Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: капитальный ремонт домов и благоустройство дворов

В Новосибирске продолжается капитальный ремонт домов. Сколько объектов закончат в этом году? Какие планы на будущий? Как приблизить срок ремонта, если ваш дом сильно обветшал? Как составить заявку на ремонт двора или спортивной площадки? Об этом и многом другом 15 июля в прямом эфире передачи «Вечерний разговор» на радио «Городская волна» (101.4 FM) рассказали гости — начальник департамента энергетики и ЖКХ мэрии Новосибирска Дмитрий Перязев и депутат горсовета Александр Бурмистров.

Алексей Фазлеев
Алексей Фазлеев
08:33, 19 июля 2021

Алексей Фазлеев: Это «Вечерний разговор» на «Городской волне». В студии Алексей Фазлеев. Рядом со мной — начальник городского департамента энергетики и ЖКХ Дмитрий Геннадьевич Перязев.

Дмитрий Перязев: Добрый вечер!

Алексей Фазлеев: И депутат совета депутатов Александр Сергеевич Бурмистров.

Александр Бурмистров: Здравствуйте!

Алексей Фазлеев: Говорим сегодня [15 июля] о капитальном ремонте домов и благоустройстве дворов. Тема благодатная. Будем надеяться, что и наши радиослушатели тоже подключатся со своими вопросами.

Пока начнём с общей информации. В этом году в Новосибирске ремонтируют более 500 домов. Если смотреть на тенденцию, мы идём в рост или из года в год планка приблизительно одинаковая?

Дмитрий Перязев: Я не могу сказать, что мы идём в рост. Цифра примерно та же самая, что и по прошлому году. В любом случае пандемия вносит корректировки. Планировалось отремонтировать 742 многоквартирных дома. После весенней корректировки плана у нас осталось 511 домов. Если сравнивать с прошлым годом, то думаю, что мы выйдем на ту же цифру — порядка 500 объектов. Пока никакого значительного увеличения не предвидится.

Алексей Фазлеев: Александр Сергеевич, на вашем округе или во всём городе у избирателей есть потребность на увеличение количества ремонтируемых домов или перенос сроков работ?

Александр Бурмистров: Это одно из самых частых обращений граждан: просьба посодействовать и перенести сроки капитального ремонта. Сделать это можно при проведении экспертизы. Например, если крыша находится в критическом состоянии. Соответственно, с какого-то 2031-2032 года ремонт приходится переносить на 2021-2022. Такая практика переноса сроков есть. Всё это возможно при наличии экспертизы и при наличии реальной критической проблемы по определённому адресу.

Дмитрий Перязев: Я напомню нашим радиослушателям, что капитальный ремонт домов — это обязанность и работа фонда модернизации ЖКХ. Есть два варианта накопления: общая копилка, когда ваши взносы отправляются в фонд и распределяются в зависимости от принятой в регионе программы. Либо это может быть индивидуальный счёт. Когда накопятся средства — собственники самостоятельно могут решать, делать ли ремонт и какой именно.

IMG_9177_tn.JPG
Дмитрий Перязев и Алексей Фазлеев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Александр Бурмистров: И это большая разница в качестве работ. По той практике, которая есть у нас, претензии к подрядным организациям могут предъявляться годами. Организации даже могут обанкротиться. Если это специальный счёт, то главная возможность — это оплатить тогда, когда всё сделано качественно. С точки зрения качества лучше использовать спецсчёт.

Сложно предъявить претензии подрядным организациям. Это нужно в суде представлять позицию о том, что сделано что-то некачественно. Для этого нужна экспертиза. Это опять затраты: 100-200 тысяч. Не каждый дом готов это оплачивать. Поэтому для качественных работ более желателен специальный счёт.

Если заплатили деньги из общего котла — пишешь в прокуратуру, прокуратура — в ГЖИ, ГЖИ — в министерство ЖКХ, ЖКХ — подрядчику. Подрядчик может либо среагировать, либо, если он уже обанкротился, могут возникнуть сложности. Такие существенные проблемы есть.

Главный тезис — спецсчёт. Это качественнее, чем не спецсчёт. Ещё одна история связана с гарантийными сроками. Когда программа только начиналась, гарантия на выполняемые работы была 2-3 года. Соответственно, когда предъявлялись претензии, то необоснованно короткий срок мог закончиться.

Сейчас изменения нормативно-правовых актов были сделаны. Гарантийный срок был увеличен до пяти лет. Стало больше возможностей кого-то привлечь.

Алексей Фазлеев: Дмитрий Геннадьевич, насколько качество исполнения работ, сроки их исполнения (если речь идёт о патовой ситуации, когда дом необходимо скорее ремонтировать) зависят от активности самих собственников?

Дмитрий Перязев: Активность, безусловно, должна быть. На сегодняшний день достаточно сложно поменять срок исполнения какого-то вида ремонта по краткосрочной программе. Краткосрочная программа — это три года, потому что недавно вышло изменение нашего областного законодательства, которое немножко меняет порядок переноса срока. Это сделать стало намного сложнее.

Нужно понимать и другую вещь. Если, допустим, стоит старенький небольшой одноподъездный дом с общей площадью 1000 квадратных метров, у которого нет степени износа 70%, то он попадает в региональную программу. И если жители начинают копить деньги на спецсчёте, то это будет долгий процесс. Ремонт можно ждать десятилетиями.

Чем хорош принцип общего котла? Он подходит тем объектам, которые не могут самостоятельно накопить на ремонт. Тогда здесь включаются и региональный оператор, и министерство ЖКХ, которое определяет и выбирает из домов те, которые необходимо отремонтировать в ближайшее время.

Если говорить о трудностях, о качестве производства работ, то эти два года очень серьёзно сказались на самой программе капитального ремонта.

Во-первых, нужно понимать, что если мы говорим о ремонтниках, то есть специфические виды работ, которые проводятся при капремонте многоквартирного дома. Допустим, кровельные, фасадные работы, какие-то работы по фундаменту, не говоря уже про инженерное обеспечение, лифты. Это наши выходцы из Средней Азии. На сегодняшний день того количества работников, которое было 3-4 года назад, действительно нет, есть дефицит рабочей силы.

За прошлый и этот годы произошло практически двукратное увеличение себестоимости материалов: арматуры, железа, дерева. По факту мы видим, что расценки, которые у нас имеются в сметах, не догоняют рост стоимости материалов на рынке. Поэтому на сегодняшний день у того же фонда сложилась очень сложная ситуация.

Допустим, они организуют проведение конкурсных процедур для заключения договора, а никто не заявляется. Потому что никто не хочет работать себе в убыток.

Алексей Фазлеев: То есть здесь даже речи не идёт о снижении стоимости в результате аукциона?

Александр Бурмистров: Поднять стоимость нельзя по одной простой причине: есть индексы, коэффициенты, которые официально утверждены, а цены на стройматериалы поднялись совсем недавно. Есть такая проблема.

IMG_9249_tn.JPG
Александр Бурмистров и Дмитрий Перязев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Дмитрий Перязев: Очень многое зависит от качества, проведения строительного контроля, который отыгрывается фондом отдельно. И договоры заключают со специализированными организациями, которые следят именно за качеством проведения работ. Там, где всё отслеживается и где свою работу выполняют качественно и подрядчики, и проектировщики, которые готовили проектно-сметную документацию, совокупные усилия этих организаций дают хороший результат. Там, где выпадает одно из звеньев, начинается очередная проблема.

Алексей Фазлеев: Анализируя комментарии в соцсетях, я очень часто замечаю, что собственники не знают и даже не осведомлены о том, как организован капитальный ремонт и кто за него отвечает. Очень часто в комментариях пишут, что дом находится в не очень хорошем состоянии, например нужно отремонтировать фасад, люди сидят и чего-то ждут. А вообще есть инструмент, где можно узнать эту информацию?

Дмитрий Перязев: Конечно. Это официальный сайт фонда модернизации ЖКХ, куда можно зайти, забить адрес своего дома. И по нему полностью будет выдана справка по каждому виду работ — когда и в какие сроки будет произведён капитальный ремонт. 

Алексей Фазлеев: Кроме того, наверное, можно обратиться в свою управляющую компанию?

Дмитрий Перязев: Можно обратиться в управляющую компанию, можно обратиться в мэрию. Таких возможностей у жителей очень много.

Александр Бурмистров: Можно обратиться к депутатам. Сведения получить достаточно просто. Думаю, в приёмной любого депутата за десять минут информацию могут скачать на сайте. 

Есть ещё виды домов, которые я бы назвал особо проблемными в части капитального ремонта. Среди них — дома-памятники. Вот у меня на округе есть дом на улице Станиславского, 4.

Алексей Фазлеев: Расскажите подробнее, с чем приходится сталкиваться во время капремонта.

Александр Бурмистров: Создана искусственная монополия. Раз монополия, то есть какие-то космические деньги, которые выкачивают из фонда капитального ремонта. Совершенно ужасное качество работ, неприемлемые сроки.

На Станиславского, 7, например, уже несколько лет мы лазим по этой крыше, но сдать дом до конца не получается. На Станиславского, 4 уже десятки миллионов «закопаны». Зимой после капитального ремонта из строя выходит отопление и так далее.

Это искусственно созданная на территории региона монополия, которая приводит к срыву сроков, ухудшению качества работ, увеличению их стоимости. Монополия создана искусственно, потому что не каждая организация может быть допущена до работ с этими памятниками архитектуры.

Требуются специальные лицензии, так как речь идёт об объектах архитектурного наследия. Пользуясь всей этой историей, очень предприимчивые граждане обеспечили себе монополию на этом рынке. Это ненормально. Абсолютно дикая ситуация, от которой страдают и улица Станиславского, и, я предполагаю, улица Богдана Хмельницкого.

Дмитрий Перязев: На Богдана Хмельницкого памятник муниципального значения. Там памятное место, на которое не распространяется требование закона.

Александр Бурмистров: Улица Станиславского — это как раз мой избирательный округ. По этим домам проблем кардинально больше, чем по обычным домам, где больше участников рынка. Они все понимают, что они конкурируют, а товарищам, которые работают на памятниках, закон не писан. 

Алексей Фазлеев: Чтобы наши радиослушатели понимали, о чём идёт речь: Дмитрий Геннадьевич, мы за эфиром уже обсудили — но вот на улице Станиславского сколько денег ушло?

Дмитрий Перязев: На улице Станиславского, если память не изменяет, порядка 50 миллионов потребовалось для полного капитального ремонта одного дома. За эти деньги можно было выполнить капитальный ремонт в нескольких домах.

Алексей Фазлеев: А какие там были виды работ, кроме фасадных?

Дмитрий Перязев: И кровля была, и фасад, и инженерные коммуникации, и подвалы. Фасадные работы проводились при тех погодных условиях, которые не позволяли качественно выполнить работы. Уже все понимали в тот момент, что работу придётся переделать. В прошлом году это всё исправили.

Алексей Фазлеев: А как ведётся претензионная работа в гарантийные сроки?

Дмитрий Перязев: Увидеть и оценить какой-то дефект произведённого ремонта может как жилец (собственник), так и управляющая компания, которая обязана следить за состоянием многоквартирных домов и которая создана для того, чтобы предоставить гражданину комфортные условия проживания. Обращения идут, рекламации. В том числе и мы в этом участвуем как муниципалитет и технический заказчик, который участвует в том числе в проведении капитального ремонта. Обращение может быть от любой стороны.

Александр Бурмистров: То, что касается монополии по памятникам, — там бы не помешало уже правоохранительным органам разобраться в ситуации.

Дмитрий Перязев: По крайней мере, антимонопольной службе.

Александр Бурмистров: Надо посмотреть, как они работают, почему работают плохо, откуда берутся эти цены и так далее.

Есть ещё один интересный тип домов. Там развивается своя история. Это дома, где за счёт средств муниципалитета ремонтируются, например, межэтажные перекрытия или укрепляются фундаменты. Там мы сталкиваемся с такой ситуацией, что в ходе этих работ натяжные потолки, линолеум приходят в негодность. Жители задают очень простые вопросы: а кто нам это компенсирует? Формально никаких средств под эти задачи не предусмотрено.

На моём округе есть сразу несколько домов, которые отказываются от ремонта межэтажных перекрытий, укреплений фундамента как раз из-за того, что косметический ремонт не компенсирует затрат.

Алексей Фазлеев: То есть, получается, ремонт и состояние потолка дороже, чем жизнь, если перекрытия рухнут?

Александр Бурмистров: К сожалению, именно таким образом приходится описывать эту ситуацию. С одной стороны, нужно порадоваться, что бюджетные средства приходятся на дом, что имущество, которое стоит, например, 1,5 миллиона, может через год-два, наоборот, вырасти в цене из-за ремонта.

С другой стороны, из-за натяжных потолков, трудного финансового положения жильцов, для которых косметический ремонт — это существенные деньги, работы буксуют, и проблема эта есть.

Алексей Фазлеев: Дмитрий Геннадьевич, бывает, что даже при замене стояков отопления и водоснабжения возникает проблема, когда люди не запускают в квартиры. Как в этом случае быть?

Дмитрий Перязев: Перед тем, как делать капремонт, проводят организационные работы. Когда начиналась программа капремонта, было большое количество отказов, потому что зачастую жители сами меняли общедомовое имущество, инженерные коммуникации и говорили, что их всё устраивает.

На сегодняшний день всё делается достаточно просто: если этот собственник говорит, что он всё поменял, и управляющая компания смотрит, что это действительно сделано недавно, то с собственником подписывают акт о том, что от собственника не поступит претензий и при повреждении этого участка он возьмёт ответственность на себя.

В этом случае просто-напросто подрядчик не заходит в его квартиру. Но таких случаев достаточно мало, люди понимают, что лучше выполнить капитальный ремонт сейчас и потом не нести никакой ответственности.

Александр Бурмистров: Здесь, видите, ещё какая беда: если стояк менять не полностью, то появляются места стыков, сварки, и они становятся болевыми точками. Когда сверху и снизу ничего не меняется, то ты делаешь только хуже, потому что старая труба каким-то образом стыкуется с новой, а место стыка — точка уязвимости.

Алексей Фазлеев: Есть случаи, когда подрядчики всё-таки компенсируют ситуации, когда повреждается ремонт, и мы знаем об этих ситуациях: например, кровлю не перекрыли.

Александр Бурмистров: Иногда бывает.

Дмитрий Перязев: Как только управляющая компания по акту передаёт дом подрядной организации для проведения капитального ремонта, ответственность в случае какого-то ущерба, причинённого жителям этого дома, несёт подрядная организация.

Да, действительно, у нас в позапрошлом году было очень большое количество обращений именно по подтоплениям. Сегодня это количество снижается. Ремонт кровли — это тот вид работ, который можно проводить круглогодично при соблюдении определённых условий: если всё это будет утеплено, если есть возможность работы инженерных коммуникаций. Потому что мы знаем, что по чердакам у нас идёт разводка систем отопления, водоснабжения.

При определённых условиях и подготовительных работах это можно проводить и зимой. Те организации, которые долго работают на рынке, с огромным удовольствием работают в этот период, потому что достаточно просто оградить чердачное помещение от попадания снега и провести работы в зимний период. Другое дело летом, когда постоянно идут дожди и всё сдувает.

Подчеркну, что активность собственников имеет большое значение. В том числе и во время приёмки работ. И мы понимаем, что представитель собственника в первую очередь — это управляющая компания, которая заинтересована в том, чтобы снизить свои затраты и издержки на содержание этого дома в будущем. Чем качественнее будет сделан ремонт, тем меньше проблем он будет доставлять управляющей компании.

Александр Бурмистров: Управляющая компания ещё заинтересована в том, чтобы не ссориться с областным правительством, которое, по сути дела, лицензирует эти управляющие компании и которое нанимает эти же конторы на капитальный ремонт. Здесь многоплановая история в части заинтересованности управляющей компании.

Имеется некий конфликт интересов. Поэтому если ваш дом — не старый барак, где всего восемь квартир, то спецсчёт — это более прогрессивный способ работы с капитальным ремонтом. Это даёт больше возможностей контроля качества. А дом становится той стороной, которая может влиять на оплату. Люди становятся заказчиками и могут влиять на качество.

Алексей Фазлеев: А по части энергоэффективности? Насколько она улучшается в результате капитального ремонта? Есть статистика по теплопроводности?

Дмитрий Перязев: Вы говорите про строительные конструкции? У нас в перечень работ по капитальному ремонту не входит утепление фасада, входит только его ремонт. В своё время ходили разговоры о том, что можно принять этот вид работ, но было сразу же и предложение увеличить стоимость платы с квадратного метра. Работы очень дорогостоящие. Когда всё посмотрели и посчитали, решили от этого отказаться.

IMG_9206_tn.JPG
Дмитрий Перязев и Алексей Фазлеев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Александр Бурмистров: И есть также понимание, что вопрос энергоэффективности — это вопрос не только утеплённых фасадов, а вопрос работы теплоузлов: регулируют ли они объём потребления тепла в зависимости от погоды. Каждый год мы видим ситуацию, когда уже весной приходит тепло, но топят достаточно сильно, счётчики мотают, деньги списываются.

С этой проблемой регулярно обращаются жители, и мы всех ведём на экскурсию на улицу Котовского, 15. Там известный общественный деятель и старшая по дому Светлана Миронова отрегулировала теплопотребление таким образом, что, несмотря на высокие потолки — 3,2 метра, объём финансовых затрат кардинально меньше, чем у соседних домов.

Алексей Фазлеев: Что же, постепенно мы переходим к программе благоустройства. А точнее — к двум, которые действуют в Новосибирске. Если говорить про федеральную программу, то по ней в этом году благоустраивают 37 дворов, и значительно больше дворов благоустраивают по муниципальной программе.

Камень преткновения в федеральной программе в этом году — это, наверное, софинансирование со стороны жильцов? 

Дмитрий Перязев: Чем хороша федеральная программа — это более широкий перечень возможностей улучшить прилегающее к дому пространство.

Мы по своей, муниципальной, программе делаем в основном какие-то ремонты. Можем асфальт положить, тротуарную дорожку сделать, какое-то водоотведение с территории многоквартирного дома. А в рамках федеральной программы, кроме всего вышеперечисленного, мы можем уже устанавливать детские и спортивные площадки, строить автомобильные парковки, новые проезды, заниматься озеленением, устанавливать различные малые формы по дизайн-проекту, ограждения, также делать водоотведение. То есть заниматься более широким спектром работ, который позволяет при полном комплексе сделать уютное место проживания.

Александр Бурмистров: Но есть и проблема в этой программе. Тезисно: бедные беднеют, богатые богатеют. Есть два вида работ. В первую очередь асфальтирование проездов. И есть дополнительный перечень (о чём как раз говорил Дмитрий Геннадьевич), который предусматривает софинансирование 20%.

К сожалению, учитывая тяжёлое экономическое состояние у нас в обществе, немногие дома готовы софинансировать эти 20%. Получается, что в программу заявляются дома, которые и так неплохо выглядят и которые готовы к софинансированию. Соответственно, дома 1950-60-х годов постройки не готовы к софинансированию и менее активно участвуют в этой программе.

Несмотря на эту проблему, программа очень полезная. Десятки дворов ежегодно ремонтируют, и, как правило, качественно. До того, как появилось софинансирование, за бюджетные средства были выполнены хорошие проекты даже микрорайонного значения.

Дмитрий Перязев: С другой стороны, Александр Сергеевич о чём говорит? О старых домах с уже пожилыми жителями. Мы понимаем, что если это действительно так, то спортивная или детская площадка им, возможно, не нужна. Им не нужно, допустим, такого количества тротуаров, парковок. Поэтому такие объекты могут стоить несколько дешевле, и мы их можем выполнять в рамках наказов депутатам городского совета.

Алексей Фазлеев: Вот я как раз хотел подвести к тому, что муниципальная программа позволяет неплохо обновлять дворы. И вам, Александр Сергеевич, как лидеру депутатов прошлого созыва по количеству исполненных наказов как не знать, что наказы работают.

IMG_9266_tn.JPG
Александр Бурмистров и Дмитрий Перязев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Александр Бурмистров: Наказы работают. Здесь есть ещё один интересный нюанс. Бюджет Новосибирска предусматривает 200 миллионов рублей на благоустройство дворовых территорий: проезды, площадки, пешеходные дорожки.

В предыдущие годы у нас ещё выделялись средства из областного бюджета на наказы депутатам законодательного собрания. Таким образом, на одной и той же территории были две возможности привлечь бюджетные средства. Возможности, которые предусмотрены в городском бюджете, которыми занимаются городские депутаты. И возможности, которые предусмотрены в областном бюджете, которыми занимаются областные депутаты. В конечном счёте для людей не так важно, из какой казны эти средства пошли.

К сожалению, в этом году у нас из областного бюджета средств не предусмотрено. Наказы депутатов заксобрания массово не исполняются, потому что на это нет средств. Соответственно, объём выполняемых работ тоже снижается.

Есть надежда, что в следующем году руководство области пересмотрит подход. Но в этом году ситуация не такая хорошая, как прежде, именно в части финансирования, отсутствия целевых средств на эти задачи в областном бюджете. Очень долго шли переговоры, но, к сожалению, они закончились не тем результатом, на который рассчитывали и областные депутаты, и жители.

Алексей Фазлеев: Если взять типовой двор, например возле пятиэтажной хрущёвки, сколько по упрощённой системе и той самой муниципальной программе необходимо средств, чтобы сделать минимальное благоустройство?

Дмитрий Перязев: Примерно в районе до 1 миллиона рублей.

Александр Бурмистров: Если речь идёт об асфальтировании битого проезда, пешеходной дорожке и ремонте или добавлении парковочных мест — то это всё обходится не так дорого.

Дмитрий Перязев: Это действительно так.

Алексей Фазлеев: Что касается малых форм и спортивных площадок?

Дмитрий Перязев: Это самые дорогостоящие виды благоустройства.

Александр Бурмистров: На это есть средства, и каждый год за счёт бюджета Новосибирска мы устанавливаем детские площадки.

Алексей Фазлеев: Я хотел спросить о проекте «Территория детства».

Александр Бурмистров: Да, интересный проект. Довольно-таки своеобразный, потому что средства тратятся бюджетные, как и на решение других проблем. Но одна политическая партия решила взять эти затраты под своё знамя. И теперь ходит и рассказывает, что это проект партии. Я считаю, что это, мягко говоря, не очень корректно.

Дмитрий Перязев: Для избирателей и в принципе для собственников неважно, какая конкретно политическая партия сделала их жизнь лучше.

Александр Бурмистров: В этом и фокус. Не политическая партия сделала жизнь лучше. Идёт манипулирование. С другой стороны, работа делалась. Ну и слава богу. Даже если это позволяет кому-то некорректным образом какие-то политические очки заработать. Называть это каким-то партийным проектом, на мой взгляд, — это полное издевательство.

Если развивать эту логику, то у нас одна партия будет стройку школ называть своим проектом, другая партия начнёт называть своим проектом ремонт дороги. Это всё ненормально.

Алексей Фазлеев: Если говорить не про политику, а про жизнь, то здесь получается, что воля собственника имеет большое значение.

Дмитрий Перязев: Даже не воля, а активность. То, насколько активно жители продвигают свои идеи по благоустройству. Когда мы беседуем с горсоветом, то говорим, что именно эта программа по благоустройству придомовых территорий будет исполняться исключительно за счёт средств бюджета города на основании наказов. 

Поэтому чем более активны у нас жители, чем более полно они выражают свою заинтересованность, своё мнение, тем более активно депутат доказывает нам выполнение этих объёмов. Не секрет, что наказов очень много. Самому депутату тоже нужно определить, какие из наказов будут выполняться в первоочередном порядке.

Алексей Фазлеев: Иногда жители оказываются чересчур активными, особенно в пределах одного дома, и не могут договориться друг с другом. У нас есть примеры, которые стопорят работу.

Дмитрий Перязев: Да, есть, действительно.

Александр Бурмистров: Тогда деньги уходят в соседний двор. Это правда жизни, как бы печально это ни звучало. Могут благоустроить соседний двор, где конфликта нет. Пока жильцы ведут споры, проходит год, уходят средства, двор выглядит всё печальнее и печальнее. Такое бывает.

Дмитрий Перязев: Да, действительно так. Когда одной половине дома нужна парковка, другим нужна зелень. Тут начинается спор. Здесь уже по факту мы работаем с готовым материалом.

Вся первичная работа — это, безусловно, и управляющие компании, и депутаты, и администрации районов, которые готовят нам основу: протокол собрания собственников. Это самый основной документ, на основании которого мы потом принимаем решения и имеем возможность выполнить эти работы.

Алексей Фазлеев: Если говорить о национальном проекте «Формирование комфортной городской среды», то в этом году в нём участвуют 37 домов. Но мы же прекрасно понимаем, что работа на следующий год уже наверняка начата и уже известно, сколько дворов и какие именно попадут в программу.

Дмитрий Перязев: На следующий год пока предварительно 22 дворовые территории (43 многоквартирных дома). В этот год у нас 37 дворовых территорий (54 многоквартирных дома). То есть количество многоквартирных домов разнится только на десяток. В дворовую территорию может входить не только один дом.

Александр Бурмистров: Может быть шесть домов, как у меня на улице Котовского.

Алексей Фазлеев: Там, наверное, ещё сложнее договориться людям.

Александр Бурмистров: Конечно. Всё нужно согласовывать.

Дмитрий Перязев: К примеру, в прошлом году у нас самый большой объект был на улице Лесосечной, Советский район, Нижняя Ельцовка. Это три огромных многоквартирных дома, порядка 1000 жителей в каждом из них. Мы два года исполняли там программу по «Комфортной городской среде». Объект удался.

IMG_9314_tn.JPG
Александр Бурмистров. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Мы инвентаризируем пространства. Это не обязательно кадастровый план, на котором расположен многоквартирный дом, это может быть и та территория, которая принадлежит муниципалитету. Она формируется по определённым признакам жителями этих домов. Если понятно, что какая-то инфраструктура используется жителями нескольких домов, то можно сформировать одну дворовую территорию и утвердить её.

Напомню, что в Новосибирске на сегодняшний день имеется 8500 многоквартирных домов, порядка 4300 дворовых территорий. То есть к территории может относиться минимум один дом. А, к примеру, у Александра Сергеевича на Котовского их шесть.

Александр Бурмистров: Сложность в том, кто будет софинансировать эту площадку, потому что она может находиться ближе к территории одного дома, но фактически быть более нужной другому дому. Как будут распределяться затраты между домами? Это проблемная переговорная история. Иногда несколько недель может уйти на то, чтобы это урегулировать.

Дмитрий Перязев: Корректируем дворовую территорию. Просто-напросто отголосовываем и исключаем какой-то дом из программы.

Александр Бурмистров: Бывает так, что какой-то дом сопротивляется, вообще не хочет в этом участвовать, и его приходится исключать из придомовой территории. Проводить процедуру так, чтобы другие дворы не пострадали.

Алексей Фазлеев: В общем, нерешаемых ситуаций не бывает. И сейчас хотелось бы поговорить об алгоритме. Заявки уже приняты на ближайшие два года или ещё можно поучаствовать?

Дмитрий Перязев: План на 2022 год у нас сформирован. Причём мы уже работаем практически в полный рост по поводу дизайн-проектов. И вся документация на те дворы, которые будут в программе 2022 года, у нас должна быть готова до 1 ноября 2021 года.

На 2023 год мы продлевали приём заявок от жителей через администрации районов и округа. Если мы увидим, что у жителей будет заинтересованность и пойдут ещё заявки, значит, мы продлим срок приёма и постараемся учесть это в 2023 году.

Александр Бурмистров: Текущего объёма заявок тоже хватает и на 2023 год.

Алексей Фазлеев: Федеральный центр каким-то образом лимитирует объём заявок?

Дмитрий Перязев: Федеральный центр лимитирует именно объём финансирования. Сама программа построена так, что имеется софинансирование: федерального бюджета как основного, уровня субъекта федерации и городского уровня. Ещё могут поучаствовать сами жители — если мы говорим о дополнительных видах работ — в объёме 20%.

На 2021-2022 годы по финансированию выходит одна и та же сумма — 103 миллиона рублей, если не изменяет память. По уровню софинансирования мы добавляем вместе с жителями. Допустим, у нас получается 140 миллионов рублей по этому году, но программа по факту выполняется на основании денег от федерального центра.

Алексей Фазлеев: Если сейчас будет больше желающих, всё равно придётся ограничивать?

Дмитрий Перязев: У нас есть определённое ранжирование. Приоритеты по программе расставляем не мы. Есть специальная компьютерная программа, которая на основании определённых критериев выбирает победителей. Программа разработана НГУАДИ.

Алексей Фазлеев: До чего дошёл прогресс — вкалывают роботы.

Александр Бурмистров: Вкалывают-то они потом — сначала территории обошли люди, которые определённым образом описали эти дворы. А робот появляется только на втором шаге. И он в любом случае просто обрабатывает данные, собираемые людьми.

Дмитрий Перязев: Самые важные данные — это как раз состояние дворовых территорий.

Александр Бурмистров: Выходили студенты архитектурной академии, своими глазами на всё это смотрели, оценивали, описывали и заносили данные в определённую систему.

Дмитрий Перязев: И каждому критерию они как раз указывали свой вес, который будет иметь решающее значение в итоговой оценке.

Алексей Фазлеев: О гарантийных обязательствах во время капремонта мы уже говорили. А вот при программе благоустройства, в том числе федеральной, идёт отслеживание?

Дмитрий Перязев: Конечно. Гарантийный срок на разные виды работ идёт от трёх до пяти лет. У нас в этом году по наказам депутатов было 15 обращений, но это не только работы 2020 года, а ещё есть работы 2018 и 2019 годов. Мы отслеживаем, определяем, из-за чего это произошло: либо это брак, либо такое содержание, либо вандализм. Разбираемся в каждом конкретном случае. Если это действительно гарантийный случай, то подрядчик переделывает работу.

IMG_9359_tn.JPG
Александр Бурмистров, Дмитрий Перязев и Алексей Фазлеев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Александр Бурмистров: В целом проблем меньше, чем с капремонтом.

Алексей Фазлеев: Люди более бережно относятся к дворовым территориям, когда сами участвуют в их благоустройстве.

Александр Бурмистров: По факту практика по дворовым территориям лучше, чем по капремонту. То ли дело в подрядчиках. Может, конкуренция чуть больше.

Алексей Фазлеев: Подводя итог сегодняшнего разговора, всё-таки ещё раз акцентирую внимание на том, что воля и активность собственников имеют огромное значение.

Дмитрий Перязев: Это действительно так. Это двигатель.

Александр Бурмистров: А бывает ещё хуже, когда эта воля есть, потому что все могут переругаться.

Дмитрий Перязев: Если есть один человек или пара активных людей, то они могут обратиться к депутатам. Решение общего собрания имеет основной вес при управлении многоквартирным домом. При всех видах ремонта и содержании имущества.

Алексей Фазлеев: На этом мы заканчиваем «Вечерний разговор». До встречи в эфире радио «Городская волна»!

Видео: nsknews.info

Что происходит

Саблистка София Позднякова завоевала второе золото на Олимпиаде в Токио

Центр Новосибирска воссоздали в игре Minecraft

Сводка по COVID-19: погибли ещё 11 новосибирцев

Из-за стройки объездной дороги ограничат движение на Бердском шоссе

Новосибирские пловцы не смогли пробиться в финал Олимпиады

Вперёд к «Победе»: новосибирцы проголосовали за лучших тренеров

Если вы пропустили: речная маршрутка, фонтан с мишкой и гаджеты из СССР

Новосибирск может обзавестись городом-побратимом на острове Гаити

Как доят разозлённых гадюк в новосибирском серпентарии

Для декоративного питомника подготовили площадку на Восточном шоссе

Огромные опоры ЛЭП перенесли из-за стройки четвёртого моста

Показать ещё