Городская волна
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: память предков, город приезжих и место в истории

6 октября на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывали культуролог Анна Динельт, генеалог Екатерина Дальчанина и предприниматель Сергей Синягин. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
08:45, 19 октября 2023

Взгляд назад. Исторический календарь

2 октября 1940 года Президиум Верховного Совета СССР принял указ «О государственных резервах СССР». Он предусматривал создание ремесленных, железнодорожных училищ и школ ФЗО для обучения молодёжи массовым рабочим профессиям. В Новосибирске в созданных четырёх школах обучалось больше 2000 человек. Первый выпуск состоялся в мае — июне 1941 года.

2 октября 1955 года на заводе «Тяжстанкогидропресс» имени Ефремова закончились производственные испытания нового горизонтально-расточного станка. Его спроектировали заводские специалисты.

8C5A9824.JPG
Фото: nsknews.info

2 октября 1976 года Западно-Сибирское книжное издательство завершило выпуск 50-томной библиотеки «Молодая проза Сибири». За её выпуск издательству присудили премию Ленинского комсомола.

3 октября 1930 года открылась окружная клиническая больница с тремя лечебными отделениями на 140 коек. Сейчас это городская клиническая больница №1.

3 октября 1953 года Новосибирский речной порт получил с Московской судостроительной верфи семь новых теплоходов.

3 октября 1980 года в Доме учёных Сибирского отделения Академии наук СССР открылась большая экспозиция работ художника Николая Грицюка.

3 октября 1988 года в Новосибирской области был создан отряд милиции особого назначения.

4 октября 1913 года состоялось последнее ликвидационное собрание общества приказчиков. Оно решило передать библиотеку и неиспользованный участок земли, предоставленный ему городом для строительства собственного здания, Обществу попечения о народном образовании. Библиотека была передана, а участок вернули городу.

4 октября 1936 года по решению горсовета сад «Свобода» в Октябрьском районе переименовали в сад имени Кирова.

4 октября 1955 года в Новосибирске было образовано производственное объединение «Север».

5 октября 1952 года в Новосибирске открыли кинотеатр «Победа». Первой картиной, которую там показали, был фильм «Падение Берлина». В советское время кинотеатр славился большим экраном, выходившим на улицу Ленина, по которому в тёмное время суток показывали «Ералаш» и «Фитиль».

Кинотеатр «Победа». Фото: nsknews.info

5 октября 2009 года в День учителя возле гимназии №1 на Красном проспекте, 48 установили памятный знак Варваре Афанасьевне Булгаковой. На стеле написано: «В школе №42 (ныне гимназия №1) работала учителем Варвара Афанасьевна Булгакова, сестра русского писателя Михаила Булгакова, ставшая прототипом одной из главных героинь романа «Белая гвардия».

6 октября 1917 года из печати вышел первый и единственный номер газеты Новониколаевского комитета РСДРП(б) — газеты «Рабочий».

7 октября 1907 года с благословения епископа Бийского Иннокентия в Ново-Николаевске освятили новую церковь Воскресения Христова при городском кладбище. Таинство освящения совершил протоиерей Николай Завадовский.

7 октября 1915 года открылось временное товарно-пассажирское движение на главной линии Алтайской железной дороги — от Ново-Николаевска до Семипалатинска и по Бийской ветке — от Алтайской до Бийска с вагонами беспересадочного сообщения из Ново-Николаевска до Бийска и обратно. Из-за плохой подачи воды на станциях первый поезд, который прибыл из Ново-Николаевска в Барнаул 8 октября, опоздал на 10 часов.

8 октября 1929 года небывалый ураганный ветер оборвал в городе 38 телефонных линий, вырвал с корнем тополя, по улице Советской оказались опрокинутыми витрины. Была закрыта переправа через Обь.

 

Однажды в Новосибирске. Официальный день рождения

Первый в истории Новосибирска День города прошёл 4 октября 1987 года. Дата была не круглая — нашему городу тогда исполнилось 94 года — но это здесь было ни при чём. Праздник решили приурочить к 70-летию Октябрьской революции. Потому-то и провести его решили осенью, а не в июне, как сейчас. Юбилейные даты праздновали в Новосибирске и раньше, но это был первый официальный День города. И именно он заложил все основные традиции привычного нам сегодня праздника, которые сохраняются и по сей день.

По замыслу чиновников и партийных руководителей, этот ежегодный праздник, День города, должен был способствовать продолжению революционных, боевых и трудовых традиций города, пропагандировать экономические и социальные достижения трудовых коллективов, воспитывать у горожан патриотизм и любовь к родному городу. 

Устроители праздника предполагали, что он будет способствовать превращению Новосибирска в город высокой культуры, образцового порядка и здорового быта.

В постановлении горисполкома говорилось: «Райкомам КПСС, райисполкомам, райкомам ВЛКСМ, партийным, профсоюзным и комсомольским организациям необходимо провести широкую работу в трудовых коллективах и по месту жительства по разъяснению целей и задач праздника, по мобилизации горожан на активное участие в подготовке и проведении Дня города Новосибирска».

Соответственно поставленным целям и задачам за неделю до праздника был проведён общегородской субботник по уборке города. Новосибирск почистили, до блеска отмыли и покрасили, посадили новые деревья.

4 октября 1987 года выпало на воскресенье. На случай непогоды был план переноса праздника в дома культуры, клубы, кинотеатры и спортзалы. Но делать этого не пришлось, все мероприятия прошли на открытых площадках. На площади Ленина играли духовые оркестры, звучали речи первых лиц города. Там прошли спортивные эстафеты и общегородская зарядка, театрализованные представления и концерты, парад советской автомобильной, в том числе и ретро, техники, а также показательные выступления мотоциклистов. Для десяти новоиспечённых пар молодожёнов в центре города устроили свадебный бал с угощениями.

Выпуск «Вечёрки» на следующий день после Дня города. Фото: Сергей Тарасов, nsknews.info

На набережной горожанам устроили символическую встречу с Гариным-Михайловским. Мимо Монумента Славы, где прошёл час памяти, проскакали конные красноармейцы в будёновках, и прошла военная техника. Танки и пушки выставили и под метромостом на левом берегу.

Изюминкой праздника стали экскурсии на самолёте — но их проводили только по предварительным групповым заявкам. Самолёт с экскурсантами несколько раз за день поднимался с Северного аэропорта и облетал город. Также желающие могли посетить метродепо или проехать по городу на экскурсионном автобусе.

Вечером на главной площади города были продемонстрированы экстравагантные современные причёски и выступили представители самой прогрессивной в то время молодёжной субкультуры — танцоров в стиле брейк. Не обошлось, конечно, и без большого фейерверка.

 

Было — не было. Место для шага в историю

Гости в студии «Городской волны» — культуролог Анна Динельт, предприниматель Сергей Синягин и руководитель школы генеалогии «Шаг» Екатерина Дальчанина.

Евгений Ларин: Сегодня у меня в гостях участники круглого стола по генеалогии (некоторые из участников) «Генеалогия для новичков», который прошёл 30 сентября в Музее на набережной. И говорить мы будем о генеалогии — науке о происхождении, преемстве и родстве семей, то есть о родственных связях. То есть о предках. Известно, что историю делают конкретные люди. Но имеют ли они к нам какое-то отношение? Об этом — сегодня в нашей главной рубрике.

Начать мне бы хотелось вот с такого вопроса. Как и когда так произошло, что мы утратили знания о своих предках, о наших семьях, родах? И куда-то ушла сама эта традиция, когда люди хорошо знали и чтили память своих предков бог знает до какого поколения. Ещё совсем недавно по историческим меркам в домах — конечно, прежде всего, в знатных домах, — можно было увидеть целые галереи портретов далёкой по времени родни.

Помните, в «Собаке Баскервилей», когда Холмс и Ватсон обнаруживают в галерее поразительное сходство сэра Хьюго и Степлтона, Холмс произносит такие слова: «Вот как начнёшь изучать фамильные портреты, так и уверуешь в переселение душ».

IMG_20231004_100506.jpg
Сергей Синягин, Екатерина Дальчанина, Анна Динельт и Евгений Ларин. Фото: nsknews.info

И вдруг в один прекрасный момент — конечно, не прекрасный и не один момент, — всего этого не стало. Мы утратили память о предках. Что произошло? Я предвижу ответ, но, тем не менее, вопрос в силе.

Екатерина Дальчанина: Генеалогия — это, наверное, прежде всего, история нашей страны, только в лицах. И чаще всего — в родных лицах. И забывать предков мы, наверное, стали в период революции и Гражданской войны, когда в обществе произошёл раскол, и стало политически опасно иметь разных родственников. И тогда мы начали искусственно забывать, прятать, прибирать по поводу своих корней. Конец 1930-х годов тоже был непростым временем. И только, наверное, сейчас, когда всё более или менее хоть как-то стабилизировалось, мы все активно начали заниматься восстановлением наших родов.

Хотя, например, у меня ученица была из Бурятии, у них там до сих пор существует традиция не входить в отчий дом, пока не вспомнишь имена предков до седьмого колена. 

То есть не все, слава богу, забывали и прерывали память предков. Мы сейчас, я надеюсь, близки к такому же восстановлению.

Евгений Ларин: А знаете, почему я думаю, что это не совсем так? Я вспоминаю один хороший фильм, я его очень люблю. Называется «Враг мой», это американская фантастика середины 1980-х годов. Там земляне воюют с инопланетной расой, с расой рептилий. И вот во время боя два врага оказываются на одной необитаемой планете, они встречаются, и им нужно либо убить друг друга, либо подружиться. В конце концов они становятся друзьями, там происходят трагические события, но дело не в этом. Я о том, что вот этот рептилоид пересказывает землянину свою родословную, он перечисляет имена всех своих предков. Он даже их пропевает, — у них такие песни. Затем он просит землянина рассказать ему о своих предках. А американец этим весьма озадачен. Он, оказывается, знает только маму и папу и кое-что помнит о бабушке и дедушке. И всё. У американцев не было революции и Гражданской войны, как у нас. Но ситуация 80-х годов прошлого века в Америке, которая показана в фильме, это фактически наша с вами современная ситуация. Значит, дело не в этом?

Екатерина Дальчанина: У есть ответ. Я окончила школу в Соединённых Штатах, в Нью-Йорке, и, соответственно, очень хорошо окунулась в 90-е в атмосферу Америки. При всём уважении ко всем странам мира, я считаю что американцы — это не чистокровная нация. Тема острая, но у них действительно нет преемственности родов. Но если взять Европу, старую добрую Англию, в которой жили Шерлок Холмс и доктор Ватсон, то там память предков чтут.

Мы говорим про наших родственников. У нашей страны история очень особенная, очень непростая, очень длинная. Опираясь на документы, я говорю о наших предках, которые жили в Российской империи. Если читать их автобиографии, например, наших прадедов, то они там очень много привирали, меняли, прятали, потому что в нашей стране действительно было опасно. В Америке не было опасно, но ценности там другие. Мы всегда чтили наших предков — и крестьяне, и дворяне. Мы их уважали, помнили, у нас были их портреты, родовые книги. Вопрос же был, почему мы стали забывать своих предков. Так вот, американцы их никогда и не помнили.

Евгений Ларин: Мы уже отметили, что интерес к нашим предкам восстанавливается. Он заметно подрос. Я думаю, что это на фоне подъёма интереса к истории города. И мы это видим. Кстати, многие из тех, кто пришёл на круглый стол в Музей на набережной — мы спрашивали — знают свою родню дальше прадедушек и прабабушек, то есть люди этим занимаются специально, они интересуются. Что происходит сейчас? Классовая вражда прекратилась не вчера. Опасность миновала уже довольно давно. Но этот интерес растёт именно сейчас.

Екатерина Дальчанина: Стало больше возможностей. Наши прекрасные доблестные архивы стали оцифровывать дела, информация стала появляться в открытом доступе. Когда я только начинала заниматься генеалогией, делала первые шаги — это было лет 15 назад — интернета особо не было. Всё это собиралось по крупицам, приходилось ездить по стране, а у нас у всех предки раскиданы по всей стране: ссыльные, переселенцы, кочевники и все кто угодно. Соответственно информация тоже раскидана по архивам. Постоянно ездить — это достаточно затратно, проблематично, трудно. С чего начинать — непонятно. А сейчас всё в открытом доступе, очень много школ, много открытых источников, много государственных программ, которые помогают искать своих предков.

IMG_20231004_100604.jpg
Екатерина Дальчанина, Анна Динельт и Евгений Ларин. Фото: nsknews.info

Поддержка везде — от власти до архивов. Это, безусловно, облегчает поиск тем, кто хочет искать. Ну и сарафанное радио в нашем народе всегда хорошо работало. Сосед делает — мне тоже интересно. Увлечённых людей всё больше, это прекрасный вирус, который распространяется в народе.

Евгений Ларин: Это даже модно становится — повесить у себя дома фамильное древо.

Екатерина Дальчанина: Это однозначно становится модно, престижно. Количество учеников у меня очень сильно растёт даже за последние полгода. Желающих найти свои корни очень-очень много. Как и клиентов, у которых нет времени самим искать, и которые готовы отдать определенные суммы за то, чтобы за них нашли специалисты. Число таких людей тоже растёт. И это очень радует, потому что, мне кажется, чем больше людей знают свою историю, историю страны, историю своей семьи, тем мы становимся богаче, крепче, дружнее, непобедимее, а это нам очень важно сейчас.

Сергей Синягин: Я бы хотел соединить ваш первый вопрос со вторым: почему стали забывать и почему сейчас появляется интерес. Здесь есть небольшой нюанс. Давайте помнить о том, что большая часть населения нашей страны были крестьянами. У многих из нас в предках есть крестьяне. И очень сильную роль сыграла урбанизация — люди стали переезжать из деревень в города. И эта сакральная часть, эти большие стены с фотографиями остались в деревнях. У меня тоже есть в семейном альбоме такие фотографии, где на фоне моих предков — целая стена со старинными фотографиями, которые, к сожалению, сейчас утрачены. 

Всё это осталась в деревнях у старых, пожилых людей. Связь постепенно уходила. Эти фотографии стали никому не нужны.

Люди приезжают в город, связь теряется. Миграция по стране стала более активной в 1930–40–50-е годы, когда были большие стройки, когда люди после учёбы получали по разнарядке различные командировки на работу. И вот человек, чьи предки 500 лет жили на одном месте, перемещается на другой конец страны. Связь с родными теряется. Какое-то время она могла поддерживаться перепиской, но со временем люди всё больше и больше отдалялись.

Что касается второго вопроса — почему эта связь восстанавливается сейчас, — то правильно сказал наш предыдущий спикер: современные технологии нам очень сильно помогают. Сейчас, находясь на Дальнем Востоке, мы можем исследовать архивы наших предков из Санкт-Петербурга. Всё это сделано онлайн, доступно и очень легко.

Евгений Ларин: Давайте теперь поговорим о том, какое место занимает генеалогия в истории и краеведении. Мы не будем говорить, что генеалогия — это вспомогательная историческая дисциплина и так далее. Всё это можно прочитать хотя бы в «Википедии».

Мне хотелось бы услышать от вас примеры того, как результаты генеалогического поиска, возможно, помогли пополнить базу знаний историков, и наоборот — как исторические сведения помогали вам в изучении истории своих семей. Думаю, что у каждого из вас есть такие примеры.

Анна Динельт: Я уверена, что генеалогия обогащает краеведение, и наоборот, краеведение обогащают генеалогию. В моём поиске была история, когда богатый краеведческий материал по селу Красному Нижегородской области, откуда вышли 13 поколений моих предков, обогатил моё знание о моих предшественниках. Дело в том, что село Красное — это так называемая Матрайская народная республика. Это шуточное название села Красного, потому что существует такое название местных жителей — матраи. Это и самоназвание, и название, известное во всей Нижегородской области, раньше — губернии.

Местные жители назывались матраями, потому что они обладали специфическим тайным — матрайским — языком, на котором в селе говорили ещё до 1950-х годов. Язык этот не понимал никто. Никто, кроме них самих, не мог понять, о чём они говорят. Этот язык относятся к языкам офень.

Евгений Ларин: Арго?

Анна Динельт: Да. Это языки, которые использовали купцы, разбойники. А в данном случае этот язык использовали ремесленники, которые производили валенки, для того, чтобы никто не узнал секреты их производства, и более того — каким-то образом не помешал им взять ту цену, которую они хотят за свои прекрасные валенки высокого качества. Вот эта краеведческая деталь рассказала мне очень много о моих предках.

Екатерина Дальчанина: Краеведение и генеалогия — это мой любимый тандем, потому что, изучая населённый пункт в истории своих предков, ты, наверное, их очеловечиваешь. В архивах — даты и имена, это достаточно сухая информация. Её недостаточно для того, чтобы понять, какими они были, каков был их характер, чем они занимались, как они гуляли, как отмечали праздники. Все эти штрихи реальной жизни наших предков — это всё краеведение, которое изучает историю населённого пункта, улочки, дома, специфику наличников — всех этих штрихов, которые делают из наших предков не имена на надгробных плитах, а реальных живых людей. Поэтому дружите с краеведами, изучайте историю населённого пункта, края — и ваши предки обретут облик.

IMG_20231004_100534.jpg
Анна Динельт и Евгений Ларин. Фото: nsknews.info

Евгений Ларин: Говоря об истории города, нам важно всегда помнить, что Новосибирск — это город приезжих. Если мы появились в Новосибирске (а раз мы сидим в нашей студии, то мы когда-то появились в Новосибирске), значит, мы — потомки тех, кто когда-то сюда приехал. Предки Анны Владимировны вышли из Нижегородской области. А откуда ваши предки, Екатерина Олеговна, Сергей Викторович?

Екатерина Дальчанина: У меня большая география. Это и Курск, и Полтава, и Якутия. Мои предки — понаехавшие со всех сторон, поэтому территориально я изучаю практически всю Россию. Ну, а Новосибирск — прекрасный динамичный быстрорастущий город, в том числе, потому, что его создавали очень прогрессивные, очень интересные люди. Если посмотреть историю Ново-Николаевска, то мы увидим купцов, которые здесь строили торговые отношения, увидим, как в нашем городе появлялись первые машины и первые ванны, как строился мост, увидим, кто здесь работал и кто вообще создавал этот город. А сколько у нас красивых любовных историй! У нас даже свои призраки есть! Город хоть и с небольшой, но с достаточно богатой и интересной историей. Сюда приезжали не просто на заселение деревень, как по столыпинской реформе, сюда приезжали строить большой город.

Когда один наш друг с Мальты приехал первый раз в Новосибирск, и мы повели его в оперной театр, то у него был шок. Оперный построили давно, когда Новосибирск ещё не был таким большим, не был городом-миллионником, а мест в театре очень много. 

У нас очень большой оперный театр. И возник совершенно закономерный вопрос: как смогли спрогнозировать, что город так сильно вырастет? Количество мест в театре не соответствовало количеству жителей города на тот момент.

Евгений Ларин: На вырост строили!

Екатерина Дальчанина: Да. Они понимали, что они строят мегагород и ему нужен мегатеатр. И таких интересных наблюдений в нашем городе, действительно, очень много. Так что спасибо тем, кто строил Новосибирск. Прекрасный город!

Сергей Синягин: Что касается моих предков по материнской линии, то они в Томскую губернию приехали ещё до столыпинской реформы, приехали в Каргатскую волость, сейчас это Чулымский район Новосибирской области. В Новосибирск бабушка приехала из Первоуральска в 1951 году, а по линии дедушки родня приехала в 1953 году из Колывани. Они сюда перебрались после того, как он прошёл военную службу. Он участвовал в войне в Корее. Мало кто знает, что наши войска помогали в войне, которая была в Северной Корее. Дедушка служил в ПВО, это отдельная интересная история.

По линии отца мои предки сюда переехали 1970-е годы из Владимирской области, а туда они приехали из Ленинграда в связи с блокадой и войной. История семьи замешана с историей страны.

Евгений Ларин: Мы все прекрасно понимаем, что историю города и страны делают люди. Конкретные люди, у которых были свои цели, стремления, мечты, амбиции. И родственники. Очень много родственников. Даже если человек об этом не знал, они у него всё равно были.

Но вот почему-то часто так бывает, что когда речь заходит о нашей семье, о наших родственниках, мы — если мы, конечно, не прямые потомки великих деятелей, — часто говорим, мол, в моей семье никто ничего интересного не сделал, жили себе, работали и всё.

Но мы, таким образом, как будто, отказываем себе в праве занять своё место в нашей общей истории. Ведь мы через своих предков в эту историю и входим! Почему мы так невысоко ценим заслуги наших прямых и не таких уж и далёких родственников?

Сергей Синягин: Попробую ответить на этот вопрос. То, что доступно и лежит перед нами, нам менее интересно, потому что оно здесь и сейчас. Генеалогам всегда более интересно копать вглубь, искать то, что скрыто. Хотя, наверное, у наших детей и внуков будут потом к нам вопросы. У меня такое было. Я спрашивал свою бабушка, мол, как ты не спросила свою мамуо том, чем занималась её бабушка! А она говорила, что это было неинтересно, это было повседневностью. Мы стараемся всегда больше проникнуть в недоступные материи, которые лежат где-то на глубине. А спустя годы мы жалеем о том, что что-то не спросили, не сохранили.

Евгений Ларин: Да, я про своих также могу сказать, дескать, ничего не выдающегося — жили и работали. А если задуматься, то мой дед был инженером-строителем, работал в энергетике и участвовал в проектировании ГРЭС и многих других объектов не только по Сибири, но и по всей стране. Это ли не вклад в историю! Я думаю, что о таком вкладе может рассказать каждый.

Сергей Синягин: У нас в семье — династия работников НЗХК, Новосибирского завода химконцентратов. Мои родственники там работают практически с самого начала, с 1950-х годов. На этом заводе работали мой дед, две моих бабушки, моя мама там до сих пор работает — она ветеран атомной промышленности, имеет награды, в том числе от мэра.

IMG_20231004_100703.jpg
Сергей Синягин, Екатерина Дальчанина и Анна Динельт. Фото: nsknews.info

Екатерина Дальчанина: Хочу добавить по поводу того, почему мы не привыкли ценить дела своих предков. Так исторически сложилось в 1980–90-х годах, что у нас был практически лозунг — «страна идиотов». И мы настолько привыкли к тому, что «там» хорошо, а у нас — не очень, что это впиталось в подкорку, мол, ценить своё — это неправильно. И сейчас, к моей большой радости, это уходит, и мы начинаем ценить себя, свою родину, своих предков. И мы только-только учимся этому, мы только становимся на эту тропинку — мы начинаем гордиться своими предками. Причём мы смотрим не только в советский период, но и глубже. У наших предков, действительно, было столько побед! Нужно изучить эту историю и научиться гордиться предками, и тогда наши потомки, наверное, будут гордиться нами вне зависимости от наших дел. В общем, тенденция хорошая, люди учатся гордиться своими предками.

Анна Динельт: Добавлю ещё сколько слов. Часто люди говорят мне, мол, читаем твои рассказы в соцсетях от твоих поездках, о твоём генеалогическом исследовании, но, дескать, это у тебя всё так интересно, потому что у тебя предки — немцы, ещё и дворяне. А у нас, мол, всё не так, у нас всё скучно и неинтересно, потому что у нас предки — крестьяне.

Я с этим возражением работаю на конкретных примерах. Я уверена, что у большинства из нас есть, несомненно, предки-крестьяне, но с уникальной интересной биографией. 

Это были такие люди, которых сейчас модно называть selfmade man, то есть они «сами себя сделали», и таких примеров в крестьянской среде было очень много.

Я уверена, что у многих наших слушателей такие истории есть.

Теперь о том, что касается того, почему мы занижаем свой вклад и вклад наших не очень далёких предков. Я заказывала дело своего деда в Государственном архиве Новосибирской области. Это было партийное дело, и одна из формулировок в характеристике была такова, что, мол, всё прекрасно у Георгия Михайловича Динельта, но только чуток выбивается он из коллектива — слишком он самостоятельный. Нужно ему поменьше этой самостоятельности. Такая у нас традиция: не я, а мы сделали. Сознание своего «я» в определённом периоде нашей истории было не модным. Мы всё делали вместе.

Мой дед был главным инженером в «ШЧ-Строй». Это строительство для железных дорог и прокладка различных коммуникаций. Он телефонизировал всю область. И в сёлах было такое выражение: «Динельт гуляет» — после любой телефонизации в деревне случалось счастье.

Также имя моего деда связано с цирком, с прокладкой коммуникаций там. И это маленький, но в то же время большой и важный вклад в историю. Но всё это мы делали, никогда не выпячивая своё я. Это наша черта. Вот поэтому мы и склонны занижать заслуги своих предков. И свои заслуги, в том числе.

Евгений Ларин: Давайте теперь поговорим о том, где и как искать информацию о предках. Я, конечно, понимаю, что у нас сейчас за несколько минут не получится никого научить генеалогическому поиску, но давайте хотя бы попробуем дать общее понимание вопроса, минимальные необходимые представления о том, где вообще всё это искать, насколько это доступно, и, наверное, о том, что придётся всё-таки неминуемо столкнуться с какими-то трудностями. У каждого из вас, я знаю, довольно богатый опыт в поиске, поделитесь им немного.

Екатерина Дальчанина: Давайте я дам общую канву, а дальше коллеги добавят. Есть два периода поиска — советский и дореволюционный. В них немного разная степень учёта документов.

При поиске по советскому периоду мы обращаемся в загс по месту нашей прописки или по месту жительства и запрашиваем с подтверждением родства все справки на наших родственников на все события в их жизни, которые касаются советского периода. Также информацию по предкам можно искать по партийным документам, личным карточкам рабочих, документам пенсионного фонда и так далее.

IMG_20231004_100700.jpg
Екатерина Дальчанина, Анна Динельт и Евгений Ларин. Фото: nsknews.info

По дореволюционному периоду мы уже ищем по церковным приходским книгам, в которых фиксировались рождение, брак и смерть. Это основной источник информации о ваших предках. А также ревизские сказки, — перепись населения для сбора налогов. Это прекрасный источник информации, один из моих любимых. Найдя одну такую ревизскую сказку, вы иногда можете вписать в своё фамильное древо до трёх-четырёх колен своих предков.

Ревизская сказка — это документ, который ввёл Пётр I для того, чтобы собирать налоги с населения. Сохранность ревизских сказок — прекрасная, в отличие, например, от брачных обысков, которые мало сохранились, но это тоже очень интересный документ.

Также вам в помощь — интернет. Очень много архивов оцифровывают метрические книги и даже иногда ревизские сказки. 

Будут полезны, как ни странно, сайты мормонов, которые оцифровали даже то, что у нас уже утеряно в архивах.

Есть прекрасный генеалогический форум ВГД. Это, наверное, крупнейший форум по генеалогии, где можно искать по фамилии, по территории. В общем, главное — захотеть и начать.

Евгений Ларин: Это трудно?

Екатерина Дальчанина: Это чертовски увлекательно!

Сергей Синягин: Любой, даже самый большой, путь можно пройти, разделив его на много маленьких шажков.

Евгений Ларин: Я так понимаю, что краеугольный камень поиска информации о предках — это метрические книги. Какие сведения там можно найти? Родился...

Екатерина Дальчанина: ...женился, умер.

Сергей Синягин: Не везде метрические книги сохранились. Есть регионы, которые больше всего пострадали от войны. У меня, например, есть такой регион. Раньше это была Черниговская губерния, а сейчас — Брянская область. Сохранность метрических книг за XIX век там очень малая, они практически полностью утрачены. Снаряд во время войны попал непосредственно в архив.

Добавлю ещё то, что подавляющее большинство генеалогов, которых я знаю, начинали с сайта «Память народа», потому что практически у каждого из нас есть предок, который участвовал в Великой Отечественной войне. «Память народа» — это великий портал, который часто даёт возможность сделать первый шаг, возможность копнуть на два-три, а то и четыре поколения.

Евгений Ларин: Там только фронтовики?

Сергей Синягин: Сейчас — да, только участники Великой Отечественной войны. Но, насколько я знаю, сайт хотят дополнить сведениями об участниках Корейской войны. Но сейчас там только фронтовики. Хотя я нашел там карточку на одного из моих прадедов, но на фронте он не был, он работал в тылу. То есть такое тоже возможно. Иногда там можно найти фотографии, но чаще всего это касается офицеров.

Евгений Ларин: До какого поколения, до какого колена у каждого из вас получилось докопаться?

Сергей Синягин: У меня, по-моему, до 15-го колена. Это линия моих предков из Вятки и Вологды. Есть отличный большой портал — «Родная Вятка». Там, наверное, одно из самых больших генеалогических собраний в нашей стране.

Екатерина Дальчанина: У кого там предки, тем намного легче.

Сергей Синягин: В Санкт-Петербурге тоже всё хорошо.

IMG_20231004_100709.jpg
Сергей Синягин, Екатерина Дальчанина, Анна Динельт и Евгений Ларин. Фото: nsknews.info

Екатерина Дальчанина: В центральной части России тоже очень хорошо с архивами.

Сергей Синягин: Москва сейчас развивается. У «Яндекса» теперь есть портал, который позволяет просматривать метрические книги. Там можно даже не пролистывать книги, а ввести свой запрос и, благодаря современным технологиям, система сама тебе найдёт твоего предка. Если повезёт.

Екатерина Дальчанина: Но не всем так везёт.

Сергей Синягин: Да, доля везения всегда есть. Доля везения и упорство.

Екатерина Дальчанина: И вера. Вера и упорство — это наше всё.

Мне удалось найти своих предков до 1620 года, это где-то 16-17-е колено. Это притом, что география у моих предков — очень большая и интересная, а сохранность документов — очень разная. Но упорство и вера всегда помогают. Иногда, наверное, надо на два-три года оставить поиск, и тогда, возможно, кто-нибудь что-то оцифрует, выложит и даст тебе возможность для нового витка поиска.

Анна Динельт: К упорству и вере добавлю ещё счастливый случай и интуицию. 

Интуиция иногда действительно очень хорошо помогает, потому что в нашем генеалогическом деле мы так же, как упомянутый Шерлок Холмс, выстраиваем гипотезы. 

Иногда они находят подтверждение, иногда они оказываются ошибочными.

В моём случае я нашла 13 поколений и упёрлась уже в писцовые книги Алексея Михайловича, то есть это 1678 год. Это по русской ветке.

По немецкой ветке, благодаря хорошей сохранности церковных архивов, я дошла до XVIII века, до 1780-х годов — тоже достаточно глубоко.

Евгений Ларин: Возвращаясь к мысли о том, что Новосибирск — это город понаехавших, хочу сказать, что основные потоки переселенцев шли к нам во время столыпинской реформы в начале XX века.

Сергей Синягин: Это началось ещё до столыпинской реформы.

Евгений Ларин: Конечно, но времена Столыпина люди хлынули в Сибирь массово из центральных, из южных губерний. Потом к нам стали идти раскулаченные, потом эвакуированные во время Великой Отечественной войны, и это были, в основном, ленинградцы. Ну, а потом были великие стройки Сибири, которые вели сюда людей практически со всей страны, Академгородок. Таким образом, было несколько волн переселенцев, которые охватили географию фактически всей страны.

Сергей Синягин: Кстати, была ещё большая волна переселения в Сибирь в 1920-е годы. Все знают про столыпинское переселение, но мало кто вспоминает про волну 1920-х годов.

Сергей Синягин: В завершение хочется сказать о том, что с помощью генеалогических исследований, когда мы находим своих родственников и выясняем их причастность к каким-то, возможно, великим делам — хотя все дела великие! — мы таким образом обживаем историю, мы делаем её своей, близкой и родной. Это можно сравнить с тем, когда мы идём в поход, идём, скажем, по лесу, выходим на полянку или на берег реки, находим хорошее место — но пока это просто хорошее место. Но вот мы ставим там палатку, разводим костёр, кладём рядом брёвнышко, чтобы было удобно сидеть у костра — и вот это уже наше место! Так же мы находим своих предков, узнаём, что они сделали что-то конкретное, узнаём, что они сыграли какую-то роль в истории, и эта история становится нашей. 

Главные новости вашего города — подписывайтесь на нашу группу Вконтакте.

Что происходит

Афиша Новосибирска: куда сходить в среду, 21 февраля

«Сибирь» порадовала болельщиков ярким хоккеем в последнем домашнем матче

На 16% снизилось число детей-сирот в Новосибирской области

Как и зачем проводят весенний осмотр дома — горячий телефон

Четыре медпункта построили новосибирцы в Беловодском районе ЛНР

Военный оркестр сыграет марши времён Петра в новосибирской библиотеке

Акцию под хештегом #Герой54 запустили в Новосибирске к годовщине СВО

Новая самоходная техника ЗСЖД справляется с полутораметровыми сугробами

Легендарную оперу «Кармен» в концертной версии исполнят в зале Каца

Фотосессии для 170 мам особенных детей устроили в Новосибирске

Гордость города: Лидия Владимировна Мясникова

Показать ещё