Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: станция «Спортивная», ливнёвки и мосты малых рек

Как идёт строительство станции метро «Спортивная»? Повлиял ли режим повышенной готовности на сроки сдачи? Какие подземные переходы уже отремонтировали в Новосибирске, и какие на очереди? Об этом и многом другом рассказал 4 июня гость программы «Вечерний разговор» — директор Управления заказчика по строительству подземных транспортных сооружений (УЗСПТС) Александр Мысик — на радио «Городская волна» (101,4 FM).

Иван Конобеев
Иван Конобеев
12:47, 08 Июня 2020

Иван Конобеев: Здравствуйте, это программа «Вечерний разговор». Сегодня [4 июня] веду её я — Иван Конобеев. И у меня в гостях Александр Мысик — руководитель муниципальной организации, которая называется УЗСПТС. За этим сложным названием скрывается Управление заказчика по строительству подземных транспортных сооружений.

В переводе на общеупотребительный язык — это та организация, которая занимается строительством станции метро «Спортивная» в городе. Я думаю, что многие новосибирцы пользуются метрополитеном (и я сейчас тоже ехал на метро на студию) и обращали внимание на то, что на прогоне между «Речным вокзалом» и «Студенческой» поезд притормаживал.

Это как раз происходило потому, что велись работы на новой станции «Спортивная», которая должна появиться к 2023 году в Новосибирске. Как вы знаете, у нас произойдёт большое событие — молодёжный чемпионат мира по хоккею. И к этой дате должен появиться новый элемент инфраструктуры, за который отвечает город.

Александр Викторович, вы тоже, наверное, на метро приехали сюда?

Александр Мысик: Совершенно верно, на метро.

Иван Конобеев: Заметил такую забавную штуку: раньше, буквально три недели назад, я ехал и обратил внимание на то, что состав притормаживал на перегоне между «Речным вокзалом» и «Студенческой».

Сейчас он прошёл на базовой скорости без притормаживания. Сейчас, видимо, завершился какой-то цикл работ, и стройка на каком-то принципиально новом уровне? Правильно я понимаю?

Александр Мысик: Нет, я думаю, что здесь ситуация такая: график движения поездов метрополитена составлен таким образом, что именно в зоне строительства машинисты обязаны притормаживать до скорости 40 км/ч. Либо не почувствовали, либо, наверное, машинист, если сейчас нас слушает начальник метрополитена, будет иметь неприятности.

IMG_4053.jpg
Александр Мысик. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Иван Конобеев: Я мог не почувствовать.

А сколько человек сейчас работают на стройке? Если я правильно понимаю, в вашем ведении находятся только станция «Спортивная» и какие-то подъезды вокруг этой станции. А вторая часть площадки — это областная стройка, ЛДС, какие-то дополнительные разворотные площадки, дороги. Там целый транспортный узел.

Александр Мысик: Распределение объектов по согласованию с правительством Новосибирской области сегодня выглядит таким образом: всё, что находится в Кировском районе, если мы с левого берега смотрим на правый — по правую сторону от Октябрьского моста, кроме станции «Спортивная», находится в полномочиях именно правительства НСО.

Строятся ледовая арена и две дороги — спуск с улицы Немировича-Данченко к строящейся ледовой арене и так называемая объездная дорога вокруг ледовой арены, которая своим одним концом будет уходить в сторону берегового устоя Октябрьского моста, а вторым концом будет подниматься на дамбу Октябрьского моста. Это зона ответственности правительства НСО.

В зоне ответственности мэрии Новосибирска находятся два объекта. Инструментом реализации выступают два предприятия — это управление дорожного строительства и МУП «УЗСПТС». Реконструкцию площади Лыщинского со всеми прилегающими улицами ведёт у нас управление дорожного строительства.

Строительство станции метро «Спортивная», реконструкция дамбы Октябрьского моста, пешеходный переход к дамбе Октябрьского моста и сооружение поверхностного водоотвода с очистными сооружениями в Ленинском районе, который примыкает к протоке, соединяющей карьер и реку — это в зоне ответственности МУП «УЗСПТС».

Иван Конобеев: По-моему, год назад мы с вами в этой же самой студии говорили о том, что планов громадьё, но непонятно, как к этим планам подступиться. Сегодня мы фактически проходим какой-то этап. Александр Викторович, скажите, сколько человек работает на объекте сегодня?

Александр Мысик: На станции «Спортивная» в ежесменном режиме работает около 120 человек. Выполняются в основном общестроительные работы, которые мы планируем закончить в этом году полностью.

И на следующий год у нас начнётся монтаж всех систем, монтаж оборудования и всех инженерных подводящих коммуникаций, чтобы по планам в мае-июне 2022 года ввести станцию в эксплуатацию.

Иван Конобеев: Возвращаясь к разговору годичной давности, речь была о том, что в России не было таких прецедентов, чтобы на действующей линии с такой нагрузкой шло в круглосуточном режиме строительство.

Те планы, которые вы для себя строили год назад, что это возможно — подтвердила жизнь, или что-то не получилось, как задумывалось? Ночью ведётся работа или нет? Круглосуточно? Расскажите немного про технику работы, которую вы разработали, и насколько эта техника себя оправдала на сегодняшний день.

Александр Мысик: Действительно, такого режима, в котором работает сегодня метрополитен на перегоне «Речной вокзал» — «Студенческая» сегодня больше нигде нет.

Есть метрополитены более высокого уровня — это Санкт-Петербург и Москва. Как правило, у них станции, примыкающие к действующим линиям. Мы сегодня ведём реконструкцию действующей линии и станцию практически ставим на линию, где уже ходят поезда.

По разработанному графику нам удалось найти и общее понимание с метрополитеном — мы с ним работаем в тесном контакте, на площадке постоянно присутствует технадзор метрополитена, который сегодня решает все вопросы, связанные с инженерным и техническим обеспечением строящихся объектов. Плюс ещё, безусловно, и наш технадзор.

Иван Конобеев: Ночью работаете?

Александр Мысик: Ночью работаем на подготовительных работах. Монолитными конструкциями мы уже вышли в уровень головки рельса и сейчас готовимся к тому, что будем делать защитное сооружение вокруг действующей эстакады для того, чтобы подниматься с сооружениями уже выше.

Мы поднимемся на уровень платформы, где-то ориентировочно в августе мы планируем перекрыть станционный комплекс вестибюля с одной стороны эстакады на другую сторону эстакады и начнём уже, наверное, в сентябре разборку сооружений самой эстакады. Это будет идти исключительно в ночное время.

Иван Конобеев: Грубо говоря, если я поеду на метро днём в этот период, я не увижу никаких работ на новом перроне?

Александр Мысик: Нет, будет полностью сделана отсечка. Это в том числе будет сделано из соображений транспортной и пожарной безопасности. Работа есть работа, а люди есть люди. У нас будут вестись сварочные работы, и, безусловно, мы должны будем отсечь действующий путь от рабочей зоны.

IMG_4098.jpg
Иван Конобеев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Иван Конобеев: Мы в непростое время живём. Пандемия остановила практически всю экономику страны. Как-то это повлияло на стройку метрополитена?

Александр Мысик: У нас стройку метрополитена пандемия не остановила. Мы взяли на себя ответственность, приняли и разработали план необходимых мероприятий, чтобы обеспечить антисептические действия на стройплощадке.

Все рабочие обеспечены средствами индивидуальной защиты. Два раза в смену проводится измерение температуры у всего рабочего состава. Поэтому мы решили не останавливать стройку и работать, все работают в том же режиме, в каком и работали.

Иван Конобеев: То есть вы укладываетесь в тот план, который был изначально намечен?

Александр Мысик: На сегодняшний день мы идём по графику.

Иван Конобеев: Сейчас, если оценивать работы, которые проводит ваша организация, с бытовой точки зрения, можно увидеть уже нечто вроде станции, конструкцию.

И можно увидеть, если мы смотрим на дамбу моста, что там уже существует вполне себе подземный переход. Это всё, что сделали по этому переходу? Или это какое-то технологическое отверстие, которое вы будете ещё расширять?

Александр Мысик: Нет, у нас полностью закончены проходческие работы. То сечение перехода, которое мы видим, оно шириной в три метра будет, сегодня его ширина — 4,2 метра. Он в этом сечении и будет находиться.

Сегодня у нас полностью закончены проходческие работы. Вся выработка стоит на временной крепе, и подрядчик приступил к бетонированию основных конструкций. Если вы ещё обратите внимание, рядом сооружаются опоры, так называемая эстакадная часть.

У нас подземный пешеходный переход будет выходить на эстакадную часть, которая будет дальше спускаться с одной стороны к станции метро «Спортивная», а с другой — к пляжу «Наутилус».

Добавлю, что мы также откорректировали документацию, разработали систему лифтовых подъёмников. У нас этот переход будет впервые. Я не буду говорить — во всем мире, но в России, наверное, мы будем первые, где надземно-подземный пешеходный переход будет оборудован в круглосуточном режиме работающими лифтовыми подъёмниками.

Это будут нормальные лифты вместимостью восемь человек, они будут работать постоянно. Граждане пожилого возраста и маломобильные граждане всегда смогут воспользоваться лифтом.

Иван Конобеев: Это, получается, лифты, которые находятся за пределами станции?

Александр Мысик: Да, это лифты, которые будут обслуживать непосредственно пешеходный переход. Они будут работать как обычные, нормальные лифты. Лифтовая шахта будет тёплой. Кто-то пошёл по лестнице, а кто-то поехал на лифте.

Иван Конобеев: Я опять-таки вспоминаю наш разговор годичной давности... По-моему, там были какие-то проблемы с выбором техники. Наверное, речь была не про лифты, а про эскалаторы внутри станции.

Александр Мысик: На сегодняшний день мы заканчиваем рабочую документацию и основные конструктивные элементы эскалаторов. Сегодня ведётся подбор поставщика эскалаторов. Претендентов у нас порядка трёх. Не скрываю, что это питерский завод «Эс-сервис», который традиционно поставлял эскалаторы.

И сегодня у нас есть предложение от ThyssenKrupp, российского подразделения компании, которое тоже пытается зайти и работать на рынке по монтажу и изготовлению эскалаторного оборудования, они работают в Москве. И предложение от компании Otis.

Выбор непосредственно исполнителя будет проводиться на конкурсной основе, но предварительные переговоры сегодня с ними проводим.

Иван Конобеев: Если говорить про нынешний момент — сейчас что на станции происходит?

Александр Мысик: Сегодня на станции идёт сооружение монолитных железобетонных конструкций в ускоренном режиме. Начали устройство кирпичных перегородок на технических этажах. Это основной объём, который запланирован на этот год. То есть мы должны в этом году закончить всю архитектурно-строительную часть.

Иван Конобеев: Если перевести с языка инженеров на язык бытовой — это сколько процентов работы?

Александр Мысик: Строительно-монтажные работы с учётом оборудования станции новосибирского метро «Спортивная» оценивается в 2,4 млрд рублей, я не буду копейки называть. За прошлый год освоено порядка 370 млн рублей.

В этом году, без оборудования, мы планируем освоить 350 млн рублей. Наверное, к концу этого года будет выполнено 35-40% от всего объёма. Все остальное дальше — это достаточно дорогостоящее оборудование.

IMG_4078.jpg
Александр Мысик и Иван Конобеев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Иван Конобеев: У нас есть две площадки, мы уже об этом сказали, они между собой как-то синхронизируются? Вы знаете, что сейчас происходит на ЛДС?

Александр Мысик: Да, конечно. Мы находимся в постоянном контакте. Более того, не открою большую тайну, что у нас запитка по теплоснабжению станционного комплекса «Спортивная» и ЛДС будет осуществляться из одной тепловой камеры, из одних сетей.

У нас создан штаб, который возглавляет министр строительства НСО Шмидт Иван Иванович, заседания штаба проходят раз в две недели на регулярной основе. Мы все свои работы синхронизируем.

По срокам могу сказать сегодня так: в июне 2022 года мы планируем ввод станции. Примерно 1 сентября 2022-го планируется ввод ледовой арены. Разбежка в два месяца вызвана тем, что достаточно большой объём пусконаладочных работ будет на ледовой арене.

Но вопросы, связанные с благоустройством, с подъездными путями, с внешне-наружными сетями, у нас все синхронизированы. И мы должны закончить в один и тот же срок. То есть мы параллельно должны подавать электроснабжение на два этих объекта.

Иван Конобеев: Тем не менее станция «Спортивная» будет первой в этой паре.

У нас пришёл вопрос от наших радиослушателей: «Можно ли сделать галерею с французскими окнами, чтобы можно было любоваться, когда едешь на метро, на ЛДС и все благоустройства?»

Александр Мысик: В сегодняшнем конструктивном решении это сделать невозможно, это нужно будет всю эстакадную и галерейную часть перепроектировать и перестроить. Наверное, это будет достаточно серьёзное капиталовложение. Не знаю, готовы или не готовы мы сегодня к такой реконструкции.

Но в сегодняшнем состоянии галерею сделать невозможно. Галерея сегодня — это достаточно облегчённый вариант, там очень большая вибрация происходит. И у нас даже те небольшие окна, которые сегодня есть — все обратили внимание, что часть окон зашита металлом.

Почему это происходит? Потому что при тех нагрузках, которые даёт подвижной состав, который проходит на достаточно приличной скорости — примерно 80 км/ч — на эстакаде метромоста, эта вибрация даёт такую нагрузку, при которой иногда даже стёкла выпадают.

Иван Конобеев: То есть не злодеи их выбивают кирпичом?

Александр Мысик: Скорее всего, есть и злодеи, но есть и влияние вибрации, поэтому часть окон у нас зашита металлом. Инженеры могут сказать, что ничего невозможного нет. Наверное, можно подумать, если реконструировать эстакаду и решить, как сделать французские окна, но это достаточно серьёзная работа.

Иван Конобеев: А вообще говорят, что эстакада появилась не сразу. Это правда или нет?

Александр Мысик: Да, совершенно верно. Первоначальным проектом у нас предполагалась открытая эстакада, но когда в процессе строительства начали анализировать климатические условия, то инженерный состав пришёл к выводу, что эстакаду необходимо закрыть этой галереей.

Иван Конобеев: Насколько помню, мы ещё обсуждали и визуализацию станции. Довольно много фотографий существует внешнего вида станции. Оранжево-серая гамма. От неё никуда не ушли? Она будет такой?

Александр Мысик: Да, наша архитектурная группа активно разрабатывает фасады. Предполагаем и специально построили работу таким образом, чтобы наши фасады не повторяли в точности фасад, который будет на ледовой арене, а чтобы была такая перекличка. Поэтому этот фасад в том виде, в котором он существует на наших чертежах — он таким и будет.

Сегодня уже разрабатывается рабочая документация по фасадной части. Исключение будет заключаться в том, что фасад на ледовой арене будет в стекле. По объективным данным, по правилам проектирования метрополитена мы не можем себе позволить стекло, поэтому у нас будет очень похоже, но в металле. Но рисунок с такими оттенками цветовой гаммы будет повторять фасад ледовой арены.

Иван Конобеев: А про внутреннюю часть станции? Когда мы разговаривали год назад, тогда речь шла о том, что пока не знаем, как она будет выглядеть. Сегодня знаем или нет?

Александр Мысик: Да, сегодня знаем. У нас на архитектурно-градостроительном совете рассматривалось порядка шести вариантов внутренней отделки станции. Более того, мы объявляли конкурс и принимали все предложения.

И после двух или трёх заседаний и художественного совета, и архитектурно-строительного выбран вариант станционного комплекса в той отделке, которая сегодня есть. Описать мне его сложно. Цвет будет голубовато-серо-чёрно-белый. Хоккейный цвет с подсветкой на путевых стенах, с какой-то графикой. Предполагаем, что это будет достаточно красиво.

Иван Конобеев: И получается, что эта интересная компоновка, которая ни на одной станции не применяется — она сохранилась? Что будет на платформе: подъём не по краям, а в середине? То есть всё, что мы обсуждали, так и будет?

Александр Мысик: Всё сохранилось. У нас с каждой стороны на каждую платформу будет по шесть эскалаторов. Всё сохранилось, как и было.

IMG_4094.jpg
Александр Мысик. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Иван Конобеев: Ещё раз на понимание, чтобы закончить с нашей станцией «Спортивная» — что мы будем иметь к новому году?

Александр Мысик: Стены, кровля, входные зоны, переход. У нас будет закончена, наверное, только подземная часть — это связано с условиями финансирования. Мы предполагали, что пешеходный переход мы уже в конструктиве весь соберём. Но есть некоторые вопросы, связанные с финансированием. Мы сегодня заканчиваем основную часть — подземную.

Закончить должны в этом году все опорные части, которые на эстакадной части. Но не смонтируем, видимо, сами пролётные строения, сами мостовые конструкции.

По станции будут построены все входные зоны. То есть архитектурно-строительная часть, основные конструкции без фасадов, безусловно, с учётом перекрытий эстакады, будет выполнена к концу этого года.

Иван Конобеев: Предлагаю поговорить о других направлениях вашей работы. Ливнёвки — это тоже ваше ведомство?

Александр Мысик: Да.

Иван Конобеев: Насколько я понимаю, в рамках этой великой стройки будет единственный, лучший в Новосибирске ливневый коллектор с очистными сооружениями?

Александр Мысик: Даже для Сибирского округа, может, даже за Уралом, это первый коллектор, который выдерживает высокие температурные нагрузки. Он будет обустроен очистными сооружениями, надеюсь, по самым современным технологиям.

Такая технология применяется только в Москве и Санкт-Петербурге. Новосибирск будет третьим городом в России, который строит очистные сооружения подобного уровня.

Иван Конобеев: Это физическая очистка?

Александр Мысик: Там будет механическая очистка и будет также УФО — ультрафиолетовая очистка. Воду будут облучать, и будет бактериальная очистка. Практически как на Горводоканале. Мы предполагаем, и наши технологи говорят, что вода в реку будет поступать достаточно чистой.

Иван Конобеев: Если замахнуться на все коллекторы — это реально, чтобы такие очистные сооружения появились по всему городу?

Александр Мысик: Мы предполагаем, что да. Мы подобного уровня сооружения проектируем на двух площадках. На площадке в районе ЖК «Чистая слобода», где юго-западное озеро, где происходит слив. Мы сегодня проектируем эти очистные сооружения по заказу «КПД-Газстрой».

У нас есть договор, в июне мы его заканчиваем, в июле идем на экспертизу. И дальше уже с владельцем этой компании будем обговаривать условия реализации этого проекта. И вторая площадка в районе ЖК «Марсель» и «Европейский берег» — там сегодня тоже существует сброс. Мы договорились, что они инвестируют в проектирование очистных сооружений такого же уровня и такой же технологии.

Говорят, что после реализации самого проекта руководство города и области тоже будет готово оговаривать условия совместной реализации. Таким образом, мы дали такой толчок, что все смотрят и изучают. Поэтому надеемся, что в ближайшие 3-5 лет всё реализуем на этих двух площадках.

Иван Конобеев: Ещё одно направление, которое к вашему ведомству относится — это подземные переходы. Не только которые находятся в метрополитене, а ещё те, которые находятся на улицах Новосибирска. И те, кто этими переходами пользуется, хорошо знают, что это такое.

Порой туда не то что страшно зайти, а неприятно бывает. И я как пешеход намедни был шокирован в хорошем смысле, когда подошёл к знаменитому переходу через Димитрова. Раньше в нём было всё: и обгоревшие углы, и вырванные коммуникации, и надписи, и много всего интересного.

А тут я подошёл, остановился и не понял, что произошло, потому что там какой-то красный мрамор, стекло, поручни — я был поражён, стал выяснять, что произошло, а оказывается, его два дня назад открыли. Что произошло?

Александр Мысик: Это реализация конкретного пешеходного перехода под проспектом Димитрова в створе улицы Ленина, это совместный проект мэрии Новосибирска, МУП «УЗСПТС» и театра «Красный факел».

Вообще этот переход был запланирован, и его открыли к столетию театра «Красный факел». 20 мая мы его открывали. Это было совместное решение с мэром Новосибирска, которое показало, что город относится к «Красному факелу» с уважением.

IMG_4128.jpg
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Иван Конобеев: Возникает вопрос — зачем переход «Красному факелу»?

Александр Мысик: У этого перехода даже есть название — «Театральный». Это предполагает формирование окружающей среды, той территории, которая примыкает к театру «Красный факел».

Это была идея самого директора Кулябина Александра Прокопьевича, который предложил сделать переход, в котором можно проникнуться тем, что идёшь в театр. Идея оформления перехода принадлежит дизайнерам, которые работают с «Красным факелом», мы в данной ситуации только исполнители.

Там за стеклом сделана лофтовая зона. Театр будет ставить большие экраны, они будут в режиме онлайн демонстрировать спектакли, которые в это время будут идти на сцене. Кроме того, эта лофтовая зона позволяет размещать различные элементы сценографии. Также будут висеть лайтбоксы с афишей спектаклей.

Иван Конобеев: Здесь, конечно, возникает снова образ тех «злодеев с кирпичом». Как-то продумывалась эта часть?

Александр Мысик: Продумывалась. Откровенно говоря, очень сильно думали по поводу вандализма. И я пришёл к выводу, что мы наше население недооцениваем. У нас есть опыт работы по подобному переходу, только в меньших масштабах, на Троллейном жилмассиве.

Когда мы его сделали в 2018 году, расписали его, мы примерно полгода мучились тем, что у нас есть определённые граждане, которым хотелось как-то самовыразиться. Но мы терпеливо устраняли всё, что люди портили. И вот в последние год-полтора как-то поняли, что этого делать не надо.

Поэтому когда мы с Кулябиным разговаривали, когда мэр открывал переход, тоже было это опасение. Я сказал: «Ну, придётся сжать зубы, перетерпеть, пусть люди злую энергию выплеснут».

Я рассчитываю, что где-то через полгода мы какого-то вандализма не будем наблюдать. Переход работает почти месяц, и на сегодняшний день пока никто с кирпичом не заходил. Хотя невозможно это отрицать, но будем надеяться, что наши люди поймут, что это наш город — зачем его портить? Давайте эту среду улучшать, а не ухудшать.

Иван Конобеев: То есть там не предполагается делать какие-то бронежалюзи?

Александр Мысик: Мы предполагаем поставить облегчённые рольставни на ночь, хотя переход оборудован системой видеонаблюдения. Она выходит на два адреса — это наша центральная диспетчерская МУП «УЗСПТС» и охрана «Красного факела».

Иван Конобеев: А к полиции это не подключается?

Александр Мысик: К полиции у нас подключается общая тревожная кнопка, которая стоит в центральной диспетчерской, у нас есть договор с Росгвардией. Как только у нас диспетчер видит, что происходят какие-то нехорошие явления, он тут же нажимает тревожную кнопку, и по договору в течение примерно 6-10 минут бойцы Росгвардии появляются на наших объектах.

Иван Конобеев: В этом году мы введи переход «Театральный»...

Александр Мысик: В прошлом году мы ввели Большевичку — переход на «Речном вокзале». Там провели масштабные работы, потому что там весь переход реконструирован. У нас переход под проспектом Димитрова, в принципе, остался работать в тех же климатических условиях — он достаточно холодный.

А под Большевистской мы пытались опробовать инженерные решения, которые затем будем тиражировать на многофункциональных переходах — под Красным проспектом и под перекрёстком улиц Кирова и Восход.

Переход рядом с часовней закрыт на капитальный ремонт, мы его будем превращать в многофункциональный комплекс, мы полностью делаем реконструкцию всех инженерных систем, он будет работать в тёплом режиме постоянно.

Сегодня мы «лечим» все железобетонные конструкции, которые очень сильно пострадали именно в этот период эксплуатации. Мы обновляем гидроизоляцию, делаем теплоизоляцию и обновляем полностью все системы дымоудаления, пожарной и охранной сигнализации.

Иван Конобеев: А торговля там остаётся?

Александр Мысик: Торговля остаётся, у нас там будут выполнены нестационарные торговые павильоны, которые дальше будут сдаваться в аренду. Они будут односторонние, будут выполнены не как киоски, а как павильоны, чтобы все товарные группы непосредственно на переходе не появлялись.

IMG_4073.jpg
Александр Мысик. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Иван Конобеев: Получается, что каждый год мы делаем по одному переходу? А дальше? Красный проспект — в следующем году?

Александр Мысик: Красный проспект мы должны ввести к новому году, то есть в этом году. И на следующий год мы пока не определились. Будем советоваться с руководством города — либо мы возьмём в реконструкцию пешеходный переход под проспектом Димитрова, вторая сторона, либо под улицами Восход – Кирова.

Иван Конобеев: А есть же ещё какие-то переходы под Димитровским мостом, насколько я помню. Это в вашем ведении?

Александр Мысик: Мы его временно законсервировали, потому что он был в очень неприглядном состоянии. Такой законсервированный в Новосибирске один переход. Остальные все в планах. Но помимо подземных у нас существуют ещё и надземные пешеходные переходы, которые мы обслуживаем.

И пешеходные мосты через малые реки — по ним мы сегодня разрабатываем программу. Думаю, что в следующем году, наверное, выйдем с предложением к руководству города — запустить программу комплексной модернизации.

Обратите внимание, что у нас надземные пешеходные переходы и малые мостики тоже бывают не в очень хорошем состоянии. Хотелось бы их превратить действительно в сооружения, которые бы украшали город, а не отпугивали людей.

Иван Конобеев: Малые реки — действительно большая проблема, которая обсуждается в городском совете.

Александр Мысик: Очень большая проблема! Сегодня у нас практически все пешеходные мосты в плачевном состоянии. За исключением одного мостика, который мы построили через реку Тула в створе 9-го Чукотского переулка.

Первый мостик, который у нас сегодня есть — в створе улицы Магнитогорской, который сегодня находится в тяжёлом состоянии. И мы обдумываем, каким образом в этом году его хотя бы реконструировать первым. Я думаю, что мы решение какое-то найдём в течение лета, и приведём его к зиме в порядок.

Иван Конобеев: А вы вообще вы знаете, сколько таких мостов?

Александр Мысик: Порядка 27-ми малых мостов.

Иван Конобеев: В завершение ещё про ливневку спрошу. Буквально несколько дней назад прошел ураган по городу, многие новосибирцы его встретили как нечто внезапное. Но я с удивлением обнаружил, что в районе строящего комплекса напротив «Ройял-Парка» скопилось какое-то сумасшедшее количество воды.

Понятно, что на некоторых улицах ливнёвок нет, так сложилось исторически. Когда всё в асфальте, вода не находит выхода и скапливается. Насколько я понимаю, у вас есть специальная карта, и в городе порядка 50 таких проблемных точек. По ним есть какой-то план?

Александр Мысик: Да, постановлением мэра у нас утверждён план развития систем централизованного поверхностного стока до 2027 года. Там запланированы достаточно серьёзные капиталовложения. Сегодня с вводом нового жилья количество твёрдых поверхностей возрастает, и возросло уже на порядок относительного того времени, когда эта ливнёвка проектировалась и строилась.

И сегодня действительно много вопросов, связанных с тем, что мы её очищаем в плановом порядке. В год чистим по 15 километров. Если сравнивать, то лет 5 назад чистили около 1,5 километров. Сегодня мы темпы набрали и стараемся их не снижать.

А чтобы было понятно — у нас 300 километров ливневых сетей на обслуживании. Это те, которые находятся на балансе в зоне ответственности МУП «УЗСПТС». И сегодня, по нашим оценкам, порядка 100-150 километров — это бесхоз, сегодня он находится в процессе приёмки.

Это различные сети промпредприятий, которые развалились, и различных учреждений, которые их сами обслуживали. Мы сегодня все это берём потихоньку, модернизируем. И, наверное, в следующем году будем разрабатывать комплексную программу модернизации всех ливнёвок.

Одна из самых больших проблем — это ливнёвка по Ватутина в районе «Меги», она физически не может принять весь объём стоков, который сегодня идёт. Это самая большая проблема.

Иван Конобеев: Словом, направлений деятельности у вас хватает. Я благодарю за разговор и желаю успехов во всех направлениях! И чтобы через год, когда наш разговор состоится, мы уже знали, что станция метро практически находится в предстартовом состоянии.

Александр Мысик: Надеюсь на это. Практически уверен в этом!

Видео: nsknews.info

Что происходит

Три человека утонули в Новосибирске при попытке спасти девочку из Оби

Стеклянный шкаф для буккроссинга поставили в парке на Первомайке

Игровой комплекс с качелями из Чехии появится в Нарымском сквере

Музей Новосибирска открывает выставочные залы 8 июля

Школу с музеем и детский сад с оранжереей строят в Новосибирске

Не выдержавшую мороза теплотрассу меняют на Северо-Чемском

Хаски и лабрадора в квартире лучше не заводить — хендлер Ольга Телешова

Место для стелы «Город трудовой доблести» выберут новосибирцы

850 летних веранд откроют в Новосибирской области

Прогулки по Оби: маршруты, расписание и цены

В новосибирской психбольнице опровергли вспышку коронавируса

Показать ещё