Городская волна
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: божьи дороги, гати и туристический код Сибири

31 марта на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В студии побывали участники велоэкспедиции «Великий сибирский путь. Московский тракт»: руководитель проекта Сергей Кравчук и участница экспедиции София Одегова. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
13:02, 11 апреля 2023

Взгляд назад. Исторический календарь

27 марта 1917 года, по некоторым сведениям, в Ново-Николаевске прошёл Праздник Свободы в честь свершившейся в Петрограде революции.

28 марта 1958 года состоялись первые выборы академиков и членов-корреспондентов Академии наук Советского Союза по Сибирскому отделению. Среди них были в числе прочих Векуа, Мальцев, Трофимук, Будкер и Чинакал.

28 марта 1991 года облисполком принял решение об издании Книги памяти Новосибирской области, в ней — фамилии всех жителей региона, погибших в годы Великой Отечественной войны.

29 марта 1952 года был образован Новосибирский индустриальный техникум. Его разместили на площадях небольшого завода по выпуску пулемётных тачанок, конской сбруи и хозяйственных товаров. Занятия проводили по лесоперерабатывающим дисциплинам и холодной обработке металлов резанием. В 1961 году индустриальный техникум объединили с лесотехническим, и он получил название Новосибирского механико-технологического техникума. В нём готовили специалистов по холодной обработке металлов резанием, по столярно-мебельному и керамзитному производствам. В 1966 году учебное заведение преобразовали в Новосибирский автотранспортный техникум.

30 марта 1906 года открылась открылась городская больница. Её основателем и главным врачом стал Михаил Иволин. Больница находилась на улице Асинкритовской, 35, ныне это улица Чаплыгина. Иволин, начиная как врач по лечению глазных болезней, вырос до высокопрофессионального хирурга. Последнее упоминание о нём встречается среди имён городских и вольнопрактикующих врачей, «погибших при ликвидации эпидемии сыпного тифа 1920 года в Ново-Николаевске». Зимой этого года в городе скончались 21 врач и 209 сестёр милосердия, санитаров и сиделок.

30 марта 1942 года первую продукцию выпустил Новосибирский химико-фармацевтический завод.

30 марта 1986 года новосибирская группа «Калинов мост» впервые выступила под этим названием на фестивале «Музыкальная весна» в НЭТИ.

31 марта 1959 года вступила во временную эксплуатацию на полную мощность Новосибирская ГЭС. Её постоянная эксплуатация началась в 1961 году.

IMG_9269.jpg
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

1 апреля 1922 года в Ново-Николаевске установили радиосвязь с Москвой. При испытаниях сибирской широковещательной радиостанции хорошая слышимость передачи была даже в Баку, за 3000 километров от нашего города.

1 апреля 1972 года новый корпус издательства «Советская Сибирь» выпустил первую продукцию — 200 000 экземпляров журнала «Здоровье».

1 апреля 1997 года был создан театр «На левом берегу» под руководством Семёна Иоаниди. Коллектив стал продолжателем традиций народного театра при доме культуры имени Клары Цеткин.

2 апреля 1920 года из Ново-Николаевска в Москву отправили поезд в составе 50 вагонов со сливочным маслом.

Также 2 апреля 1920 года распоряжением заведующего отделом управления Томской губернии в Ново-Николаевске организовали подразделение Томского уголовного розыска.

2 апреля 1992 года для пассажиров открылись две новые станции метро: «Гагаринская» и «Заельцовская».


Однажды в Новосибирске. Опальная летопись

30 марта 1906 года в Ново-Николаевске вышел первый номер первой городской газеты, которая получила громкое и амбициозное название — «Народная летопись». Её редактором стал народный учитель Михаил Курский, а за издательство взялся предприниматель и общественник Николай Литвинов.

В первом же выпуске «Народной летописи» (газеты социал-демократической направленности) Литвинов и Курский опубликовали программную статью. В ней они заявили, что газета собирается посильно способствовать скорейшему восстановлению народных сил Родины, а также правдиво и всесторонне освещать общественную жизнь.

Пензенский мещанин, сын каменщика и прачки, Николай Павлович Литвинов приехал на строительство моста Транссибирской магистрали работать по специальности. Литвинов окончил фельдшерскую школу, в Сибирь прибыл уже с хорошим стажем и развернул в посёлке мостостроителей медицинский пункт. Но вскоре Литвинова увлекли общественная работа и предпринимательство. Он открыл первый книжный магазин, организовал читальную комнату и справочную контору, а потом и типографию, где печатал открытки и альбомы с видами города, там же вышел и первый справочник по Ново-Николаевску.

Поначалу газета «Народная летопись» на четырёх полосах формата А3 выходила раз в неделю. Потом стала выходить уже три раза в неделю — в среду, пятницу и воскресенье. На газету подписывались не только в Ново-Николаевске, но и в Томске, Бийске, Красноярске.

В зависимости от региона подписная цена на газету варьировалась от 50 до 60 копеек в месяц или от четырёх до пяти рублей в год.

В издании были постоянные рубрики «Телеграммы», «Новости Сибири», «Городская хроника» и «Русские известия». Печатали фельетоны на злободневные темы, политические и философские эссе. Первая и последняя полосы традиционно пестрели рекламными объявлениями.

Первая типография, в которой печатали «Народную летопись», находилась на углу улиц Кабинетской и Воронцовской, ныне — Советской и Свердлова. Это был небольшой деревянный дом, который впоследствии сгорел. Деньги, полученные по страховке, Литвинов вкладывает в новое здание — каменное двухэтажное.

Типография Литвинова становится крупнейшим печатным предприятием города. В начале 1910-х годов там работали около 100 человек. Но печатали там уже другие газеты, поскольку жизнь «Народной летописи» была недолгой: издателям удалось выпустить только 52 номера. Неугодную власти газету прикрыли уже в июле 1906 года.

Типография Николая Павловича Литвинова несколько раз переезжала с места на место. В мае 1917 года она обосновалась на Красном проспекте, 22, в том же здании, где был его, Литвинова, магазин книг и канцелярских принадлежностей. Эсеры там печатали свою газету «Свободная Сибирь». Позже типография перешла другому печатному органу — «Советской Сибири». 


Структура момента. Хранители веры

«Хранители веры» — такое название получила новая выставка в Музее на набережной, это отдел Музея Новосибирска. Послушаем куратора выставки, ведущего методиста Музея на набережной Татьяну Свахину.

Татьяна Свахина: «Выставка „Хранители веры“ посвящена истории старообрядческого движения в Сибири и той роли, которую играли старообрядческие общины в сохранении исконной русской культуры.

Эту выставку мы создали совместно с Музеем истории старообрядчества Сибири, который нам предоставил предметы из своего фондового собрания. Это в том числе редчайшие образцы древнерусского церковного искусства, среди них рукописные и старопечатные богослужебные и певческие книги, которые вышли в свет ещё до церковной реформы, — это уникальные памятники древней православной книжности.

Из редкостей на выставке также представлены нательные кресты домонгольского периода (это XI век!), облачения священнослужителей, различные предметы церковного обихода.

Фото: Музей Новосибирска

Посетители могут ознакомиться с медным литьём (это иконы, распятия, складни XVII-XIX веков) и многими другими предметами традиционной культуры, быта и искусства староверов.

Ну а из уникальных предметов у нас есть граммофонная пластинка с записью знаменного пения Морозовского хора. Вполне возможно, что это единственная такая пластинка во всём мире.

Ну и, наконец, на выставке мы воссоздаём интерьер мастерской книжника и показываем процесс создания книг и икон. Также посетители, которые не знакомы со старообрядческой культурой, смогут узнать несколько новых слов, привычных для староверов. Такие, например, как „лестовка“, „лествица“, „вериги“ или „лубок“.

Приглашаем всех на новую выставку!»

Музей на набережной находится по адресу: ул. Обская, 4.


Было — не было. Экскурсия в пять тысяч километров

Гости в студии «Городской волны» — участники велоэкспедиции «Великий сибирский путь. Московский тракт»: руководитель проекта Сергей Кравчук и десятиклассница София Одегова.

Евгений Ларин: Мои сегодняшние гости — участники проекта «Великий сибирский путь. Московский тракт» из экспедиционного отряда музея «Природа» центра туризма «Юность» города Бердска. Руководит проектом и музеем Сергей Александрович Кравчук, десятиклассница Соня Одегова — одна из участниц проекта, который недавно отметили и на всероссийском уровне. Обо всём этом мы, конечно, сегодня расскажем, но давайте разбираться по порядку. 

Сергей Александрович, расскажите, что это за проект — «Великий сибирский путь. Московский тракт».

Сергей Кравчук: Это проект, который вызревал в нашей среде уже давно. Идея витала в воздухе. Хоть мы и являемся экспедиционным отрядом музея, мы вышли из классического советского туризма, суть которого заключается в том, что, если нет маршрута, значит, нет и туризма. Поэтому в основу организации нашей работы положен принцип туристской группы, мы очень мобильны, подвижны. Наш экспедиционный отряд практически круглогодично ездит в экспедиции, наш музей пополняется материалами этих экспедиций. Мы касаемся разных тем, в том числе исторического краеведения.

Для всех живущих в Сибири, наверное, не секрет, что Московский тракт — это одна из основных наших транспортных артерий, которая, собственно, сформировала облик современной Сибири. Естественно, мы интересовались этой темой, материал у нас подспудно накапливался. Но уж коль мы вышли из туризма, то нам оставалось только совместить исследовательскую проектную работу по историческому краеведению со спортивным туризмом. 

IMG_3586.JPG
Сергей Кравчук. Фото: Сергей Тарасов, nsknews.info

Так этот проект и родился. Суть его в том, что мы в течение четырёх лет проезжаем основную часть Московского тракта от Урала до Байкала. Расстояние, которое мы проходим, — это почти 5000 километров.

Евгений Ларин: То есть вы отправились на экскурсию на велосипедах по Московско-Сибирскому тракту?

Сергей Кравчук: Конечно, это можно взять в кавычки, но это действительно экскурсия. Мы совместили серьёзную исследовательскую работу, пусть даже и детскую, со спортивным туризмом. Можно сказать, что это экскурсия. Мы разбили весь маршрут на четыре этапа, которые последовательно проходим в течение четырёх лет. Это полноценная детская научно-исследовательская велосипедная экспедиция.

Евгений Ларин: И в положении о проекте у вас написано, что это не просто большая прогулка на велосипедах, а исследовательская экспедиция, которая предполагает, само собой, полевую научную работу.

Кому принадлежит идея заняться изучением истории Сибири (а ведь путешествие по Сибирскому тракту — это не что иное, как изучение истории Сибири!) не в школьном кабинете, не в библиотеке или в архиве и даже не в музее, а именно в поле, да ещё и на велосипедах? Кто это придумал?

Сергей Кравчук: Это была наша общая идея. Она просто выкристаллизовалась в такой проект. Мы перед собой поставили две основные задачи. Прежде всего это популяризация детского познавательного туризма. Вторая задача — просветительская. 

Увидел сам — расскажи другому. Потому мы не просто едем, смотрим, любуемся, знакомимся с достопримечательностями. Мы потом стараемся это транслировать на широкую аудиторию.

Евгений Ларин: К тому, как проходит поездка, мы ещё вернёмся, а пока скажите несколько слов о конкурсе, в котором вы принимали участие в этом году. Собственно, вы же совсем недавно вернулись из Москвы. Что это было?

София Одегова: Это был всероссийский конкурс «Туристический код моего города, посёлка, района — PRO-туризм». Там мы представляли свой проект о нашей велоэкспедиции, рассказывали таким же ребятам, как мы, и жюри о том, что мы делаем и как мы это делаем. В своей номинации «Экскурсионный туризм» мы получили третье место.

Евгений Ларин: Давайте пройдёмся по этапам велоэкспедиции. Как она построена и как разбита по годам и участкам?

Сергей Кравчук: Мы оставили за собой право менять на наше усмотрение порядок прохождения этапов. Всю дистанцию, рассчитанную на четыре года, мы разбили на четыре участка.

В 2021 году мы прошли от Тобольска до Большеречья Омской области. В 2022 году — от Екатеринбурга по Уралу на север в сторону Верхотурья, потом спустились на просторы Западной Сибири и снова оказались на Красной площади у стен Тобольского кремля. Таким образом, за два года мы покрыли расстояние от Урала до Тобольска. Так уж сложились обстоятельства, что нам пришлось поменять местами эти два этапа, немного нарушив логику, тем не менее от Урала до Тобольска мы маршрут закрыли.

В этом году нам предстоит подхватить позапрошлогодний участок в Большеречье Омской области и потянуть свой путь из долины Иртыша в просторы Барабы, в нашу Барабинскую степь, в нашу родную Новосибирскую область. Этап 2023 года мы завершим в городе Красноярске. Дальше нам останется пройти по сибирским меркам совсем немного — каких-то 1500 вёрст до Байкала.

IMG_3584.JPG
София Одегова. Фото: Сергей Тарасов, nsknews.info

Конечно, своё начало Московский тракт брал у стен Московского кремля, а заканчивался далеко за Байкалом, у границ Китая и Монголии, — в Кяхте, в Нерчинске, там тракт уходил двумя ветками и терялся в просторах Центральной Азии. Но у нас всего четыре года, поэтому мы взяли самый интересный для нас участок — сибирский участок от Урала до Байкала.

Евгений Ларин: Нитка Сибирского тракта изменялась с течением времени. Были не очень существенные изменения, но были и весьма серьёзные. Так, в начале XIX века тракт стал пролегать южнее. Вместо Тобольска и Тары он ушёл на Ишим и Омск, а дальше — что было очень важно! — в стороне от тракта остался Енисейск, потому что большая дорога прошла через Ачинск и Красноярск.

Выходит, что ваш Сибирский тракт — достаточно условный, это некий умозрительный маршрут. 

У вас на маршруте есть и Тобольск, и Омск, и это разные периоды пролегания тракта. У вас есть Красноярск, но нет Енисейска. Получается, что вы не выбрали какой-то период существования Московско-Сибирского тракта, а охватываете его целиком во все времена. У вас такая идея была?

Сергей Кравчук: Это потому что Сибирский тракт — очень ёмкое понятие, вмещающее в себя столетия истории. Действительно, у человека непосвящённого, обладающего поверхностными знаниями о тракте, в голове может произойти путаница — а где же он проходил-то? Мы тоже не великие специалисты, мы не считаем себя историками.

Московско-Сибирский тракт_Википедия.jpg
Карта: wikipedia.org

Евгений Ларин: Но я знаю, что Катионова-то вы читали.

Сергей Кравчук: Конечно! О Московско-Сибирском тракте у нас сложилось такое впечатление, что в течение веков конкретные маршруты менялись. Тракт — это некий коридор, субширотное магистральное направление, местами достигающее сотен километров. Действительно, в разные эпохи, в разные времена под давлением разных обстоятельств — военно-стратегических, политических, экономических — тракт менялся, он и сейчас, в настоящее время, трансформируется. 

Наша задача заключается в том, чтобы проходить самые древние участки маршрута, а это, как правило, самые северные участки. 

Но мы же современные люди, мы идём не в лаптях, не в сапогах и даже не на лошадях, а на велосипедах. С учётом особенностей нашего транспорта нам приходится выбирать и направление движения — там, где можно проехать на велосипедах.

И, поскольку мы не историки и можем себе позволить вольности, мы понимаем Московско-Сибирский тракт символично — как образ, как сибирский бренд, как очень важный компонент, который сформировал, собственно, всю историю Сибири. В Сибири нет ни одного человека и ни одного населённого пункта, чья судьба так или иначе не была бы связана с Московско-Сибирским трактом.

София Одегова: Когда мы проходили маршрут, мы практически постоянно спрашивали у Сергея Александровича, почему мы идём именно в том или ином направлении, почему из Екатеринбурга мы вдруг начинаем подниматься на север. И это всегда объяснялось тем, что Московский тракт — это не определённая дорога, это направление. Поэтому мы компонуем наш маршрут таким образом, чтобы выбирать самые древние его ветки и совмещать их с современными дорогами, чтобы мы просто могли там проехать.

Евгений Ларин: Соня, что удалось уже сделать, найти, привезти? Я имею в виду даже не столько предметы, сколько знания, опыт, который удалось извлечь к настоящему моменту, к этому этапу экспедиции.

София Одегова: Конечно, это большой багаж знаний. Возможно, мы задаёмся вопросом о том, зачем мы едем по Сибири, если мы в ней живём. А делаем мы этого для того, чтобы узнать её историю. Например, можно, выехав из одного города и через 20 километров приехав в другой, увидеть совершенно другую историю, другую архитектуру. Зачем смотреть это на картинках, когда мы можем увидеть всё это вживую?!

Сергей Кравчук: Мы определили коридор, в котором мы движемся, его южные и северные границы. Северные пути в целом практически совпадают с первыми путями проникновения русских в Сибирь. Это божьи дороги, как их раньше называли, — пути естественного происхождения, прежде всего реки. Пути проходили по рекам. Дальше, по мере того, как осваивались берега, прорубались просеки, стало возможно поднимать суда вверх по течению на бечеве или тащить их волоком, дороги стали прокладывать по берегу.

IMG_3595.JPG
София Одегова и Сергей Кравчук. Фото: Сергей Тарасов, nsknews.info

Тракт из воды вышел на сушу, выбрался на берег. Такой участок мы наблюдали в 2021 году, двигаясь через Вагайский район Тюменской области из Тобольска на Омск. Фактически мы ехали по левому берегу Иртыша. Ехали и задавались вопросом: река рядом, лес, что ещё нужно? Почему тракт вдруг на 100-150, а то и 200 километров ушёл куда-то в дикие степи? Я говорю о более молодом пути — через Ишим и Омск. А всё очень просто: по мере освоения Сибири, оттеснения кочевников или заключения военно-политических союзов со степняками, стало экономически целесообразнее передвигаться по сухой степи — там, где можно закладывать пашни, выращивать хлеб. Это лучше, чем городить гати через болота Прииртышья. Была прежде всего экономическая причина. Сдвиг маршрутов на юг произошёл именно в связи с тем, что стали осваивать степь. Северные пути со временем угасли, потеряли значимость.

Что мы делаем? По пути мы расставляем вешки — иногда символические, а иногда реальные. Мы к ним привязываемся. Мы движемся так же, как корабль идёт — от маяка к маяку. Таким маячком может служить, например, так называемая Бабиновская дорога. Мы ехали по современным магистралям, по Серовскому тракту, который связывает город Серов на севере Урала с Екатеринбургом. Движение в четыре-шесть полос, и мы на велосипедах между фурами. И тут вдруг — раз! — лесная просека, табличка, повешенная на дерево местными энтузиастами, мол, здесь проходит Бабиновская дорога. Та самая дорога, которая сменила путь по рекам с Камы волоком на Туру. Это была одна из первых сухопутных дорог, она выводила на Верхотурье, где стояла знаменитая таможня, которая собирала налог на право выхода в Сибирь. Верхотурская таможня — это было бутылочное горлышко.

И вот мы вышли на Бабиновскую дорогу. На этой просеке, если напрячь воображение, можно было услышать ржание лошадей, скрип подвод, окающий говор северян. Мы привязались к этой точке как к реперной отметке. А дальше — мы же на велосипедах — мы выходим к современной транспортной сети и идём к следующей отметке, к следующему «маяку». Это, допустим, Большеречье, где заканчивалась левобережная нитка маршрута. В Большеречье были переправы, подводы переправляли на правый берег Иртыша, и дальше они уходили в просторы Барабинской степи. Поэтому мы подтянули свой маршрут именно к Большеречью. 

Мы можем передвигаться где угодно, где нам удобно, где нам больше нравится. Но всё равно мы привязываемся к неким маячкам, сверяемся: да, мы на Московском тракте.

Идём до следующего маяка.

Евгений Ларин: Если продолжать говорить про научную составляющую экспедиции, удалось ли сделать какие-то открытия или, по крайней мере, уточнить какие-то данные, может быть, привезти какие-то предметы? В положении о проекте вы писали, что и пополнение музейных фондов тоже входит в ваши задачи.

Сергей Кравчук: Да, открытия у нас происходят ежечасно, ежеминутно. Смотря что считать научным открытием. Любой участник совершает открытия прежде всего в себе. Это тоже открытие. 

Мы — не профессиональные историки, но тем не менее мы столкнулись с серьёзной проблемой привязки конкретных маршрутов — где именно проходила дорога, где было заложено дорожное полотно? Ведь дорога же была как-то оформлена. У нас по этому направлению ведётся большая работа. Мы и сейчас над этим работаем — реперные отметки, маячки расставляем. Используем для этого методы сравнения, анализа, мы даже картины художников конца XIX века интерпретируем по-своему, дешифруем, извлекаем из них информацию, накладываем на современные карты, на космические снимки.

Был такой художник и путешественник Павел Михайлович Кашаров, он умер в 1902 году. Этот человек путешествовал по Московскому тракту, долгое время жил в Томске. И у Павла Михайловича есть целая серия картин, связанных с Барабой. А там же очень мало ориентиров — болота, камыши кругом, плоское пространство, гривы. Тем не менее на картинах есть, например, маковки церквей в городе Каинске, с помощью которых, применив некоторые геодезические методы, можно это произведение дешифровать, извлечь из него информацию, наложить на современную карту. Одна из участниц нашего проекта Катя Шебатько как раз сейчас эту работу проводит: дешифрует картину художника XIX века, накладывает на современную карту и получает точку стояния автора. А он на картине изобразил повозку, запряжённую тройкой лошадей, и подписал, что это Московский тракт в окрестностях города Каинска. А на дальнем плане — маковки двух церквей. Измерили расстояние, перенесли на карту, получили точку. Теперь мы знаем, где в пределах Каинска проходила сама эта дорога в конце XIX века.

Евгений Ларин: Сохранились участки тракта, по которым точно можно сказать, что это часть старого пути, но при этом это не заросшая просека в лесу, а дорога, которая используется и сегодня, пусть даже и просёлочная?

Сергей Кравчук: Да, например, Бабиновская дорога, о которой я говорил. Она ложится на карты, накладывается на описания в исторических документах, местные энтузиасты-краеведы провели эту работу, поставили там памятные знаки.

IMG_3570.JPG
София Одегова, Сергей Кравчук и Евгений Ларин. Фото: Сергей Тарасов, nsknews.info

Также в одном из районов на западе Новосибирской области во время археологических раскопок было вскрыто дорожное полотно Московского тракта. Если мы такие места восстанавливаем по документам, по описаниям, со слов местных жителей собираем информацию, то здесь археологи при проведении раскопок вскрыли участок и в стенке раскопа увидели поперечный срез сечения дорожного полотна. Когда наложили это на современные карты, то поняли, что это не что иное, как Московский тракт. Ведь это же не просто дорога была, к ней предъявлялись определённые требования. В документах есть описания, какая должна была быть дорога, какой ширины, какие должны были быть заложены водосточные канавки, кюветы, как дорога должна была быть замощена.

Для мощения использовали гати — настилы из брёвен, которые укладывали поперёк дороги. Основной проблемой была сильно заболоченная местность на западе Новосибирской области, в Омской области. Там укладывали гати. Местное население, крестьяне обязаны были отработать на обустройстве Московского тракта, должны были содержать дорожные участки. Есть документы, где перечисляется, сколько было использовано пиломатериалов для мощения гатей, строительства мостов, переправ и так далее.

Мы обязательно заедем на этот археологический разрез, это будет ещё одна реперная отметка, вешка, где мы привяжемся к Московскому тракту. Потом будет Каинск, мы нашли точку, где стоял художник, рисовавший картину, она находится в районе 2-й школы города Куйбышева. Мы обязательно проедем по этой улице. 

Одна из участниц, которая занимается живописью, выполнит рисунок, стоя на том же самом месте, где стоял художник конца XIX века.

Таким образом, у нас будут и фотография, и рисунок современного художника этой документально обоснованной точки прохождения Московского тракта. Дальше на востоке такие реперные отметки будут и в Колывани, и в Томске.

Евгений Ларин: Соня, у вас уже складывается целостная картина поэтапного истории освоения Сибири с того момента, когда появляется Московско-Сибирский тракт? Или пока это только обрывочные сведения, которые предстоит уложить в единую картину?

София Одегова: Скорее обрывочные, потому что сложно сразу всё это себе представить. Когда едешь в деревнях, ещё можно представить себе, что здесь проходил Московский тракт. В современных городах сейчас это сложно сделать. Вообще, чтобы сложить представление об истории тракта, нужно проехать большую часть маршрута. Но, повторюсь, проще тракт представить в деревнях, а не в современных городах.

Евгений Ларин: И есть сегодня такие деревни, именно по которым проходил тракт?

Сергей Кравчук: Да, как правило, такие населённые пункты вытянуты, иногда имеют просто одну улицу вдоль дороги. Объясняется это тем, что люди старались селиться поближе к тракту, где шла наиболее бойкая торговля.

Евгений Ларин: Тракт же кормил крестьян!

Сергей Кравчук: Конечно, это была дорога жизни. И вот так и стоят домики в деревне вдоль дороги на пару-тройку километров.

Соня правильно сказала, что в больших городах, двигаясь по дороге в шесть полос, увидеть эту древность очень сложно. Но! Как практически во всех крупных городах есть улица Ленина, так есть и улица, связанная с трактом — Сибирский тракт, Московское шоссе и так далее. И вот от Перми и до Иркутска таких названий очень много.

IMG_3577.JPG
Софья Одегова и Сергей Кравчук. Фото: Сергей Тарасов, nsknews.info

София Одегова: В больших городах важны не какие-то внешние показатели тракта, а общение с краеведами, с местными жителями, которые могут рассказать какую-то историю, даже и из своей жизни, а ты можешь проанализировать, сопоставить и понять, где что находилось. Также в городах мы посещаем музеи, где можно увидеть фотографии, а потом приехать на место, сопоставить фотографию с современной картиной и понять, что ты на том самом месте.

Евгений Ларин: Хотелось бы развить тему топонимики — улиц, в названиях которых можно угадать Московский тракт. В Новосибирске была улица Трактовая, которую потом переименовали в Будаговскую, а сейчас это улица Большевистская. И я, наверное, не один, кому когда-то казалось, что, дескать, вот же он — Сибирский тракт, вот она — улица Трактовая. Но оказалось, что это совсем не так. Точнее, не совсем так.

В этом году вы будете двигаться через наши места. В июле-августе вас ждёт участок от Омска через Каинск, нынешний Куйбышев, Колывань и Томск. Мы понимаем, что Московско-Сибирский тракт через наш город не проходил. Он проходил через Колывань, а с начала XIX века уже даже не через Колывань, а ещё севернее.

Но вот журналист и краевед Игорь Степанов, который не так давно был у меня в гостях, считает, что Московский тракт просто в очередной раз претерпел изменения. В свой небольшой заметке он пишет:

«По территории современной Новосибирской области проходили Московский, Московско-Барнаульский и Томско-Семипалатинский тракты. Сегодня первые два пути сообщения сохранились, хоть и в изменённом виде. Московский тракт вместо Колывани и Томска проходит через Новосибирск и Кемерово, а Московско-Барнаульский большей своей части повторяется автодорогой Новосибирск — Барнаул, сместившейся немного западнее на участке от Бердска до Тальменки».

К вопросу о том, как вы меняете под себя Московский тракт: не стоит ли увязать ваш маршрут с Новосибирском и Бердском, чтобы почувствовать генетическую связь Новосибирска и Бердска с Сибирским трактом?

Ведь Транссибирская магистраль должна была по сути повторить Московский, или Московско-Сибирский, тракт, продублировать его в железе. 

Но Транссибирская магистраль прошла не через Колывань и Томск. Она прошла через Кривощёково. Это и был тот самый исторический переломный момент, который дал импульс к возникновению и развитию Новосибирска. И в этот же момент, в том числе, решалась и дальнейшая судьба Бердска в какой-то мере.

София Одегова: В Новосибирск мы не приедем, потому что, складывая исторические факты, мы прокладываем свой маршрут.

Сергей Кравчук: Для нас в Московском тракте есть некий символизм. Он объединяет многовековую историю. Поэтому для нас нет противоречий в вопросе о том, проходил ли Московский тракт через Новосибирск. Наверное, да, проходил. Но это уже более молодая, современная история всё того же Московского тракта. Новосибирск принял эту эстафету в более поздний период. Современный Московский тракт как раз сейчас и проходит через Новосибирск. Я думаю, что у тракта ещё большое будущее, ведь сейчас реализуется проект евразийской дороги. Сейчас её ударными темпами строят от Москвы до Казани. А дальше она пойдет на Челябинск, Новосибирск и дальше — туда, куда и шёл Московский тракт: в Центральную азию, в Китай и так далее. Это будущее Московско-Сибирского тракта. Он был, существует и будет актуален ещё десятилетия и столетия. Для нас очевидно, что Новосибирск является придорожным городом, стоящим на Московском тракте, но уже на современном этапе.

Евгений Ларин: Поделитесь под занавес самым ярким впечатлением из экспедиции, наиболее опытом, который удалось вынести к настоящему моменту.

София Одегова: Самое запоминающееся — это прохождение маршрута. То, когда ты просто ребёнком катаешься на велосипеде по городу, не сравнится с тем, когда ты проходишь тысячи километров по стране в столь юном возрасте. При этом ещё и изучая историю, не прикладывая к этому таких огромных усилий, как в школе, получая для себя информацию в сфере своих интересов и профессиональной деятельности. По приезде с маршрута мы сделали новостной сюжет на областной телеканал. На маршруте мы сами снимаем, сами ведём дневники, чтобы потом написать закадровый текст или сценарий. В следующем этапе мы планируем выйти на более высокий уровень, и с новостных сюжетов перейти, возможно, даже на документальный фильм о Московском тракте, о нашем путешествии.

IMG_3575.JPG
Сергей Кравчук и Евгений Ларин. Фото: Сергей Тарасов, nsknews.info

Сергей Кравчук: Я не устаю удивляться масштабности нашей страны. Мы едем, едем, едем, а ещё ничего не проехали. Вот это удивляет. Где же границы?! Меня до сих пор поражают эти огромные пространства. Как удалось нашим предкам, нашим отцам и дедам, нашим предшественникам освоить всё это за столь короткий срок, принять, сохранить.

Наш проект открыт, мы всегда рады сотрудничеству. К нам всегда можно присоединиться на разных условиях.

Евгений Ларин: А если взрослые попросятся в ваш отряд, возьмёте?

Сергей Кравчук: Конечно! Наш маршрут открыт. Любой человек, желающий к нам присоединится, может это сделать. Он может влиться в наш коллектив и в качестве полноправного члена отряда, вместе с нами пройти весь этап, весь участок пути. Можно присоединиться при прохождении какого-то отдельного участка. Можно присоединиться семьями. Мы же в этом году пойдём по нашему домашнему региону, по Новосибирской области.

У нас уже запланированы встречи — и официальные, и неофициальные, — а также краеведческие чтения в Каинске. Рабочая дата — 30 июля. 

Наш приезд станет поводом, чтобы пообщаться с местными энтузиастами, с краеведами, школьниками. Такие же встречи у нас запланированы в Колывани, в Мариинске.

Евгений Ларин: Сейчас вы на вашем маршруте — первопроходцы. Вы его открываете, вы его создаёте. А может ли он стать потом ежегодным событием для всех желающих? Возможно ли будет, скажем, по заявкам пройти какой-то участок Московско-Сибирского тракта в том или ином регионе страны?

Сергей Кравчук: Такую задачу мы ставим на будущее. Сейчас наша задача — проехать этот маршрут, собрать информацию. Нам также интересна трансляция нашего опыта на широкую аудиторию. А в будущем мы хотим создать некий туристический продукт. Это то, о чём Соня говорила насчёт конкурса «Туристический код моего города, посёлка, района — PRO-туризм», с которого мы недавно вернулись из Москвы.

Сейчас любой населённый пункт нашей страны пытается создать, разработать, увидеть свою изюминку. То, чем интересна территория. Это то, что называется туристическим кодом. Когда мы говорим «Байкал» или «Алтай», у нас возникают определённые ассоциации. Москва — это Кремль, столица. И так далее. А Сибирь? А Новосибирск?

Евгений Ларин: Зоопарк, оперный театр...

Сергей Кравчук: Да. Мы хотим дополнить этот код ещё некоторыми ключами, имея доступ к которым человек может понять, что же такое Сибирь.

Сейчас мы прошли два этапа пути. Мы получили кое-какой опыт, накопили некоторый багаж знаний. Мы делаем репортажи, организуем выставки, участвуем в конференциях с докладами и так далее. Но это ещё не всё. Когда мы соберём всё, у нас появится возможность создать некий туристический продукт. Готовый продукт, который мы сможем предложить нашим гостям, жителям нашего города. Это будут конкретные маршруты, экскурсии. 

Главные новости из жизни нашего города — подписывайтесь на нашу группу в Одноклассниках.

Слушать аудиоверсии программы «Вечерний разговор об истории» теперь можно также в разделе подкастов на Яндекс Музыке.

Что происходит

Подземные сети водопровода меняют в Новосибирске без рытья траншей

Новосибирская ТЭЦ-5 потратит 291 млн рублей на ремонт энергоблока

В НГУ откроют центр по искусственному интеллекту

«Катюшу» в джазовой аранжировке сыграл новосибирцам оркестр Лундстрема

При сжатом бюджете надо крутиться ужом на сковородке — дизайнер интерьера

Об истории новосибирского хоккея расскажут на Городской волне

Тюльпаны, розы, орхидеи: поток цветов идёт в Новосибирск

Сирены завоют 6 марта в Новосибирске — горожан просят не паниковать

Участок для захоронения иудеев выделили на Заельцовском кладбище

45 кошек вывезли за рубеж из Новосибирской и Томской областей

Приём документов на конкурс по выбору мэра Новосибирска стартовал 1 марта

Показать ещё