Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

«Девочка-припевочка написала мистический ужастик — родители в шоке»

Пятый фестиваль новой детской литературы «Другие книги» собрал в этом году в Новосибирске замечательных людей — иллюстраторов, издателей и писателей. С одним из них — петербургским автором серии фэнтези-романов «Тайны Чароводья» Юлией Ивановой — удалось поговорить «Новосибирским новостям». Мы расспросили писательницу, каким был её первый рассказ, почему она решила создавать фэнтези-романы для подростков, как ей удаётся придумывать новые словечки и чему она учит детей на своих курсах сторителлинга.

Лариса Сокольникова
Лариса Сокольникова
13:58, 01 июня 2021

— Юлия, для писателя жанра фэнтези образование новых слов — это дело жизни. Чарониты, чароводье, драгончие, почемуль и потомухля — это только то, что вспоминается из ваших произведений вот так навскидку. Как вам удаётся придумывать новые словечки? Есть для этого какой-то приём, алгоритм или просто вдохновение?

— Мне всегда очень нравились в книгах новые слова, составленные из двух, а порой и из трёх слов. Для меня это всегда было каким-то волшебством, когда человеку дали набор слов, а он из него создал что-то своё. Поэтому когда я начала писать, то сразу же попробовала экспериментировать в этом ключе. 

Так, моя вторая книжка называется «Настоящая сырность». Слово «сырность» состоит из двух слов — сыр и радость. Это такая большая мышиная радость.

Затем, когда мне подворачивался удачный момент, я пользовалась этим приёмом, и в итоге получались новые слова. В цикле фэнтези-романов «Тайны Чароводья» есть камень чаронит. Это камень силы. Он созвучен с настоящим камнем чароитом. Один такой камень мне подруга привезла с Дальнего Востока. По легенде у него есть связь с космосом. Я немного изменила слово, и получились чарониты.

Есть у меня в книге такие существа — драгончие. Они объединяют в себе свойства двух существ —драконов и собак гончей породы. Так получились ловкие, гибкие, хищные, но интеллигентные существа, которые подчиняются человеку. Есть ещё один персонаж — Когтявр. Это кошка, похожая на рысь, обладающая независимым нравом. Хозяйка, правда, называет его Пушистиком, и он это терпит, но периодически напоминает, что вообще-то он Когтявр.

IMG_0340_cr(1).jpg
Юлия Иванова. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

— Как родился фэнтези-цикл «Чароводье»? Сколько уже вышло книг? И сколько всего будет в цикле?

— Уже вышли четыре романа. Всего их будет пять. Последняя книга практически готова, сейчас она в издательстве на последних этапах. Скоро будет в продаже.

— Как вы работаете над текстами? Что вам для этого нужно? Сколько времени занимает написание книг?

— Утром я отправляю детей в школу, и у меня появляется время, когда я могу работать над книгами. Когда дети возвращаются, то уже невозможно сосредоточиться. Писательство предполагает, что ты должен быть погружён в текст. Урывками работать не получается. Нужно полное погружение. Даже на час или два — это очень важно. В этом году «Чароводью» исполняется семь лет. Это огромная часть моей жизни, и то, что она заканчивается, это немного грустно. Я успела полюбить всех героев, этот мир, моих читателей.

IMG_0372_tn.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

До «Чароводья» я писала короткие произведения — сказки и познавательные рассказы. Когда у меня возникала идея для сказки, я её записывала и потом делала из неё текст. С познавательными книжками немного сложнее. Нужно сначала собрать материал, выстроить его, художественно оформить. Это, например, серия про Петербург — «Чижик-Пыжик».

А «Чароводье» — это совсем другой подход. Книга сразу задумывалась объёмной, в пять частей, и план для них я написала сразу. Чтобы подойти к истории, мне нужно было проработать очень много деталей, из которых строится мир — политический строй, социальный, географическая карта, персонажи. Жанр фэнтези — один из моих любимых. И когда мне пришла идея написать фэнтези, то я решила создать свой уникальный мир. Поэтому очень много сил я потратила на его разработку.

У меня нет драконов, вместо них драгончии, ни разу не употребляются слова «магия», «волшебство», нет никаких волшебных палочек. Я сразу сказала редактору, что не хочу, чтобы эти слова просочились в текст.

— На чём же построены ваши фэнтази-романы, если в них нет магии?

— Основа мира «Чароводья» — это сила, заключённая в камнях. Камни есть разных видов, и каждый из них открывает особый вид силы. Но это не волшебство. Однако когда книга пошла в свободное плавание и появились преданные читатели, то мы стали употреблять и слово «магия», и слово «волшебство».

IMG_0363_tn.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

— Фанфики* по Чароводью вам не встречались?

— Уже несколько фанфиков было, да. Не сказать, что это активный фэндом*, но немного произведений есть. Есть люди, которые успели полюбить этот мир. Они всегда со мной на связи. Это очень вдохновляет. Буквально на днях мне прислали фоторепортаж со дня рождения девочки в стиле «Чароводья». Её родители подготовили для неё такой праздник. Вот это и есть волшебство в чистом виде.

— Что послужило отправной точкой для создания цикла книжек о Петербурге?

— Я родилась под Петербургом. Получилось так, что я вернулась к корням. Издательство «Настя и Никита» стало первым, с которым я начала сотрудничать. Они предложили мне написать познавательную книгу. Дело в том, что именно познавательные книги двигают всю торговлю. Издатели предложили мне попробовать этот жанр. И я решила написать о том, что мне очень близко и нравится.

Я выбрала Петергоф. Уникальное место, столица фонтанов. Я помню, как в детстве с родителями первый раз там побывала, и какой мир для меня там приоткрылся. Я очень хотела передать свои чувства читателям. И это на сегодня самая продаваемая моя книга. Хотя ей уже много лет и её несколько раз переиздавали.

В «Насте и Никите» много авторов пишут познавательные тексты, и оказалось, что у них уже про всё написано, но не мной. Поэтому я начала сотрудничать с издательством «Антология», которое только начало издавать детскую литературу. Мы договорились, что я попробую написать про Петербург. Так появился мой первый Чижик — книжка «Чижик-Пыжик и тайны петербургского моста».

В нашем городе более 300 мостов, и есть, что о них рассказать — миллион всяких разных историй, мифов, легенд. Есть, где разгуляться. В итоге оказалось, что Чижик — это персонаж, который интересен всем. Взрослые знают про него взрослую песенку, дети — детскую. Поют по-разному. Книжка получилась сюжетная и познавательная, и мы решили продолжать серию. На сегодня вышло уже шесть книг. Последняя посвящена загадкам Петропавловской крепости. Это ещё не конец, ведь в Петербурге ещё столько интересных мест, и я будут писать о них дальше. 

IMG_0308.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

— Иллюстрации к детским книгам — это очень важно. Вы работаете лично с художниками, или издательство само подбирает к вашим текстам иллюстраторов? Как это всё устроено?

— Поскольку я сотрудничаю с разными издательствами, то эта работа складывается по-разному. У каждого издательства свои особенности. Например, издательство «Настя и Никита» не советуются с авторами при выборе художников. Они настолько крутые профессионалы, что ни разу не было такого, чтобы они ошиблись. Я абсолютно спокойно отдаю текст и получаю готовый макет. Иногда иллюстраторы сами выходят на связь и уточняют какие-то детали. Это очень здорово.

В «Антологии» поначалу тоже сами выбирали художников. С Чижиком получилась так, что художники менялись уже четыре раза. Несмотря на то, что серия оформлена в едином стиле, всё равно можно заметить, что книги рисовали разные авторы. И когда возникла идея попробовать издать всю серию не в мягких обложках, а одной книгой в твёрдой обложке, то возник риск, что работы разных авторов будут не очень хорошо смотреться под одной обложкой. Наверное, мы придём к тому, что появится новый иллюстратор для такого издания.

Последние книги рисует Ирина Орлова, у которой получаются очень тёплые иллюстрации, мягкие и светлые. Несмотря на то, что она рисует Петербург с педантичной точностью, он получается радостным, и нравится детям. Здорово то, что иллюстраторы своими работами дополняют текст автора. Например, сейчас вышла моя новая книжка «История книги». Её иллюстрировала Ольга Громова. Она нарисовала всех людей, задействованных в процессе издания книги. Там есть и мой портрет, и портрет шеф-редактора, автопортрет самой художницы.

— Что вас вдохновляет и кто вас вдохновляет?

— Мне не особо приходится где-то черпать вдохновение, он всё время со мной. Я чаще сталкиваюсь с проблемой, что мне не хватает времени на то, что мне подсказывает вдохновение. Все мои идеи стоят в очереди на реализацию и ждут, когда наступит их момент.

Всё, что я вижу вокруг, чувствую — всё влияет на меня. Новые фильмы, книги, новые места, встречи с интересными людьми. Всё влияет.

IMG_0359_tn.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

— В каком жанре сложнее писать? После какой работы творческая усталость больше?

— Познавательные книги писать труднее. Возможно, потому что ответственность больше. Нельзя ошибиться. Если писатель ошибся один раз, то доверия к нему сразу же падает. Поэтому я очень тщательно подхожу к подбору материала, к проверке текста. В цикле про Чижика у меня есть консультант-искусствовед, который смотрит строгим взглядом на то, что я там напридумывала. За рисунками тоже внимательно следит, чтобы не было ошибок.

Когда я писала книжку про памятник Крылову, то я сначала пришла к нему с фотоаппаратом, чтобы посчитать всех животных, которых вокруг фигуры писателя множество. Посчитала всех мышей. Насчитала 11. Кроме мышей, там есть и лягушки, и пчёлы, и даже слон.

Фэнтези — труд объёмный. И хотя я пишу душой, но пишу много. Это же пять томов. Мне сейчас с ними расставаться очень тяжело. Хотелось бы ещё пожить с этими персонажами.

— Что же вам мешает ещё пожить с ними?

— В целом ничего, кроме того, что я обещала читателям в пятой книге раскрыть все секреты и тайны. Хотя небольшую лазейку я себе оставила. И если захочу, то смогу вернуться. Продолжать серию — мысль очень соблазнительная, но мне же ещё хочется попробовать что-то новое. Идеи же стоят в очереди на реализацию. Причём уже давно. Чароводье заняло много времени, и я не могла начать другой большой текст пока не завершу этот цикл.

Многие авторы могут писать несколько текстов одновременно, но я решила завершить сначала один цикл, чтобы начать другой. У меня есть задумка на новый цикл фэнтези, есть идеи для серьёзной прозы для подростков о дислексии. Я недавно узнала, что эта тема у нас практически табуирована. Никто ничего не говорит о дислексии, и люди остаются один на один с этой проблемой, никто не может им помочь.

— Вы учите подростков сторителлингу — писать рассказы и сказки. Я понимаю, для чего это детям, им всё это интересно и любопытно. А зачем этот опыт вам?

— А мне тоже интересно. Сначала это был эксперимент, но спустя три года я уже улавливаю метод. Ребята все разные — по возрасту и предпочтениям. Я пробовала разные методики, вводила элементы психологии, литературоведения, и смотрела, как это в детях отзывается. А отзывается всё на ура. Особенно игры. Несмотря на то, что все они подростки — видимо, в детстве не доиграли. Любая игра вызывает бурю восторга.

Мы занимаемся с ними весь учебный год — встречаемся в сентябре и в мае завершаем курс. Мне радостно видеть, как ребята меняются. Приходят они одни, а выпускаются совсем другие. И у них есть конкретный результат — каждый издаёт свою книжку. Это может быть сборник рассказов или история. Один мальчик написал целый роман о второй мировой войне.

Больше всего дети любят сказки, фэнтези, сборники рассказов, детективы и даже стихи. В этом году два сборника стихов. Любят мистику и страшилки. Девочка-припевочка с бантиками написала мистический ужастик про затерянный в лесах дом, чтобы удивить родителей. Для них это сюрприз, конечно.

Очень сильно на многих ребят повлияла новая игра Moon Castle. На её основе появилось много текстов про предательство в коллективах. Были и комиксы по этой игре. Одна девочка написала «Оду еде». Это прекрасно. Мы все едим, мы обожаем есть, и вообще без еды мы бы далеко не уехали.

— Как заставить подростков читать? Слово «заставить», наверное, не самое удачное в этом вопросе. Как сделать так, чтобы ребёнок увлёкся чтением?

— Заставить точно нельзя. Это сразу будет воспринято в штыки. Думаю, что нужно рассказывать ребёнку о том, что вы сами прочитали, делиться с ним. Среди моих маленьких писателей не все любят читать. И я с ними делюсь чем-то прочитанным, рассказываю им часть сюжета. В итоге им хочется узнать, а что же там было дальше. Родители могут также увлечь детей. Но для этого самим надо читать.

IMG_0348_tn.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

— Вы помните первую книгу, которая вас затянула в детстве и долго не отпускала?

— Я не могу выбрать какую-то одну книгу. Но первую книгу, для которой я написала продолжение, я помню. Это были Муми-тролли. Я ещё писать толком не умела, поэтому придумывала картинки и маленькие тексты. Читать я сама научилась в пять лет. Маме было некогда, и я брала книги, которые знала наизусть и сравнивала буквы с тем, что помнила. В итоге у меня всё сошлось, и к семи годам я перечитала всю домашнюю библиотеку.

— Как вы думаете, исчезнут ли бумажные книги, или всё-таки у них есть будущее?

— Я уверена, что бумажные книги останутся, будут жить и радовать нас. Другое дело, что большинство взрослых перешли на электронные книги, и я сама тоже давно читаю электронные. Но для детей бумажная книга незаменима. Им очень интересна визуальная составляющая, когда книгу можно потрогать, полистать, перевернуть вверх ногами. Для детей бумажная книга будет расти и процветать.

— С чем приехали в Новосибирск на фестиваль «Другие книги»? Какие у вас задачи, планы?

— «Другие книги» — это камерный фестиваль, где собрался избранный круг. Я приехала, чтобы презентовать серию книг «Чароводье» и пообщаться коллегами, послушать разные мнения, обсудить важные вопросы книгоиздательства. Хочется посмотреть, что творится в книжном мире.

Не упускайте важное — подписывайтесь на наш канал в Telegram.

*Справка:

Фанфик — литературные произведения, в которых действуют герои, созданные другим автором.

Фэндом — сообщество, участники которого объединены единым интересом, связанным с произведениями искусства — пристрастием к определённому жанру, фильму, книге, сериалу.

Что происходит

Районная приёмная: ремонт дорог, антипыль и 15 тысяч цветов в Калининке

Улицу Писарева сузили на семь метров из-за ремонта теплотрассы

В СГК рассказали, как сократить отключения горячей воды в Новосибирске

Банный комплекс «Хуторок» загорелся в частном секторе Новосибирска

Разрушенный асфальт заменили на новый на улицах в Первомайском районе

Горячий телефон: в мэрии ответят на вопросы о лесах и зелёных зонах

В Новосибирскую область ввезли ещё 9540 доз «ЭпиВакКороны»

Новосибирцам не дали поесть шымкентский виноград и бишкекские томаты

Город простился с патриархом новосибирской политики Владимиром Боковым

200 случаев COVID-19 выявили за сутки в Новосибирской области

Отели и рестораны Новосибирска лидируют в России по темпам роста зарплат

Показать ещё