Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: как повлиял COVID-19 на общество и бизнес в Новосибирске

Как прошёл очередной сезон программы «Вечерний разговор», которая выходит на радио «Городская волна» (101.4 FM)? Итоги перед уходом в отпуск подвели трое ведущих: Иван Конобеев, Андрей Жирнов и Глеб Черепанов. Они поговорили о неприятном запахе в городе, последствиях пандемии коронавируса, незаконной торговле, пивных ларьках, зелёных зонах Новосибирска и дистанционном обучении школьников.

Иван Конобеев, Андрей Жирнов и Глеб Черепанов
Иван Конобеев, Андрей Жирнов и Глеб Черепанов
11:33, 20 Июля 2020

Иван Конобеев: Добрый вечер. Сегодня [16 июля] у нас программа, завершающая цикл в этом сезоне. И в студии сразу три ведущих. Здравствуйте! Я — Иван Конобеев.

Глеб Черепанов: Добрый вечер! Меня зовут Глеб Черепанов.

Андрей Жирнов: Добрый вечер, дорогие друзья! Меня зовут Андрей Жирнов.

Иван Конобеев: Мало, кто знает, но у программы есть ещё и редактор, который заставляет подводить итоги в конце каждого сезона. И сегодня мы подводим итоги тех программ, которые проходили в эфире радио «Городская волна» (101.4 FM).

Было очень большое количество тем, касающихся муниципалитета, жизни города, разных её сторон: от зелёных насаждений и экологии до дорог и образования. Всего более 15 выпусков в этом году.

И сегодня у нас выпуск, завершающий сезон, в котором мы постараемся по каждой из этих тем проговорить особо важные моменты. Мы запланировали несколько звонков в эфир от тех специалистов, экспертов и гостей, которые были в нашей студии за эти выпуски.

Плохой запах и экология

Для начала я бы хотел вспомнить тему экологии, которую мы обсуждали дважды. Во всяком случае, я как ведущий приглашал дважды экспертов в эту студию. Это тема, которая сегодня снова зазвучала. Речь о запахе в Новосибирске, на который поступает много жалоб.

Буквально на прошлой неделе мэр Новосибирска поставил задачу для департамента ЖКХ — контролировать количество обращений по этой проблеме. Разумеется, это не полномочия муниципалитета. У муниципалитета по 131-ФЗ есть определённое количество задач, которые он должен выполнять. И такой задачи, как экологический контроль в плане запахов, нет.

У нас сейчас на связи руководитель комитета, который занимается экологией, Мария Сидорова. И мы затрагиваем тему запаха, на который много раз обращали внимание новосибирцы. Мария, здравствуйте!

Мария Сидорова: Добрый вечер!

Иван Конобеев: Скажите, пожалуйста, какие есть полномочия у муниципалитета? Насколько я понимаю, их не очень много, чтобы включаться в борьбу с этим запахом, с одной стороны. А с другой — всё равно какой-то мониторинг мы можем проводить и фиксировать хотя бы для того, чтобы обращаться в контролирующие инстанции, которым положено этим заниматься.

Мария Сидорова: Проблема запахов — это проблема не только Новосибирска. Сами запахи не нормируются как химические вещества. Мы понимаем, например, что нефтепродукты, бензопирен, фенол — это какие-то понятные вещества, которые есть чем измерить — больше оно или меньше определённого норматива.

С другими запахами всё сложнее: кому-то пахнет очень хорошо, а кому-то — плохо. И самое главное, что источниками запахов могут быть разные объекты. Только в черте Новосибирска можно рассчитать пять групп запахов, которые мы сейчас будем отслеживать.

Но горожан в основном беспокоят запахи животноводства, которые доставляют им дискомфорт. Сейчас, как вы правильно сказали, мы отрабатываем поручение мэра. Мы разработали некий план действий. Мы составим схему всех предполагаемых источников запахов и по каждому источнику разрабатываем мероприятия для уменьшения.

Также мы налаживаем межведомственное взаимодействие с надзорными органами, потому что здесь нужна совместная работа надзорных органов, областных министерств и т. д.

Иван Конобеев: Здесь полномочия у всех свои.

Мария Сидорова: И самое главное — что запахи перемещаются, то есть источник запаха может быть вообще не на территории города, а на территории области. С учётом определённой температуры и ветра он может перемещаться. В этом случае обязательно нужно межведомственное взаимодействие.

NET_0001(1).jpg
Иван Конобеев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: Мария, а какие ведомства нужно включить в эту работу, чтобы всё-таки мы решили эту проблему?

Мария Сидорова: Сейчас такая межведомственная группа уже создана и плотно работает: Росприроднадзор, Россельхознадзор, минприроды Новосибирской области, Роспотребнадзор, комитет по экологии мэрии. Мы еженедельно собираемся, выверяем наши позиции. Это помимо того, что мы ежедневно фиксируем, откуда звонки, какие адреса, районы, направления.

Иван Конобеев: Один из предположительных источников — это свинокомплекс. Насколько я понимаю, раньше вообще не удавалось найти общий язык с этим предприятием. Понятно, что у них режимный объект, нельзя, чтобы туда попадал какой-то биопродукт, чтобы не пострадали животные от болезней — это всё понятно. Есть определённые требования к содержанию этих животных.

Но если я правильно понимаю, до сего момента эта организация не была готова к диалогу. Если мы посмотрим сегодняшнюю ситуацию — то есть уже от них определённые документы, есть материалы какой-то проверки, они предоставляли схему складирования отходов, как они утилизируются и т. д. Это же тоже какой-то этап. Они готовы к взаимодействию.

Мария Сидорова: Вы правы, это огромный шаг вперёд. Действительно, в силу своих полномочий не все надзорные органы могут туда попасть. А в данном случае предприятие добровольно пригласило, провело беседу и предоставило документы. Сейчас в рамках рабочей группы эти документы детально изучаем.

И дальше, я надеюсь, будет какая-то планомерная работа. Думаю, сам свинокомплекс тоже настроен на дальнейшую работу. И не удивлюсь, если будет разработан некий план с их стороны по модернизации технологий и уменьшению запаха.

Иван Конобеев: Мария, и ещё один вопрос. Мы с коллегами не только ведущие, но ещё и депутаты, часто приходится принимать участие в волонтёрских акциях и нам самим. Это относится и к экологии, и к чистоте в нашем городе. Во время прошлого эфира мы говорили с вами о том, что есть люди в Новосибирске, которые готовы вкладывать свои силы в очистку города. В том числе — на заброшенных участках или тех, которые находятся в федеральной собственности. Есть, например, берега рек. При этом за берега отвечают одни, за русла — другие.

Эти объекты сегодня становятся фокусом внимания, и люди сами выходят на какие-то экологические акции. Мы и сами участвуем в этих акциях на наших территориях. Я знаю, что недавно прошла очередная акция на берегу Оби. Можете рассказать о том, что сделано, какие места и речки волонтёры убрали с момента нашего последнего эфира?

Мария Сидорова: Экосознательность горожан очень велика и растёт с каждым днём. Сейчас, в условиях пандемии, невозможно проводить какие-то мероприятия, когда ты можешь созвать много людей, провести активный большой субботник. И наши граждане предложили инициативу, которую мы поддержали.

Добровольная акция «Чистый берег», люди знали дату и время. Добровольно захотели, пришли и помогли. Как ни странно, в субботу, 11 июля, 30 человек собрались, чтобы прибрать берег в районе набережной.

18 июля волонтёры убирали берег озера Надежда. Когда горожане обращаются к органам власти, мы их поддерживаем, помогаем, рассказываем, как правильно сортировать мусор, куда он пойдёт на переработку. И помогаем технически это реализовать. Потому что как и граждане, так и органы власти хотят всё время делать город чище.

Иван Конобеев: Мария, если есть желающие поучаствовать в акции «Чистый берег» — куда надо позвонить, чтобы попасть в этот созданный, так скажем, волонтёрский клуб?

Мария Сидорова: Надо активно отслеживать средства массовой информации.

Также можно в любой момент связаться с нашим комитетом. Мой телефон — 228-89-88, или моих специалистов — 228-86-21. Они всегда готовы ответить на любые вопросы, связанные с окружающей средой на территории города, а также рассказать о ближайших акциях.

Иван Конобеев: Отлично. Спасибо, что появились у нас в эфире в очередной раз, теперь по телефону. Будем надеяться, что мы улучшим экологическую обстановку в Новосибирске.

Мария Сидорова: Конечно. До свидания!

Распространение коронавируса

Глеб Черепанов: Ещё одна важная тема — это коронавирусная инфекция. К сожалению, со всех сторон от наших соседей приходят печальные новости, усиливается распространение коронавирусной инфекции в Алтайском крае. Так что тем, кто планировал поехать на Алтай, думаю, стоит воздержаться от этой поездки.

Иван Конобеев: Закрыт въезд в Республику Алтай?

Глеб Черепанов: Он не закрыт. Но в Алтайском крае каждый день теперь фиксируется более 200 заражённых. Они активными темпами набирают число заболевших, догоняя Новосибирскую область.

NET_9888(1).jpg
Глеб Черепанов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Напомню, что по числу заражённых на 100 000 населения Новосибирская область в Сибирском федеральном округе имеет хороший показатель. Также усилилось распространение коронавирусной инфекции в Иркутской области. Так что, если кто-то думает про поездку на Байкал — сейчас не самое лучшее время.

И у нас на связи — Яков Новосёлов, эксперт в сфере здравоохранения, кандидат медицинских наук. Яков Борисович, здравствуйте!

Яков Новосёлов: Добрый вечер!

Глеб Черепанов: Хотелось бы поговорить сегодня о том, как наша медицинская система справляется с коронавирусной инфекцией, как с ней борется.

Яков Новосёлов: Медицина, конечно, делает всё, что может, всё, что в состоянии. Бедные врачи несут огромную нагрузку. К сожалению, организации здравоохранения находятся далеко не на самом высшем уровне. Но мы с вами прекрасно понимаем, что после того, как Россия лишилась фактически половины лечебных учреждений в ходе реформ, десятков тысяч квалифицированных врачей, то, конечно, такой внезапный и коварный удар эпидемиологического характера страна переживает и переносит с большим и серьёзным трудом.

Конечно, у нас организовали инфекционные госпитали, но мы с вами прекрасно знаем, что очень часто статистика отличается от реальных цифр, в том числе и в здравоохранении.

Например, мы с вами знаем, читали и видели, что далеко не всем людям проводится тестирование, у которых есть симптомы простудного заболевания, в том числе характерные для коронавирусной инфекции. Далеко не всем проводят компьютерную томографию лёгких. Многие вынуждены самостоятельно, за собственные деньги идти и пытаться диагностировать у себя отсутствие или наличие пневмонии.

Конечно, с одной стороны, это положительно отражается на статистике, то есть не так уж много у нас получается заболевших. Опять же — не забываем, что мало кого тестируют без симптомов, то есть не проводят сплошное тестирование. А между прочим, эта категория самая опасная.

Человек, у которого нет симптомов, который не чувствует себя больным — а таких, по данным статистики, от 20% до 40%, — совершенно спокойно и безнаказанно ходит по магазинам, общественным местам и заражает. И слава богу, если человек перенесёт это легко, а если он попадает в те 20%, у которых серьёзные осложнения, тогда ему понадобится квалифицированная медицинская помощь.

Мы с вами прекрасно знаем, что даже те, у кого диагностирован коронавирус и кто переносит его со средней степенью тяжести — их тоже оставляют лечиться дома самостоятельно. Это приводит к тому, что сегодня люди должны знать, чем лечить коронавирус, поскольку им вполне могут не провести тест или провести, но привезти его через неделю, через две. Или вообще отказать в тестировании и поставить диагноз «ОРВИ», мы все это видим, знаем, читаем на разных новостных порталах.

Если человек знает, чем лечиться — хорошо, тогда у него самоизоляция плавно переходит в самолечение. А если не знает? Тогда это может перейти в совершенно другую стадию.

Глеб Черепанов: Скажите, а недостаточное количество тестов на коронавирус с чем связано: медицина не готова, нет самих тестов, или это какая-то осознанная позиция здравоохранения? Как считаете?

Яков Новосёлов: Лаборатории сегодня перегружены, это я знаю, поскольку общаюсь с многими лабораториями по своей основной экспертной работе. Во-вторых, мощности ограничены.

И самое главное. Если делать тесты не всем, у кого есть симптомы ОРВИ, как это, допустим, делалось в Италии, Германии и т. д. — то тогда, конечно, у нас статистика будет выглядеть более-менее хорошо. Вы сегодня уже отметили, что у нас хорошая статистика в Новосибирске.

Я не думаю, что в других городах подход чем-то лучше или хуже, потому что наше здравоохранение, к сожалению, давно превратилось в имитацию и симуляцию деятельности и отчётности. Тем более у нас, в Новосибирске, после того как здравоохранение было передано в другую зону ответственности властей, был уничтожен горздрав. И полностью, по сути, отменили возможный контроль со стороны граждан и муниципалитета за состоянием здравоохранения. Чем это заканчивается — мы с вами видим на себе.

Глеб Черепанов: Кстати, недавно мэр Новосибирска выступил с инициативой вернуть здравоохранение на муниципальный уровень. Как относитесь к этой инициативе? Станет ли оно тогда ближе для горожан? И будет ли это лучшим выходом?

NET_9943(1).jpg
Глеб Черепанов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Яков Новосёлов: По моему мнению, это будет одним из наиболее эффективных выходов из сложившейся ситуации. Повторюсь ещё раз: уничтожение горздрава привело к отсутствию контроля за тем, что происходит в здравоохранении.

Мы видим, чем это заканчивается даже по тем уголовным делам, которые сегодня публикуются. Это и НИИТО, когда чуть не украли половину денег НИИТО, но, слава богу, хотя бы их нашли. По клинике Мешалкина. Есть и ряд других примеров. Мы с вами их прекрасно знаем.

Это только то, что на виду, что мы видим. А что происходит у нас с поддельными анализами, с липовыми консультациями, приёмами врачей, когда списываются бюджетные деньги? И если человек внезапно заболеет и обратится в больницу — вполне может быть, что его деньги уже потрачены на этих липовых приёмах.

Кстати, вы можете сами проверить — не списывают ли ваши деньги. Зайдите на сайт госуслуг — там есть специальный раздел — и посмотрите. Вполне возможно (как у моих товарищей и коллег), там уже написано, что вы регулярно, с завидной старательностью, постоянно «посещаете» врача. 

Иван Конобеев: Можно ещё вопрос? Заинтересовала первая часть выступления по поводу COVID. Есть ли какие-то расчёты сегодня — сколько стоит переболеть этой инфекцией? Насколько я понимаю, можно делать КТ за свой счёт и покупать лекарства. Человек в итоге всё равно покупает всё сам, когда он дома лечится. И мне называли сумму — это более 20 000 рублей. Это реально?

Яков Новосёлов: На лекарственные препараты выйдет примерно 8000, если человек правильно начинает лечиться в начальном периоде. А если это, не дай бог, перейдёт в пневмонию, нужно добавить ещё и антибиотики.

Иван Конобеев: А вообще, в принципе, сколько может стоить этот пакет лекарств вместе с КТ?

Яков Новосёлов: Пакет лекарств будет стоить примерно 8-9 тысяч рублей плюс КТ, тут цены разные. Думаю, в 15 000 человек уложится.

Иван Конобеев: То есть недешёвое удовольствие. Даже если учитывать, что тест бесплатный.

Яков Новосёлов: Конечно! А вы посмотрите цены на лекарственные препараты. Они в ближайшее время ещё вырастут, потому что есть безумная инициатива правительства о дополнительной маркировке лекарственных препаратов, аналог системы «Платон», простите меня, или «Меркурий». Это ещё больше взвинтит цены на лекарственные препараты. Так что запасайтесь.

Андрей Жирнов: Яков, а скажите, действительно стоит ожидать второй волны коронавируса? И что, придётся снова ужесточать меры?

Яков Новосёлов: У нас пока ещё не достигнут пик первой волны. Если была бы хорошая самоизоляция, мы пережили бы с вами это более спокойно. Но мы прекрасно все видим — как она соблюдалась. Она соблюдалась только на бумаге, по крайней мере, у нас в Новосибирске, только на словах фактически населением.

NET_0019(1).jpg
Андрей Жирнов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Андрей Жирнов: Просто многие не верят в коронавирус, вы же сталкивались с этим?

Яков Новосёлов: Конечно, сталкивался. Во-первых, наши власти проспали начало эпидемии и начало карантина, пока размышляли и раскачивались.

А сейчас они решили — давайте отменим теперь эпидемию коронавируса, будем снижать ограничения. Но коронавирусу вообще всё равно, что там решило правительство. Сейчас только подходит период пика.

И, безусловно, все аналитики, эксперты, инфекционисты абсолютно уверены, что эта первая волна мягко перейдёт в сентябре-октябре во вторую волну. А тем, кто не верит: на днях скончался очень видный учёный Фёдор Петрович Короленко. Я у него сам учился в своё время в институте — профессор, великий учёный. А скончался он от коронавируса.

Да, он был немолодой человек, пожилой. Но обратите внимание: если вам повезёт попасть в те 80%, которые легко переносят коронавирус — это хорошо. Я думаю, сейчас уже у большинства людей есть не один знакомый или родственник, который перенёс, как минимум, в средней степени тяжести это заболевание.

Коснётся это 80% населения — из них 80% перенесут более-менее нормально, а 20% потребуется серьёзная медицинская помощь. 

Поэтому вы можете верить в коронавирус, можете не верить — коронавирусу на это в общем-то наплевать. Он будет развиваться по своим эпидемиологическим законам.

Глеб Черепанов: Спасибо, Яков, за интересную информацию. Я призываю всех новосибирцев пользоваться масками, когда выходите из дома, антисептическими средствами. Посещайте людные места только при самой крайней необходимости, а лучше всё-таки избегайте этого. В общем — заботьтесь о своём здоровье.

Яков Новосёлов: И обязательно начинайте лечение при первых же признаках, это вас может уберечь. Если вы протянете два-три дня, думая, что вас продуло кондиционером — тогда лекарства действуют намного хуже.

Глеб Черепанов: Спасибо, Яков.

Экономика и бизнес после пандемии

Андрей Жирнов: Эпидемия коронавируса нанесла очень сильный удар по торговле в Новосибирске, по сфере общественного питания. Всё время говорили, что Новосибирск — это очень крупный сервисный центр, торговый центр. И как раз за счёт торговли и сферы услуг Новосибирск получал рабочие места, доходы, люди жили за этот счёт. Так сложилась экономика за последние 20 с лишним лет. И тут — такой мощный удар со стороны коронавируса под дых. 

Как пережила новосибирская торговля ситуацию с коронавирусом — мы поговорим с начальником управления потребительского рынка мэрии Новосибирска Виталием Геннадьевичем Витухиным. Виталий Геннадьевич, добрый вечер!

Виталий Витухин: Добрый вечер!

Андрей Жирнов: Виталий Геннадьевич, скажите, насколько тяжёлый удар испытали торговля и сфера услуг в Новосибирске от эпидемии коронавируса?

Виталий Витухин: Жесточайший удар испытала вся сфера потребительского рынка. Начиная с марта, когда ввели режим ограничений, было закрыто около 4500 предприятий потребительского рынка. Среди них — и торговля, и услуги общественного питания, и бытовые услуги. Я уже не говорю о банях и спортивных залах.

Последнее время ограничения постепенно снимают, бизнес начинает открываться, и мы, конечно, видим, что люди не торопятся возвращаться туда, откуда насильно их убрали.

В торговых центрах, открывшихся недавно, нет того потока посетителей, который был до их закрытия. И мы с экспертами обсуждали вопрос. Никто не прогнозирует быстрее, чем за полтора года, возвращения потока посетителей в том объёме, который был до коронавируса.

Что касается объектов общественного питания, то, как вы знаете, до сих пор в полном формате не разрешено работать предприятиям общественного питания. Открыты только в формате летних кафе, веранд и работы навынос. Причём буквально недавно было дополнение в постановление губернатора, что предприятия общественного питания, расположенные в торговых центрах, не могут вообще работать ни в каком формате, даже навынос.

Это очень логично, потому что, естественно, если человек заходит в торговый центр и идёт в предприятие общественного питания, даже взять что-то навынос — то это дополнительное столпотворение.

По итогам разрешения работы в формате летних кафе со стороны губернатора, субъекта федерации — это постановление было издано 6 июля — буквально через день мы издали наше муниципальное постановление о мерах поддержки предприятий общественного питания.

Они теперь могут выставить летние площадки с использованием уличной мебели — столы, зонтики, стулья — до 30 сентября этого года абсолютно бесплатно. Чем можем, пытаемся помогать. Потому что в сфере общественного питания в Новосибирске заведений с открытым доступом — около 1800. И там работают, по нашим оценкам, примерно 14-15 тысяч сотрудников. Естественно, мы предпринимаем усилия, чтобы люди и предприятия начали работать и зарабатывать.

NET_9992(1).jpg
Андрей Жирнов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Андрей Жирнов: Виталий Геннадьевич, вы говорили, что поток не скоро восстановится. А с чем это связано? Что говорят эксперты, специалисты? Это у людей страх или дефицит денег?

Виталий Витухин: Профессионалы, эксперты рынка отмечают три момента. Первый — страх: люди напуганы, пока не готовы общаться в том же формате, быть среди людей.

Второй момент — это привычка: больше трёх месяцев люди были на самоизоляции и свои потребности начали воплощать через интернет-торговлю, другие ресурсы. И перенастроить назад абсолютно всех не получится. Потому что у людей уже в голове появились новые возможности, настройки — как они готовы покупать и заказывать.

И третье: вы абсолютно правы, ещё не восстановились доходы населения, тот заработок, с которым люди привыкли ходить по предприятиям торговли.

Андрей Жирнов: Да, низкая покупательская способность.

Нелегальная торговля и пивные ларьки

Иван Конобеев: Виталий Геннадьевич, у меня два вопроса. Первый: с одной стороны, есть легальная торговля, с другой стороны — нелегальная, незаконная, когда торгуют с лотков.

По площади Калинина мы проводили несколько рейдов вместе с управлением потребительского рынка, администрацией района, были и полиция, и миграционная служба. Без этих служб, если всех их туда не выводить, то эффективность этих рейдов очень невысокая. И, к сожалению, сейчас самое время, чтобы эта незаконная торговля процветала.

По площади Калинина у нас какие-то ближайшие действия есть или нет? Там уже до того дошло, что гирляндой из шариков преграждают путь через пешеходный тротуар и как на волчьей охоте загоняют людей на конкретный лоток. Я прошу обратить внимание на это. Я тоже попытаюсь туда ввести с проверками всевозможные службы. Но время, сами понимаете, для лоточной торговли золотое, потому что магазины все в загоне находятся. А на эту часть серого рынка довольно сложно влиять.

Виталий Витухин: Согласен с вами. В марте-апреле у нас действительно было снижено по объективным причинам количество рейдов по контролю за несанкционированной торговлей. Это было связано с тем, что на нас была очень большая нагрузка по мониторингу ситуации в продовольственных магазинах и на предприятиях, торгующих товарами первой необходимости — по оценке их запасов, по недопущению роста цен и т. д. Как раз из-за периодических панических настроений среди населения. Мы очень много позиций мониторили, отправляли через минпромторг Новосибирской области, соответственно, в Минпромторг РФ.

Начиная с середины мая количество рейдов восстанавливается. Мы знаем, в Новосибирске у нас на особом учёте от 41 до 43 локаций самых отъявленных мест несанкционированной торговли, мы ими постоянно занимаемся. Сейчас восстанавливаем количество рейдов и проверок. Площадь Калинина совершенно точно есть в части этих локаций, и мы занимаемся ею и будем заниматься более тщательно.

Иван Конобеев: И второй вопрос. Виталий Геннадьевич, помните, мы с вами пивной темой занимались. У нас Новосибирск — это «столица пива», потому что, я так понимаю, в нашем городе изобрели эти пивные краны. Такого количества пивных магазинов, как в нашем городе, говорят, больше практически нигде нет.

Помните, у нас был целый ряд совещаний, собраний вместе с «пивниками», и мы искали какие-то возможности, чтобы и волки были сыты, и овцы целы. В том смысле, что у людей вызывает раздражение, когда магазин-пивнушка находится в доме — это одно, а если он ещё и работает круглосуточно — это совсем плохо. Мало того, что днём торгуют, ладно. А когда ночью ещё и пьяные крики вплоть до рукоприкладства — это совсем печальная картина.

Были полномочия сначала на одном уровне, потом на другом, и вроде на уровне мэрии нашли какие-то рычаги, полномочия были переданы на другой уровень. Сегодня картина выглядит таким образом, что всё-таки полномочия вернулись на уровень региона, и сейчас у нас есть возможности и по федеральному закону, и по закону, который существует на региональном уровне, ограничить метраж торгового зала, где торгуют пивом, до 50 метров. Как считаете, этого будет достаточно для того, чтобы снять остроту проблемы? Или всё-таки это полумера?

NET_9983(1).jpg
Иван Конобеев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Виталий Витухин: Закон субъекта принят только в первом чтении на федеральном уровне. Вернее, изменение в 171-й закон — по ограничению продажи алкогольной продукции в жилых домах и, что самое главное, на прилегающей территории к жилым домам.

Иван Конобеев: А прилегающая территория — это придомовая или всё-таки любая?

Виталий Витухин: Любая прилегающая территория. После окончательного принятия закона на уровне субъекта мы как муниципалитет обязаны будем принять правовой акт по порядку расчёта этой территории.

Мы очень ждём закона субъекта, я лично вхожу в рабочую группу. Мы поддерживаем возврат на уровень субъекта возможностей введения дополнительных ограничений в части общепита, потому что, как вы помните, два года назад у губернаторов эти полномочия были убраны.

И два года мы били во все колокола. Не только Новосибирск, били в эти колокола и другие муниципалитеты. И на уровне Госдумы нас услышали и вернули полномочия губернаторам.

Вернуть-то вернули, только чётко прописано, что в каждом субъекте должен быть издан закон, который регулировал бы порядок в этом субъекте. На уровне РФ минимальный размер зала приёма пищи должен быть 20 метров. В Новосибирской области рабочей группой рекомендовано 50 кв. метров. Замечательная инициатива, которую мы тоже поддерживаем. Мы были одними из инициаторов увеличения этой площади.

Вы начали с того, что Новосибирск — пивная столица. Если бы просто предприятия торговли замечательно и законопослушно вели торговую деятельность, к ним бы и претензий не было. Но, к сожалению, в Новосибирске — может быть, в других городах это тоже есть — мы чётко наблюдаем мимикрию тех торговых предприятий, которые днём, когда им удобно и выгодно, считают себя магазином и позиционируют себя соответственно, а после 22 часов, когда запрещена розничная продажа, они говорят, что они кафе.

Именно против таких предприятий и направлен в первую очередь этот закон. И мы надеемся, что, после того, как его утвердят в окончательном чтении депутаты нашего Законодательного собрания и он вступит в силу, и после того, как мы мгновенно разработаем и утвердим порядок расчёта размера прилегающей территории, конечно, мы начнём закрывать те самые «наливайки», которые находятся в жилых домах и на прилегающей территории. А как раз в большинстве из них залы приёма пищи не превышают площадь 50 кв. метров.

Иван Конобеев: Андрей Геннадьевич, когда примете закон? У нас коллективный вопрос.

Андрей Жирнов: Я думаю, что осенью примет новый созыв, потому что все сталкиваются с этой проблемой. У депутатов Законодательного собрания это единодушная позиция — о том, что необходимо его принимать. И если есть возможность, то ещё более ужесточать.

Глеб Черепанов: Спасибо, Виталий Геннадьевич, за интересный разговор.

Виталий Витухин: Вам спасибо. Всем здоровья!

Городские парки

Иван Конобеев: У нас осталось совсем немного времени, и мы решили, что каждый вспомнит, какие программы мы лично прочувствовали и какими темами мы живём. Я начну. Для меня тема, которой я сильно проникся, и несколько программ по этому поводу было — это тема новосибирской зелёнки. Я для себя сделал открытие, что всё-таки Новосибирск зеленее, чем Омск.

Глеб Черепанов: А зелёнка — это такой профессиональный жаргонизм?

Иван Конобеев: Да, это абсолютно профессиональный термин, я уже настолько включился в эту повестку. Имеется в виду тема про озеленение, про деревья, парки и скверы, которые есть в Новосибирске. И для меня было очевидно, что Омск зеленее, чем Новосибирск, а снимки из космоса показывают, что Новосибирск перевыполняет нормы по количеству зелёнки на человека, и её у нас больше, чем в Омске.

Но есть одно большое «но». В Новосибирске все зелёные гектары приходятся на человека не те, что находятся в центре города или даже на окраинах (это ленточный бор, Заельцовский бор, Инюшенский бор) — те, что находятся по периферии, и те, что называются городскими лесами.

А всё, что находится в центре города, в каких-то наиболее застроенных жилмассивах не в центре города, по сути, и даёт такое впечатление, что у нас зелёнки маловато. В Новосибирске деревья, посаженные в 1970-е годы, например, клёны и тополя, которыми наш город весь засажен — это очень хорошие деревья.

И советская власть была права, что засадила Новосибирск этими деревьями, потому что они быстро набирают листву, быстро растут и т. д. Но проблема у этих деревьев есть: они быстро стареют. И мы увидели проблему после трёх ураганов, которые прошли в Новосибирске. И проблема в том, что эти деревья нужно убирать и сажать новые. И вот тут возникает вопрос — за какие деньги, потому что в Новосибирске сегодня нет декоративного питомника, там строится жилмассив «Стрижи».

Каким-то способом они на этой земле что-то строят. А та часть земли, которая была на перспективу под питомник, я так понимаю, что в неё сегодня надо вкладывать какие-то колоссальные деньги. Для меня эта тема была самой главной, и, мне кажется, нельзя её оставлять.

Нужно обязательно ставить акцент на том, что нам нужно для того, чтобы Горзеленхоз развивался, чтобы зелёнка в Новосибирске расширялась, нужно вкладывать средства в это направление. Да, дороги важны, тротуары, но нельзя это направление отпускать на какой-то фоновый режим.

Глеб Черепанов: И как это активизировать?

Иван Конобеев: Я думаю, что нужно запускать целевые зелёные деньги на питомники.

Глеб Черепанов: Доллары?

Обманутые дольщики

Андрей Жирнов: Я ещё думаю, что нужно повышать социальную ответственность бизнеса. Мы несколько раз в эфире говорили о так называемом строительном лобби, о преступлениях в строительной отрасли, когда появлялись обманутые дольщики. Это всё от корысти, от жадности некоторых строительных дельцов, как они выкачивали деньги из людей. И вообще их отношение к городу — получили прибыль и довольны.

А это же неправильно, необходимо и ответственность бизнеса развивать. Например, у нас в Заельцовском районе идёт борьба жителей против «строительной мафии» за создание сквера в пойме реки Ельцовка.

Иван Конобеев: Да, зелёная тема — это очень важная тема, которую нужно поддерживать и какие-то перспективные вещи замечать сегодня. Если поставить условный дом — то завтра убрать этот дом невозможно. А можно эту зону, грубо говоря, красными флажками огородить и сказать: нет, ребята, мы будем в эту зону вкладывать деньги.

Андрей Жирнов: Я думаю, если среди наших слушателей провести опрос, за что они — построить вместо парка дом или разбить парк в пойме реки 1-я Ельцовка, то все выскажутся за парк. Как житель Центрального округа могу сказать, что в центре не хватает зелёных зон, насаждений. И то, что есть, нужно оберегать, сохранять и лелеять.

Иван Конобеев: Согласен с такой позицией.

Дистанционка школьников

Глеб Черепанов: Я бы отметил ещё одну важную тему. Всё-таки в условиях коронавируса оказались не только взрослые люди, но и дети. И это был большой вызов и для детей, и для родителей — дистанционное обучение в школе. Новосибирск, конечно же, с этим справился, но не без сложностей, заковырок, каких-то даже порой конфликтных ситуаций. Не все родители оказались готовы к тому, чтобы обучать своих детей.

Иван Конобеев: Я не готов был. И сейчас не готов. Не дай бог, осенью это произойдёт.

Глеб Черепанов: 13 июля губернатор заявил, что 1 сентября школы начнут работать в обычном режиме. Мы очень на это надеемся, но, конечно же, здесь свои коррективы вносит коронавирус, потому что ожидали, рассчитывали на то, что детские оздоровительные лагеря откроются, все ждали до последнего момента. Но уже сейчас, к сожалению, совершенно точно известно, что в этом году дети наши остались без пионерских лагерей.

Андрей Жирнов: На этой, с одной стороны, не оптимистичной ноте, мы завершаем нашу программу. С другой стороны — дети 1 сентября дети пойдут наконец-то в школу. Это не может не радовать родителей. Дети, конечно, будут расстроены.

Дорогие радиослушатели, у нас сегодня было три ведущих. Программа «Вечерний разговор» продолжит свою работу с другими ведущими в течение примерно двух месяцев.

Глеб Черепанов: А 30 июля, в четверг, в это же время выйдет в эфир программа «Мэр отвечает», где мэр Новосибирска Анатолий Евгеньевич Локоть ответит на ваши вопросы. До свидания, уважаемые новосибирцы!

Иван Конобеев: Всего доброго!

Андрей Жирнов: До встречи!

Видео: nsknews.info

Что происходит

Благоустройство сквера Гагарина завершат в 2021 году

Культурное слияние: два ДК объединили в Новосибирске

Зачем менять бумажную трудовую книжку на электронную

Летучая мышь залетела в окно к новосибирцу и подняла его с постели

Бесплатное социальное такси Gett запустили в Новосибирске

Зачем экономить бумагу: пять главных ответов

Стрижей выхаживает на своём балконе жительница Новосибирска

Неспящим новосибирцам предложили посмотреть в телескоп онлайн

Десантники устроили драку из-за арбузов и дынь в Новосибирске

Узнай свой ВИЧ-статус: на улицы Новосибирска снова выехали тест-мобили

Росавтодор намерен расторгнуть с «Сибмостом» контракт по Восточному обходу

Показать ещё