Городская волна
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: колыбель города, переселенцы и неуловимый Даниил

15 июля на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывала сотрудница Музея Железнодорожного района, экскурсовод Ольга Добрынина. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
09:45, 21 июля 2022

Взгляд назад. Исторический календарь

11 июля 1957 года приказом министра внутренних дел в городе Тавда Свердловской области была образована специальная средняя школа подготовки начальствующего состава министерства охраны общественного порядка РСФСР. А 10 октября 1964 года тавдинскую школу реорганизовали в специальную среднюю школу милиции с местом дислокации в Новосибирске.

12 июля 1930 года спектаклем «Тимошкин рудник» Макарьева в маленьком низком неуютном помещении, где прежде помещалась москательная лавка (то есть лавка бытовой химии), открыл двери первый сибирский театр для детей. На генеральную репетицию спектакля приехал из Ленинграда пионер тюзовского движения, народный артист СССР Брянцев. В 1935 театр переехал в новое помещение — в Дом Ленина.

12 июля 1946 года облисполком принял решение «О хозяйственно-трудовом устройстве, материальном обеспечении и культурном обслуживании спецпереселенцев-калмыков, расселённых на территории области».

12 июля 1956 года введён в эксплуатацию завод полупроводниковых приборов. В 1966 году он вышел на проектную мощность.

8C5A8363.JPG
На заводе полупроводниковых приборов. Фото: nsknews.info

13 июля 1924 года вводится новый рейс скорого поезда Ново-Николаевск — Москва, который должен был совершаться за 80 часов.

15 июля 1907 года в Ново-Николаевске открылась городская публичная бесплатная читальня имени Чехова.

15 июля 1953 года по указу Верховного Совета РСФСР были объединены Ипподромский и Центральный районы Новосибирска.

15 июля 1965 года началась деятельность издательства Сибирского отделения Академии наук СССР «Наука».

С 15 июля по 15 августа 2002 года в Новосибирске проходил первый фестиваль каменных скульптур. На глазах горожан шесть скульпторов создавали творения из мрамора, которые потом заняли свои места в Первомайском сквере.

17 июля 1975 года Новосибирск посетил федеральный канцлер ФРГ Вилли Брандт. 


Однажды в Новосибирске. Выбирай себе любой!

15 июля 1926 года в Новосибирске запустили регулярное автобусное движение. А первые автобусы в нашем городе появились тремя годами ранее, в июле 1923-го.

Первый автобусный парк Ново-Николаевска состоял из двух старых трёхтонных грузовиков марки «Уайт», к которым прикрепили лёгкие кузова с 12 посадочными местами в каждом. Первый автобусный маршрут пролёг от вокзала Томской железной дороги (теперь это Новосибирск-Главный) — через базарную площадь в центре (ныне площадь Ленина) — и до вокзала Алтайской железной дороги (Новосибирск-Южный). За поездку в автобусе брали дорого — 10 рублей. Это при минимальной зарплате по губернии в 280 рублей. Кроме того, автобусы постоянно ломались или застревали в грязи незамощённых улиц и переулков. Точного расписания движения не было, а на конечных остановках автобусы стояли до тех пор, пока не забивались так, что багаж приходилось ставить на крышу кабины. Всё это привело к тому, что от автобусов решили отказаться, а рынок пассажирских перевозок отдать двум десяткам частных автомобилей.

В 1925 году в Ново-Николаевске вновь заговорили о том, что городу нужны автобусы. В октябре этого года городские чиновники разработали пятилетний план организации автобусного сообщения и посчитали, что городу нужно как минимум 30 автобусов по 16 мест каждый. С учётом пожелания горожан остановились на «Фордах» — они стоили по 2,5 тысячи рублей каждый. 

Посчитав, сколько будет стоить доставка, строительство гаража и обслуживание машин, выяснили, что на создание автобусного парка из 30 единиц подвижного состава требуется 150 000 рублей.

Однако сначала решили потратить только 55 000 рублей и ограничиться десятью автобусами. Потом речь шла о покупке десяти автобусов, но уже марки «Фиат», потом — о пяти «Фиатах» и о пяти «Рено». На улицах уже выправляли мостовые, сглаживали острые углы на перекрёстках и ставили на остановках павильоны для ожидающих пассажиров. Но ни «Форды», ни «Фиаты», ни «Рено» в город тогда так и не пришли. Поступили грузовики «Вомаг». В кузовах поставили мягкие сиденья, укрыли тентами и пустили 15 июля 1926 года по прежнему маршруту: вокзал — Центр — Закаменка.

Парк автобусов постепенно пополнялся — в 1928 году он насчитывал 20 машин. В 1929 году в городе было 40 автобусов, 11 из которых были советского производства — АМО-Ф-15. Именно тогда автобусы в зависимости от маршрута стали раскрашивать в разные цвета: зелёные, голубые, фиолетовые и оранжевые.

Зелёный автобус маршрута №1 курсировал от вокзала через центр до завода «Труд». Маршрут №2 голубого автобуса пролегал от Октябрьской (Закаменской площади) до Ельцовской, то есть до современного Бурлинского железнодорожного переезда. На фиолетовом автобусе маршрута №3 можно было доехать от Холодильника (это район ДК Кирова) через центр до Мылзавода (это Новосибирский жировой комбинат на ул. Семьи Шамшиных, 94). И, наконец, оранжевый автобус ходил по маршруту №4: от вокзала с остановкой в центре и до мусульманского кладбища в районе Берёзовой рощи. 


Было — не было. Другое городское начало

Гость в студии «Городской волны» — сотрудница Музея Железнодорожного района, экскурсовод Ольга Добрынина.

Евгений Ларин: Где начинался город Новосибирск? С ответом на этот вопрос наши историки и краеведы уже, вроде, определились. По крайней мере, сформирована официальная точка зрения по этому поводу. Рождение города связывают со строительством Транссибирской магистрали, а именно со строительством железнодорожного моста Транссиба. Стало быть, место его строительства в устье Каменки — это и есть место рождения города. Это там, где стоит ферма первого железнодорожного моста в качестве памятника ему, мосту. Там, где памятник императору Александру III. Словом, это парк «Городское начало», который находится именно там. Хотя сейчас он погребён под стройплощадкой четвертого автомобильного моста, но, тем не менее, он там есть.

На первых планах Ново-Николаевского посёлка это место обозначено как квартал №1. Вроде всё очевидно: квартал №1 — это значит, что именно от него начал расти и развиваться посёлок мостостроителей, который в итоге и стал городом Новосибирском. Но так ли это на самом деле?

IMG_8526.JPG
Ольга Добрынина и Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Возможно ли ответить на этот вопрос по-другому — на вопрос о том, где именно зарождался наш город, в каком месте он начинался, откуда он начал расти? Мы попробуем это сделать сегодня в нашей главной рубрике. 

Почему мы говорим об этом сегодня, в этом выпуске? Во-первых, у нас есть дата, она уже совсем близко — 20 июля 1894 года. В этот день состоялась торжественная закладка первого камня железнодорожного моста через Обь. Это произошло через год после появления в районе стройки моста в апреле-мае 1893 года первых строителей. В том месте, которое, как я уже сказал, назначено местом рождения нашего города.

А во-вторых, музей Железнодорожного района недавно запустил новую репертуарную экскурсию — «По привокзальному околотку». Ведёт её моя сегодняшняя гостья — Ольга Добрынина.

Ольга Юрьевна, скажите для начала пару слов об экскурсии. Куда водите, что показываете, чем интересна экскурсия? Если я не ошибаюсь, премьера экскурсии состоялась в День города, 26 июня?

Ольга Добрынина: В День города был пробный шар, предпремьерный показ. А проходит экскурсия, в основном, по тем местам, где жили переселенцы — между улицей 1905 года и улицей Челюскинцев. Улица 1905 года раньше так и называлась — Переселенческая. Со станции Обь переселенцы попадали на переселенческий пункт, где их распределяли дальше, кто-то оставался здесь. Многие улицы, по которым проходит экскурсия — Омская, Томская (ныне Салтыкова-Щедрина), Красноярская, — названы по городам, откуда приезжали переселенцы.

Евгений Ларин: Таким образом, обозначенная территория — это и есть привокзальный околоток?

Ольга Добрынина: Совершенно верно.

Евгений Ларин: А почему возникло такое слово — околоток? Там кто-то околачивался?

Ольга Добрынина: Околоток — это участок города. 

Были даже полицейские околоточные надзиратели, говоря современным языком, участковые.

Околоточный надзиратель наблюдал за определённым районом города.

Евгений Ларин: А почему вы выбрали именно тот участок, что за улицей Челюскинцев в сторону улицы 1905 года? Там больше всего интересных объектов? Другая сторона менее показательна?

Ольга Добрынина: Вы имеете в виду сторону Владимировской и Красных казарм? Это проект следующей экскурсии. Там тоже хотелось бы поводить экскурсантов. Но территория очень большая. Продолжительность экскурсии и так два часа, а иногда и больше, — достаточно долго. К сожалению, у нас многие объекты «размазаны» по карте города, путь от одного места до другого порой занимает довольно много времени.

Евгений Ларин: Давайте вернёмся к нашим датам. С мая 1893 года на стройке моста начались подготовительные работы, а спустя год, 20 июля 1894 года «у села Кривощеково», как писали тогда в газетах, состоялась торжественная закладка первого камня в правобережный устой будущего моста. Петербургская газета «Новое время» отмечала, что произошло это событие «в полдень, в присутствии губернатора и тайного советника Тобизена, строителей старорусской дороги Михайловского и Меженинова, многочисленной публики и при огромном стечении народа». Это что касается начала строительства моста.

Но одновременно со строительством моста — и даже раньше! — начались работы по сооружению железнодорожной станции Обь, то есть по созданию другого ядра будущего города. Второго ядра, а может быть, первого?

Ольга Добрынина: Да, это действительно так.

Евгений Ларин: Вот тут Константин Артёмович Голодяев поделился со мной одной заметкой. Пишет сибирский биолог, географ Хельдур Мелеск, человек иностранного происхождения. На основании «данных дневника работ на 20 марта 1893 года» он утверждает, что строительные работы на правом берегу кипели уже в марте, и не на берегу, а в глубине Приобского бора — на станции Обь: «Начаты рубка просек и отсыпка насыпи от станции Обь на восток, начато строительство станции, отправлено пароходом оборудование для лесопильного завода и временных мастерских. К 1 октября 1893 года от станции Обь уложено 5 верст пути, на 200 верст путей доставлены рельсы, прибыли водой 25 вагонов и платформ, 2 паровоза».

Первый летописец Ново-Николаевска Николай Павлович Литвинов в своих заметках также писал: «Восточный участок к нашему приезду уже начинал строиться, он шёл с правого берега Оби до Тайги и далее».

К «нашему приезду» — это начало мая 1893 года. То есть к прибытию мостостроителей, отряда строителей моста строительные работы на станции Обь уже велись.

Давайте теперь более подробно поговорим о том, какие постройки там появились первыми, когда и где именно. Правильно ли я понимаю, что это территория современного железнодорожного узла Новосибирск-Главный?

Ольга Добрынина: Это именно так. Сначала мне бы хотелось сказать о том, почему так произошло, что станция Обь начала строиться чуть раньше, чем железнодорожный мост. Дело в том, что Транссибирская железнодорожная магистраль строилась участками. Отдельно строился Западно-Сибирский участок до Оби, а потом от Оби — Средне-Сибирский участок до Байкала. Они строились одновременно, и поэтому здесь уже начали строить станцию Обь, а мост ещё не соединял эти два пути. К тому моменту уже действительно строилось железнодорожное депо, была построена водонапорная башня, строились бараки для рабочих и служащих.

IMG_8555.JPG
Ольга Добрынина. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: То есть территория станции Обь сразу была густо заселена?

Ольга Добрынина: Ну, так говорить было бы преувеличением. Но эта территория уже осваивалась. Там жили, в основном, железнодорожные рабочие. А что касается железнодорожного начальства, то оно располагалось, главным образом, на улице Владимировской. Действовал сословный принцип, и более привилегированную часть общества селили на более привилегированной улице. Сегодня улицу Владимировскую принято ассоциировать с психиатрической больницей.

Евгений Ларин: Мы в детстве говорили: «Ты что, с Владимировской сбежал?»

Ольга Добрынина: Да, но на самом деле это была самая престижная улица железнодорожного посёлка. Именно там появилось первое освещение, там была мощёная мостовая, деревянные тротуары, там располагалась замечательная школа. И это тема моей следующей экскурсии.

Евгений Ларин: Но всё равно спрошу. Есть мнение о том, что самая старая улица у нас в городе — это улица Инская. Но мне кажется, что Владимировская возникла в то же время.

Ольга Добрынина: Скорее всего так и есть. И Инская, и Владимировская возникли одновременно. Посёлок мостостроителей и посёлок при станции Обь, разрастаясь, двигались навстречу друг другу, вместе с тем они и вглубь тайги двигались, росли в том направлении.

Евгений Ларин: Вот это важный посыл, который мы сегодня попытаемся протянуть через весь наш выпуск. Это то, что наш город рос с двух сторон. 

С одной стороны было поселение строителей моста в устье Каменки, с другой — поселение строителей железнодорожной станции, рабочих и инженеров. И они двигались навстречу друг другу, зажимая купеческий центр.

Ольга Добрынина: А купеческий центр развивался на север, туда тоже площади росли и росли.

Евгений Ларин: Давайте поговорим о тех постройках, которые сохранились в этой части города примерно со времени основания станции Обь или около того, с конца XIX — начала XX века. Иными словами, какие здания при взгляде на них позволяют почувствовать эпоху, её атмосферу, поймать её? Я так понимаю, что этих зданий достаточно много. Их, возможно, не меньше, чем в купеческом центре, только там они немного другого типа. Какие из них, на ваш взгляд, самые яркие?

Ольга Добрынина: Я бы не сказала, что в центре дома другого типа. У нас в городе все старинные здания примерного одного типа. Они либо деревянные, либо это сочетание каменного низа и деревянного верха. И резные украшения на этих зданиях по типовому принципу делались. Существовали столярные мастерские, которые вырезали всю эту деревянную красоту, и люди потом по каталогу выбирали что-то для себя, — примерно всё было одинаковое. Но действительно в привокзальной части города таких домов достаточно много.

Евгений Ларин: Эта часть сохранилась просто каким-то удивительным образом!

Ольга Добрынина: Вероятно, всё дело в том, что она не была центровой. Например, улица Челюскинцев была освоена только в 1970-х годах, а до того там был сплошной частный сектор. Поэтому очень много чего сохранилось. Благоустраивать улицу начали только в 1970 году, и надо сказать, что сделали это довольно неплохо — относительно того, что бывает у нас в городе.

Евгений Ларин: Давайте теперь поговорим о конкретных домах. Интересен дом Кузьмы Самохина в самом начале улицы 1905 года. О нём, думаю, обязательно нужно рассказать.

media270860.jpg
Дом Кузьмы Самохина. Фото: Мария Козлова

Ольга Добрынина: Это очень красивый, резной «пряничный» домик. К счастью, его сохранили, отреставрировали. Там очень хорошо показывать все деревянные украшения и на его примере о них рассказывать — о том, что они означают, зачем они там находятся.

Евгений Ларин: Давайте тогда с примерами!

Ольга Добрынина: Дело в том, что это старинная славянская традиция — украшать дома деревянной резьбой. Раньше это носило обережный смысл. К началу XX столетия, даже уже в XIX веке, в основном, про этот обережный смысл забывали, но традиция украшать дома сохранялась. И делали это по старому принципу. Наверху — там, где конёк здания, где резные подзоры, — всегда изображали знаки, связанные с небесами, солярные, то есть солнечные знаки: круглые розетки, водяные знаки в виде капель дождя. Верхний мир, по славянским представлениям, это Правь. Древние славяне делили мир на Правь — мир богов, Явь — мир людей и Навь — загробный, подземный мир. Явь — это проявленный мир, там, где оконная деревянная резьба. Это наш мир, мир живущих людей, поэтому все оконные наличники украшались земными плодами. А мир Нави не украшался никак.

Евгений Ларин: Да и не надо! Кстати, кто такой Кузьма Самохин?

Ольга Добрынина: Кузьма Самохин — это машинист.

Евгений Ларин: Мы о нём что-нибудь знаем? Почему история сохранила его имя?

Ольга Добрынина: Многого о нём не известно. Хорошо известно о Копылове. Вероятно, имя Кузьмы Самохина сохранилось потому, что оно было указано в документах. У нас не так много сведений о людях того времени. В начале советской эпохи люди не то что стеснялись, а просто боялись говорить о своём происхождении, поэтому мы очень мало знаем об истории купеческих родов, от них мало что осталось нам на память. Люди боялись сохранять документы, порой меняли свою сословную принадлежность, иногда меняли даже имена и фамилии.

IMG_8619.JPG
Ольга Добрынина и Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Вы уже упомянули фамилию Копылова. Мне кажется, что его дом на углу 1905 года и Красноярской — это настоящая изюминка всей этой территории!

Ольга Добрынина: Соглашусь! Просто красавчик!

Евгений Ларин: Дом 1901 года постройки. Расскажите о нём! Думаю, тут и о человеке нужно рассказать, поскольку, как я понимаю, человек это был весомый в своё время.

Ольга Добрынина: Безусловно. Родион Копылов по роду своей деятельности был скорняком, но при этом он был человеком очень богатым, обеспеченным, у него было не одна скорняжная мастерская. И его часто избирали гласным городской думы.

Евгений Ларин: Депутат!

Ольга Добрынина: Да, говоря современным языком, он был депутатом. Бедных людей туда не приглашали.

Евгений Ларин: Существовал имущественный ценз.

Ольга Добрынина: Конечно. Кроме того, он принадлежал к черносотенной монархической организации. В нашем представлении сегодня — это что такое страшное, но это просто были приверженцы монархической идеи. Ничего страшного Родин Копылов не совершал.

Евгений Ларин: Но он был из тех людей, к которым прислушивались.

Ольга Добрынина: Именно так. Конечно, его дом очень красив. Его тоже отреставрировали. К сожалению, не сохранились конюшни, которые находились за домом. Они сначала попали на территорию больницы, а сейчас там школа. Этот дом характерен для сибирского строительства. И самой характерной чертой является кирпичный низ и деревянный верх, — это очень частый приём застройки. 

Кирпич был достаточно дорогим материалом, а дерева было много. Основание дома часто делалось прочным — из кирпича или камня.

Кроме того, там очень красивый балкончик над входом, а над ним зелёный купол — примета Новосибирска. Зелёные купола присущи и стилю Андрея Дмитриевича Крячкова, и стилю сибирского купеческого модерна. Конечно, есть подзоры, которые присутствуют на всех сохранившихся деревянных домиках начала XX столетия.

Евгений Ларин: Таким образом, глядя на сохранившийся с 1901 года дом мещанина Родина Копылова, мы можем себе представить, как выглядел привокзальный околоток.

Ольга Добрынина: Да, как была застроена улица Переселенческая.

Евгений Ларин: Ещё, безусловно, заслуживают внимания сохранившиеся водонапорные башни. Они из тех сооружений, которые относились к той станции Обь. Давайте скажем о них несколько слов.

Ольга Добрынина: Водонапорные башни строились по всем участкам Транссибирской железнодорожной магистрали. Они были типовыми, но всё равно они были очень красивыми — очень интересная архитектура.

Первая башня относится к 1894 году. Она тоже с деревянным верхом, с теми же резными подзорами. Другая башня была построена в 1912 году. Функция этих башен заключалась в том, чтобы из Оби перекачивать воду. И когда на крошечной станции Обь останавливались поезда, им нужно было заправиться. Первое предназначение станции Обь было именно в том, чтобы здесь заправлялись паровозы, которым нужны были уголь или дрова и вода. Прежде всего, вода.

Евгений Ларин: То, из чего делают пар для паровоза!

Ольга Добрынина: Ещё одна водонапорная башня сохранилась рядом с путепроводом 1913 года со стороны улицы Владимировской.

Евгений Ларин: То есть всего три башни?

Ольга Добрынина: На самом деле водонапорных башен было больше, но не все они сохранились. Если говорить о железнодорожной части нашего города, то в районе вокзала Новосибирск-Главный есть три сохранившихся водонапорных башни.

Евгений Ларин: Таким образом, можно сделать вывод о том, что самое старое в привокзальной части города сохранившееся здание — это одна из водонапорных башен, башня 1894 года постройки?

Ольга Добрынина: Совершенно верно!

Евгений Ларин: Она точно видела Ленина!

Ольга Добрынина: Она-то со своей высоты могла его увидеть. Но видел ли он её — вот вопрос.

Евгений Ларин: Вы отметили, что к приёму пассажиров станция Обь особенно не готовилась, но, тем не менее, сюда их прибывало очень много.

IMG_8640.JPG
Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

На мой сугубо субъективный взгляд, привокзальный околоток интересен двумя моментами. Во-первых, отношением этой территории с приезжающими, приезжими, то есть с переселенцами. А во-вторых, её отношением с революционным движением нашего города. Ведь рабочие депо, машинисты, железнодорожники — они и были, в первую очередь, той средой, на которую революционное движение в Ново-Николаевске и опиралось. Эта среда взращивала и выпускала из себя революционеров.

Давайте начнём с первого, с переселенцев. Мы уже поняли, что названия улиц в привокзальном околотке сами по себе «переселенческие». Более того, улица 1905 года раньше называлась Переселенческой. А ещё был переселенческий пункт, который очень часто упоминается. Что это такое?

Ольга Добрынина: Переселенческий пункт связан, прежде всего, с реформой Столыпина 1906-1911 годов, когда из центральной России в Сибирь, на Алтай переселялись люди для освоения сибирских земель. Пустых, не освоенных земель много и сейчас, а тогда их было ещё больше.

Евгений Ларин: Что-то вроде программы «Дальневосточный гектар»?

Ольга Добрынина: Совершенно верно! Кстати говоря, столыпинская программа сработала замечательных образом, потому что северный Казахстан, Алтайский край потом стали хлебной житницей России. 

В 1913 году наша страна вышла на первое место по производству зерна в мире. В этом значительную роль сыграло в том числе освоение Сибири.

А если говорить непосредственно о переселенцах, то на станции Обь был переселенческий пункт, он назывался врачебно-питательным пунктом. Людей здесь встречали, оказывали им медицинскую помощь, подвергали санитарной обработке, предоставляли им горячее питание. Дорога была долгая, за время путешествия могло произойти всё что угодно, конечно, люди могли заболеть.

Евгений Ларин: Железнодорожная больница ведь тоже относилась к переселенческому пункту?

Ольга Добрынина: Это не совсем так. От переселенческого пункта ничего не сохранилось. Больница просто стоит на его территории.

Евгений Ларин: Что касается названий улиц, то они как будто названы по городам, откуда к нам приезжали переселенцы. Но мне кажется, что такие очевидные ответы не всегда правильные.

Ольга Добрынина: Возможно. У нас было три основные дореволюционные традиции наименования улиц. Улицы называли, во-первых, именами томских губернаторов, начальников Кабинета Его Императорского Величества. Во-вторых, улицы называли именами городов, в направлении которых они шли, — Кузнецкая, Бийская, Барнаульская. Третья тенденция — называть улицы именами писателей. В 1908 году был создан целый реестр таких улиц — более 20 наименований.

В этом отношении интересна история переименования улицы Салтыкова-Щедрина в нашем привокзальном околотке. Раньше она была улицей Томской. Там шли одна за другой улицы Омская, Томская и Красноярская. Теперь между Омской и Красноярской вдруг оказалась улица Салтыкова-Щедрина. Есть лишь предположение о том, как так получилось. Был у нас известный партийный и профсоюзный деятель по фамилии Томский, который был близок к кругам Зиновьева и Троцкого. И когда начались партийный чистки, Томский покончил с собой на даче в 1936 году. И вроде бы наше городское начальство решило избавиться от улицы с таким неблагонадёжным именем.

Евгений Ларин: Перепутали?

Ольга Добрынина: Наверное. Связали каким-то образом Томск с Михаилом Павловичем Томским. Улицу Томскую переименовали в улицу Ежова, что тоже, как оказалось, было ничуть не лучше, потому что в 1939 году Ежова репрессировали. Как раз к этому моменту подоспел юбилей, 50-летие со дня смерти Салтыкова-Щедрина. Название Томской улице возвращать не стали, а назвали её именем писателя.

Евгений Ларин: Теперь давайте к революционерам. Из историй, связанных с привокзальной площадью, меня удивляет история про вокзальную церковь. Церковь до наших дней, конечно, не сохранилась, но есть такое предположение, что спроектировал её тот же архитектор, который, по одной из версий, проектировал храм Александра Невского — Константин Лыгин. Всё потому, что это были ведомственные церкви железной дороги. А с вокзальной церковью связана очень интересная история.

IMG_8654.JPG
Ольга Добрынина и Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Ольга Добрынина: И мне она не до конца понятна. Церковь пророка Даниила у вокзала, которая относилась к железнодорожному ведомству, была одной из первых и богатейших церквей в городе. И она оказалась пристанищем революционеров, социал-демократов. Каким образом это произошло, сказать трудно. Я предполагаю, что они собирались где-то в нижнем храме. Но для того, чтобы там собираться, очевидно, священник должен был знать об этом и разрешать им эти собрания. История умалчивает о том, как это происходило, но это точно происходило. Полиция даже искала человека с именем или прозвищем Даниил, поскольку в среде революционеров был позывной «Встретимся у Даниила». А имелась в виду церковь пророка Даниила. Естественно, нужного человека с таким с таким именем полицейские найти так и не смогли. Большевистское прошлое церковь не спасло. С приходом советской власти её закрыли, некоторое время она просто пустовала. А в начале 1930-х годов церковь сломали. Она, якобы, мешала проезду транспорта.

Евгений Ларин: Ещё один «притон» революционеров — это сохранившийся дом Дуси Ковальчук.

IMG_7964.jpg
Дом Дуси Ковальчук. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Ольга Добрынина: Да, это действительно легендарное место. Если не считать дом извозчика Евсея Метлина, то в нашем городе больше не сохранилось домов, где жили революционные семьи — только дом Дуси Ковальчук. Серебренников жил на съёмных квартирах, дом семьи Шамшиных снесли в 1970-х годах.

Евгений Ларин: А дом Дуси Ковальчук удалось сохранить.

Ольга Добрынина: То, в каком состоянии находится этот дом, нельзя назвать сохранностью. Он просто стоит, его не снесли. Трудно сказать, что его сохраняют. Хотя он, по-моему, принадлежит Краеведческому музею, находится в его ведении. 

В 1980-х годах предполагалось, что там будет организован музей большевизма Сибирского края или города Новосибирска. Но, к сожалению, эта история не случилась, хотя работы по этому поводу велись. 

Экскурсовод, которая работала в Музее Железнодорожного района до меня, вплотную занималась этой историей. Но потом случились 1990-е годы, и эта тема стала никому не интересна.

Евгений Ларин: Вы уже упомянули дом извозчика Евсея Метлина. У него гораздо более счастливая и интересная, даже забавная судьба.

Ольга Добрынина: Долгое время новосибирцы называли его просто домиком Кирова. Якобы Киров там останавливался. Евсей Метлин сдавал комнаты в наём, и у него квартировал Александр Петухов, и там они встречались с Кировым. И Дуся Ковальчук, кстати, приобщилось к революционному движению благодаря тому, что её младшая сестра была замужем за Петуховым. Через свою сестру она познакомилась с Петуховым, тот познакомил её с Кировым. У них возникло единомыслие, после чего Евдокия Борисовна стала активно помогать революционному движению.

Евгений Ларин: Удивительно, конечно, то, как можно было создать дом-музей человека, который не оставил в нашем городе вообще ничего, кроме географических названий. Не было даже никаких предметов, но музей такой существовал.

Ольга Добрынина: Сейчас это музей «Городская усадьба Ново-Николаевска». Кстати, прекрасный музей, рекомендую всем в него сходить на экскурсию.

Евгений Ларин: В заключение расскажите, как компактный посёлок строителей железнодорожной станции становился частью поселка и города Ново-Николаевска, и потом города Новосибирска.

Ольга Добрынина: Во-первых, нужно сказать, что станция Обь стала развиваться дальше в том числе благодаря тому, что у нас появилась Алтайская ветка железной дороги. Для её строительства много усилий приложил городской голова Владимир Ипполитович Жернаков. Станция стала обрастать улицами, жилыми домами. Сначала Железнодорожный район существовал как Вокзальная часть города. Всего поначалу в городе было три части — Вокзальная, Центральная и Закаменская. Потом, в 1936 году, Вокзальная часть была переименована в Кагановичский район — в честь Лазаря Моисеевича Кагановича. Это был советский партийный и государственный деятель, сподвижник Сталина, он занимал множество разных должностей, но главное — он заведовал транспортом и железными дорогами.

А в 1957 году район был переименован в Железнодорожный, он существовал примерно в тех же очертаниях, что и сегодня. Но теперь он ещё входит и в состав Центрального округа, в который также входят Заельцовский и Центральный районы.

Евгений Ларин: Что ж, в качестве вывода можно лишь повторить ту мысль, с которой мы сегодня начинали наш разговор. Легенда о возникновении Новосибирска в устье Каменки по-прежнему остаётся лишь легендой.

Ольга Добрынина: Наш город полон легенд!

Евгений Ларин: У нас есть альтернативная версия о том, что зарождение города происходило на месте современного вокзала Новосибирск-Главный. 

Не упускайте важное — подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Что происходит

Новосибирский военком Кудрявцев объяснил, кто такие уклонисты

600 подростков нашли работу в летних трудотрядах Новосибирска

Тысячи пожилых новосибирцев пройдут «Шаги здоровья» 7 октября

На рабочий проект для реконструкции тетра «Старый дом» потратят 27 млн

Обрывающиеся велодорожки Новосибирска обсудили в «Книжном шкафу»

Новосибирцы старше 55 лет бесплатно проверили сердце на кардиовизоре

Как «дышит» новосибирское метро: фоторепортаж из секретных венткамер

Конкурсы на реконструкцию шести бань объявили в Новосибирске

Экс-сенатора от Новосибирской области Лаптева задержали за взятку

Росгвардия предложила мобилизованным новосибирцам сдать личное оружие

Где пройти быстрый тест на ВИЧ 30 сентября в Новосибирске

Показать ещё