Городская волна
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: город-лес, молодая наука и высотки для ворон

19 августа на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В студии побывал магистрант Европейского университета в Санкт-Петербурге, новосибирский историк Роман Бугаёв. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
12:10, 29 августа 2022

Взгляд назад. Исторический календарь

16 августа 1988 года на улице Челюскинцев открыли первый в городе фитоцентр, в котором продавали травяные сборы и лечебные травы. Также там был фитобар с готовыми настоями.

17 августа 1916 года в Ново-Николаевске вышел первый номер социал-демократической ежедневной газеты «Голос Сибири». Из-за её меньшевистской направленности в 1918 году большевики закрыли газету.

17 августа 1935 года состоялось торжественное открытие Новосибирского аэроклуба.

17 августа 1939 года решением облисполкома в Новосибирске образовано три новых района — Центральный, Заельцовский и Ипподромский.

17 августа 1970 года академику Михаилу Алексеевичу Лаврентьеву присвоили звание «Почётный гражданин Новосибирска».

IMG_2750 лаврентьев.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

18 августа 1923 года Сибревком принял постановление о создании в Сибири воздушного флота. Итогом стало строительство аэродрома на территории Закаменского, ныне Октябрьского, района. Аэродром находился в расположении воинской части — на плацу восточной окраины Военного городка.

19 августа 1950 года председатель Совета министров СССР Иосиф Сталин подписал постановление о создании Новосибирского электротехнического института — НЭТИ.

20 августа 1917 года в Ново-Николаевске начала работу типография трудового товарищества «Свободная Сибирь». Название её впоследствии менялось 20 раз. Типография печатала газеты, журналы, книги и брошюры, более 50% разовых тиражей всех газет Сибири. Во время Великой Отечественной войны типография выполняла заказы центральных издательств по выпуску массовой литературы, книг и школьных тетрадей для Москвы и Московской области.

21 августа 1943 года указом Президиума Верховного Совета РСФСР Новосибирск выделен в самостоятельный административный центр и отнесён к категории городов республиканского подчинения.

21 августа 1944 года состоялся общегородской митинг трудящихся Новосибирска по случаю награждения третьей медалью «Золотая звезда» бывшего новосибирского рабочего, гвардии полковника Александра Покрышкина. 

Участники митинга обратились нему с письмом, в котором обещали: «Мы, новосибирцы, во фронтовую декаду, которую объявляем в Вашу честь, будем работать так, чтобы быть достойными Ваших боевых подвигов».

21 августа 2007 года состоялся выпуск в почтовое обращение и спецгашение почтовой марки, посвящённой 70-летию Новосибирской области. Марку с изображением достопримечательностей Новосибирска тогда выпустили в России в четвёртый раз. На марке изображены фасады Театра оперы и балета и железнодорожного вокзала «Новосибирск-Главный», памятник Покрышкину и вид Оби. Марка вышла в почтовое обращение в ежегодной серии «Россия. Регионы». 


Однажды в Новосибирске. Первый прокатчик, первый хроникёр

15 августа 1908 года бывший цирковой артист и администратор Федот Фадеевич Махотин открыл первый в Сибири стационарный кинотеатр — электротеатр «Синематограф Ф. Ф. Махотина». Он обустроил его в приспособленном для этого складе на Базарной площади, — сейчас это часть сквера перед Театром оперы и балета. Там Махотин поставил киноаппарат, который купил в 1896 году на Всемирной Нижегородской выставке у французской фирмы «Люмьер».

Киноаппаратом управлял сам Махотин, а на кассе и в зале помогала жена Мария Николаевна. На следующий день после открытия газета «Обь» отметила: «За теснотой помещения и большим стечением публики среди посетителей происходила чуть ли не давка». И в последующие дни в зал набивалось значительно больше нормы, люди добровольно уплотнялись, соглашались постоять — ни теснота, ни духота никого не смущали. Фильмы сопровождались музыкой — вальсами и польками.

Это были фильмы: «Смерть Иоанна Грозного», «Воскресенье», «Дама с собачкой», «Макбет», «Мазепа», «Отелло», а также запрещённый цензурой к показу фильм о капитуляции Порт-Артура, за который Махотину даже пригрозили наказанием.

В 1909 году Махотин расширил арендуемый участок, а вместе и с ним и кинотеатр. Зрительный зал был увеличен до 200 с лишним мест, появился наклонный пол, удобная нумерация мест в зале, а также телефон, освещение, фойе с буфетом и отдельная пристройка под проектор. Позже Махотин установил второй проектор, чтобы показывать длинные фильмы без пауз между частями.

В первый год существования кинотеатра Махотина, конкурентов у него не было. В 1910 году в городе уже работало несколько кинотеатров: «Москва», «Гигант», «Заря», «Модерн». Кино крутили в залах Железнодорожного и Коммерческого клубов, в летних театрах садов «Альгамбра» и «Сосновка». Но газеты хвалили только Махотина. Он стремился внедрить у себя все новшества российского кинопроката, и публика ему не изменяла.

В 1913 году Махотин решил, что вырос из кинопрокатчика — и стал ещё и снимать собственные картины. 

Первую из них — «Виды Ново-Николаевска» — Махотин с огромным успехом показал публике 1 февраля 1913 года. В том же году он снял вторую серию «Видов города Ново-Николаевска». Потом были «Ново-Николаевские торжества Дома Романовых», «Масленица в Ново-Николаевске», «Прогулка от Ново-Николаевска до Бердска».

С 1914 года киновыпуски Махотина стали первой в истории города регулярной хроникой. Выпуска выходили с шапкой «Ново-Николаевск на экране». Так что киножурнал «Сибирь на экране» Западно-Сибирской студии кинохроники, который начали снимать в Новосибирске в 1928 году, своим названием, безусловно, обязан Федоту Махотину.

В первое время свои выпуски Махотин показывает не реже двух раз в месяц. Но с началом в 1914 году Первой мировой войны начинаются проблемы с плёнкой, выписывать которую приходилось исключительно из-за границы. Но и тогда Махотин не перестаёт выдавать два-три раза в год хронику жизни города во время войны. На события Февральской революции 1917 года Махотин откликнулся картиной «Великий праздник революции в Ново-Николаевске». Он запечатлел городские торжества, которые прошли прошли 27 марта.

Умер Федот Махотин в 1923 году от туберкулёза лёгких. Ему было 53 года. Ни одной его плёнки не сохранилось. 


Было — не было. Город в лесу, лес в городе

Гость в студии «Городской волны» — магистрант Европейского университета в Санкт-Петербурге, новосибирский историк Роман Бугаёв.

Евгений Ларин: Сегодня мы с Романом Сергеевичем продолжим разговор, который начали на прошлой неделе с руководителем Интегрального музея-квартиры Академгородка Анастасией Германовной Близнюк-Безносовой. Мы продолжим беседовать об Академгородке, и этот путь указали звезды, потому что Роман уже несколько лет занимается изучением Новосибирского Академгородка. Верно?

Роман Бугаёв: Да, уже с бакалавриата НГУ я учился в Академгородке. Сейчас продолжаю заниматься этой темой в Санкт-Петербурге.

_MG_4237.JPG
Роман Бугаёв. Фото: nsknews.info

Евгений Ларин: И, наконец, у нас даже календарная дата на этой неделе нашлась подходящая. 21 августа 1964 года государственная комиссия приняла в эксплуатацию Новосибирский научный центр. Акт приёмки Академгородка подписали в Институте гидродинамики. Свою подпись поставил президент Академии наук СССР академик Мстислав Келдыш.

Я уверен, что когда я сказал Академгородок, все наши слушатели поняли, о чём я говорю. Потому что Академгородок все знают. Для очень многих новосибирцев это далеко не пустой звук. Для кого-то, и для меня том числе, НГУ — это альма-матер, с Городком связано очень многое. Для кого-то это «место силы», для кого-то дом родной. Так или иначе, место это культовое, уникальное.

Но, тем не менее, у меня есть основание задать такой вопрос: сколько в Новосибирске академгородков?

Роман Бугаёв: Вопрос с подвохом! Если в строгом смысле слова, то у нас есть один Академгородок, который мы все знаем. Но если говорить о специальных поселениях, которые созданы по тому же принципу, то есть в которых бы находились институты, проводились исследования и где бы жили собственно учёные, то у нас есть ещё Кольцово, в котором находится биологический исследовательский центр «Вектор», и ВАСХНИЛ, который находится в посёлке Краснообск. Конечно, их тоже можно в какой-то степени назвать академическими городками, в которых ведутся исследования. 

Но всё же Академгородок — это определённая модель, которая была задумана в 1950-х годах.

В Сибири существует три академгородка, которые можно действительно назвать академгородками — в Новосибирске, Красноярске и Иркутске.

Евгений Ларин: Не в Томске?

Роман Бугаёв: В Томске история академической науки гораздо длиннее, поэтому там не в полном смысле академгородок, он гораздо дольше существует.

Евгений Ларин: Весь Томск — академгородок?

Роман Бугаёв: В каком-то смысле да! Поэтому действительно академгородков три. Академгородок, созданный единомоментно по модели междисциплинарного центра как специфический социалистический город, в Новосибирске всего один.

Евгений Ларин: У Кольцова есть статус наукограда, хотя это рабочий посёлок. А ВАСХНИЛ — это Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук имени Ленина. Какая разница между наукоградом и академгородком? Мы сказали, что у них общего, а чем они различаются?

Роман Бугаёв: Прежде всего, наукоград — это более современное понятие. Оно появилось в 1990-2000-е годы. Наукоград — это административная единица. В отличие от новосибирского Академгородка, у Кольцова есть гораздо больше рычагов самоуправления и независимости. Это муниципалитет. И это открывает гораздо больше возможностей. Часть жителей современного Академгородка сетуют на то, что он был создан как Советский район города Новосибирска, и это создало значительные проблемы с началом капиталистического периода его существования, потому что часть ресурсов всё равно уходит в Новосибирск. Но в целом, мне кажется, отличие заключается в применении терминов. И наукоград, и академгородок — это поселения, в которых занимаются наукой. На самом деле, строгого понятия академгородка не существует, насколько я понимаю. В этом сложность.

Академгородок — это скорее имя нарицательное для трёх существующих в Сибири научных городков. Поэтому о какой-то чёткой границе между наукоградом и академгородком говорить достаточно сложно.

Мне представляется, что в какой-то момент и новосибирский Академгородок может получить статус наукограда, если это выйдет в идею самоуправления. Статус наукограда даёт непосредственное подчинение федеральным органам, в том числе бюджет формируется напрямую оттуда. Это упрощает все процессы, не заставляя взаимодействовать с тем же Новосибирском.

Евгений Ларин: Специальное поселение людей, объединённых каким-то одним видом деятельности, которые работают в одном месте, здесь же живут, здесь же у них вся инфраструктура. Мы это видим и в Академгородке, и в таком типе жилого образования, которые существовало в Советском союзе, но провалилось как идея. Я говорю о соцгороде. Мне видится, что идея академгородка выросла из идеи соцгорода. Это так?

Роман Бугаёв: Да, конечно. Собственно проект Академгородка — это проект специализированного поселения, какими и были соцгорода. Это предполагало организацию пространства, максимально адаптированного для работы, если речь о идёт соцгородах, которые создавались вокруг заводов или фабрик.

Евгений Ларин: Яркий пример такого поселения — соцгород, который создавали вокруг завода «Сибкомбайн», будущего «Сибсельмаша», или Чкаловского завода.

Роман Бугаёв: Всё верно, это поселение, которое сконцентрировано вокруг какого-то производства, а в случае Академгородка — вокруг науки, а это в каком-то смысле тоже производство — производство знания. Поэтому генеалогическая связь соцгорода и академгородка очень сильна. И если продолжать эту связь, то соцгорода в определённый момент предполагалось создавать как города-сады. Соединялись две идеи и здесь мы находим параллель с тем, как сейчас выглядит Академгородок, — как город-лес.

Евгений Ларин: Академ, походу, лес. Эту фразу я помню.

Роман Бугаёв: Да, это знаменитая шутка из КВН!

Евгений Ларин: Откуда-то из тех кругов.

_MG_4234.JPG
Роман Бугаёв и Евгений Ларин. Фото: nsknews.info

Роман Бугаёв: Это очень расхожая фраза. Даже с точки зрения организационного устройства города Хрущёв выступает инициатором возвращения к идее города-сада. В конце 1950-х — начале 1960-х начинают снова создаваться города-сады, поскольку в конце 1920-х от них отказались, прежде всего потому, что они предполагали поселения с индивидуальным жильём, а тогда была тенденция к обобществлению быта. И в эту концепцию никак не вписывались отдельные дома у каждого жителя.

Евгений Ларин: То есть соцгород это не равно город-сад?

Роман Бугаёв: Нет. Город-сад может быть соцгородом. Но соцгород — это понятие, которое может быть реализовано в разных формах. В соцгороде ключевым является производство и общественный быт.

Евгений Ларин: Привязка к месту работы. И за этот периметр чтобы никуда! Очень интересная тема, мы к ней обязательно вернёмся, а пока я хочу выяснить вот что. С Анастасией Германовной мы говорили о том, что наш Академгородок стал первым, но не только в нашей стране, но вообще в мире. Разве ничего подобного до того не возникало? Мне кажется, у нашего Академгородка должны были быть предшественники. Не могла же эта идея возникнуть внезапно и не понятно, откуда!

Роман Бугаёв: Конечно, у новосибирского Академгородка были предшественники. Думаю, что можно выстроить две ключевые линии генеалогии идеи Академгородка.

С одной стороны, это европейская идея кампусов, которые организованы вокруг университетов, где живут и учёные, и студенты, где проводятся исследования. И даже там мы можем увидеть, что кампусы чаще всего погружены в зелень. Это студенческие городки, но в европейской академической науке ученые чаще всего работали именно в университетах.

А с другой стороны, это идея научных городков, которая появилась в середине 1930-х годов. Одним из первых таких городков в Советском союзе можно считать Жуковский в Подмосковье, где находился ЦАГИ (Центральный аэрогидродинамический институт. — Прим. автора) и велись разработки по конструированию самолётов. 

Идея была в том, чтобы собрать коллектив, который общими усилиями решит какую-то конкретную задачу.

Самыми яркими представителями таких специализированных научных городов можно считать атомограды, которые были направлены на создание ядерного оружия. Такие специальные городки создавались как в США, так и чуть позже в Советском Союзе. В таких специальных поселениях проводились исследования атомного ядра.

Евгений Ларин: Это все наши закрытые города с почтовыми ящиками, — Красноярск-26, Томск-7?

Роман Бугаёв: Да. Арзамас-16. Зашифрованные названия. Но новосибирский Академгородок от своих предшественников отличался двумя главными чертами. Во-первых, он стал первым междисциплинарным исследовательским городом.

Евгений Ларин: То есть направленность не на одну какую-то сферу, а вообще — на науку?

Роман Бугаёв: Да, специальный город для исследований во всех сферах — от гуманитарных до геологических, математических и ядерных.

Второй его отличительной чертой по сравнению с теми же атомоградами стало то, что он был открытыми городом. В него можно было спокойно приехать. Там, конечно, были объекты с ограниченным доступом, но в целом идея заключалась в создании города, который будет открыт всему миру, в который можно приглашать международных гостей. Академгородок посещали, в том числе, лидеры разных стран, такие как Шарль де Голль.

Евгений Ларин: Да, это, пожалуй, самый знаменитый из высоких гостей Академгородка. Но показывали этим гостям, конечно, далеко не всё. Например, Институт ядерной физики — это что-то совсем не безобидное!

Роман Бугаёв: Конечно, часть исследований не показывали, потому что шли они, в том числе, и на оборонную промышленность. И не только в Институте ядерной физики, но и, например, в Институте неорганической химии.

Евгений Ларин: В Институте гидродинамики чуть ли не броню разрабатывали.

Роман Бугаёв: Там со взрывом очень много работали. Поэтому, естественно, показывали не всё. В штате Сибирского отделения были специальные охранники и даже стрелки там числились. Они должны были защищать эти объекты.

Евгений Ларин: И вот такой Академгородок в Советском Союзе стал действительно первым?

Роман Бугаёв: Да.

Евгений Ларин: Почему для его строительства выбрали Сибирь и, более того, Новосибирск? Что привлекло к нам учёных?

Роман Бугаёв: Толчком к развитию Сибири стал ХХ съезд КПСС в 1956 году, на котором утвердили необходимость развития Сибири и Дальнего Востока. В ходе восстановления после Великой Отечественной войны возникла необходимость поиска новых ресурсов, новых баз. В Сибири были открыты нефтегазовые месторождения, это тоже подтолкнуло.

С другой стороны — здесь нужно немного углубиться в историю идеи создания Сибирского отделения — в 1956 году несколько учёных выступили с идеей создания в Сибири специального исследовательского центра. Пока без конкретизации, где именно. Этими учёными были Михаил Лаврентьев и Сергей Христианович. Это была их коллективная идея — очень важно помнить всех участников организации. К сожалению, роль Христиановича часто приуменьшается. Позже к ним присоединился Соболев.

_MG_4265.JPG
Евгений Ларин. Фото: nsknews.info

В декабре 1956 года Христианович и Лаврентьев направили в бюро ЦК КПСС записку с идеей создания в Сибири научного центра. И процесс был запущен. Уже в конце декабря того же 1956 года принимается постановление о создании уже именно под Новосибирском исследовательского центра.

Почему именно Новосибирск? Есть воспоминания Лаврентьева, в которых описан выбор этого места. Осенью 1965 года Лаврентьев поехал по Сибири смотреть разные города. Точно известно, что он посетил Новосибирск и Иркутск, про которые думали в процессе создания научного города. Новосибирск, по воспоминаниям Лаврентьева, выиграл тем, что здесь его очень радушно принял тогдашний руководитель Западно-Сибирского отделения Академии наук Горбачёв. Он показал ему место на берегу будущего Обского моря, в тайге, с прекрасным лесом. А когда Лаврентьев приехал в Иркутск, все настоятельно пытались убедить его создать этот научный центр в самой середине города, а это не подходило к его идее о том, как должен быть устроен будущий Академгородок.

Евгений Ларин: Но почему Сибирь, почему не западная часть страны? По старой привычке? Как эвакуировали заводы во время войны в Сибирь, поняли, что там хорошо, так и с наукой стали действовать, по этому же принципу?

Роман Бугаёв: Да, в этом тоже есть своя правда. 

Действительно, контекст холодной войны и опасность ядерного удара рассматривались в верхах, и перенос критической массы умов глубоко в Сибирь, где их сложнее будет достать, тоже играл значительную роль при создании Академгородка.

Как повод это практически нигде не фигурирует, но это действительно играло значимую роль.

К тому же Новосибирск выигрывал ещё и потому, что для строительства такого большого научного центра было необходимо большое количество ресурсов. Заканчивающееся строительство гидроэлектростанции стало базой для строительства Академгородка, потому что многие строители, закончив возведение водохранилища, перешли на строительство научного центра.

Евгений Ларин: Я встречал версию, что наличие Обского водохранилища — вернее, то, что оно должно было там появиться, — стало чуть ли не ключевым фактором в пользу выбора места строительства Академгородка. Учёные на яхтах хотели кататься?

Роман Бугаёв: Действительно, отдых для учёных играл значимую роль, на это указывает и лес, и то, что пляж Академгородка сделан на максимально высоком уровне, на него специально завозили песок. Вид на Обское море, конечно, впечатлял, в том, числе учёных.

Евгений Ларин: Романтики!

Роман Бугаёв: В самом деле, они и на яхтах ходили, на берегу Обского моря была лодочная станция.

Новосибирск выигрывал ещё по той причине, что это был значительный транспортный узел. Из Новосибирска достаточно легко было добираться до Москвы. Лаврентьев часто летал в Совет министров или напрямую к Хрущёву для того, чтобы решать проблемы создания Сибирского отделения. А проблемы были. Так, местные власти на первых порах просто забирали строительные материалы у новосибирского Академгородка. Руководитель партийной организации в Новосибирске говорил, мол, не знаю, за что вас сюда сослали, но если дело стоящее, то вам ещё отправят материалы. А если нет, то, дескать, так и должно быть. А у меня, говорит, не достроена оперетта, несколько зданий. Поэтому он экспроприировал стройматериалы.

Евгений Ларин: Давайте вернёмся к городу-лесу. Почему учёные решили, что работать в лесу — это хорошо? Эта идея просто нравилась Лаврентьеву и Христиановичу? Кому-то, может, более продуктивно работать в шумном центре города, в его ритме, мало ли! Или идея работы в лесу была научно обоснована?

Роман Бугаёв: На самом деле традицию создания научных сообществ в лесу мы можем возвести вплоть до академии Платона, которая находилась недалеко от Афин. Они так же собирались в лесу и обсуждали все эти тексты.

Евгений Ларин: Так вот где был первый в мире междисциплинарный Академгородок!

Роман Бугаёв: В целом академическое сообщество часто стремилось к более спокойному образу жизни. Вспомним те же кампусы, которые мы сегодня упоминали. Они размещались вперемешку с лесными насаждениями, с парками. И в дальнейшем роль зелени как пространства для отдыха было существенным и в новое время, а в ХХ веке особенно, когда города становились слишком перенаселёнными, зелень становилась всё более и более значимым элементом. Из интервью с секретарём Лаврентьева Замирой Мирзовной Ибрагимовой мне стало известно, что, по её словам, Лаврентьев взял идею совмещения научного поселения и зелени из своего опыта жизни в немецких кампусах. Ему это очень понравилось, и он это хотел воспроизвести здесь в создаваемом им научном городке. В то же время упоминавшиеся атомограды тоже размещались в лесу. Скорее всего, там ключевую роль играла идея секретности и максимальной маскировки этих городков, но учёным было очень комфортно жить в лесном окружении, где они могли ходить, размышлять, отдыхать.

_MG_4240.JPG
Роман Бугаёв и Евгений Ларин. Фото: nsknews.info

Евгений Ларин: Лес между ВЦ и университетом кажется искусственным, слишком уж ровными рядами там растут деревья. Такое ощущение, что это объект озеленения, а не вековая тайга. Это Академгородок был создан в лесу или лес — в Академгородке?

Роман Бугаёв: Мне кажется, что ответ где-то посередине. При строительстве Академгородка выходило огромное количество постановлений о сохранении леса на застраиваемой территории, том числе естественного леса, который там находился, — приобских берёзовых и сосновых лесов. Но в то же время на этой территории и вырубалось значительное количество леса, для создания города это необходимо. 

Если мы посмотрим на ставшую знаменитой в контексте разоблачения мифа о лесе Академгородка фотографию 1958 года, сделанную с самолёта, то увидим, что значительная часть, действительно, выглядит пустой, а на заднем плане виден лес между ВЦ и университетом. 

Там растут маленькие сосёнки. Часть этой территории до строительства там Академгородка принадлежала Бердскому лесхозу. Там был питомник, где высаживали саженцы для озеленения других территорий. И в дальнейшем на картах Академгородка встречаются территории, которые обозначаются как лесокультуры, посаженные, например, в 1954 году, задолго до строительства там Академгородка. 

WhatsApp_Image_2022-08-18_at_13_49_13.jpg
Строительство Института гидродинамики. Фото: архив отделения ГПНТБ СО РАН 

Поэтому, с одной стороны, это естественный лес, с другой, это оставшиеся питомники, которые решили не вырубать. Лес между ВЦ и НГУ является таковым. После строительства Академгородка значительные территории были озеленены. Знаменитые берёзы на Морском проспекте были высажены. Над образом зелёного города много работали ландшафтные дизайнеры и архитекторы.

Евгений Ларин: Если мы будем сравнивать город-сад и город-лес, то где мы найдём между ними границу? Что это именно, зависит от количества деревьев или от степени проникновения туда цивилизации?

Роман Бугаёв: Это сложный вопрос, потому что термина «город-лес» не существует. Это расхожее выражение, скорее описывающее Академгородок. 

Города-сады — это идея, созданная в начале XX века. Это были специальные поселения, которые должны были существовать на самообеспечении за счёт собственных производств, сдачи в аренду территории. 

Они должны были быть удалены от города, у каждого жители там должен был быть собственный дом. Озеленение там существует в контексте ухода из суперурбанизированных пространств. 

А город-лес, по крайней мере тот, который сейчас сформирован в Академгородке, — это попытка соединения природного и человеческого, попытка нахождения гармонии и уравновешивания. В то же время мы сразу в этом находим конфликт, потому лес частично высаженный, поэтому в Академгородке это и не вполне лес.

Евгений Ларин: И не вполне город. Мне вспомнился легендарный или исторический образ Никиты Сергеевича Хрущёва, который сбивает в гневе с макета Академгородка высотные здания. В конце концов, они там появились, но они должны были появиться раньше, а осталась только гостиница «Золотая долина».

Роман Бугаёв: Действительно, Никита Сергеевич Хрущёв дважды посетил Академгородок — в 1959-м и 1961 году. Во время своего первого визита он в прямом смысле слова разнёс проект, который ему представили. Проект с высотными зданиями, возвышающимися над деревьями. В тот же день после этого совещания он выступал в Новосибирске перед рабочими и повторно раскритиковал проект Академгородка. Он сказал, что недавно был в Нью-Йорке, и там строительство высоток оправдано, потому что каждый частный капиталист стремится к максимальной выгоде. А у нас в этом нет необходимости. Зачем, мол, нам стремиться в небо, нам нужно приземлиться. В Сибири, дескать, бывает, что два медведя за год в тайге не встретятся. Так что нам нужна малоэтажная застройка.

Евгений Ларин: По-моему, он ещё что-то про высотки для ворон ввернул.

Роман Бугаёв: Да, он сказал, мол, зачем нам высотки, на которые только вороны будут садиться.

Евгений Ларин: А что касается пешеходных тропинок, то их действительно проектировали только после того, как их протоптали сами жители?

Роман Бугаёв: По воспоминаниям Лаврентьева, за те тропинки, которые проложены в Академгородке, жители голосовали ногами. Но в то же время мы находим свидетельства того, что лесозащитная опытная станция, которая занималась озеленением и следила за лесами Академгородка, неоднократно выступала, например, против строительства стадиона около НГУ, потому что жители, дескать, вытопчут новые тропинки, нарушат лесной покров и так далее. Поэтому, мне кажется, что правда опять находится где-то посередине. С одной стороны, жители, я думаю, действительно, участвовали в прокладке первых тропинок, когда Академгородок ещё только строился. Но, тем не менее, думаю, и планировщики задавали какие-то направления, которые им представлялись наиболее правильными.

Евгений Ларин: Какую роль всё-таки сыграл Академгородок в жизни и в развитии Новосибирска? Полагаю, что сейчас эта роль, конечно, меняется. Академгородок — это действительно узнаваемый международный бренд, о котором мы часто говорим? Или говорить так нас заставляет та особая гордость, которую мы испытываем за Академгородок? Я знаю, что вы бывали за границей. Как наш Академгородок выглядит со стороны, что говорят о нём там?

_MG_4261.JPG
Роман Бугаёв и Евгений Ларин. Фото: nsknews.info

Роман Бугаёв: Всё же Академгородок — это значительный проект по развитию науки. Он существенно поднял уровень исследований, которые здесь проводились, уровень науки и образования, которые существовали в Сибири. Академгородок стал отправной точкой для дальнейшего развития науки в Сибири, — в Иркутске, Красноярске и других научных центрах. В целом Академгородок завоевал международное признание. Многие его исследования, самые яркие из которых — это исследования Института ядерной физики, известны в среде учёных, которые ими занимаются. Но Академгородок известен скорее в узких кругах, если мы говорим о международном сообществе. Он не стал таким брендом, как Силиконовая долина.

Евгений Ларин: Да, многие любят находить аналогию в Золотой долине и Силиконовой.

Роман Бугаёв: Аналогия действительно есть. Специфическое поселение, где развернулись масштабные исследования. Естественно, Академгородок, в том числе, привлёк большое количество ресурсов из европейской части страны, что повлияло на историю Сибири в целом и на Новосибирск в частности. Это только увеличило бурный рост Новосибирска, который и без того был молодым перспективным городом. Появление научного центра только усилило его развитие.

Академгородок в наше время всё еще остаётся значительным научным центром, где проводятся важные исследования в различных сферах. И попытки реновации, которые сейчас происходят, свидетельствуют о том, что жизнь продолжает там кипеть, — это строительство технопарка, развитие университета. 

Но в целом важно отметить, что заложенная в начале идея молодости науки со временем пришла в тупик. Приехавшие молодые учёные заняли свои места, а смены так и не организовалось.

Проект в какой-то степени оказался конечным, и сейчас попытки реновации, я думаю, должны быть направлены не только на создание новой инфраструктуры, но и на переосмысление того, каким образом в целом должна быть организована наука в Академгородке.

Евгений Ларин: Ну, и отдельным городом он уже точно не станет, сейчас выстаивается агломерация, Новосибирск поглощает окрестности.

Роман Бугаёв: Судя по всему, да. Расстояние между Новосибирском и Академгородком сокращается. Академгородок всё больше становится частью города. 

Главные новости вашего города — подписывайтесь на нашу группу Вконтакте.

Что происходит

Обрывающиеся велодорожки Новосибирска обсудили в «Книжном шкафу»

Новосибирцы старше 55 лет бесплатно проверили сердце на кардиовизоре

Как «дышит» новосибирское метро: фоторепортаж из секретных венткамер

Конкурсы на реконструкцию шести бань объявили в Новосибирске

Экс-сенатора от Новосибирской области Лаптева задержали за взятку

Росгвардия предложила мобилизованным новосибирцам сдать личное оружие

Где пройти быстрый тест на ВИЧ 30 сентября в Новосибирске

Ковид и нейродегенеративные заболевания обсуждают на форуме OpenBio

Музыка улиц: кто играет для прохожих в Новосибирске

Незаконную летнюю кухню обнаружили на острове в Новосибирске

Была ли нужна Новосибирску ГЭС, расскажут в музее «Чёмы»

Показать ещё