Городская волна
Новосибирские
новости
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: отцы-созидатели, электричество и танцы

5 мая на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В эфир вышло интервью с историком Павлом Романовым. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
12:49, 15 мая 2023

Взгляд назад. Исторический календарь 

1 мая 1902 года в Ново-Николаевске прошла первая в истории города маёвка. На ней присутствовали рабочие-железнодорожники, члены социал-демократического кружка на станции Обь. Выставив пикеты, они тайно собрались в лесу между речками Первой и Второй Ельцовками, ныне это район площади Калинина. С речью о рабочем движении выступил член Сибирского союза РСДРП Николай Самойлович. 

1 мая 1905 года начало действовать сезонное предприятие — товарищество драматических артистов под управлением Макарова. Корреспондент центрального журнала писал: «Труппа публике нравится, сборы хорошие». 

1 мая 1923 года при Ново-Николаевской губернской милиции открылся клуб «Красный милиционер». Здесь занимались ликвидацией безграмотности, работали политкружки, струнный оркестр, хор, драмкружок и популярная в те годы агитбригада — живая газета «Жезя». Позже клуб преобразовался в дом культуры имени Дзержинского. 

1 мая 1934 года при Театре юного зрителя начал работу новосибирский театр кукол «Петрушка». 

1 мая 1937 года новосибирская кинофабрика впервые провела съёмку и озвучивание первомайской демонстрации. 

3 мая 2005 года на центральной аллее Монумента Славы открылась Аллея Героев Советского Союза и полных кавалеров ордена Славы. На стелах выбиты имена и фамилии 270 новосибирцев. 

4 мая 1909 года в должность городского головы Ново-Николаевска вступил Владимир Ипполитович Жернаков. 

4 мая 1982 года за успехи в проведении научных исследований, подготовку высококвалифицированных научных кадров и большой вклад в развитие производительных сил Сибири Сибирское отделение Академии наук СССР наградили орденом Ленина. 

5 мая 1923 года начало свою деятельность Сибирское общество сельскохозяйственного кредита. Оно решало первоочередные задачи по развитию аграрного сектора. 

NET_2979.JPG
Университет водного транспорта. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

5 мая 1951 года в здании Дворца труда открылся институт инженеров водного транспорта с тремя факультетами: судомеханическим, водных путей и эксплуатации транспорта.   

мая 1913 года в Ново-Николаевске открылся отдел Петербургского Общества изучения Сибири и улучшения её быта. Отдел ставил задачу «возбудить интерес к познанию края», исследовать историю Сибири. 

7 мая 1949 года приказом по горздравотделу организована городская санэпидемстанция. 

7 мая 2005 года возле площади Пименова у ГПНТБ открыта стела, посвящённая трудовому подвигу ленинградцев, эвакуированных в Новосибирск в годы Великой Отечественной войны. У памятника создана аллея.    

NET_6872.JPG
Стела, посвящённая подвигу ленинградцев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Однажды в Новосибирске. Кирпичи памяти 

Построить в Ново-Николаевске здание, которое стало бы памятником Ленину, решили меньше чем через месяц после смерти вождя мирового пролетариата. 21 января 1924 года Владимир Ильич скончался в Горках, а 10 февраля руководство Ново-Николаевска выпустило постановление о строительстве «Дома для народных собраний имени Ильича». 

При проектировании Дома Ленина предполагалось, что деньги на его строительство будут собирать всем миром. Предприятия перечисляли в фонд строительства дневной заработок, устраивались субботники, специальные концерты, но денег всё равно не хватало.    

IMG_5513.JPG
Дом Ленина. Фото: nsknews.info

7 мая 1924 года бюро Ново-Николаевского губкома РКП(б) приняло решение о выпуске специальной карточки «Кирпич на Дом памяти В. И. Ленина». И выпустили их один миллион экземпляров, продавать их решили по десять копеек за одну марку, — именно столько стоил один кирпич. Кирпичи эти попытались распространять в народе, но народ покупать марки не хотел. Марки-кирпичи стали продавать в магазинах принудительно, ими стали выдавать зарплату. 

Произвол с насильным внедрением ленинских кирпичей прекратили только после вмешательства поэта Петра Парфёнова, который написал письмо лично Сталину и в красках описал ситуацию. 

Вот что он, в частности, написал: «В городе Камне, при покупке билета, при расчёте за обед в столовой, при уплате за лекарство — везде предлагают в обязательном порядке приобрести один десятикопеечный “кирпич” на постройку рабочего дворца в Ново-Николаевске. Причём этот обязательный “кирпич” называется “добровольным пожертвованием”.

Для каменского мужика десять копеек не пустяк, а 30 — большие деньги, почти пуд пшеницы. Приходилось видеть много эксцессов, в особенности у пароходной кассы: без билета нельзя, а его не продают без “кирпича”». 

Сталин отреагировал и разослал ответственным работникам циркуляр «О настроениях в сибирской деревне». В итоге, продав лишь около трети всех ленинских кирпичей, продажу марок свернули. Выручка составила менее 40 000 рублей. Строительство же Дома Ленина обошлось более чем в 160 000 рублей. 


Было — не было. Самый важный инженер 

На связь с студией «Городской волны» из Венеции (Италия) вышел новосибирский историк Павел Романов. 

Евгений Ларин: На связи со студией Городской волны из Венеции новосибирский историк Павел Романов. 

Я напомню, Павел Игоревич знаком нам по нескольким выпускам «Вечернего разговора об истории Новосибирска». Он — выпускник Новосибирского государственного университета и аспирантуры Европейского университета в Санкт-Петербурге. А сейчас он после стажировки поступает в аспирантуру Венецианского университета Ка-Фоскари и Падуанского университета. 

Павел Игоревич, добрый вечер! И поправьте меня, если что-то перепутал! 

Павел Романов: Добрый вечер! Вы ничего не перепутали. И для меня большая честь вновь обращаться к слушателям «Вечернего разговора об истории Новосибирска».

_MG_2823.JPG
Павел Романов. Фото: архив nsknews.info

Евгений Ларин: 25 апреля исполнилось 160 лет со Дня рождения инженера-путейца Владимира Константиновича Жандра. Что сделал для нашего города этот человек и такая ли значимая это дата для истории Новосибирска, — мы будем разбираться сегодня в нашей главной рубрике. 

Владимир Константинович Жандр — это человек, которого причисляют к когорте «отцов-основателей» Новосибирска. Мы продолжаем говорить «отцы-основатели», хотя давно уже пытаемся избавиться от этого термина, но более адекватного определения как будто ещё не придумали. Поэтому пусть будут «отцы-основатели». Так вот Жандра мы к ним причисляем, зная о нём крайне мало. Во всяком случае, так было до последнего времени.    

Vladimir_Konstantinovich_Zhandr.jpg
Владимир Жандр. Фото: Музей Новосибирска

Павел Игоревич, как долго вы уже занимаетесь детальным изучением биографии Владимира Константиновича Жандра и с какими источниками вам удалось поработать? 

Павел Романов: Я занимаюсь изучением биографии Жандра на протяжении уже десяти лет. В 2013 году мы в первый раз с научно-исследовательской группой музея Новосибирской классической гимназии №17 отправились в Томск, чтобы в Томском государственном архиве поработать с документами, посвящёнными инженеру-путейцу. Потом несколько лет я работал в Санкт-Петербурге в Центральном государственном историческом архиве, а также я работал с документами семьи Жандров в Париже. Вот уже десять лет я занимаюсь этой темой. 

Евгений Ларин: Что ж, давайте поговорим о роли Владимира Константиновича Жандра в ранней истории нашего города. Есть основания полагать, что роль эта была весьма значительна. Сейчас я поясню, почему я так думаю. 

Дело в том, что в фондах Музея Новосибирска есть серия портретов за авторством художника-монументалиста Александра Сергеевича Чернобровцева. 

Это портреты, над которыми он работал, когда хотел создать памятник тем самым отцам-основателями города, памятник истории Новосибирска вообще. 

Так вот, там есть три одиночных портрета, на которых изображены Николай Георгиевич Михайловский, известный как писатель Гарин, легендарные инженеры Григорий Моисеевич Будагов и Николай Михайлович Тихомиров.

Кто изображён на двух групповых портретах, сказать с полной уверенностью достаточно сложно. Дело в том, что написаны они в традиции, близкой к русской иконописи. Всё потому, что Чернобровцев называл их святыми апостолами истории Новосибирска или что-то в этом духе. Их лица вытянуты и вообще довольно сильно отличаются от классических фотографий тех людей, на которых они похожи. Опознавать их приходится в большей степени по конфигурации усов и бород.    

A_S_Chernobrovtsev_Osnovateli_Novosibirska_1.jpg
А. С. Чернобровцев. Отцы-основатели Новосибирска. Фото: Музей Новосибирска

Так вот с разной степенью уверенности можно сказать, что на первом портрете изображены: автор проекта моста Транссиба Белелюбский, первый городской города Жернаков и начальник строительства Западно-Сибирской железной дороги Константин Яковлевич Михайловский.    

A_S_Chernobrovtsev_Osnovateli_Novosibirska_2.jpg
А. С. Чернобровцев. Отцы-основатели Новосибирска. Фото: Музей Новосибирска

На другом групповом портрете — начальник строительства Средне-Сибирской железной дороги Меженинов, инженер Роецкий, который выбрал место для строительства моста Транссиба в районе Кривощёкова, то есть на нашем месте, и Владимир Константинович Жандр. Усы и глаза его выдают. В довольно серьёзную компанию по версии Чернобровцева попал наш инженер Жандр. 

А вопрос мой вот в чём: насколько внимательно, на ваш взгляд, историки прошлого изучали фигуру Владимира Жандра? Те историки, которые, собственно, и вписали Жандра в пантеон отцов-основателей? 

Павел Романов: Я думаю, что его изучали примерно так же внимательно, как и других, — как Будагова, как Тихомирова. Нужно сказать, что всех троих начали изучать уже после распада Советского Союза, когда фигура Гарина-Михайловского была подвергнута тщательной исторической ревизии. 

Тогда историки обратились к этим троим инженерам, которых потом назвали отцами-основателями Новосибирска. На мой взгляд, в изучении Жандра нет ничего особенного, — если сравнивать его с изучением Будагова или Тихомирова. В биографии всех троих были белые пятна, к которым мы потом и обратились.

Наши известные краеведы Леонид Михайлович Горюшкин, Галина Алексеевна Бочанова начали изучать всех инженеров в 1990-х годах. Ничего удивительного здесь нет. 

Евгений Ларин: Что мы, собственно, знаем о Жандре в сухом остатке? Подытожим канонические знания об этом человеке. Для этого я прочитаю краткую справку о нём, которую можно найти на сайте Музея Новосибирска. Там написано, что Жандр Владимир Константинович родился в 1863 году. Дата смерти не указана, хотя Википедия пишет, что умер он 25 октября 1914 года). Далее сказано: «инженер, начальник дистанции I разряда Среднесибирского участка железной дороги, руководитель строительства депо, руководитель работ по укладке пути. Содействовал открытию в Новониколаевске ведомственной школы для детей железнодорожников. По его инициативе при станции Обь открылась первая в Сибири железнодорожная школа».    

Zheleznodorozhnaya_shkola_na_Vladimirovskoy_10.jpg
Железнодорожная школа на Владимировской, 10. Фото: Музей Новосибирска

Вот, собственно, и всё. Справка, конечно, краткая. Но добавить-то к этому, по сути, практически нечего. Разве только то, что Жандр имел какое-то отношение к строительству железнодорожной церкви святого Даниила-пророка у станции Обь и сам был избран церковным старостой при этом храме. 

Ну, и, пожалуй, самым известным и вместе с тем наиболее недостоверным фактом о Владимире Константиновиче Жандре является тот факт, что в его честь была названа улица Владимирская, которая позже якобы из-за ошибки в документах стала называться Владимировской. 

Давайте теперь переходить к тому, какими фактами вам удалось дополнить биографию Жандра. Что удалось выяснить о происхождении Владимира Константиновича Жандра, его образовании и начале карьеры? 

Павел Романов: Что мы знаем о том, чем Жандр занимался в районе Новосибирска?

Строительство депо — нет. Потому что депо было построено раньше, чем он приехал. А главное, что мы выяснили, — это то, что он приехал в 1896 году, когда основные работы по строительству станции Обь были уже закончены.

Руководил ли он укладкой путей? Да, руководил, но не в районе Новосибирска, а в районе Болотного, то есть на участке от станции Болотное до томского моста, моста через реку Томь. 

Являлся ли Жандр важной фигурой в становлении Ново-Николаевска? Да, являлся, потому что под его руководством была реализована половина всех культурных инициатив, которые относятся к Ново-Николаевску первых десяти лет его существования. А именно: организация народных чтений при станции Обь, строительство двухэтажного здания для железнодорожной школы, строительство церкви и организация пожарного депо. Это инициативы, в реализации которых Жандр принимал непосредственное участие. Не стоит забывать и об организации Железнодорожного собрания, это был фактически первый клуб для интеллигенции в Ново-Николаевске, там устраивали танцы, там инженеры могли отдыхать. 

По поводу улицы Владимировской. Меня очень задели ваши слова о том, что это абсолютно недостоверный факт. Эту гипотезу мы выдвинули вместе с Вадимом Петровичем Капустиным и Людмилой Демьяновной Яковлевой, мы её долго продвигали, мы установили на улице Владимировской паспорт, который во многом посвящён Жандру. Мы считаем, что улицу действительно могли назвать в честь Владимира Константиновича, потому что улица Владимирская было построена как раз в тот период, когда Жандр руководил работами на станции Обь. И он руководил работами не просто на станции Обь, а он был начальником участка. Он просто жил на станции Обь, уже будучи инженером первой величины на вверенном ему огромном участке дороги, — от станции Обь до Красноярска.    

_MG_2826.JPG
Павел Романов и Евгений Ларин. Фото: архив nsknews.info

Вполне возможно, что улицу, действительно, решили назвать в честь Владимира Жандра. Но у нас нет абсолютно никаких документов, которые могли бы подтвердить эту гипотезу. Мы надеемся, что в дальнейшем мы обнаружим документы, которые подтвердят или опровергнут эту сведения. Это то, что стоит сказать относительно Ново-Николаевска. 

Относительно происхождения Владимира Константиновича Жандра, — он происходил из очень успешного дворянского рода с французскими корнями. 

Евгений Ларин: Насколько я понял, читая вашу статью, которая вышла совсем недавно на сайте «Библиотека сибирского краеведения», Владимир Константинович активно пользовался протекцией со стороны высокопоставленных чиновников и так добивался высокого положения и в обществе, и в иерархии железнодорожных инженеров. Можно о нём такое сказать? 

Павел Романов: Думаю, что да. Вообще, что такое род Жандров? Это выходцы из Франции, которые, как и сотни других дворянских родов, приехали в Россию в начале 18 века, чтобы просто подняться, потому что социальный лифт, созданный Петром Первым, функционировал очень успешно, он мог поднять буквально любого до невиданных ранее высот. 

Жандры были кавалеристами. К концу 19 века они достигли такого положения, что у них в роду было одновременно два сенатора, чиновник особых поручений при министерстве финансов, который позднее тоже стал сенатором, несколько генералов и адмирал. Дядя Владимира Константиновича был председателем совета директоров одной из крупнейших транспортных компаний Российской империи, — «Кавказ и Меркурий», которая владела монополией на транспортные перевозки в низовьях Волги и напрямую работала с министерством обороны. Понятно, что в империи министерство обороны — это главное министерство. 

Согласно традиции того времени, родственные отношения были достаточно важны, поскольку позволяли найти себе место, решить проблемы. Даже если ты являешься каким-то очень дальним родственником, то твоя святая обязанность — помочь своему однофамильцу, даже и не однофамильцу, а кому-то, кто седьмая вода на киселе.

Жандр, действительно, пользовался протекционизмом. Он был военным инженером и, например, после окончания инженерной академии должен был отправиться в какую-то отдалённую часть Российской империи для службы, а он отправился домой, и два раза по три года проживал дома, в красивом доме на улице Замковой в центре Вильно. 

Потом он воспользовался протекцией своего дяди, также Владимира Жандра, который работал в министерстве путей сообщения и помог ему найти место на строительстве Транссибирской железнодорожной магистрали, а потом сначала перевёл его на Николаевскую железную дорогу, а после сделал одним из одним из главных людей на Привислинской железной дороге. Таким образом, да, Жандр активно пользовался протекционизмом. 

Евгений Ларин: Давайте теперь поговорим чуть подробнее про Жандра в Ново-Николаевске. В 1893 году начинает строиться станция Обь, но Жандра здесь нет. Он появляется в 1896 году. На какую должность он поступает, чем начинает здесь заниматься? Причастен ли он вообще к строительству каких-либо объектов на станции? 

Павел Романов: Да, конечно. В 1896 году изменилась конфигурация управления на Средне-Сибирской железной дороге. Начальники участков, которые руководили строительством, — а это были опытные инженеры, которые зарабатывали невероятные по тем временам деньги, до 10 000 рублей, — начали заведовать движением на огромных участках, таких как, например, от Оби до Красноярска. Это такие инженеры, как, в первую очередь, Эрнест Бобиенский. А начальники дистанций переводились на должности начальников участков. С Жандром произошло именно это, он стал начальником участка. 

Сначала планировалось, что он будет проживать в Болотном, но в конце 19 века это было не самое лучшее место для жизни. Это было трактовое село, в котором правил бал гужевой транспорт. Жандр переезжает на станцию Обь, где была организована квартира начальника участка. 

Был ли Жандр причастен к строительству каких-либо зданий? Конечно, ведь строительство станции Обь активно продолжалось и в тот период. В первую очередь, создавалась инфраструктура. Если сравнить планы станции Обь 1896 года с планом 1901 года, когда Жандр уехал, то видно, что уже построена железнодорожная церковь, построено много жилых домов, две школы, больница, не говоря уже о железнодорожных постройках, которым мы сегодня даже не придаём значения. Жандр, действительно, приехал на построенную станцию, на которой уже начиналось движение, но он, конечно, принимал участие в строительстве инфраструктуры здесь, на территории будущего Новосибирска. 

Евгений Ларин: Улицу Владимировскую часто называет первой улицей, освещённой электричеством. Жандр имел отношение и к этому достижению? 

_MG_1962.JPG
Улица Владимировская. Фото: nsknews.info

Павел Романов: Понимаете, когда я написал свою статью и сказал о том, что мы немного переоцениваем вклад инженера Жандра, я имел в виду, что мы в принципе переоцениваем всех инженеров. Они занимались своими прямыми обязанностями, а мы уже постфактум решили, что, дескать, вау, вот какой молодец инженер Жандр, он провёл электричество! А инженер Жандр если и принимал участие в проведении электричества, подписав или отдав устное распоряжение по поводу, например, закупки фонарей, то он даже и не понял, мол, мама, дорогая, что я сделал! Вот, дескать, тут будет город, и я его так развиваю! И для Тихомирова, и для Будагова, и для Жандра было бы большим удивлением, что сейчас они приобрели такую память и так коммеморированы в истории Новосибирска. Но моя гипотеза заключается в том, что инженер, который проживал на станции, наверное, употреблял свои возможности на то, чтобы сделать место своего проживания лучше, комфортнее и безопаснее. Вопрос — вот в этом. 

Евгений Ларин: Конечно, в том, что инженеров, которые в первые годы истории нашего города просто делали свою прямую работу, назвали отцами-основателями, нет их вины. Но уж коль скоро вопрос стоит именно так, — об отцах-основателях (может быть, мы всё же когда-нибудь подберём для них какое-либо более адекватное именование), — то можем ли мы со всеми знаниями, которые у нас сейчас есть, причислять к ним Жандра? У самых истоков он не стоял, но он имел отношение к развитию города в самые первые годы. Ведь и первого городского голову Владимира Ипполитовича Жернакова тоже причисляют к этому пантеону, ведь он сделал очень многое в ранние годы существования города. Как мы разводим понятия? 

Павел Романов: Вообще, существуют разные подходы к тому, как определять отцов-основателей. Например, в Чикаго это просто первый житель, который поселился на территории Чикаго. Я не устану повторять, что Чикаго — это, действительно, американский Новосибирск. И они в 1968 году установили памятный камень о том, что там проживал первый житель, который занимался добычей и продажей пушнины. То есть у них это просто первый человек, который там поселился. 

Есть подход, при котором отец-основатель Новосибирска — это выдуманный крестьянин Гусев, который поселился на территории будущей деревни Гусевки, а позже на этом месте возник посёлок строителей железнодорожного моста Транссиба на правом берегу Оби.    

WhatsApp_Image_2023-05-04_at_14_21_57.jpg
Павел Романов. Фото: личный архив Павла Романова

У Венеции, в которой я сейчас проживаю, основателями считают группу людей, который бежали от готов и нашли прекрасные острова, на которых можно спрятаться. Там они и поселились. По легенде, это произошло на праздник Вознесения Господня.

В нашей российской традиции основателями считают тех, кто строил остроги, закладывал города, потому что это был во многом осознанный процесс. Если говорить об осознанности, как о критерии, по которому мы выбираем отцов-основателей, то, конечно, министерство путей сообщения понимало, что происходит, — что в связи с перераспределением транспортных потоков в Сибири, вызванным строительством Транссибирской магистрали, село Кривощёково станет центральным местом транзита грузов в Западной Сибири. 

Ну, а если говорить о тех, кто в Ново-Николаевске жил в первые годы его существования, работал и осознанно развивал город с самых первых рубежей его строительства, то Николай Павлович Литвинов здесь вне категорий.

Это человек, который осознавал то, что он делает, прикладывая невероятные усилия, зачастую буквально рискуя своим положением предпринимателя. Литвинов — это просто тяжеловес, который незаслуженно не увековечен. А инженеры-путейцы — это люди, которые успешно выполняли свою работу, попекаясь, — если существует такое слово в русском языке, — о городе, развивали посёлок мостостроителей и станцию Обь. Это люди, которых не хочется называть основателями, потому что они не основывали город, но они — созидатели города на Оби. 

Евгений Ларин: Хочу уточнить по поводу улицы Владимирской или Владимировской. Когда она вообще появляется на карте? Во всяком случае, на известном плане Ново-Николаевска 1906 года улицы Владимирской как будто нет. Там есть улица Вокзальная, ныне Шамшурина, а дальше полоса железной дороги и никаких улиц там не обозначено. Жандр уже ходил по улице Владимирской? 

Павел Романов: Да. Она достоверно появилась на рубеже 1896 — 1897 годов. Мы об этом говорим с большой уверенностью, поскольку в 1896 году на Владимировском спуске была сооружена первая школа, которая потом стала Железнодорожным собранием. Потом, когда, видимо, стало не хватать места на продолжение улицы Вокзальной — Шамшурина, казённые дома стали переносить туда, к Железнодорожному собранию. Например, первые дома учителей были на Шамшурина, а позднее они уже были на Владимировской. То есть они просто начали развивать ту территорию, поскольку им нужно было место в районе станции. В 1897 году улица Владимирская уже есть на планах, которые хранятся в Российском государственном историческом архиве. 

Но это как будто улица-невидимка. Действительно, есть советские планы, на которых улицы Владимировской нет, поскольку они достаточно схематичны. А если смотреть на железнодорожные планы, то становится очевидно, что с 1897 года улица уже точно есть, она обозначена как Владимирская, то есть железнодорожники ей уже даже придумали название. Потом, со строительством двухэтажной железнодорожной школы, которая существует и по сей день на Владимировской, 10, улицу начинают полностью застраивать.

_MG_2853.JPG
Павел Романов и Евгений Ларин. Фото: архив nsknews.info

Евгений Ларин: Наименование улицы в то время, думаю, значило достаточно многое. Как бы это могло произойти? Собрались жители улицы и начали думать, а как бы нам её назвать? И вот решили увековечить память Владимира Жандра, поскольку он так много сделал для этой улицы и для развивающегося города в целом. 

Павел Романов: Это было в 1897 году, Жандр ещё не то чтобы не умер, он даже ещё никуда не уехал, он был ещё там, он жил на этой улице. 

Если посмотреть на первые планы города, то там можно увидеть такие улицы как Стевенская, Тобизеновская, Асинкритовская, Болдыревская. Люди, которые так называли улицы, наверняка, хотели угодить чиновникам. Я не знаю и не понимаю, как происходил процесс наименования, и кто называл улицы. Думаю, что среди новосибирских историков нет человека, который может ответить на этот вопрос достаточно уверенно. Например, люди хотели угодить Болдыреву, потому что Болдырев, действительно, помог с выкупом земель у Кабинета Его Императорского Величества, и об этом пишет Литвинов. Те, кто называл улицу Владимирской, наверное, хотели угодить начальнику участка, потому что он был первым лицом. Дескать, улица Межениновская у нас уже есть, но на нашем участке есть Владимир Константинович, вот он здесь школу построил, организовал Железнодорожное собрание. Нужно представлять, какой у Жандра был авторитет! Мы должны понимать, что, когда он, условно говоря, входил со своей супругой в Железнодорожное собрание, у присутствующих это вызывало буквально трепет. Помимо того, что это инженер высочайшего уровня, так у него ещё и дядя сенатор, у него тётя сенатор и так далее. У него невероятный столичный авторитет! Людям, конечно, хотелось ему как-то угодить. И давайте, мол, назовём в его честь улицы, поскольку он, действительно, сделал большой вклад, всем нам помогает и заботится. 

Евгений Ларин: А когда Жандр покидает Ново-Николаевск? Ведь он его всё-таки покидает, он не живёт здесь до конца своих дней. 

Павел Романов: Жандр покидает Ново-Николаевск в 1901 году, поскольку у него в октябре 1900 года в Вильне умер отец. И сначала он едет, видимо, принимать участие в разделе имения и решении своих семейных проблем, — он старший сын и прямой наследник своего отца. А потом он просит перевода, он хочет находиться поближе к своей семье и к своим владениям. В 1901 году Владимир Константинович переезжает на Николаевскую железную дорогу, — это железная дорога между Санкт-Петербургом и Москвой. 

Интересно то, что он 11 лет проработал в Малой Вишере в Новгородской области на Николаевской железной дороге, и всё это время он жаловался на то, что у него очень маленькая заработная плата. Как начальник участка в Сибири он получал до 4000 рублей, а как начальник участка на главной железной дороге страны — менее 3000. Он был этим крайне недоволен.    

_MG_2831.JPG
Евгений Ларин. Фото: архив nsknews.info

Евгений Ларин: Если я правильно понимаю, вы общались с ныне здравствующими потомками Владимира Константиновича Жандра. Они, конечно, хранят о нём память. Но мне интересно: а как они сами оценивают (если вообще оценивают) его роль в развитии города Новосибирска на раннем этапе? Они вообще придают этому какое-то значение? 

Павел Романов: Сейчас они придают этому значение, потому что я им об этом рассказал. Раньше, судя по документам, которые у них хранятся, — они пытались написать историю рода — они знали о том, что у них был прадедушка, который принимал участие в строительстве Транссибирской магистрали. Транссиб — это же бренд мирового уровня! Для них вот это было более важно. Но сейчас, конечно, они очень горды тем, что их предок, Владимир Константинович Жандр, принимал участие в том числе в организации жизни в Ново-Николаевске первых лет его существования. 

Евгений Ларин: Подводя итоги нашей беседы, я попрошу вас подчеркнуть главные выводы, которые вы сделали, изучая на протяжении десяти лет биографию Владимира Константиновича Жандра. Что можно назвать главным из того, что удалось узнать? Что нам теперь нужно уложить в систему наших знаний о ранней истории города? 

Павел Романов: Первое, что хотелось бы сказать, — это то, что Владимир Константинович Жандр был очень важной персоной в Ново-Николаевске первого десятилетия его существования. С 1896 по 1901 год принимал участие буквально во всех инициативах, которые здесь возникали. Так, не только Николай Михайлович Тихомиров был избран почётным членом добровольного пожарного общества, но и Владимир Константинович Жандр, что немаловажно. Помимо всего прочего это был инженер, который выполнял свои обязательства перед министерством путей сообщения по содержанию в хорошем состоянии железнодорожного полотна, по организации движения и по сохранению Транссибирской магистрали на вверенном участке. 

Забегая вперёд в свои будущие статьи на эту тему, хочу сказать, что в Ново-Николаевске не было дворян — не только значимых, но и вообще никаких. Это было причиной, по которой наш город давал социальные лифты буквально всем. Мещанин, сирота Николай Павлович Литвинов у нас смог стать первым человеком в городе. В отсутствие родовитых дворян, которые были во всех провинциальных городах Российской империи конца 19-го века, Владимир Константинович Жандр в Ново-Николаевске играл большую роль и был настолько важен. Здесь нужен был человек, который своим авторитетом мог дать любой бумаге ноги, заставить её успешно пройти по всем кругам бюрократического ада и вернуться в Ново-Николаевск с положительным решением.    

Главные новости из жизни нашего города — подписывайтесь на нашу группу в Одноклассниках.

Слушать аудиоверсии программы «Вечерний разговор об истории» теперь можно также в разделе подкастов на Яндекс Музыке.

Что происходит

Выбросившую мусор в чужом дворе хулиганку сдали полиции в Дивногорском

«Уткин дом» со смотровой площадкой строят у озера на улице Большой

Фильм о российском Гарри Поттере сняли в Новосибирске

Новосибирск столкнулся с острой нехваткой менеджеров по продажам

Два человека пострадали на пожарах за неделю в Новосибирске

30-градусная жара снова подступает к Новосибирску

Жительница левобережья взыскала с НТСК ущерб за холод в квартире

Самая известная «МотоЛеди» России расскажет новосибирцам о путешествиях

Дом-комбинат НКВД отремонтируют на Серебренниковской

«Гонка героев — 2024»: трассу на полигоне НВВКУ пройдут 3000 человек

Смарт-браслет научат предсказывать приступы эпилепсии

Показать ещё