Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: Фёдор Кривощёк и заповедный торг

19 ноября на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии сотрудник Музея Новосибирска, краевед Константин Голодяев. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
15:59, 25 ноября 2021

Взгляд назад. Исторический календарь

15 ноября 1970 года было открыто декоративно-мемориальное панно в честь создателей Новосибирской ГЭС. На площади размером 32 метра в длину и 4,5 метра в высоту размещено полмиллиона стеклоплиток, по 2 квадратных сантиметра каждая.

17 ноября 1933 года в Новосибирске открыли спортклуб «Динамо» с залами спортивной гимнастики, тяжёлой атлетики, борьбы, с тиром и кинозалом, а также с залом для спортивных игр. Здание стало первым строением на новой Октябрьской магистрали и единственным возведённым корпусом из запланированного комплекса клуба имени Дзержинского. Проект принадлежал творческой группе Гордеева — Тургенева — Никитина, авторов в том числе Дома с часами на Красном проспекте.

17 ноября 2010 года на Заельцовском кладбище Новосибирска открыли мемориальный комплекс Николаю Тихомирову. На мемориальной плите высечена надпись «Тихомиров Николай Михайлович (1857 — 1900). Один из основателей города Новосибирска. Инженер-путеец. Руководитель строительства железнодорожного моста через реку Обь и собора Александра Невского».

IMG_0743.jpg
Фото: Михаил Периков, nsknews.info

17 ноября 1987 года свои двери для покупателей открыл главный универсальный магазин — ГУМ «Россия», строить который начали ещё в 1974 году. К открытию на склады завезли товаров на 20 млн рублей. И в первый же день работы ГУМ получил выручку на 280 000 рублей.

18 ноября 1894 года агент российской торговой фирмы Шмидт на собрании Императорского русского географического общества сообщил: «В настоящее время посёлок представляет кучу безобразных, наживо сколоченных построек, занятых пришлым на железную дорогу рабочим людом и различными торговцами». Это сообщение опубликовали в «Записках Западно-Сибирского отдела Императорского географического общества», изданных в Омске в 1894 году. Эту заметку называют первым упоминанием в печати о посёлке, который положил начало Новосибирску.

21 ноября 1963 года в Новосибирске сдали самый крупный на тот момент за Уралом аэровокзал — Толмачёво. Трёхэтажное здание площадью 10 000 квадратных метров возвело строительное управление №18 треста «Запсибтрансстрой».


Однажды в Новосибирске. Русалка для рабочих

15 ноября 1922 года оперой Даргомыжского «Русалка» открылась Сибгосопера.

Сибгосопера была создана в Омске как Сибирский государственный театр при Сибревкоме. Театр открылся в ноябре 1920 года, и это был крупнейший провинциальный театр своего времени. Штат учреждения в первом сезоне насчитывал 522 человека.

В 1921 году появляется Ново-Николаевская губерния, а затем в новый губернский центр из Омска переводят Сибревком и другие общесибирские учреждения. Ново-Николаевск начинает превращаться в столицу Сибири.

Драматическую труппу Сибгостеатра оставили в Омске — в статусе городского театра. А оперную труппу перевели в Ново-Николаевск, где и продолжилась история Сибирского государственного театра. Сибревком считал, что находясь в региональном центре, театр мог оказать влияние на просвещение и приобщение к оперному искусству жителей всей Сибири. Впрочем, здесь чиновникам пришлось работать с возражениями. Причём, с резкими.

В газетах писали о том, что жители Ново-Николаевска не готовы к восприятию такого искусства, как опера. Говорилось и об отсутствии материальной базы, в частности, соответствующего театрального помещения и декораций.

И вообще об экономической катастрофе города. Главный вопрос задавала «СовСибирь» в статье «Театр или школа?» от 27 ноября 1921 года. Но решения своего Сибревком не поменял.

Труппу разметили в Рабочем дворце, это бывший Коммерческий клуб, построенный по проекту архитектора Крячкова, ныне — театр «Красный факел». Сцену и зрительный зал переоборудовали под нужды театра, сформировали новую труппу, которая к лету 1922 года почти распалась, а осенью пресса торжественно возвестила: «Новониколаевск как центр Сибири в театрально-художественном отношении занял подобающее ему место. Открытие Оперы приурочено к пятилетнему юбилею Октябрьской революции».

7 ноября состоялось торжественное открытие Рабочего дворца. 9 ноября — бесплатный концерт русской песни для рабочих. А 15 ноября оперой Александра Даргомыжского «Русалка» начался первый сезон Сибирского государственного театра в Ново-Николаевске. Здесь он назывался уже иначе — Сибирский государственный театр музыкальной драмы. Потом название изменили на «Сибирский государственный оперный театр», — Сибгосопера.


Было — не было. Важный свидетель

Гость в студии — сотрудник Музея Новосибирска, краевед Константин Голодяев.

Евгений Ларин: У многих российских и сибирских городов есть основатели. Часто это легендарные или даже мифические персонажи, но тем не менее они известны. И во многих городах им установлены памятники. Примеров очень много!

В Красноярске есть памятник основателю города воеводе Андрею Дубенскому, хотя у красноярских краеведов, насколько я понял, к нему очень много вопросов. В Иркутске есть памятник основателю города землепроходцу Якову Похабову. Основателем Томска называют Василия Тыркова, правда, памятника ему, насколько я знаю, пока нет — собирались поставить. В Москве есть памятник Юрию Долгорукому, хотя факт основания им столицы весьма сомнителен. А в Киеве и подавно — есть памятник Кию, Щеку и Хориву и сестре их Лыбеди, хотя никто толком не знает, существовали в действительности эти персонажи или нет. Но это, похоже, никого особо не беспокоит.

В Новосибирске памятника основателю нет. Ни вполне реальному Гарину-Михайловскому, ни полумифическому Фёдору Кривощёку.

Мы понимаем, конечно, что ни того, ни другого нельзя называть основателем Новосибирска, как бы этого кому-то ни хотелось. Но в свете того, что есть Кий, Щек и Хорив, и наши бы для памятников сгодились. 

Но мы сегодня будем говорить не о памятниках и даже не о том, стоит ли вести историю Новосибирска от основания Кривощёкова. Мы попытаемся пролить чуть больше света на само появление Кривощёкова и на личность основателя этой деревни — самого первого русского поселения на территории современного Новосибирска. Недавно появились сведения, которые, я надеюсь, позволят нам это сделать.

_MG_7615.JPG
Константин Голодяев и Евгений Ларин. Фото: Евгений Аникеев, nsknews.info

Итак, Константин Артёмович, как появилась историческая легенда о Фёдоре Кренинине, или Криницине, — как правильно писать эту фамилию, наверное, до сих пор неизвестно?

Константин Голодяев: А, может быть, и не надо.

Евгений Ларин: Тем не менее легенда гласит, что Фёдор Креницин по прозвищу Кривощёк пришёл на западный, левый, берег Оби и основал там село Кривощёково. А прозвище своё Креницин получил потому, что его лицо было изуродовано сабельным ударом. Эта легенда для нас на долгое время стала азбучной истиной. Даже картинкой в букваре для самых маленьких. Кто первым ввёл в оборот эту легенду?

Константин Голодяев: Вопрос об основателе любого города всегда связан с легендами и мифами. Выделить одного человека в качестве основателя какого бы то ни было города довольно сложно. Это должно быть подтверждено в первую очередь документально. Если говорить о нашем городе, который был образован достаточно поздно, то, как вы правильно заметили, профессиональные историки не признают Кривощёка основателем Новосибирска по той простой причине, что село Кривощёково городом не являлось. Мы много об этом говорили, это другой вопрос. У них такая точка зрения, что Кривощёково к Новосибирску никакого отношения не имеет.

А сам Кривощёк, конечно, не легенда. Такой человек существовал, мы его видим в документах. Сейчас мы видим ошибку только в его фамилии. Он никакой не Креницин и не Криницин. Эту фамилию мы пока вообще убираем за рамки.

Его фамилия была Некрасов, мы об этом ещё поговорим. Прозвище Кривощёк у этого человека точно было, оно в документах упоминается. Ну а сабельный удар тоже остаётся в части легенды.

Вообще вопрос краеведения у российской истории всегда был вторичен. Историки разбирали в первую очередь события Великой Октябрьской революции, гражданской войны, Великой Отечественной войны. Какая там деревня в Сибири, кому это надо?! Никому это не надо.

Впервые документы, о которых у нас пойдет речь, — во всяком случае те документы, что я видел, — разбирал признанный исследователь русско-инородческих отношений 17-18 веков, доктор исторических наук Алексей Павлович Уманский из Барнаула. Именно в его книге «Телеуты и русские в 17-18 веках», изданной в Новосибирске в 1980 году, было впервые разобрано одно из дел, которое мы недавно исследовали, — это «Дело о торговле томских служилых людей с „иноземцами“». Оно датируется летом 1709 года — мартом 1711 года. Это дело 1710 и 2691 из 214-го фонда Сибирского приказа Российского государственного архива древних актов.

Евгений Ларин: А историческую легенду о Фёдоре Кривощёке в том виде, в котором мы её знаем, первой описала Нина Адамовна Миненко в своей известной книге «По старому московскому тракту»? Это там мы могли её впервые увидеть?

Константин Голодяев: Я думаю, не столь важно кто написал первым. Мы так зайдем далеко, да и толку в этом никого нет.

Конечно, о Кривощёкове знали все. Село есть на картах, оно есть в документах местных архивов. В 1950-х годах о нём писали учитель Константин Нечаев, историк Лев Цепляев. Изучению Кривощёкова посвятили работы авторитетные специалисты — историки Юрий Сергеевич Булыгин и Марина Михайловна Громыко. Они на основе анкет рабочих Колыванских заводов ещё в 1970 году достаточно точно вычислили дату основания поселения, а в ноябре 1969 года на первом симпозиуме по истории рабочего класса и крестьянства даже поставили вопрос о датировке истоков Новосибирска, о чём мы говорили чуть раньше, рубежом 17-18 веков. Они писали дословно: «Кривощеково, из которой вырос Новосибирск».

_MG_7619.JPG
Константин Голодяев. Фото: Евгений Аникеев, nsknews.info

Евгений Ларин: Вы уже сказали и написали об этом своей статье, что документы, которые относятся к 1708 году, ввёл в научный оборот доктор исторических наук Алексей Павлович Уманский. Когда это произошло?

Константин Голодяев: Само имя Кривощёка и его привязку к названию поселения я, действительно, впервые услышал из книги Нины Адамовны Миненко. Ну, как услышал? Это теперь я узнал, что я его услышал, а не тогда, в школе, когда в старших классах мы проходили её учебник «История Новосибирской области с древнейших времён». Он выходил двумя изданиями — в 1975 году и позже в 1983 году.

И вот в первом учебнике — я его «поднял» — дословно сказано: «Примерно в 1710 году основано первое русское поселение на территории будущего Новосибирска — деревня Кривощековская. Её заложил служилый человек Кривощёк, который упоминается в русских документах начала 18 века». Вот это всё, что было сказано Ниной Адамовной Миненко в 1975 году. Никаких выдержек из документов в школьном учебнике, конечно, не было. 

Выдержки из документов я, действительно, впервые увидел лишь у Алексея Павловича Уманского в книге «Телеуты и русские в XVII-XVIII веках», о которой мы говорили. Это был уже 1980 год.

Но это я видел лишь в тех изданиях, что удалось найти мне. Хотя историки, вполне возможно, могли видеть более ранние работы Уманского с упоминанием личности Кривощёка.

Тем не менее та замечательная книга, о которой мы уже сказали, — «По старому московскому тракту» — это гораздо более позднее издание. Это уже 1986 год, потом было издание 1990 года — через много лет после Уманского. Но, к сожалению, эти книги — научно-популярные, и многие исследователи того времени вообще не приводили в своих работах так называемого ссылочного аппарата, в том числе и Нина Адамовна Миненко. Почему?

Я слышал версию, что тогда, в конце 1980-х годов, когда был бум исторического интереса, везде писали всевозможные «разоблачения», и московские авторы и журналисты вообще не заморачивались источниками. В газеты пихали разные статьи — неважно. Главное, чтобы была сенсация. И профессиональные историки, чтобы хоть как-то сохранить имя, свою наработанную нелёгким трудом источниковую базу, публиковали ссылки на источники только в профессиональных изданиях. И у той же Миненко есть работа «Первые русские деревни», которая была опубликована раньше, чем книга «По старому московскому тракту», — в 1984 году эта работа вышла в сборнике Бахрушинских чтений. И вот там источники есть! Но всё же там — ссылки на самого Уманского.

Евгений Ларин: Круг замкнулся!

Константин Голодяев: Да. Это касается тех двух дел, с которыми я работал. Но там же есть обращение и к другому делу. Это дело 7 фонда 1134 Кузнецкой приказной избы. Это дело до меня ещё не дошло. Сейчас я жду его из Москвы. Наверное, оно откроет новые моменты работы.

Евгений Ларин: Кстати, знаете, что я подумал. Газеты — это очень интересная вещь. Жанр газетной статьи действительно не требует ссылок. Но вот что любопытно: в известной книге наших краеведов Горюшкина и Бочановой «Новосибирск в историческом прошлом» то и дело можно встретить ссылки на газетные статьи, в частности из «Вечернего Новосибирска».

Константин Голодяев: На вторичные источники ссылки в принципе возможны, особенно в научно-популярной работе. «Новосибирск» Горюшкина — это всё-таки больше научно-популярное издание.

Евгений Ларин: Кто вообще открыл эти документы, о которых идёт речь?

Константин Голодяев: Не знаю. Нужно посмотреть, кто к этим документам обращался ранее, — там подклеивается лист, где указывают список «пользователей». Но я впервые увидел выдержки из этих документов лишь у Алексея Павловича Уманского в книге 1980 года «Телеуты и русские в XVII-XVIII веках». Но всё меняется. Будут другие данные — прекрасно. Я запросил в архиве древних актов список тех, кто брал эти документы ранее — с 1950-х годов. Если мне этот список придёт, я думаю, что мы найдём там много интересных фамилий.

_MG_7611.JPG
Евгений Ларин. Фото: Евгений Аникеев, nsknews.info

Евгений Ларин: Недавно вам с помощью специалистов удалось прочитать «дело о заповедном торге», которое вы неоднократно упоминали в наших беседах в этой студии. «Дело о торговле томских служилых людей с „иноземцами“». Я так понимаю, это и есть тот документ, в котором впервые упоминаются село Кривощёково и тот человек, которого мы привыкли называли Фёдором Кривощёком. Во-первых, расскажите, как к вам попал этот документ?

Константин Голодяев: К юбилею следственного комитета Музей Новосибирска попросили написать главу для презентационной книги, которую они выпускали. Ну а я люблю если рыть, то с самого низу. Так было и в этом случае. По нашей просьбе нам заказали в Москве в Российском государственном архиве древних актов копии документов, которые мне были нужны для работы. И мы их получили.

У меня просто дух захватило, когда я открыл и начал листать эти документы. Хотя они написаны трудноразбираемой скорописью — это способ письма того времени, — но я сразу же увидел знакомые слова и выражения, которые я уже видел раньше, те, что читал у Уманского.

Здесь, конечно, нужно выразить большую благодарность в переводе этой скорописи на современный русский язык Владимиру Николаевичу Алексееву и Александру Владимировичу Кошелеву. А дальше был длительный анализ, перелопачивание литературы. И через несколько месяцев работы появился результат в виде статьи. Она прошла научную редактуру у нескольких редакторов и рецензентов. Через полгода, в этом ноябре, статья была опубликована в научном журнале «Исторический курьер», который издаёт Институт истории СО РАН.

Евгений Ларин: Вы знаете, я сейчас смотрю на этот скорописный текст и, хотя я уже видел эту картинку, признаюсь, что немало удивлён тому, что это вообще удалось прочитать!

Константин Голодяев: Люди этим специально занимаются.

Bezymyanny.jpg
Дело о торговле томских служилых людей с «иноземцами». 4 июля 1709 года – 16 марта 1711 года. Изображение: копия фрагмента рукописи

Евгений Ларин: Мало того, что нужно было расшифровать эту немыслимую скоропись, которой написан документ, так ещё нужно было понять, о чём идёт речь. Мне кажется, что нормальные люди так не разговаривали — так, как там всё написано. У меня три версии. Либо они были очень неграмотные — пропускают буквы, путаются в падежах, в числах. Либо были такие нормы языка, что можно подумать, будто их нет вообще. Либо, к чему я больше склоняюсь, это был такой стиль официального документа. То есть люди считали, что если написать так, чтобы было понятно, то будет несолидно. И не официально. Ну, примерно так, как если взять современный официальный документ, то там же — извините за мой французский — чёрт ногу сломит!

Описанное в документе дело, насколько я понял, очень запутанное. Давайте вы нормальным человеческим языком просто перескажете, в чём его суть.

Константин Голодяев: Не знаю, насколько получится нормальным человеческим. Я тоже немного заражён научными терминами.

В делах описываются события, которые произошли у нас в Среднем Приобье — в Томске и Кривощёкове — в 1708-09 годах. Это торговые сделки между томскими людьми и иноземцами. Иноземцами называли калмыков, бухарцев, телеутов. На сегодняшний день это самые ранние источники, в которых упоминается деревня Кривощёково, поставленная на телеутской меже и которая стала первым русским поселением на территории современного Новосибирска. Сами эти документы, как мы уже сказали, были введены в научный оборот доктором исторических наук Уманским, и со ссылкой на него широко цитировались в работах различных исследователей.

Написано, действительно, очень обстоятельно, со множеством списков или, проще сказать, повторов. Когда читаешь весь документ, то одна и та же сцена, одно и то же событие повторяется раз пять-шесть из уст разных людей. Одной стороны, вроде бы, возникает путаница, с другой — открываются новые детали. Каждый хоть одно слово, но скажет по-другому.

В общем, разбирается дело о нарушении томскими служилыми людьми запрета на торг с иноземцами. На самом деле, там много криминала того времени! И это дело пытаются обернуть против томского воеводы Григория Михайловича Петрово-Соловово. А он, в свою очередь, направляет дело в обратном, аппелируя по этому поводу к Государю Петру Алексеевичу.

Помиимо всего прочего, из дел мы можем сделать выводы о состоянии и масштабах торговли, которая происходила здесь с иноземцами. Мы видим описания имущества служилых людей и людей, облечённых властью, видим их взаимоотношения, оскорбления, которые они наносили друг другу, описаны злоупотребления властью и служебным положением. Мы можем судить даже о деталях механизма следственной системы, которая была принята в Сибири. В общем, тема не на один роман. Там множество сюжетных ходов с убийствами и не очень. По этим делам, действительно, можно написать несколько романов.

Евгений Ларин: Раз торговля запрещённая, расскажите, почему существовал запрет на торг с иноземцами? Кто что нарушил, и почему эти нарушения считались такими серьёзными?

Константин Голодяев: Вот смотрите: примерно то же самое произошло несколько ранее в вольном торговом городе Мангазее. Это известный сибирский город, который располагался на севере в верховьях реки Таз, — это приток Оби. Мангазея — это крепость, которая была чуть старше Томска, она была основана в 1600 году. У нас на станции метро «Речной вокзал» есть панно сибирский городов, там город Мангазея представлен. Многие не понимают, что это за город.

Евгений Ларин: Многие считают, что это легенда.

Константин Голодяев: Но он существовал на самом деле, но не долго. Появился вольный торговый город, но потом государство ввело монополию на пушнину, запретило северный морской путь, — а иначе туда не пройти, — и Мангазея пришла в упадок. В 1672 году она была официально упразднена. Всё, нет города Мангазеи.

Здесь, у нас, примерно на полвека позже произошло то же самое. Источники мягкой рухляди — то есть меха — в Сибири от варварского обращения, выбивания сильно истощились. Из письма, датированного февралём 1709 года, которое приводится в документе, мы узнаём, что 24 августа 1708 года томский выимщик — следователь, как бы сейчас сказали, — Иван Качанов получил указ из Нарыма, от стольника князя Василья Гагарина, в котором велелось: в Томске смотреть накрепко, чтобы с иноземцами, бухарцами и калмыками, никто не торговал, а тех, кто будет, — разыскать и «дворы их и животы имать на государя».

Евгений Ларин: «Имать животы» — это значит кирдык делать?

Константин Голодяев: Да. Всё имущество забирать в пользу государя, а самих — плоть до смертной казни.

Формально это касалось в первую очередь вооружения и боеприпасов — не продавать иноземцам наше оружие, чтобы они против нас его не обернули. Но и меха, конечно, тоже.

Это, наверное, было главным. Плюс, конечно, нужен был досмотр и взимание пошлины. Не все же у нас такие законопослушные: пошёл торговать — предупредил власти, а потом пошлину заплатил. Нет! Всё под покровом ночи.

Евгений Ларин: Кривощёково в документе упоминается чётко и однозначно, мол, ездили через степь в деревню Кривощёково.

Константин Голодяев: Да.

Евгений Ларин: А вот человек — Фёдор…

Константин Голодяев: Ильин. Также там говорится: «у Кривощекова». «У Ильина, у Кривощекова».

_MG_7637.JPG
Константин Голодяев. Фото: Евгений Аникеев, nsknews.info

Евгений Ларин: Так вот он упоминается вскользь. Он там не главный персонаж.

Константин Голодяев: Да, он свидетель.

Евгений Ларин: Мог ли Фёдор Ильин в документе получить прозвище по месту, в котором он жил, — по названию деревни Кривощёково?

Константин Голодяев: Не думаю. Большинство названий населённых пунктов нашей области, как и многих других областей, произошло от топонимов данной местности, языка коренных народов, которые на ней проживали, от фамилий первых русских колонизаторов. Водные топонимы часто становятся названиями, — это и Бердск, и Чулым, и Карасук.

Например, одна из самых старых деревень, русских поселений на территории Новосибирской области, — деревня Зудово, — была поставлена в 1687 году пашенными крестьянами Зудовыми. Улыбино в Искитимском районе — первопроходцами братьями Улыбиными. И так далее.

Кривощёково было очень молодым поселением, ещё никому не известным, чтобы от поселения давать имя человеку. Никто бы не понял.

Другое дело, когда в 19 веке, после освобождения крестьян от крепостной зависимости, — тогда было наоборот. Освобождённые часто обретали фамилии по названию своего села или по фамилии барина: Полянский, Михайловский, Бутовский, Константинов. Здесь да. Известный человек, известное село, — выходцы из этого села приобретают соответствующую фамилию.

Евгений Ларин: Несколько лет назад на «Городской волне» выходила коротенькая историческая передача «Перекрёсток», там в каждом выпуске была рубрика, где горожане отвечали на разные мои вопросы. Так, однажды я, выясняя, что известно прохожим на улице о происхождении названия села Кривощёкова, и рассчитывая, конечно, что мне что-то расскажут о Фёдоре Кривощека, услышал от одной женщины одну версию, которой я тогда просто ухмыльнулся. Я через несколько лет, вот уже сейчас, в книге Горюшкина и Бочановой, о которой я уже говорил, я нашёл именно эту версию: «Сжатая скалистыми берегами — “щеками”, река делала крутой поворот (отсюда и название села)». Как вы считаете, эта версия имеет право на существование?

Константин Голодяев: Я тоже это читал, конечно. Но вот где у нас крутой поворот? У нас что, течение реки изменилось?

Евгений Ларин: Много строили, всё замыли!

Константин Голодяев: Если мы говорим о старицах, которые идут вдоль Оби по левому берегу до самой Колывани, так они наоборот спрямляют русло. Убей бог, но я не вижу, где в районе Кривощёкова был крутой поворот, и на картах его нет. Не вижу здесь выступающих щёк. Да, выходы гранита на поверхность у нас есть, налицо, в частности на Каменке, но это не щёки. Щёки — это что-то большое, надутое. А это скорее, какие-то родинки, гранитный пигмент. Так что я не знаю, на чём основана эта версия.

Евгений Ларин: Академики! Откуда они могли эту версию взять?

Константин Голодяев: Я понимаю, что Горюшкин и Бочанова — профессиональные историки, они, конечно, заслуживают доверия. Но я никаких «щёк» не вижу.

Евгений Ларин: Что мы ещё знаем о Фёдоре Ильине из документа, кроме того, что он там называется кривощёким, — «он же и Кривощёкий»? Что-то новое нам удалось там прочитать, помимо того, что мы уже знали об этом человеке?

Константин Голодяев: О нём лично мы узнали, наверное, не очень много. Самая известная цитата — это слова сказанные им на допросе. А допрашивали его потому что Федор Ильин, который также упоминается как «Кривощекой», хранил в своём доме тот самый незаконный товар, который передали ему «на збережение».

_MG_7623.JPG
Константин Голодяев  и Евгений Ларин. Фото: Евгений Аникеев, nsknews.info

Евгений Ларин: Так он соучастник!

Константин Голодяев: Да! Практически соучастник. Хранитель незаконного оборота.

Евгений Ларин: Там же так было: они приехали, не смогли продать и попросили его похранить.

Константин Голодяев: Совершенно верно! Бухарцы не приехали на встречу, перенесли её на несколько месяцев. А русские приезжали ещё весной, и всё лето товар хранился у Кривощёка, пока в августе не состоялась новая встреча, и товар был продан. То до момента продажи он, наверное, ещё не был контрабандой.

Евгений Ларин: А что за товар-то хоть?

Константин Голодяев: В основном, это были ткани, — с обеих сторон. В документе сказано, что русские купили у торгового человека Федора Чаряинова «“руского тавару” кож красных и юфтей, 100 аршин сукна сермяжного, 300 аршин холста» и отправились в путь. А иноземцы «человекъ зъ 10 и болши, в деревню Кривощокову приехали. А было у нихъ с тавары верблюдов зъ 20, да лошадей то ж число. И на руские тавары меняли, а взяли у них, иноземцовъ, 39 тюймов 5 концовъ китаекъ, да зенденей и выбоекъ 110 концовъ». Это всё — виды тканей.

То есть наши давали им сукно, а те нашим — более тонкие выделанные ткани. Получился мануфактурный обмен.

Евгений Ларин: В общем ничего особо криминального, наркотиков не было.

Константин Голодяев: Даже оружия и меха не было. И вот мы видим, наконец, в этом документе фразу, которую много цитировали. В допросе Фёдор сказал: «родомъ де он устьянецъ, в Сибирь пришел в Тоболескъ тому лет з 13 и болши, и жил на Ишиме реке, в Коркиной слободе в драгунах. А из Коркиной пришел в Томской уездъ в 707-м году, а с ним пришли розных тобольских слобод семей зъ 20 и болши, и поселились вверхъ Оби реки, на границе телеуцкой, дворами своими человекъ зъ 10, а ныне де поселились подле Оби жъ реки версты по 3 и по 5 и болши». То есть он рассказывает, что пришёл сюда и поселился.

Евгений Ларин: В 1707 году?

Константин Голодяев: Да, он об этом так прямо и говорит. Здесь же уточняется место расположения деревни, хотя мы его прекрасно знаем по картам, но тогда карт ещё не было. В отписке Петрово-Соловово в 1708 году значится, что «деревня на Обе реке стоитъ рядомъ Томского уезду с острогами и з деревнями и с томскими иноземческими юртами». Ещё точнее о местонахождении Кривощёкова говорится в другом документе 1708 года: «вверх по реке Оби, выше новопосроенного Имревинского острогу на реке Ине, от Томска верстах в полуторостах и больши в новоселебной Кривощековой деревне», «построена на Иркином плавежу против Ини на заречной стороне Оби реки». Ирка — это популярное теленгетское имя. Так что здесь, видимо, жили теленгеты в юртах. Почему здесь и была построена деревня, — это было место торга.

Евгений Ларин: То есть всё указывает на то, что это наше Кривощёково, и оно было основано в 1707 году.

_MG_7613.JPG
Константин Голодяев и Евгений Ларин. Фото: Евгений Аникеев, nsknews.info

Я читал вашу статью, но я так понял, что Кривощёк не мог быть основателем Кривощёкова, поскольку, когда он туда пришёл, там уже была деревня, и там уже жили люди, — до 1707 года. Кроме того, в документе говорится, что с ним, с Фёдором, пришли люди, но того, что это он их привёл, не сказано! Не говорится, что он был их предводителем.

Константин Голодяев: Там написано: «а с ним пришли розных тобольских слобод семей зъ 20 и болши, и поселились вверхъ Оби реки, на границе телеуцкой, дворами своими человекъ зъ 10». С ним пришли и поселись. Раз они пришли с ним, значит, он их привёл. Если бы он пришёл с ними… Предводитель не предводитель, но он сказал, что с ним пришли.

Евгений Ларин: Хорошо, согласимся с тем, что это он их привёл. Но вы пишите, что есть косвенные документы, в которых другие люди утверждают, что они переселись туда раньше.

Константин Голодяев: Да, я понял, о чём речь. Есть допрос колыванского рабочего Панафидина, который говорит, что поселился в селе Малой Кривощёковой 40 лет назад, то есть в 1702 году. Это устный допрос человека, который вспоминает о достаточно давнем прошлом, который мог просто на десять лет ошибиться, мог подзабыть, — 5-10 лет можно сбросить. Но этот документ мы видим в расшифровке в работе Булыгина и Громыко, и я сам видел этот документ в архиве Алтайского края. Да, там так написано. Но, возможно, была ошибка.

Евгений Ларин: Фёдор Ильин, в котором мы подозреваем нашего Кривощёка, в каких-нибудь других документах ещё упоминается? И вообще не понятно, Ильин — это отчество или фамилия?

Константин Голодяев: Ильин — это, конечно, отчество. Ильин сын. Это обычная практика того времени. В частности, в моей родовой истории последнее такое притяжение было в документах у прадеда, который родился в 1870 году. Там было написано: Голодяев Андрей Федоров. И кстати, в семье ещё до него, у его деда было отчество Федосеев, а у его многодетной семьи было прозвище — Федосеевы. Фамилия — Голодяев, а прозвище — Федосеев.

А Фёдор Ильин, действительно, ещё появляется в документах, но уже не у нас, а на Алтае. В 1719 году он вместе с сыновьями, — у него было два сына, тех, что постарше, да ещё малолетки, — уезжает в Белоярскую крепость, это под Барнаулом, Новоалтайка.

Евгений Ларин: То есть, получается, он у нас Фёдор Ильич — сын Ильи. И из других источников мы знаем его, якобы, настоящую фамилию: Криницин. Выходит, что он Фёдор Ильич Криницин.

Константин Голодяев: До последнего считалось, что Криницин — это фамилия Федора. Миненко пишет дословно: «Свое название деревня получила по имени основателя — служилого человека Фёдора Кривощека. Причем «Кривощек», по-видимому, было его прозвищем. В отписке приказчика Бердского острога Буткеева кузнецкому коменданту Синявину упоминается его подлинная фамилия— «Криницын».

И вот это ошибка, — а это уже точно ошибка, — повторяется много раз. «Служилого человека Фёдора Криницына-Кривощека» упоминает Ю.С. Булыгин, есть он и в новом учебном пособии «История Новосибирской области», который вышел недавно. И даже в работах Уманского, — а он для меня светоч — «Телеуты и русские в XVII–XVIII веках» и в более поздней «Телеуты и их соседи в XVII — первой четверти XVIII века», на которые ссылаются очень многие исследователи, в тексте про Криницыне даётся ошибочная ссылка опять на ту же «отписку приказчика Бердского острога Ивана Буткеева кузнецкому коменданту Борису Синявину».

Но во фрагментах, которые я нашёл у другого исследователя, написано не «Криницин», как у Уманского, а вместо этого написано: «…где поселился Кривощок», «…у Кривощока», «…проведённой Фёдором Кривощеком».

Евгений Ларин: Так, может, Кривощёк — это и есть фамилия?

Константин Голодяев: Нет, это прозвище. Документ, о котором я говорю, это 1134 7-го фонда Кузнецкой приказной избы, которое я сейчас жду из Москвы. Когда придёт это дело, у нас будет чёткое понимание.

Все исследователи, о которых я говорил, очень осторожно относятся к подаче данной информации. Они пишут, «опираясь на известные им архивные факты». К сожалению, их уже и в живых-то нет, а архивные факты, которые были им известны, нам остались не известны. Понять, на каком именно этапе и почему у документального Фёдора Ильина так трактуются отчество и фамилия, пока не представляется возможным.

А дальше — больше! В последующем с его именем произошло много несуразиц. В нашей литературе драгун-первопроходец Федор Кривощёк становится и Первушей Криницей (и имя другое и фамилия), и сыном Савельевым.

А теперь — самое интересное. Всплывает ещё одна фамилия — Некрасов. Она появляется в документальном генеалогическое исследование Елены Альбертовны Черновой, которое буквально только что опубликовано в журнале «Сибирский архив».  С Черновой мы знакомы уже шесть лет. Елена — сибирячка, но она сейчас живёт в Москве, — по соседству со всеми главными архивами. Она провела масштабное генеалогическое исследование своего рода, — а она является потомком Кривощёка в 10-м поколении. Её исследование опирается на неоспоримые документальные источники, которое она и приводит. Это документы из Российского Государственного архива древних актов, Государственного архива Томской области и Алтайского края.

_MG_7605.JPG
Константин Голодяев  и Евгений Ларин. Фото: Евгений Аникеев, nsknews.info

Чернова отслеживает не только фамилию, но и географические истоки предка, которые полностью совпадают с тем описанием, что мы находим в нашем документе, о котором мы ведём речь: Никольский приход, Устьянская волость Устюжского уезда. Это юго-восток нынешней Архангельской области. Род идёт от государева пашенного крестьянина Василея Некрасова, рождения до 1581 года. В семье его праправнука Федора Ильина, переехавшего в Томский уезд, было четыре сына и пять дочерей. И далее, далее — все поколения до её, Елены Черновой, рождения в Новосибирске в 1970-м году. Кстати, Чернова в своём исследовании отмечает, что фамилия, произведённая от прозвища Фёдора Некрасова — Кривощековы — сохранялась у его потомков. Некоторые носят фамилию Кривощёковы. И тут же она говорит, цитирую: «Правда, Федор Креницин при этом остается за скобками». Такой фамилии она ни разу нигде не встретила. Моя рецензия к этой статье Черновой, как и сама статья, опубликована в журнале «Сибирский архив».

Евгений Ларин: Стало быть, он у нас Фёдор Ильич Некрасов?

Константин Голодяев: Давайте дождёмся документа из фонда Кузнецкой приказной избы, и тогда уже будем ставить точки. Пока он остаётся Фёдором Ильиным.

Евгений Ларин: В своей статье вы ещё приводите фрагмент документа, где один из переписчиков назвал Фёдора Василием

Константин Голодяев: Да! Несколько версий одного и того же события, рассказанные разными людьми, привели к таким ошибкам.

Евгений Ларин: Приходит на память фильм «Забытая мелодия для флейта», тот момент, когда якобы «дружинники застукали героев Филатова и Догилевой в машине за непристойным занятием. «Как ваша фамилия?», — спрашивает «дружинник». «Иванов», — отвечает товарищ Филимонов. «А если хорошо подумать?» — «Катанян». Может, и Фёдор сначала представился Василием, потом забыл?

Константин Голодяев: Тамара Семёновна Мамсик выдвигала версию, что он назвался Ильиным, — а она считает, что Ильин — это фамилия, — как раз чтобы скрыться от следствия.

Евгений Ларин: Вот и я к тому же. Возможно, он сомневался, нужно ли называть своё истинное имя, поэтому он и мудрил.

Константин Голодяев: Но откуда она это взяла, мы не знаем.

Евгений Ларин: Итак, что у нас точно есть на сегодняшний день?

Константин Голодяев: На основе анализа документов, которые у нас имеются, мы пришли к выводу, что 1707 год практически бесспорно является пока самым ранним документальным упоминанием данного поселения — Кривощёкова. Кроме того, мы выяснили, что фамилия Криницын, или Креницын, которую сейчас упоминают настоящей фамилии Кривощёка, в рассмотренных нами документах отсутствует. Нет такой фамилии.

Новый документальный поворот с фамилией Некрасова ещё требует своего анализа. Надо смотреть. Елена Чернова привела все источники, но эти источники надо поднимать и проверять. Такие вещи всегда нужно проверять и перепроверять. Эта работа ждёт анализа и понимания своего значения.

Но сам факт, что, наверное, мы нашли и отследили род основателя первой деревни на обской границе Русского царства, на месте которой сегодня расположен один из крупнейших городов страны, — этот факт есть. 

И живы потомки этого человека, основателя деревни Кривощёково, и, мне кажется, их история достойна нашего внимания, дальнейшего исследования и, наверное, научного подтверждения.

Евгений Ларин: Ну, а я сейчас озвучу свою версию выводов, попроше. А вы скажете, так это или нет. Значит, в 1707 году на левый берег Оби пришёл человек, которого звали Фёдор, сын Ильи, по фамилии Некрасов и основал здесь поселение, впоследствии названное Кривощёковым. Рабочая версия на сегодняшний день такова?

Константин Голодяев: То есть я всё-таки говорю не русским языком? Да, по-русски это будет так.

Евгений Ларин: Хорошо. Я думаю, что мы постарались, насколько это возможно, раскрыть эту очень запутанную, но, тем не менее, одну из самых интересных тем из ранней истории нашего города

Показываем главное здесь и сейчас — подписывайтесь на Новосибирские новости в Instagram.

Что происходит

Показать ещё