производство, а сейчас они производят стеклотару.

Евгений Ларин: Но ведь они же и в прежние времена, помимо кинескопов, выпускали бутылочки?

Лариса Данилова: Да, они сразу начали внедрять такое производство. Но в начале 2000-х годов они полностью перепрофилировались на стеклотару. Больше 90 миллионов единиц стеклотары в год выпускает сейчас завод, — такую статистику дают на сегодняшний день. Завод переоборудовали, почему-то чешское оборудование привезли. Наверное, они там шагнули дальше в технологиях, чем мы. Тем не менее, завод живёт, производство стекла существует. Стеклотара востребована.

Евгений Ларин: Завод «Экран» — это сейчас основной производитель стекла в Новосибирске?

Лариса Данилова: В Новосибирске — да.

Евгений Ларин: Стёкла в нашей повседневной жизни — это, прежде всего, наверное, окна и зеркала, которые есть у нас в каждом доме. А у советского человека был ещё некий символ, икона благополучия и достатка в доме. Это была стенка, — посудный шкафчик, — со стеклянными дверцами и стеклянными полочками, на которых стояла хрустальная посуда. И вот эту хрустальную посуду мы несколько раз в год, — по большим праздникам, — доставали и ели из неё салаты и разные другие вкусные вещи.

Лариса Данилова: Те, у кого сохранилась подобная посуда, пользуются ей до сих пор. Я поняла, к чему вы подводите. Всё-таки вас уводит в технологию изготовления. Действительно, в какой-то момент у нас возник вопрос: хрусталь — это что? Мы знаем минерал, так называемый горный хрусталь. И неужели из этого хрусталя делали те самые всевозможные фужеры, вазы и салатники?

Евгений Ларин: Вот вы за меня сами сформулировали вопрос!

IMG_2683.JPG
Евгений Ларин. Фото: Сергей Тарасов, nsknews.info

Лариса Данилова: На самом деле, для нас это тоже было откровением, честно признаюсь. Век живи — век учись. Когда мы начали заниматься этим вопросом, изучением его, мы пришли к тому, что горный хрусталь как ископаемый минерал — это слишком дорогое удовольствие! Редкое и дорогое. Невозможно найти такой большой кусок горного хрусталя…

Ольга Добрынина: ...так, чтобы в каждом доме стояла хрустальная ваза!

Евгений Ларин: Это же массовое производство было! Хоть и дорогое, но всё равно массовое.

Лариса Данилова: И мы задались вопросом. Ну, с ископаемым хрусталём всё понятно, тогда из чего же фужеры и вазы? Оказалось, что это улучшенная технология изготовления стекла. Это стекло!

Ольга Добрынина: Дело в том, что свойства стекла зависят от того, какие в него добавлены минералы. И в зависимости от этих добавок, от их количества стекло становится более прозрачным, более хрупким, более матовым. В хрусталь добавляется больше бария и свинца. В результате стекло становится более податливым для обработки, его можно красиво резать, красиво гравировать, ещё как-то обрабатывать. Таким образом, получаются хрустальные вазы. Более того, кристаллы Swarovski — это в принципе тот же самый хрусталь. Технология та же самая, но разница заключается в том, что был усовершенствован электрический резательный аппарат, что позволило делать очень мелкие грани, имитируют огранку бриллианта. Swarovski — это тот же хрусталь, как выясняется.

Лариса Данилова: Кстати, у нас есть его представители.

Ольга Добрынина: В стекло можно добавлять различные минералы, которые придают цвет. Стекло получается разных оттенков и имитирует рубины, изумруды, бриллианты.

Евгений Ларин: Но ведь такие вещи, как хрустальные вазы, были достаточно дорогими. И их ещё было не достать!

Лариса Данилова: Но спрос на них всегда превышал предложение.

Евгений Ларин: И деньги на них находили! Помните в «Мимино»: «А люстра венецианского стекла, между прочим, 3 тысячи стоит!».

Лариса Данилова: Эпоха тотального дефицита. Это было. Но это было тоже по-своему здорово: простоять в очереди трое суток, общаясь с согражданами. Или, например, ты был счастлив от того, что твой дедушка был ветераном, участником Великой Отечественной войны, и можно было воспользоваться этой льготой. Правда, мой дедушка всё время упирался и ругался, дескать, я не пойду, я не для этого Родину защищал, чтобы я потом вне очереди получал какой-то талон на приобретение хрустальной вазы. У него в голове это не укладывалось. Он говорил, что у него есть кружка, и ему этого достаточно. Наше высокое рвение к мещанским благам ему было чуждо. Но мы настаивали, потому что если у нас есть хрустальная ваза, у нас есть ковёр на стене, то мы состоялись.

Ольга Добрынина: Это были символы не только благополучия, но определённой эстетики, красоты. Люди же всегда тянутся к чему-то прекрасному. А вот этот хрусталь, — он же весь сверкает, сияет, грани переливаются. Это, действительно, имитация бриллианта! И хочется эту дорогую вещь иметь у себя дома, всегда люди к этому тянулись.

Евгений Ларин: Это был такой must have. В доме должны были быть такие вещи, поэтому это и было массовое производство.

Вот ещё цитата на эту тему:

«Что касается стоимости люстры, то у меня есть заключение эксперта. Она не из венецианского стекла, как утверждают потерпевшие, а изготовлена в Воронеже артелью имени Клары Цеткин и продаётся по розничной цене 37 рублей 46 копеек».

Лариса Данилова: Классика! «Мимино».

Евгений Ларин: И вот эти люстры с висюльками у нас у всех были.

Лариса Данилова: И их тоже нужно было добиться! Мы знаем, что сейчас идёт активный снос старых зданий на улице Инской. У нашего музея есть договорённость с городом о том, что если готовят к сносу какие-то здания, которые не попали под охрану государства, — в основном, это частный сектор, — нам заранее говорят, и мы снаряжаем туда экспедиции. Потому что деятельность Музея Новосибирска — это жизнь города, это бытование. И, конечно, как правило, в таких домах, на чердаках, в подвалах зачастую можно найти очень много брошенных интересных предметов, — иногда даже эксклюзивных, — для пополнения фондов нашего музея.

И два года тому назад в одной из таких экспедиций мы обнаружили — и от восторга чуть не зарыдали — нетронутую, в своей оригинальной упаковке, даже с шильдиком с указанием производителя и цены, хрустальную люстру с пластиночками в индивидуальных упаковках производства 1979 года.

Евгений Ларин: Ведь люди же для чего-то её хранили!

Ольга Добрынина: Для переезда, видимо. Наверное, думали, что их когда-нибудь переселят.

Лариса Данилова: Я предполагаю, что были родители, которые, к сожалению, до этого светлого момента не дожили. А дети, как я поняла, которые из этого дома переехали, переселились, всё это там оставили. По всей вероятности, для них это никакой ценности не несло. Они всё это пооставляли, побросали, иначе всё это там мы бы не обнаружили.

Интересны предметы с легендой. И сегодня эта люстра занимает на нашей выставке одно из центральных мест. Люстра в идеальном состоянии и с такой вот историей, — есть о чём поговорить.

Евгений Ларин: А кому она принадлежала, вы не узнали? Это невозможно было сделать?

Лариса Данилова: Там были документы, но мы документы не берём. По документам я поняла, что женщина, — не вспомню её фамилию, — заканчивала торговый техникум, по-моему, барнаульский. По всей вероятности, она имела отношение к торговле, у неё была возможность всё это где-то достать. И она всё это берегла. К сожалению, её потомкам всё это оказалось не нужно. Люстру эту мы обнаружили не в самом доме, а в одной из построек на приусадебном участке. И там был целый небольшой склад всевозможных изделий из стекла. Наверное, её работа была связана со стеклом, потому что у неё было много стаканов, пивных кружек и других подобных предметов. Запасливая бабуля была.

Евгений Ларин: В завершение мне бы хотелось поговорить ещё об одной реалии советского времени, которая почему-то исчезла. Хотя, я знаю, что она не исчезла окончательно, она существует, но не в таком количестве, как это было раньше. Я говорю про пункты приёма стеклотары.

Здесь не могу удержаться, чтобы не процитировать слова из одной песни группы «Сектор газа», которую мы, пацаны, слушали в 1990-х годах. И нам это было очень понятно.

«Мне на днях исполнилось 16 лет, 

Захотел я двухколёсный драндулет. 

Я к батяне подошёл, сказал: «Купи, 

Мне на “Яву” ты кусочек накопи». 

Кусок — это тысяча рублей, мы помним. 

«Мой папаша был хронический алкаш, 

Но, на счастье, на него напала блажь. 

Он в квартире все бутылки пособрал 

И на пару тысяч он посуду сдал. 

“Яву”, “Яву” взял я на халяву!»

А ведь действительно сдавать стеклотару было довольно прибыльным делом! И те люди, которые ходили по городу и собирали стеклянные бутылки, бывшие тогда в огромном количестве, имели такой нормальный доход. Куда делась масса пунктов приёма стеклотары?

Ольга Добрынина: Пункты приёма стеклотары делись туда же, куда делась и сама стеклотара. Сейчас ведь в стеклянной посуде значительно меньше продукции выпускается. Только алкоголь ещё выпускают стеклянных бутылках. А раньше чего только не было в этих стеклянных бутылках! И подсолнечное масло, и лимонады, и молоко — вся молочная продукция.

Евгений Ларин: Кефир! Слушайте, а ведь кефирная бутылка — это символ советских 80-х! Коля Герасимов полетел в будущее с кефирными бутылками.

Лариса Данилова: Берите раньше! 1960-е. «Операция Ы», где наш замечательный Александр Демьяненко в роли Шурика обедает на стройке булочкой и кефиром..

Евгений Ларин: … протыкая фольгу пальцем!

Лариса Данилова: Кстати, у нас на выставке представлена вся линейка стеклотары советского периода, — молочной, винно-водочной, всевозможные банки. Была баночка под сметану, была пузатенькая баночка под майонез, а баночка под мёд была с железной крышечкой.

Теперь, что касается того как сдавали стеклотару. В моём детстве это карманные деньги. Раз существовали пункты приёма стеклотары, бутылки просто так не выкидывали. Бутылку несли домой.

Была такая пол-литровая бутылка, которая называлась Чебурашка. Есть две версии насчёт того, почему именно Чебурашка. Первая говорит о том, что в такую бутылку разливали лимонад под названием «Чебурашка». Согласно второй версии, эта бутылка была водочная, и была у неё алюминиевая крышечка с ушком, с помощью которого можно было эту крышечку легко сорвать. Таким образом, мнение разделились.

Евгений Ларин: Я, кстати, лимонада «Чебурашка» не помню, помню, что был «Буратино».

Лариса Данилова: Ну, когда мы появились на свет, бутылка уже давно называлась Чебурашкой. Поэтому мы понимаем, что лимонад этот уже тогда оставался где-то в прошлом.

Я помню, как матушка утром писала мне записку, дескать, сдашь бутылки, выручишь такую-то сумму денег, купишь такие-то продукты. Если останутся деньги, — купишь себе мороженое.

Кстати, стеклотара с этикеткой, та же Чебурашка, стоила десять копеек. То есть немытая бутылка стоила на несколько копеек дешевле, чем мытая.

Ещё хотелось бы сказать, что нам посчастливилось пережить 1990-е годы. И именно стеклотара, эти вот бутылки, спасли многих от голода. Рассказываю. Моя бабушка, Царствие ей небесное, никогда не гнушалась поднять бутылочку, принести её домой, отмыть и отнести в пункт приёма стеклотары. Бабушка была человеком-эпохой, который пережил все перипетии страны с 22-го года прошлого века по 21-й XXI века. Она многое повидала.

В середине 1990-х годов мы были молодыми специалистами, которые не получали деньги, — задерживали зарплаты. Ходили мы звонкие и голодные. А бабуля собирала эти бутылки, и я всегда на неё ругалась за то, что она несёт домой всю эту грязь. А она молча уходила в ванную, отмывала эти бутылки. Однажды наступил такой момент, что не было денег даже на булку хлеба. И бабушка, с гордостью выйдя из своей комнаты, протянула деньги и сказала, мол, вот вам денежки, идите, покупайте еду, только, дескать, не расстраивай меня, внучка, своим недовольством. Казалось бы, стекло. А оно даже от голода спасало.

IMG_2623.JPG
Лариса Данилова, Ольга Добрынина, Евгений Ларин. Фото: Сергей Тарасов, nsknews.info

Ольга Добрынина: А я хотела бы сказать, что стекло вообще является символом человеческой жизни, — хрупкое, прозрачное. А если говорить об окне, то это вообще очень многогранный символ, он несёт бесконечное количество смыслов.

Евгений Ларин: От себя скажу, что мне очень жаль, что массовая переработка стекла как-то минимизировалась. Ведь его намного проще перерабатывать, чем пластик, оно экологичнее и к тому же при переработке совершенно не теряет свои свойства. Поэтому я призываю всех, кто нас сейчас слушает или читает: давайте возвращаться к стеклу. Стеклянный мир должен победить!

Лариса Данилова: К сказанному могу добавить только то, что мы ждём вас у нас в музее Железнодорожного района на Вокзальной магистрали, 3. Выставка работает до октября, у вас ещё есть возможность прийти и узнать ещё больше интересного о стекле как таковом.

Главные новости из жизни нашего города — подписывайтесь на нашу группу в Одноклассниках.

Что происходит

Станцевать полонез и шотландский вальс зовут новосибирцев в «Сан Сити»

Выбросившую мусор в чужом дворе хулиганку сдали полиции в Дивногорском

«Уткин дом» со смотровой площадкой строят у озера на улице Большой

Фильм о российском Гарри Поттере сняли в Новосибирске

Новосибирск столкнулся с острой нехваткой менеджеров по продажам

Два человека пострадали на пожарах за неделю в Новосибирске

30-градусная жара снова подступает к Новосибирску

Жительница левобережья взыскала с НТСК ущерб за холод в квартире

Самая известная «МотоЛеди» России расскажет новосибирцам о путешествиях

Дом-комбинат НКВД отремонтируют на Серебренниковской

«Гонка героев — 2024»: трассу на полигоне НВВКУ пройдут 3000 человек

Показать ещё