Городская волна
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: урагус, селевиния, кобчик и сурок Кащенко

26 мая на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В студии побывали сотрудник Музея Новосибирска Елена Воротникова и кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института молекулярной и клеточной биологии СО РАН Олег Андреенков. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
17:16, 02 июня 2023

Взгляд назад. Исторический календарь

22 мая 1931 года в Новосибирске состоялась торжественная закладка Дворца науки и культуры, будущего Театра оперы и балета. По поводу начала строительства на бывшей базарной площади, нынешней площади Ленина прошёл митинг.

Театр планетарно-панорамного типа входил в комплекс Дворца науки и культуры, который по первоначальному проекту состоял из нескольких зданий. Там, кроме театра был НИИ с лабораториями и конференц-залами, краевой музей производительных сил Сибири с научными кабинетами и картинная галерея. Театр здесь понимался как «наиболее доступное орудие пропаганды идей социализма». Прежний театр считали буржуазным наследием — он не годился для массовых постановок и не был рассчитан на массового зрителя. Но в 1933 году от театров массового действия отказались, и с 1935 года продолжилось строительство уже Театра оперы и балета. К 1941 году его возведение фактически завершили, а открыть его удалось лишь 12 мая 1945 года.

22 мая 1959 года Новосибирский театр кукол переехал на площадь Станиславского в новое помещение со зрительным залом на 150 человек.

22 мая 1982 года Новосибирская картинная галерея открыла экспозицию в новом месте — в историческом здании, бывшем крайисполкоме. Его построили в 1926 году по проекту Андрея Дмитриевича Крячкова. До передачи здания картинной галерее в нём размещался обком партии.

23 мая 1902 года в Ново-Николаевске началось строительство большого казённого завода военного ведомства — сухарного. Для него возвели внушительную каменную постройку. Это были два одноэтажных кирпичных корпуса, их соединял третий корпус — двухэтажный и с башней в четыре яруса. Ансамбль дополняла высокая кирпичная труба. 

Военно-сухарный завод. Фото: Музей Новосибирска

27 ноября 1903 года завод производительностью один миллион пудов сухарей в год вступил в строй, он снабжал своей русско-японский фронт. Позже необходимость производить сухари для армии в Сибири отпала, в Первую мировую войну фронт был на западе, и завод постепенно пришёл в упадок. В 1935 году здание завода перестроили в корпус обувной фабрики имени Кирова. До настоящего времени здание не сохранилось.

24-25 мая 1909 года в Ново-Николаевске прошли гастроли театра Веры Комиссаржевской. Знаменитая актриса сыграла роли Норы в пьесе Ибсена «Кукольный дом» и Дикарки в одноименной пьесе Островского и Соловьёва. 

Местные критики писали: «Увидеть Нору и Дикарку в исполнении Веры Фёдоровны — значит доставить себе эстетическое наслаждение и надолго оставить в памяти имя артистки».

Часть денег от спектаклей Комиссаржевская передала в пользу пострадавших от большого пожара, который произошёл в Ново-Николаевске незадолго до приезда актрисы. Ещё до приезда она решила отчислить в пользу погорельцев 15% всех денежных сборов со всех спектаклей в городе.

25 мая 1925 года Президиум ВЦИК утвердил постановление об образовании Сибирского края с центром в Ново-Николаевске, который в 1926 году получил новое имя — Новосибирск. За основу Сибирского края взяли территорию «Сибревкомовской Сибири», но сначала без Иркутской губернии. Её присоединили к Сибкраю 30 июня 1926 года. То есть на 1926 год территория Сибирского края состояла из современных Алтайского и Красноярского краёв, Омской, Новосибирской, Томской, Кемеровской, Иркутской и частично Тюменской областей, Республик Хакасия и Алтай. 

Фото: Музей Новосибирска

Население Сибирского края составляло 10 млн жителей, а площадь — более четырёх млн кв. км. Это была почти четверть территории всей страны. Впрочем, в этом виде Сибирский край просуществовал недолго. Управлять такой огромной территорией было чрезвычайно сложно, и в 1930 году Сибирский край разукрупнили, — разделили на Западно-Сибирский и Восточно-Сибирский край.


Однажды в Новосибирске. Контрреволюция на белочешских штыках

В ночь с 25 на 26 мая 1918 года в Ново-Николаевске произошёл контрреволюционный мятеж — чешский легион поднял против советской власти вооружённое восстание.

Чехословацкий корпус был сформирован в составе российской армии осенью 1917 года, вошли в него, в основном, пленные и перебежчики из австро-венгерской армии.

Восстание готовили эсеры и белогвардейское подполье, которые опирались на чехословацкий корпус как на вооружённые силы. Чешские эшелоны, в которых легионеры кружным путём пытались уехать на родину, растянулись тогда по всему Транссибу. В Ново-Николаевске стояли два эшелона 2-й чехословацкой стрелковой дивизии.

Красные очень настороженно относились к чехам, и, в конце концов, решили их разоружить. Это и стало последней каплей в напряженных отношениях. Мятеж произошёл внезапно и раньше намеченного срока. Чехи поднялись в ружьё, совершили в Ново-Николаевске контрреволюционный переворот и свергли в городе советскую власть. На самом деле такие выступления практически одновременно прошли в нескольких городах на Транссибирской магистрали. Это и стало, по сути, началом Гражданской войны в Сибири.

Перед самым выступлением организаторы восстания собрались в гостинице «Метрополитен» на улице Дворцовой, нынешней Революции, в номере, где жила Мария Александровна Гришина, жена руководителя подпольного белого движения в Сибири Алексея Николаевича Гришина-Алмазова. Сам военачальник в это время был в Томске. В совещании подпольного антибольшевистского центра принимали участие командующий подразделениями чехословацкого корпуса Радола Гайда, руководитель ново-николаевских подпольщиков полковник Ясныгин и ещё несколько офицеров и эсеров. 

На совещании установили время выступления и сигнал к выступлению — красная сигнальная ракета, — и опознавательные знаки для восставших — бело-зелёные сибирские повязки на рукавах.

Белочешский мятеж начался с захвата Дома революции. Так тогда называли нынешнее здание театра Красный факел. А до революции это был Коммерческий клуб, в котором после революции разместились исполком Ново-Николаевского совета рабочих и крестьянских депутатов, совет профсоюзов и городской штаб красной гвардии. И, несмотря на наличие четырёх пулемётов, здание никто не охранял, и повстанцы взяли его практически без боя.

Основное боестолкновение прошло в военном городке, но и оно было недолгим. К утру все стратегически важные объекты города были в руках восставших. Советская власть в Ново-Николаевске пала.

Всех членов Совета народных депутатов захватили и отправили в арестный дом на улице Барнаульской, ныне Щетинкина. Среди них были председатель революционного трибунала Александр Петухов, комиссар продовольственной комиссии Фёдор Серебренников, и ещё трое их товарищей, борцов за советскую власть: Горбань, Шмурыгин и Полковников.

4 июня при переводе из арестного дома на гарнизонную гауптвахту их всех расстреляли с официальной формулировкой «при попытке к бегству». Останки их покоятся в братской могиле в сквере Героев революции.

Зарядка чешских солдат на станции Ново-Николаевск. Фото: архив Игоря Ладыгина

Мятежники из чехословацкого корпуса (или белочехи, как их стали потом называть) подготовили почву для начала широкомасштабных вооружённых действий белых войск против советской власти. Один за другим они стали захватывать города Сибири и Урала. Всё это привело к созданию сначала антибольшевистского Временного Сибирского правительства, а затем и Российского правительства, которое возникло в Омске. Его возглавил адмирал Александр Колчак, с 1918 по 1920 год — Верховный правитель России.

Ново-Николаевск от колчаковцев окончательно освободила в декабре 1919 года 51-я стрелковая дивизия в составе 5-й армии Восточного фронта под командованием Василия Блюхера, который был назначен первым красным комендантом города.


Было — не было. Экотропа Залесского 100 лет спустя

Гости в студии «Городской волны» — сотрудник Музей Новосибирска Елена Воротникова и кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института молекулярной и клеточной биологии СО РАН Олег Андреенков.

Евгений Ларин: История появления экскурсии, о которой у нас сегодня пойдёт речь, напоминает мне ситуацию, когда какой-нибудь продвинутый шеф-повар находит в старинной поварской книге рецепт, более-менее адекватный нашему времени, и сооружает по этому рецепту эксклюзивное блюдо, которое он будет подавать в своём модном ресторане. А высший пилотаж — это когда какой-то такой рецепт повар находит в художественной литературе. Он, например, обнаруживает в книге эпизод, где кухарка готовит барину, скажем, соте из рябчиков или седло барашка, и автор довольно подробно описывает, что она при этом делает и как она это делает. И наш повар уже предлагает публике почувствовать себя тем самым барином в своём имении и испытать те же самые вкусовые ощущения. Блюдо, конечно, сразу становится в разы дороже. А ресторан к этому блюду предлагает ещё и цыган с медведем, потому что без них вкусовые ощущения будут неполными.

А вы, если я правильно понимаю, намерены предложить своим экскурсантам почувствовать себя кем-то первой трети века XX века, поскольку основу для своей экскурсии вы тоже нашли в книге. Расскажите, что это за книга и как вы её обрели?

Елена Воротникова: Эта книга — путеводитель 1928 года, который лежал в фондах Музея Новосибирска. И этот путеводитель содержит разные интересные маршруты по окрестностям Новосибирска — и природной направленности, и активные, и историко-культурные. Когда я начала знакомиться с этим путеводителем, то первой мыслью у меня, конечно, было то, что эти маршруты надо восстановить, они очень интересно описаны.

KOMP2712_1.JPG
Елена Воротникова, Олег Андреенков, Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: То есть они даже на первый взгляд были абсолютно реальными?

Елена Воротникова: Да, они были реальными. Там описаны все точки, указаны все остановки, сказано, что мы там увидим и что должны почувствовать — всё по правилам научного подхода к экскурсоведению.

Евгений Ларин: Есть чему поучиться современному методисту?

Елена Воротникова: Да, тому, как писать экскурсионные маршруты. Конечно, очень хотелось по этим маршрутам пройти и проехать, посмотреть, что там сохранилось с тех пор.

Евгений Ларин: Любопытная ситуация: путеводитель 1928 года — давайте посмотрим, что это было за время. Уже создан Краеведческий музей, он существует с 1920 года. В 1925 году образовано научное краеведческое Общество изучения Сибири и её производительных сил. Журнал «Сибирские огни» существует с 1922 года и публикует на своих страницах много краеведческих заметок о Сибири, о её природе и о сибирских народах. Таким образом, мы видим, что в обществе в эти годы наблюдается некий подъём интереса к краеведению, к изучению родного края, ну, или края, который для многих стал родным. Это так?

Елена Воротникова: Да, это действительно так. Тем более что в 1925 году Ново-Николаевск становится центром Сибирского края, и в Обществе изучения Сибири и её производительных сил в Новосибирске концентрируются главные научные силы Сибири. Краеведческая работа ведётся и на местах, в разных сибирских городах, разрабатываются методические, научные рекомендации о том, как должны вестись исследования, что и как нужно показывать и рассказывать экскурсантам.

Евгений Ларин: Меня всегда удивляло то, что и краеведческий музей, и архив, и краеведческое общество создавались в 1920-х годах, в то время, когда ещё совсем недавно закончилась страшная кровопролитная Гражданская война, хозяйство ещё полностью не восстановлено. Казалось бы, вот тут ещё совсем не до краеведения, но оказывается, что это совсем не так!

Олег Андреенков: Я думаю, связано с тем, что увлечённые люди были и до всех этих событий. В то время центром притяжения был Томск, где в 1878 году появился первый в Сибири университет. Это можно сравнить с созданием в середине XX века в Новосибирске Академгородка — таким же явлением было создание Томского университета. Процесс его создания был долгим, на это ушло около десяти лет. Уже после того как было построено здание, университет долго не могли открыть — не могли найти финансы. Тем не менее, туда приехали профессора — такие, как биологи Рузский, Иоганзин, Кащенко. 

Молодёжь потянулось туда ещё до Первой мировой войны и революции, в университете появились люди, которых объединял интерес к природе родного края. 

Они создали при Томском университете сначала свой орнитологический кружок — небольшое общество, численность которого в первые годы составляла около 30 человек, студентов университета. Это были молодые люди, многие из которых потом стали очень известными биологами. Далеко не у всех судьба хорошо сложилась, многие закончили трагично в 1930-х годах. Но кого-то из них мы хорошо знаем, например, Максима Зверева. Он был одним из участников этого кружка, который потом превратился сначала в Томское орнитологическое общество, потом в Сибирское орнитологическое общество. Максима Зверева мы знаем как известного писателя, который написал много детских научно-популярных книг по биологии. Он основал новосибирский зоопарк, а также зоопарк в Алма-Ате. То есть были люди, которые через все перипетии революции и Гражданской войны пронесли свой интерес к природе, к родному краю. И как только появились возможности, они запустили новый виток развития краеведения.

Евгений Ларин: Прекрасно! Давайте теперь к путеводителю, о котором мы уже упомянули. Помимо той экскурсии, о которой мы сегодня поговорим более подробно, что мы ещё там видим? Какие в этом сборники ещё предлагаются маршруты?

Елена Воротникова: Экскурсии были рассчитаны на горожан, на новосибирцев, и гостей города. Об этом даже написано во вступлении к этому сборнику. Экскурсии преследовали просветительские цели. Многие экскурсии составлены на научной основе, они обязательно содержат, как бы мы сейчас сказали, интерактивы с исследовательским аспектом. Там, например, есть ряд экскурсий по каменоломням — в карьер Борок, в инюшенские каменоломни, в карьер Горский на левом берегу. Экскурсантам предписывалось обязательно взять с собой рюкзачки, молоточки, потому что в процессе экскурсий они собирали образцы пород и потом их определяли, экскурсантов этому учили. Экскурсия, про которую мы сегодня расскажем, тоже содержит такие исследовательские аспекты.

Экскурсии в природу тогда были гораздо более популярны, чем городские краеведческие экскурсии, которые так популярны сегодня.

KOMP2649_1.JPG
Елена Воротникова. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Истории у города было ещё мало!

Елена Воротникова: Её было мало, но она была ещё и идеологически враждебна. Представляете, как бы показывали в то время ностальгическое наследие, старый Ново-Николаевск, который сейчас так любят наши туристы? Наверное, всё это показывали бы только для того, чтобы проиллюстрировать презренный буржуазный быт, излишества в декоре зданий. Поэтому, в основном, были экскурсии в природу. Также были экскурсии на заводы, причем экскурсанты ещё и заходили в гости к рабочим и знакомились с их бытом — очень познавательные экскурсии. Веломаршруты также были представлены в этом путеводителе, походы.

Евгений Ларин: То есть любой желающий мог воспользоваться этим сборником и пройти предлагаемый маршрут? Либо это всё-таки была методическая разработка для профессионалов?

Елена Воротникова: Да, эта брошюра была предназначена для профессионалов, которые должны были набирать группы и проходить с ними эти маршруты. На днях я была в архиве, смотрела документы, которые касаются деятельности Общества изучения Сибири и её производительных сил, и встретила упоминание этого путеводителя. Там было сказано, что он разошёлся, и его нет в свободном доступе. Кроме того, очень много краеведческих изданий то ли планировалось выпустить, то ли они были выпущены — это предстоит выяснить на следующем этапе нашей исследовательской работы. 

Возможно, было много таких интересных путеводителей, маршруты из которых можно реконструировать.

Евгений Ларин: Давайте теперь поговорим непосредственно о нашей экскурсии. Но прежде расскажите, кто такой Залесский — человек, который составил маршрут, о котором мы будем говорить?

Олег Андреенков: Иван Залесский — один из двух братьев Залесских. Его старший брат, Пётр Михайлович, родился в 1895 году, Иван Михайлович родился в 1897 году. По примеру своего старшего брата он достаточно рано начал интересоваться птицами, орнитологией. В нём открылся талант художника — тоже достаточно рано, по всей видимости, в старших классах гимназии. Он создал серию акварельных рисунков, большая часть которых сейчас хранится в фондах Томского краеведческого музея. Часть работ была вывезена за границу для иллюстрации книги профессора Иоганзина по орнитологии Сибири на немецком языке, она была издана. Это очень красивые, очень талантливо выполненные рисунки. В них очень хорошо переданы краски, форма, характерная посадка птиц. Смотришь на них и трудно поверить, что это рисовал молодой человек 17-18 лет, — рисунки относятся к 1914-1915 годам

Иван Михайлович Залесский был одним из основателей того самого Томского орнитологического кружка, который позднее стал Сибирским орнитологическим обществом имени Бутурлина. А Бутурлин тогда был одним из наших самых маститых орнитологов. Его влияние было настолько сильным, что его именем общество назвали ещё при его жизни. Иван Михайлович в этом обществе был секретарём, он принимал участие в издании журнала. Сначала они создали вестник орнитологического общества, а потом у них в течение ряда лет, с 1926 по 1929 год, выходило единственное в своём роде периодическое издание — журнал «Урагус».

Евгений Ларин: А это что означает?

Олег Андреенков: Это необычное слово — название птицы. Эта птичка — эндемик Сибири, небольшая воробьиная птица, очень красивая. Её ещё называют длиннохвостым снегирём, или длиннохвостой чечевицей. Она встречается у нас по поймам рек. Она дала своё имя журналу.

Иван Михайлович принимал участие в очень большом количестве орнитологических экспедиций по Сибири, по Северному Казахстану, продолжал рисовать. Рисовал не только на орнитологические темы, он сопровождал археологические экспедиции, в частности в Хакасию, где проводились раскопки найденных стоянок человека бронзового века, Иван Михайлович делал иллюстрации. Он также рисовал учёных, первыми исследовавших Сибирь. Например, он написал портрет Палласа, который он в своё время передал Барнаульскому краеведческому музею, где работал его брат.

Евгений Ларин: Иван Михайлович Залесский родился в 1897 году, а умер в 1938-м. А вот когда у человека стоит дата смерти стоит 1937 или 1938 год, то это наталкивает на мысль, что умер он не сам, а его расстреляли. Это так? Его репрессировали?

Олег Андреенков: Да, он был репрессирован. Их с братом репрессировали в 1933 году, в 1938 году их расстреляли. Это, к сожалению, коснулось многих членов Сибирского орнитологического общества. Так, известные барнаульские орнитологи, отец и сын Велижанины, также были расстреляны в 1937 году.

А многие из тех, кто не попал под репрессии, также по разным причинам остались в том времени. Например, был очень известный биолог Селевин, он был даже моложе, чем братья Залесские. Селевин изучал Казахстан, у него было пять экспедиций в Бетпак-Далу, он первым открыл это белое пятно, о нём потом писал Зверев в своих рассказах. В частности, Селевин открыл новый род грызунов на уровне семейства, соню. Открыть новое семейство в XX веке — это было что-то совершенно невероятно! В итоге зверьку дали имя Селевина, он называется селевиния. Селевин тоже умер в 1938 году, но безо всяких репрессий — от гриппа, вернувшись из своей последней экспедиции.

KOMP2561_1.JPG
Елена Воротникова, Олег Андреенков. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Но так выходит, что во всех этих наблюдениях за животными и птицами содержалась какая-то идеологическая опасность?

Олег Андреенков: Нет, безусловно, никакой идеологической опасности в наблюдениях быть не может. Первое время государство поощряло развитие краеведения и орнитологии как части краеведения. Но, тем не менее, начали сгущаться тучи, орнитологическое общество было закрыто, многие сотрудники были вынуждены переехать, искать себе новую работу. В частности, Пётр Залесский переехал в Барнаул и работал там в краеведческом музее. Иван Залесский переехал в Ново-Николаевск. Это было в 1923 году, ровно 100 лет назад, — в этом году у нас юбилей его переезда в наш город. 100 лет назад он стал нашим земляком. В Ново-Николаевске он работал ещё достаточно долгое время. Но органы ОГПУ начали расследование. Они решили раскрыть белогвардейский заговор. Целью, возможно, было разобраться с бывшими офицерами. Пётр Михайлович в армии не служил, а Иван Михайлович Залесский с 1916-го по 1919-й годы он был офицером. Как собственноручно написано у него в анкете, он был на фронтах Первой мировой и Гражданской войны. Когда в Сибири был Колчак, то всех офицеров, конечно, призывали, и какое-то недолгое время Залесский служил в армии Колчака. Потом он оказался в составе подразделений, перешедших на сторону красных. После установления советской власти его проверяли, о чём есть свидетельства, не нашли за ним никаких военных преступлений или чего-то такого. Потом он долгое время спокойно работал. Но в дальнейшем Общество изучения Сибири и её производительных сил было признано ячейкой, где собрались бывшие офицеры, которые пытаются готовить восстание. По делу было привлечено 1310 человек, 225 из них было осуждено и 28 человек расстреляли. В число расстрелянных попали братья Залесские. В 1950-х годах Ивана Залесского реабилитировали, все обвинения с него были сняты ещё в советское время.

Елена Воротникова: В числе целей нашей экскурсии — не только восстановить маршрут, не только доставить экскурсантам удовольствие и вызвать положительные эмоции, но и вспомнить Залесского, рассказать о нём. Это был действительно талантливый учёный, которые очень многое сделал для науки, многое сделал для Новосибирска, работая в Обществе изучения Сибири и её производительных сил. 

Он незаслуженно забыт, поэтому мы занимаемся исследованием деятельности Залесского, его биографии, изучаем новосибирский период — это белое пятно, здесь очень много всего интересного открывается. 

Мы хотим рассказать об этом учёном. Олег упомянул о том, что Залесский был художником. Мы ездили в Томск, видели его прекрасные картины — можно сказать, что это именно картины, а не иллюстрации. Мы их хотим показать на маршруте.

Евгений Ларин: Олег Владимирович, я знаю, что вы тоже занимаетесь наблюдением за птицами — бёрдвотчингом, как это принято сейчас называть. Расскажите, в чём заключаются задачи наблюдателя за птицами? Просто смотреть на них? Вот я, например, каждое утро на Михайловской набережной занимаюсь бёрдвотчингом. Когда я подхожу к Музею на набережной, на меня с громким карканьем нападают две агрессивные вороны, которые, видимо, охраняют гнездо с птенцами. Я тоже бёрдвотчер?

Олег Андреенков: В какой-то мере да. Вспоминается изречение Козьмы Пруткова: «Бросая в воду камешки, смотри на круги, ими образуемые; иначе такое бросание будет пустою забавою».

Евгений Ларин: Ага, значит, научная цель должна быть.

Олег Андреенков: Да, я думаю, что помимо эстетического наслаждения, должны быть научные цели. Я занимаюсь наблюдениями за птицами с 2007 года, плотно изучаю птиц Западной Сибири, Новосибирской области, окрестностей Новосибирска. На моих глазах и с моим участием появлялись самые разные новые направления. Сейчас это занятие стало достаточно популярным. Многие люди берут фотоаппараты и едут на природу на выходные, в отпуск с целью увидеть новые виды.

Евгений Ларин: То есть задача стоит всё-таки сфотографировать пернатых?

Олег Андреенков: У кого-то задача — сфотографировать, у кого-то задача — увидеть побольше видов, это превращается в подобие спорта. Кто-то преследует более научные цели, изучает фаунистику, фенологию. Это такие разделы биологии, которые изучают распространение видов и временные характеристики этого распространения, — даты прилётов, отлётов, даты гнездования и так далее. Простые наблюдения дают основу для этой части зоологической науки. В итоге, когда сравниваешь свои наблюдения с наблюдениями, например, Ивана Залесского, которые он делал 100 лет назад на этой же территории, можно понять, изменилось ли что-то. Мне очень понравилась найденная статья в путеводителе 1928 года тем, что эти наблюдения были сделаны на нашей же территории. И ведь происходит очень много изменений!

Евгений Ларин: Расскажите, где пролегает описанный маршрут? Проходимы ли те места, которые были проходимы 100 лет назад?

Олег Андреенков: В прошлом году, сразу после того, как Елена показала мне этот путеводитель, и я увидел, что статья написана не каким-то человеком со стороны, а профессионалом, специалистом, известным орнитологом, меня сразу заинтересовало, где же проходил этот маршрут. Многие названия на карте города изменились, улицы называются по-другому, мне пришлось изучать старые карты 1930-х годов, чтобы установить точки. Оказалось, что всё это можно установить, и большая часть маршрута до сих пор проходит по зеленой зоне города. Это удивительно! В конце мая прошлого года я прошёл этим маршрутом, посмотрел — он до сих пор проходим, до сих пор он очень разнообразен, он хорошо сделан с точки зрения орнитолога. Маршрут проходит по самым разным биотопам.

KOMP2695_1.JPG
Олег Андреенков. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Первая часть маршрута сейчас идёт по улицам. Начинается он примерно от Военного городка, в районе улицы Бориса Богаткова. По Воинской доходит до безымянного ручья, спускается в его долину и идёт вдоль ручья. Там можно увидеть околоводные виды. Тогда улицы Воинской ещё не было, там были пашни, и экскурсанты наблюдали сначала виды, обитающие на лугах, на пашнях. К сожалению, эта часть маршрута сейчас застроена.

Дальше, начиная с реки, они идут оврагами, знакомятся не только с птицами, но и с млекопитающими, в частности, с колонией сурков. Потом они поднимаются до Инюшенского бора, проходят бором. На обитателях бора особо не останавливаются, потому что впереди их ждёт ещё один более крупный участок бора. До сих пор всё это можно пройти и увидеть всех этих птиц.

Далее группа проходит Ключ-Камышенским плато, выходит к железной дороге — к десятому километру железной дороги, в путеводителе это точно указано. Там до сих пор стоит указатель десятого километра — видимо, это естественно. Потом экскурсанты идут по остепнённым склонам. До сих пор любители орнитологии и ботаники ходят по этим остепнённым склонам и смотрят, что там произрастает и какие виды их населяют. Это южные степные склоны, они очень необычные, имеют свою биоту, поэтому эта часть маршрута до сих пор популярна у любителей.

Потом маршрут спускается к реке Ине. В то время моста ещё не было, экскурсанты переправляются. В путеводителе написано, что за перевоз нужно заплатить три копейки. После этого они оказываются в Заинском бору. Это тот бор, который сейчас находится между разъездом Иня и посёлком Матвеевским. Идут пешком до поселка Матвеевского и знакомятся с птичьим населением бора.

Евгений Ларин: Но это же на целый день экскурсия!

Олег Андреенков: Там расписаны остановки. 

Видимо, для современного человека этот маршрут кажется ближе к подвигу, в недалёком прошлом у горожанина были несколько другие представления.

Евгений Ларин: Да, нам, больше привыкшим к транспорту, сколько топать!

Елена Воротникова: Сейчас очень популярны экотропы, экомаршруты, рассчитанные на целый день. Там можно обеспечить очень хороший сервис, сопровождение, пикники.

Евгений Ларин: Ну, разве что представители кейтеринговой компании будут следовать за группой! А вы на какое время рассчитываете?

Елена Воротникова: На фестивале экскурсий мы, конечно, сделаем какую-то демоверсию, не будем проходить весь маршрут.

Олег Андреенков: Да и маршрут сейчас немного сократился. Сейчас его не имеет смысла начинать с той точки, с которой он начинался 100 лет назад.

Елена Воротникова: Для фестиваля экскурсий мы выберем какую-то наиболее яркую локацию. Например, Ключ-Камышенское плато — просто замечательное место. Возвышенность, откуда открывается потрясающая панорама. На экскурсии мы будем показывать природные достопримечательности, рассказывать о них. Но мы будем рассказывать и о Новосибирске того времени. 1920-е годы — очень интересная веха в истории Новосибирска. Мы будем говорить про Общество изучения Сибири и её производительных сил, про учёных, про то, что происходило тогда в нашем городе. Тогда и Крячков строил, и конструктивисты проводили свои архитектурные эксперименты. Кстати, многие архитекторы тоже состояли в Обществе изучения Сибири. Здесь есть о чём рассказать и что показать, даже если не проходить маршрут целиком.

Евгений Ларин: А можем ли мы по описаниям сравнить какие-то конкретные точки маршрута с их современными видами, понять, насколько всё изменилось? И ещё вы сказали про птиц и сурков. Будут ли на вашем маршруте сурки?

Олег Андреенков: Я колонию сурков пока не нашёл, не знаю, где она тогда находилась. Но вообще наш лесостепной сурок недавно был выведен в отдельный вид. Учёные обнаружили, что хромосом у нашего сурка не такое количество, как у всех остальных сурков. Хотя внешне он достаточно хорошо напоминает всех остальных. И его вывели в отдельный вид, а назвали его опять-таки по фамилии профессора Томского университета — Кащенко.

А птицы будут. Но их видовой состав изменился. Например, Залесский в путеводителе упоминает кобчика. Кобчик — это мелкий соколок, преимущественно насекомоядный. Сейчас кобчика в Сибири увидеть непросто. Не то чтобы его нет, но чтобы его встретить, надо ехать в определённые районы, например, на озеро Чаны, в Алтайский край.

Совершенно не упоминается у Залесского привычный нам чёрный коршун — хищная птица, которая летает над городом повсеместно и в огромном количестве.

Евгений Ларин: И ржёт!

Олег Андреенков: Да, и ржёт как жеребёнок. В путеводителе 1928 года он совершенно не упоминается. Ни разу на всём маршруте. Получается, что видовой состав существенно изменился. Одни виды исчезли, другие — появились. Но об этом учёным известно. Во многом это может быть связано (об этом нельзя говорить достоверно, но на этом можно спекулировать) с глобальным потеплением, которое произошло за 100 лет. В частности, в своих экспедициях Залесский видит золотистую щурку на юге Алтайского края. Сейчас, спустя 100 лет, мы можем эту тропически яркую птицу увидеть на 300 километров севернее, в Новосибирской области. Раньше об этом и подумать было нельзя. Вот так изменился ареал её распространения.

Елена Воротникова: Давайте я приведу несколько цитат из путеводителя, и посмотрим, что мы сейчас сможем увидеть, а что — нет.

Интересно, как описывается речка Плющиха, которая протекает на Ключ-Камышенском плато. Там сегодня есть Плющихинский жимассив, и там есть камышинские ключи. В путеводителе сказано: «Спускаясь по логу, нужно выйти к речке Плющихе с прекрасной водой и крутыми берегами, поросшими тальником, черемухой и т.д.». Плющиха действительно там протекает, но вот насколько прекрасна в ней вода?

Евгений Ларин: И есть ли она там вообще?

KOMP2664_1.JPG
Елена Воротникова, Олег Андреенков, Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Елена Воротникова: Ключи на Ключ-Камышенском плато точно можно увидеть и сейчас, туда даже водят экскурсии. В путеводителе они тоже описываются. Сказано, что нужно «...пересечь бор вдоль его опушки и спуститься в долину ключа Камышенского, имеющего в этих местах крутые, обрывистые берега. Местность здесь живописная».

Также фигурирует Инюшеский бор, который тоже сохранился, с его растительностью, с панорамами: «С высоты железнодорожной линии, имеющей здесь крутую насыпь, открывается красивая панорама на долину Оби, Заобскую равнину и Заинской бор». Это действительно красивая панорама, она и сейчас красива.

Евгений Ларин: Это же в тех краях, где находится сегодня планетарий, а это самая высокая точка в городе.

Елена Воротникова: Ещё интересно, что там описан посёлок Матвеевский.

Евгений Ларин: Это тот, что в районе станции Матвеевка?

Елена Воротникова: Да. Залесский пишет: «...узкой лентой виднеется посёлок Матвеевский. <...> Посёлок Матвеевский населен „новосёлами“, что сразу видно по соломенным крышам». Сейчас, конечно, у этого посёлка другие панорамы. Но, насколько я знаю его социальный состав, там было много переселенцев из Украины, Белоруссии. Может быть, там действительно были хатки с соломенными крышами.

Олег Андреенков: Когда я проходил маршрутом, я видел, что в Заинском бору есть старое заброшенное, сейчас уже недействующее кладбище. И, судя по фамилиями на надгробиях, по могилам, посёлок, действительно, был связан с железной дорогой, там много было железнодорожников, и, по всей видимости, много было переселенцев из южных областей России и из Украины.

Евгений Ларин: Самое время рассказать, когда вы намерены провести эту удивительную экскурсию? Когда пройдёт фестиваль экскурсий?

Елена Воротникова: В этом году фестиваль будет проходить целых три дня, потому что мы будем праздновать юбилей нашего любимого города Новосибирска, и фестиваль будет приурочен к этому юбилею.

Наш фестиваль будет проходить уже в шестой раз. В этом году он носит название «Мой Новосибирск», и мы предлагаем представить на фестивале живые авторские экскурсии с личным отношением к местам и истории любимого города.

Евгений Ларин: То есть в этом году фестиваль будет проходить пораньше, чем обычно? Как правило, его проводили в начале июля.

Елена Воротникова: Да, в прошлые годы фестиваль экскурсий был приурочен ко Дню рождения Музея Новосибирска, а в этом году мы решили сделать подарок горожанам ко Дню рождения города. Я думаю, в этом году фестиваль должен быть очень интересным, потому что сейчас появляется очень много авторских экскурсий. Люди сами звонят в Музей Новосибирска, предлагают свои авторские маршруты, спрашивают, где можно показать свою экскурсию. Это люди, которые любят Новосибирск, у которых есть семейные архивы или, они, например, интересуются сибирской литературой и могут реконструировать какой-либо сюжет. Таких заявок очень много, и если у вас есть вдохновение, можете представить свой маршрут на фестивале экскурсий.

Евгений Ларин: И это возможность провести экскурсию человеку без аттестата экскурсовода!

Елена Воротникова: Да, экскурсию можно провести без аттестата. Кроме того, это возможность войти в профессиональную среду, потому что если нам понравится предлагаемый маршрут, то мы поработаем с автором. У него будет профессиональный куратор, мы научим начинающего экскурсовода методикам, техникам, расстановке группы и на фестиваль он выйдет, уже владея всеми этими необходимыми навыками, которые помогут сделать экскурсию яркой. Я, Елена Воротникова, являюсь куратором этого фестиваля, мне можно писать, звонить, предлагать свои маршруты.

Евгений Ларин: Следите за новостями в социальных сетях Музея Новосибирска и других новостных лентах!

Главные новости вашего города — подписывайтесь на нашу группу Вконтакте.

Слушать аудиоверсии программы «Вечерний разговор об истории» теперь можно также в разделе подкастов на Яндекс Музыке.

Что происходит

Решение об отключении отопления в Новосибирске примут в начале мая

42 тысячи «умных» электросчётчиков установят в Новосибирской области

Чёртову дюжину голубей-мигрантов развернули в аэропорту Толмачёво

Афиша Новосибирска: куда сходить в среду, 24 апреля

Что грозит тем, кто жарит шашлык — слушайте в прямом эфире Горволны

Что делать, если вас укусила гадюка

Год семьи: новосибирская пара воспитывает усыновлённого малыша с ДЦП

И. о. мэра Клемешов позвал новосибирцев на общегородской субботник

Ищите объезд: перекрёсток на Римского-Корсакова разрыли до 29 апреля

10-летняя скалолазка из Новосибирска участвует в шоу «Суперниндзя» на СТС

Сибирская жонглёрская конвенция устроит бесплатное шоу в «Подземке»

Показать ещё