Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: дизайн-код, безобразная реклама и лишние ларьки

Как преобразится площадь Маркса в ближайшее время? Как на облик Новосибирска повлияет дизайн-код? И что будет с садовыми товариществами в черте города? Об этом и многом другом рассказал 19 марта гость программы «Вечерний разговор» — главный архитектор Новосибирска Александр Ложкин — на радио «Городская волна» (101,4 FM).

Андрей Жирнов
Андрей Жирнов
08:33, 23 Марта 2020

Андрей Жирнов: Добрый вечер, дорогие друзья! В прямом эфире программа «Вечерний разговор». В студии Андрей Жирнов. Сегодня [19 марта] у нас в гостях главный архитектор города Новосибирска Александр Юрьевич Ложкин. Добрый вечер, Александр Юрьевич!

Александр Ложкин: Здравствуйте!

Андрей Жирнов: Разумеется, вопросы будут касаться строительной политики города Новосибирска, а также проблем застройки, дизайн-кода города, будущего садоводческих товариществ. Того, как в перспективе будут преображаться отдельные микрорайоны и как проходило обсуждение генерального плана Новосибирска.

Александр Юрьевич, вы достаточно опытный профессионал и известный архитектор. Но сейчас вы чиновник и главный архитектор города Новосибирска. В чём эта должность вам помогает, а в чём мешает? Сознайтесь.

Александр Ложкин: Конечно, стало гораздо больше ответственности. Так случилось, что в течение последних нескольких десятилетий авторитет должности главного архитектора постепенно снижался. То есть ответственность оставалась, а полномочий было всё меньше и меньше.

Одна из задач, которую мы сейчас решаем — это восстановление и авторитета должности главного архитектора, и реальных полномочий, которые позволят мне как чиновнику в специфической области реально влиять на архитектуру города.

Андрей Жирнов: А ваши предшественники не влияли на облик города?

Александр Ложкин: Как я уже сказал, влияли, но это влияние постоянно уменьшалось.

Последним главным архитектором, который реально мог решить, что и как строится, был Герман Александрович Тюленин. Это было в середине 1990-х годов.

Андрей Жирнов: Иногда в вас всё-таки просыпается не чиновник, а общественник, каким вы были в предыдущие годы, и такой специалист, который хочет взять шашку и начать рубить головы строителям?

Александр Ложкин: Это происходит постоянно. Я не скажу, что нужно рубить голову строителям или коммерсантам, застройщикам. Здесь речь идёт немного о другом. Задача — наладить нормальное полноценное сотрудничество и диалог для того, чтобы застройщики, коммерсанты и любые их действия приводили к тому, чтобы город улучшался.

Я неоднократно повторял, что любое здание для города является либо лекарством, либо каплей яда, точно так же, как и с любым медикаментом. Соответственно, задача главного архитектора — сделать так, чтобы появляющиеся в городе здания улучшали городскую среду и качество жизни горожан. Если это получится сделать, тогда всё будет нормально.

У города нет другой крови, кроме денег бизнеса. Бюджетные вливания небольшие, вы и сами прекрасно это знаете как советник мэра. Основные средства, которые инвестируются на территории города — это, конечно, частные средства. Вопрос в том, чтобы они приносили пользу не только коммерсантам, но и городу в целом.

NET_1162_tn.JPG
Александр Ложкин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Андрей Жирнов: Ведь это в том числе и философский, и политический вопрос: город для кого — для бизнеса или для людей? Здесь, наверное, сложно выстраивать диалог с одной стороны. Есть вы, главный архитектор и представитель власти. А с другой стороны — есть строительный бизнес и люди, для которых всё это строится.

Александр Ложкин: Это похоже на весы. Для меня, для вас как для горожанина и для всех нас город — это среда обитания. Мы, конечно, хотим, чтобы она была комфортной. Для бизнеса город — это ресурс. Городская территория — это место, где бизнесмен добывает деньги.

Андрей Жирнов: Золотая городская земля.

Александр Ложкин: Задача бизнесмена — это, конечно, прибыль. Но я уже сказал, что это не может перевешивать. То есть если мы будем говорить только об интересах жителей и горожан, то у нас остановится развитие города, а это недопустимо. Необходимо находить баланс. Задача власти — его обеспечить.

Да, действительно, у нас долгое время политика в области по застройке города была чрезвычайно либеральной, и был перекос в пользу застройщиков. Никто это не скрывает и этому не удивляется. Сегодняшняя задача — восстановить этот баланс. Но, скажу сразу, перекоса в другую сторону тоже не должно быть.

Андрей Жирнов: Потому что город должен развиваться и жить.

Александр Ложкин: Конечно!

Андрей Жирнов: Объясните нашим радиослушателям, что такое дизайн-код города, и как изменится облик нашего любимого Новосибирска и жизнь самих людей после его введения?

Александр Ложкин: Дизайн-код — это такой жаргонизм, профессиональная лексика. Официально это называется архитектурно-художественный регламент. Это сборник норм, которые определяют, как вывески и рекламы должны размещаться на зданиях. Сегодня такие документы принимают многие города.

Новосибирск тоже разработал такой документ. 29 октября 2019 года он был подписан мэром и, соответственно, вступил в действие. Началась постепенная перестройка.

Безумное разнообразие вывесок и рекламы должно прекратиться в городе примерно в течение пяти лет. Размещение любых информационных конструкций должно соответствовать тому дизайн-коду, который мы приняли.

Андрей Жирнов: То есть это «богатство» фантазии отойдёт в прошлое?

Александр Ложкин: Это уже сегодня началось. Здесь, с одной стороны, бизнесменам стало проще, потому что вывеску можно не согласовывать, если она соответствует дизайн-коду. С другой стороны, не всякую вывеску он может повесить, ведь она должна подходить требованиям, которые установлены с учётом архитектурного облика. Эта работа началась, и я думаю, что в течение ближайшего года-полутора мы уже увидим реальные изменения в городе.

Андрей Жирнов: Александр Юрьевич, если приехать в Москву и сравнить наши города по аляповатости вывесок и рекламы, то Новосибирск — это абсолютная вольница.

А как дизайн-код может повлиять на жизнь простых горожан? Мы привыкли, что тот же самый балкон — это мой балкон, и на нём можно поставить всё что угодно, сделать остекление, покрасить, повесить кондиционер на фасад здания по Красному проспекту. Будут ли какие-то ограничения по таким моментам?

Александр Ложкин: Эти ограничения уже существуют. Есть правила благоустройства, которые регулируют внешний облик фасадов. Например, вешать кондиционеры на магистральных улицах главного фасада в принципе нельзя. Это невозможно.

Сегодня любой собственник объекта, в том числе ТСЖ, управляющие компании делают паспорта фасадов. Кстати, это как раз один из способов реализации дизайн-кода — приведение в порядок фасадов. Без паспорта фасада любые изменения на здании невозможны. Мы начали разрабатывать концепции по определённым улицам.

Мы с вами находимся в студии на проспекте Карла Маркса. Это первая территория, по которой мы вместе с нашим архитектурным университетом провели большое исследование, сделали лазерное сканирование. Мы увидели все входы и выходы, вывески и всё, что здесь происходит.

Исследование проведено, и вторым этапом в этом году мы сделаем архитектурную концепцию, в том числе проверим все фасады проспекта Карла Маркса, что будет определённой помощью тем людям, которые здесь живут.

NET_1243_tn.JPG
Андрей Жирнов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Андрей Жирнов: А что значит «сделаете»? Вы поменяете цветовую гамму?

Александр Ложкин: Да. Сами понимаете, что территория крайне сложная: много рекламы и вывесок, безумное количество разномастных пристроек. Одни принадлежат муниципальной земле, по другим жители воюют с коммерсантами — куча конфликтов.

Проспект Маркса, который в 2022-23-х годах будет, наверное, главной площадкой для принятия гостей, поскольку находится рядом с ледовой ареной, мы сделаем комфортным и удобным для жителей. Эту задачу мы будем решать.

Андрей Жирнов: Очень хорошо, Александр Юрьевич. А помните, в своё время обсуждался вопрос о том, чтобы проспект Карла Маркса сделать пешеходным? Этот план нереализуем?

Александр Ложкин: Недавно департамент транспорта заказал работу по транспортному моделированию по проспекту Маркса, площади Маркса и прилегающей территории для того, чтобы мы поняли, что можем изменить в транспортной схеме: где можно сузить улицу, где нужно расширить.

Это нужно для того, чтобы обеспечить комфорт и транспорту, и пассажирам, и пешеходам. Освободить центр площади Маркса получится, если в результате транспортного моделирования будет достигнут положительный эффект. Тогда идея будет развиваться.

Андрей Жирнов: Кстати, по поводу площади Маркса, центра левого берега Новосибирска. Понятно, что она меняется, мы это видим. Но многие жители ассоциируют это место с гостиницей «Турист», барахолкой, бесконечными киосками и торговлей. Как изменится площадь Маркса?

Александр Ложкин: Да, у нас началась долгожданная реконструкция гостиницы «Турист».

Есть, конечно, вопросы по ларькам, которые стоят на площади Маркса, и здесь есть большая проблема, потому что законодательство не позволяет муниципалитету ничего делать с ларьками, которые стоят на частной земле. А у нас площадь Маркса, к сожалению, поделена на частные земельные участки.

Правда, есть сейчас законопроект, в соответствии с которым муниципалитет начнёт утверждать схему размещения нестационарных объектов, в том числе на частных территориях. Тогда у нас появится инструмент для наведения порядка. А пока приходится договариваться с частниками. Они в общем-то тоже понимают, что необходимо менять ситуацию. Посмотрим, как получится.

А вообще, глобальное изменение — это полная перестройка нашего долгостроя — ДК «Сибсельмаш». Вместо него должен появиться многофункциональный комплекс, который будет в себя включать общественные пространства, торговлю и гостиницу.

Этот центр должен стать главной доминантой на этой территории. Если нам удастся убрать транспорт с центральной части территории, то мы получим полноценную пешеходную площадь, которая будет украшением нашего города.

Андрей Жирнов: Уже есть проект?

Александр Ложкин: Пока это были предпроектные материалы. Мы рассматривали их в градостроительном совете, в президиуме градостроительного совета. К проекту есть ряд замечаний, которые устраняются. Как только мы сделаем транспортную модель, поймём, каким образом будем двигаться дальше. То есть проект сейчас находится в стадии разработки.

Андрей Жирнов: А срок — это молодёжный чемпионат мира по хоккею?

Александр Ложкин: Есть большое желание навести порядок к чемпионату мира, но этот чемпионат не самоцель. Конечно, мы всё это делаем не для гостей, а в первую очередь для себя и для наших жителей.

Чемпионат — это хороший повод, чтобы убраться у себя в городе к приходу гостей.

Андрей Жирнов: На самом деле, опыт, который был в Казани и Красноярске, других городах, когда в них проходили большие международные соревнования, был удачным. Города преображались.

Александр Ложкин: Конечно. Поэтому мы выделили приоритетные территории. Это гостевые маршруты, зона гостеприимства. Там приберёмся в первую очередь. Но это не значит, что не будем прибираться во всём остальном городе.

NET_1266_tn.JPG
Александр Ложкин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Андрей Жирнов: Александр Юрьевич, у нас есть звонок от нашего радиослушателя. Алло, добрый вечер!

Звонок: Здравствуйте! Очень неприглядно в нашем городе выглядят вывески. Они бывают замотаны чуть ли не в полиэтиленовые мешки. Организации уже давно нет, а вывески висят. Как с этим бороться? Это один момент. Второй: что у нас, простите, с домиками, как говорят, неизвестного архитектора? Ведь невозможно нигде найти туалеты. Даже прогуливаясь по городу, в частности, по левобережью. Иногда бывает безвыходное положение. И сегодня озвучивали, что будет задета тема о садоводческих обществах, которые находятся в черте города. Меня, в частности, интересуют участки по улице Станционной: общества «Берёзка», «Ветеран», «Золотая осень». Как с ними будет дело обстоять?

Андрей Жирнов: Хорошо, спасибо за вопросы. Давайте, Александр Юрьевич, начнём с вывесок. Ну а туалеты — это показатель цивилизованности города.

Александр Ложкин: По вывескам я уже сказал, что они должны теперь соответствовать дизайн-коду. Соответственно, сегодня выявляются те вывески, которые висят не по правилам. Какие-то размещаются на правах рекламы, там существуют действующие договоры, но постепенно мы приведём вывески в порядок. Здесь точная и понятная стратегия вырисовывается.

Теперь по поводу туалетов. Не знаю, заметил ли радиослушатель, но мы за последние два года увеличили число общественных туалетов. В течение, наверное, последних 20 лет как-то так происходило, что у нас они исчезали, пока не исчезли, по-моему, все.

Теперь у нас появился в первую очередь общественный туалет в Первомайском сквере. А в прошлом году мы построили на Михайловской набережной первый в городе капитальный муниципальный туалет с доступом для инвалидов. Там даже есть душ.

По инвестиционному договору мы получили этот объект в муниципальную собственность. Конечно, эту работу мы будем продолжать как с муниципальными туалетами, так и будем работать с коммерсантами, заинтересованными в таком бизнесе.

Андрей Жирнов: Понятно, Александр Юрьевич. Есть ещё вопрос про садовые общества. Мы чуть позже к нему вернёмся. В том числе поговорим про садовые общества на улице Станционной.

Мне бы хотелось завершить тему с киосками. На Маркса понятно — там частная земля, киоски стоят — это одна проблема. Если проехать по городу и посмотреть, то увидим, что во многих местах эти киоски натыканы. Они очень сильно портят архитектуру и эстетический облик Новосибирска. Такое впечатление, что город только и делает, что занимается торговлей.

Александр Ложкин: Во-первых, мы сегодня заканчиваем разработку требований к архитектурному облику стационарных объектов. В рамках этой работы мы ещё и разрабатываем типовые проекты таких киосков и павильонов. Те объекты, которые будут размещаться в будущем, должны подходить этим требованиям.

Также с января комиссия начала работу по оценке и соответствию стационарных объектов и конструкций архитектурному облику. В эту комиссию мы привлекли членов архитектурно-градостроительного совета, членов художественного совета. В комиссии есть ректор архитектурного университета, профессор искусствоведения. Есть заслуженный архитектор Российской Федерации.

Это авторитетные люди, готовые сегодня смотреть за киосками и ларьками, чтобы помочь городу. Такую работу мы делаем, начинаем наводить порядок. Понятно, что работы много. Пациент запущен, но мы будем лечить.

Андрей Жирнов: И заинтересованных людей, чтобы ничего не делать, тоже много. Александр Юрьевич, у нас есть ещё один звонок от радиослушателя. Добрый вечер!

Звонок: Добрый вечер! Меня зовут Владимир. Вопрос к нашему гостю. Скажите, вы работы по сносу киосков и других нестационарных объектов планируете проводить только в центральной части города или будете работать на периферии — в частности, в Октябрьском районе, на МЖК «Восточном», в районе улицы Татьяны Снежиной? Там всё ужасно. Стоят киоски с быстрым питанием сомнительного качества. 

Плюс к этому, они находятся в хаотичном порядке, а вокруг огромная антисанитария. Я как-то писал в вашу программу, но внятного ответа не получил, кроме как: «Будут какие-то работы вестись». Если хотите, я повторю остановки общественного транспорта, чтобы вам было проще сориентироваться. Опять же, если вы ведёте работу в этом направлении.

Андрей Жирнов: Спасибо за вопрос.

Александр Ложкин: Спасибо большое. Мы ведём работу в этом направлении. Я предлагаю вам написать письмо в департамент строительства и архитектуры, потому что сегодня именно на наш департамент возложили обязанности по сносу киосков, нестационарных объектов.

Сейчас закупается необходимая техника, заключаются договоры. В том числе с Росгвардией, потому что сами понимаете — иногда даже не так просто подойти к киоску, чтобы его демонтировать. Но демонтаж мы будем производить по всему городу. Если вы дадите нам конкретные адреса, мы проверим — законно или незаконно там установлены киоски. И, соответственно, будем принимать меры к их демонтажу.

NET_1300_tn.JPG
Александр Ложкин и Андрей Жирнов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Андрей Жирнов: Александр Юрьевич, на ваш взгляд, как остановочная концессия может повлиять на расположение киосков?

Александр Ложкин: Вообще, надо сказать, что концессия — это точно не про киоски, потому что она больше про «умные» остановки. Если эта концессия будет реализована, Новосибирск станет первым городом в России, который получит полноценную, полномасштабную систему «умных» остановок. То есть вы можете прийти на остановку, там же построить себе маршрут — система вам подскажет, где нужно сделать пересадку и как вам лучше уехать.

Андрей Жирнов: То есть сбоев не будет?

Александр Ложкин: В этом как раз и задача. Предметом концессии является информационный центр с серверами и операторами, которые будут эту систему обслуживать. Это обязательное условие. Реклама и киоски — это средства обеспечения прибыли этой концессии. Тем остановкам, которые стоят у нас сегодня, уже по 15-20 лет.

Андрей Жирнов: Некоторым и больше.

Александр Ложкин: Некоторым и больше. Сегодня необходима их масштабная замена, и на это нужны огромные деньги. Поэтому было принято решение: 250 остановок заменить через такой инструмент. Из них только 156 будут с торговыми павильонами, а у 94 не будет торговли.

Концессионер будет обязан установить «умный» блок, по которому каждый сможет связаться с полицией или скорой помощью. Можно вызвать диспетчера. Такой функцией смогут воспользоваться все, даже слабовидящие или слабослышащие. Система даёт полноценный сервис для горожан.

Андрей Жирнов: И можно будет посмотреть, через сколько минут прибудет следующий автобус?

Александр Ложкин: Да, вы увидите эту информацию на карте. Всё это есть в системе. Задача — поставить эту систему. Это не моя тема. Моя — сделать так, чтобы это было красиво реализовано.

Андрей Жирнов: Да, чтобы не поставили страшные бетонные блоки.

Звонок: Здравствуйте! Мы говорим про озеленение города, а будет ли делаться что-нибудь для спортсменов — бегунов и лыжников? У нас очень мало мест, где можно бегать. Отработать в городе длинные и марафонные дистанции практически нельзя, хотя у нас проводятся крупные и международные фестивали. Бегать негде. 

Такие площадки, как Монумент Славы, всё-таки не предусмотрены для бега. Многие люди приходят туда отдыхать, там очень много мам с колясками. То есть бегуны туда не вписываются, ведь они бегут на скорости, а люди идут навстречу прогулочным шагом. Спортсмены скорость не нарабатывают. Очень сильно хочется бегать по озеленённым тропинкам, чтобы можно было вдыхать в себя чистый воздух, как во времена Советского Союза, когда Новосибирск был очень зелёным. Всё это будет предусматриваться в архитектуре?

Андрей Жирнов: Спасибо за вопрос. Он двоякий: с одной стороны — про спорт, с другой — про зелёный город.

Александр Ложкин: И в вопросе совмещены две темы, и в ответе я их совмещу. Буквально вчера мы обсуждали проектное задание, которое сейчас выдаём на проектирование спортивного парка около нового ледового дворца спорта, там, где строится станция метро «Спортивная».

Территория находится в пойме реки, и на ней планируется строительство такого парка. В нём будут заложены тропы для самых разных видов спортивной активности. То есть будут тропы для велосипедистов, скандинавской ходьбы, для бегунов.

Как раз там есть возможность увести эти тропы достаточно далеко — вплоть до Бугринской рощи, чтобы бегать на большие дистанции. Такой парк у нас появится в самом ближайшем будущем — в течение трёх лет.

Андрей Жирнов: К молодёжному чемпионату мира.

Здесь уже затронули проблему с зелёными зонами и насаждениями. Сейчас фактически завершилось обсуждение нового генерального плана города Новосибирска.

Александр Ложкин: Корректировки генерального плана.

Андрей Жирнов: Хорошо, пусть будет «корректировки». Обсуждение проходило достаточно бурно. По крайней мере, я был в Центральном округе, видел это своими глазами. Обсуждение проходило практически до шести часов вечера — какое-то феноменальное время.

Понятно, что есть сложные моменты и конфликтные ситуации. Как вам обсуждение корректировок генерального плана и активность жителей Новосибирска? Насколько принципиальны эти корректировки?

NET_1208_tn.JPG
Андрей Жирнов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Александр Ложкин: Вообще, обсуждение — это всегда очень хорошо. Потому что какими бы профессиональными ни были наши проектировщики — они люди, а людям всегда свойственно ошибаться.

Обсуждение — это возможность сверить часы, найти ошибки, которые есть, и исправить их. Надо сказать, что количество предложений измерялось тысячами. Все они были проанализированы, оценены экспертами и разработчиками. В итоге значительная часть из них вошла в генеральный план.

Мы с вами здесь говорили о садоводах.

Андрей Жирнов: Да, был вопрос от слушателя.

Александр Ложкин: В 2007 году проектировщики вообще сказали, что садоводств на территории Новосибирска не должно быть. В действующем генеральном плане Новосибирска нет ни одного садоводческого общества.

При этом мы должны понимать, что генеральный план — это не тот документ, который сегодня определяет нашу жизнь. Генеральный план мы делаем на перспективу. Не на очень длинную — до 2030 года.

Сегодня в генеральном плане сохраняется большая часть садоводческих обществ. Не все, потому что есть территории, которые должны развиваться, на которых придётся менять зонирование.

Очень большая была тема про садоводческие общества в пойме Оби в Советском и Первомайском районах. Как раз здесь были очень бурные обсуждения. В итоге мы довольно серьёзно скорректировали позицию.

Большая часть садоводческих обществ, практически все, сохраняются именно как садоводства. Многие хотели превратить эти садоводства в малоэтажное жильё, но это, к сожалению, невозможно. К жилью есть определённые требования. Они не наши.

Территория там довольно подтопляемая. Жильё мы можем строить там, где наводнения случаются не чаще чем один раз в 100 лет. Мы сегодня видим мероприятия, которые можно применить к этим территориям, чтобы наводнения там были не ежегодные, а случались хотя бы один раз в десять лет.

Это мы сделать сможем, но это не поможет нам размещать жильё в той местности. Позволит сохранить садоводства и сделать так, чтобы людям там жилось чуточку удобнее, чтобы чрезвычайные ситуации случались не каждый год.

Андрей Жирнов: Наш радиослушатель спрашивал про улицу Станционную.

Александр Ложкин: Насчёт улицы Станционной сейчас не скажу. Нужно посмотреть документы, но радиослушатель тоже может с ними ознакомиться. Они есть на сайте департамента строительства и архитектуры, и у нас на четвёртом этаже мэрии все эти материалы висят. 

Андрей Жирнов: Александр Юрьевич, вы сказали, что в предыдущем генеральном плане садоводческие общества отсутствовали. Затем произошла корректировка, и им дали возможность существовать. С другой стороны, звучит критика о том, что сейчас из генерального плана исчезло такое понятие, как «городские леса». Насколько это точные обвинения и упрёки в адрес разработчиков?

Александр Ложкин: Да нет, никуда они не исчезли. Городские леса как были, так и есть. Возможно, кто-то даже вводит жителей в заблуждение. Генеральный план ни в коем случае не утверждает границы городских лесов. В генеральном плане городские леса отображаются как справочный материал — не более того.

Мы тут столкнулись с некоторыми сложностями. Дело в том, что границы городских лесов сегодня установлены в разных документах, и эти документы находятся по большей части в бумажном виде со сложными корректировками.

Сейчас делаются две вещи. Во-первых, мы отображаем границы городских лесов как они есть. Во-вторых, в течение ближайших двух лет будут проведены работы по лесоустройству. Материалы лесоустройства и их утверждение — и есть утверждение границ городских лесов.

Андрей Жирнов: То есть эти обвинения — это либо непрофессионализм, либо какой-то политический или бизнес-интерес?

Александр Ложкин: Да, кто-то пытается играть на этой истории.

Могу сказать ещё раз: абсолютно точно в течение ближайших двух лет мы скоординируем все городские леса, и они у нас будут лежать на всех картах и документах, в том числе и в генеральном плане.

Андрей Жирнов: У нас звонок. Алло, добрый вечер!

Звонок: Здравствуйте! Я приехал в город в 1972 году. Проспект Карла Маркса был одной из красивейших улиц в городе, он выходил на мост и упирался в ГПНТБ. Там были очень красивые студенческие сооружения НЭТИ, красивый кинотеатр «Космос», он весь как-то архитектурно вписывался. Сегодня, когда едешь по проспекту Маркса, видишь непонятно что. Но не в этом дело.

Есть такие места, допустим, Красный проспект, 82, Совнархоз, рядом с пересечением с улицей Писарева, где школа КГБ преобразила город. Это очень красивое здание, а рядом находится совершенно чёрная конструкция, между куполами и красивым классическим зданием. Это портит вид.

Город очень сильно изменился за счёт высотных многоэтажек. Также расположено много неудобных остановок. То есть крыша сделана так, что люди стоят, а их заливает водой. Смысл остановки — спастись от дождя. Это должен быть контрольный пункт, где останавливается транспорт. Архитектура этих павильонов безобразна. Вот и всё, что я хотел сказать.

Андрей Жирнов: Спасибо. Александр Юрьевич?

Александр Ложкин: Я уже сказал, что мы делаем проект, в котором рассматриваем проспект Карла Маркса. По павильонам сегодня тоже сделан проект. Мы будем всё это приводить в порядок.

NET_1177_tn.JPG
Александр Ложкин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Андрей Жирнов: Александр Юрьевич, продолжим разговор про генеральный план. Действительно, при обсуждении были конфликтные точки, возникало противостояние жителей и застройщиков.

Одна из ситуаций касалась Заельцовского района и улицы Предпринимателей в пойме реки Ельцовка 1-я. Бурные обсуждения были. Представители строительного лобби проталкивали эту улицу. Какое в итоге будет решение по этой ситуации?

Александр Ложкин: В утверждаемой части генерального плана нет улицы Предпринимателей, а дальше будем смотреть. За пределами 2030 года надо будет решать вопрос, и это уже следующий этап. Зелёная зона там, безусловно, необходима. Это одна из самых востребованных территорий для рекреации, там очень много людей живут вокруг. На сегодняшний день в утверждаемой части генерального плана дороги нет, но предусмотрено строительство парка на этой территории.

Александр Ложкин: Ещё одна конфликтная ситуация, которая касается улицы Чаплыгина в Центральном районе. Там конфликт между местными жителями и застройщиками — компанией «Расцветай».

В своё время там было исторически ценное здание. Может быть, нельзя сказать, что это памятник архитектуры, но здание отражало архитектуру 1930-х годов города Новосибирска. Дом снесли, и теперь застройщик хочет впихнуть туда небоскрёб. Насколько это вообще уместно? Будет ли вмешиваться мэрия?

Александр Ложкин: На мой взгляд, небоскрёб там абсолютно неуместен. С этой территорией происходит странная ситуация, потому что застройщик очевидно поторопился, не учёл, что здание находилось в охранной зоне как памятник истории и культуры.

Соседнее здание — тоже, это дом «Союззолото». Застройщик снёс первое здание, а оказалось, что строить там нельзя. Сегодня застройщик предпринимает разные действия, чтобы снять с этой территории режим охранной зоны.

Да, наверное, раз здание утрачено, что-то построить там можно. Но абсолютно точно, что это здание должно быть увязано с окружающей застройкой, с тем же самым домом «Союззолото». Будем внимательно следить за тем, что там может появиться. Те меры сдерживания, которые у нас есть, мы будем применять.

Звонок: Здравствуйте, меня зовут Юрий. У меня два небольших вопроса, и я обращусь к прошлым темам. По поводу остановок. Конечно, «умные» остановки — это здорово. Но я водитель, и мне очень неудобно, когда на остановке нет «кармана», куда бы заезжал транспорт. То есть мы сейчас будем тратить деньги на «умные» остановки, а сделать так, чтобы общественный транспорт заехал в «карман» — такой мысли нет. Может, сначала сделать более безопасно, а потом более умно?

И второй вопрос по поводу киосков и всего прочего. Я два года назад был в Кемерове, и там нет ни одного ларька. У нас же около каждого киоска выложены продукты питания, и всё это выглядит не очень красиво, потому что каждый делает это как может. К тому же это небезопасно. Как это вписывается в концепцию красоты и архитектуры города? Спасибо большое.

Андрей Жирнов: Спасибо, хороший вопрос.

Александр Ложкин: Уже говорил, что внешним обликом нестационарных объектов мы сейчас будем заниматься очень плотно. То есть это наша однозначная позиция, и в том числе мэра.

Что касается первой части вопроса, то у нас есть государственные стандарты, которые определяют требования к автомобильным дорогам. Все работы, которые сегодня идут по реконструкции в рамках программы «Безопасные и качественные автомобильные дороги», предусматривают мероприятия по приведению проезжей части в нормативное состояние. Там, где необходимо делать «карманы» для заезда общественного транспорта, они делаются. Там, где их делать не нужно — там не делают.

Андрей Жирнов: Александр Юрьевич, мы говорили про улицу Предпринимателей, которой, слава богу, нет в утверждаемой части генерального плана, про конфликт на улице Чаплыгина.

У нас раньше периодически возникали сложные ситуации, когда те же застройщики — строительные лоббисты, строительные бароны — получали земельный участок, чтобы построить какой-то социальный объект, допустим, спортивный объект, а строили какой-то сарай. Потом на месте этого сарая вырастал многоквартирный дом, маленький небоскрёб. С такими ситуациями можно бороться в Новосибирске?

Александр Ложкин: Во-первых, с такими ситуациями борются правоохранительные органы. Мы знаем, что у нас есть сегодня один девелопер, который находится в розыске именно по такой ситуации.

Однако есть проблема — как отделить добросовестных застройщиков, которые действительно хотят построить спортивный объект и которым, безусловно, нужны для этого льготы, от застройщиков, которые откровенно на этом паразитируют, пытаются получить муниципальную землю по заниженным ценам.

Мы смотрим, как можем отрегулировать этот механизм через правила землепользования и застройки, но я скажу честно: однозначного и чёткого решения у нас на сегодняшний день пока нет.

Андрей Жирнов: Вспомним ситуацию прошлого года вокруг сада Кирова, когда люди возмущались и митинговали. 

Александр Ложкин: Я полностью разделяю эти негодования. Могу сказать ещё раз, что мы сегодня ищем инструменты, с помощью которых можно разрешить такие ситуации. И надеюсь, что найдём. Мы изучаем опыт других регионов, привлекаем специалистов по законодательству. Это правда серьёзная работа.

Андрей Жирнов: Хорошо, Александр Юрьевич, я думаю, что для наших слушателей важно, что главный архитектор Новосибирска не даёт разгуляться строительным баронам, уж простите за такие выражения.

В заключение. Этот год, несмотря даже на коронавирус, — это юбилей Великой Победы. Что касается города, то одно из самых важных событий — реконструкция Монумента Славы. Она началась в прошлом году, а в этом году продолжится. Что удастся сделать к 9 Мая?

Александр Ложкин: Всё, что запланировано, все работы, которые не были закончены в прошлом году, должны быть закончены к 9 Мая. Это абсолютная позиция мэра. Многие службы работают над тем, чтобы решить эту задачу.

Андрей Жирнов: Спасибо большое! Сегодня у нас в гостях был главный архитектор города Новосибирска Александр Ложкин. До встречи, дорогие друзья!

Видео: nsknews.info

Что происходит

Показать ещё