Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: кровавый декабрь, мятежный полк, вымирающий город

13 декабря на радио «Городская волна» (101,4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывали сотрудник Музея Новосибирска, краевед и писатель Константин Голодяев и директор Новосибирской школы журналистики, краевед Фёдор Григорьев. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
20:14, 18 Декабря 2019

Музей Новосибирска наградил своих дарителей. Им вручили нагрудные знаки Почётного дарителя и удостоверения, которые дают право бесплатно посещать все выставки Музея Новосибирска и его филиалов, а также экскурсии музея.

Нагрудный знак «Почётный даритель Музея Новосибирска» — это признание заслуг в формировании музейного фонда, выявлении, изучении, сохранении и популяризации историко-культурного наследия нашего города — говорится в сообщении музея. Знак будут ежегодно вручать десяти дарителям, которые передали в основной фонд музея не менее 150 предметов, постоянно пополняют его фонды в течение пяти и более лет, а также передали в основной фонд особо ценные предметы, которые имеют большое значение для истории Новосибирска.

 

Взгляд назад. Исторический календарь

9 декабря 1970 года в Новосибирске создали Ленинский район за счёт разделения Кировского района. Население Ленинского района составляло 240 000 человек, в нём было 34 промышленных предприятия.

10 декабря 1913 года ново-николаевская городская дума решила принять участие в международной выставке городов во французском Лионе в апреле — мае 1914 г. и ассигновала деньги на эти цели. По мнению гласных, то есть депутатов с решающим голосом, участие в выставке должно было способствовать «устранению причин», стоящих на пути к непосредственному сношению сибирской торговли с заграницей: ознакомление с Сибирью и её городами представителей международного рынка.

10 декабря 1943 года в Доме науки и техники Новосибирска состоялось совещание по вопросам организации Западно-Сибирского филиала Академии наук СССР.

11 декабря 2008 года состоялся съезд общественности, на котором была принята Хартия города Новосибирска — общественный договор всех жителей города, декларирующий их основные принципы, цели и стремления.

14 декабря 1949 года обком ВКП(б) обратился к председателю Совета министров СССР Сталину с просьбой решить в 1950 — 1953 годах вопрос о строительстве моста через Обь. В связи с этим отмечалось: «Ещё перед Великой Отечественной войной этот вопрос был предрешён. Проектная организация „Проектстальконструкция“ начала работы по составлению технического проекта, но в связи с войной строительство моста было приостановлено. За последние годы особенно развивалась в промышленном отношении левобережная часть города, население этой части города составляет около 150 000 человек... Весной и осенью Кировский район на длительный срок полностью отрезан от основных жизненных центров города Новосибирска».

15 декабря 2005 года в школе № 56 состоялась первая в истории Новосибирска встреча блокадников Ленинграда и школьников поискового отряда. Новосибирские школьники нашли в ленинградской земле останки более 3000 солдат Советской Армии, которых считали пропавшими без вести. Около 500 бойцов опознали. Солдат похоронили на родине.

 

Было — не было. «Сталинград» Гражданской войны

Гости в студии — сотрудник Музея Новосибирска, краевед и писатель Константин Голодяев и директор Новосибирской школы журналистики, краевед Фёдор Григорьев.

Евгений Ларин: Ровно 100 лет назад, в ночь с 13 на 14 декабря 1919 года город Ново-Николаевск взяли части Красной армии. Что это было тогда — освобождение города от белых или захват власти большевиками? Будем разбираться сегодня в нашей главной рубрике. И прежде чем говорить о тех событиях, давайте представим, нарисуем картину, каким был город в декабре 1919 года. Как он жил, что в нём происходило и — самое главное, наверное — кто реально стоял у власти в это время?

Константин Голодяев: Реально городом руководил, стоял у власти и всего остального тиф. Потому что город даже не стоял — город лежал. Фактически власть принадлежали эсерам, городской думе и городской управе, которой руководил сначала эсер Скворцов, а потом осенью его переизбрали на Рудольфа Шалля. При этом городском голове власть уже перешла к красным.

Люди, конечно, очень устали от войны. В 1918 году город Гражданскую войну практически не чувствовал — власть принадлежала эсерам, работали все учреждения, фронт был далеко. Хлопоты доставлял только военный постой, который был по всему городу везде и захватывал помещения. В нашем архиве есть документы, которые об этом свидетельствуют.

Городская дума не раз собиралась на совещания, когда сталкивались интересы гражданского населения и военных. По этому поводу происходили различные разборки. Особенно вызывающе себя вели поляки. Нагло вели себя сербы.

Городская дума рассматривает вопрос о самочинных действиях польских офицеров. Переписано более 60 случаев. Вот некоторые из них. Демонстрация артиллерии перед городским корпусом с требованием квартир в центральной части и захват после этого постоялых дворов. Прямая угроза оружием. Захват домов в Каменской части. Выселение ночью жильцов из дома Сухоручкина по Гурьевской улице...

NET_3254_tn.JPG
Константин Голодяев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Какой-то беспредел!

Константин Голодяев: Действовали с позиции силы.

Евгений Ларин: Давайте поясним, откуда в городе взялись все эти люди, иностранные интервенты?

Фёдор Григорьев: Я думаю, что это были не интервенты. Дело в том, что шла Первая мировая война, и в тот момент, когда произошла революция, разделившая мир на красных и белых, часть военнопленных оказалась на стороне красных, часть — на стороне белых.

В Ново-Николаевске стояла 11-тысячная польская дивизия. Её сформировали, как только стало ясно, что возникает и получает независимость Польское государство. Это же была российская провинция. Польских дивизии было две, одна — у нас, другая — на западе. Также у нас были и чехи. Французский легион был составлен из славянских народов. В момент революции этот огромный эшелон растянулся от Пензы до Владивостока.

Евгений Ларин: Когда Россия вышла из Первой мировой войны, войска союзников встали на Транссибе, чтобы не через запад переправляться обратно в Европу, так?

Фёдор Григорьев: Да. Сначала их хотели по воде отправить в Архангельск на театр военных действий, но когда произошла революция, советское правительство переиграло и отправило их всех во Владивосток.

Евгений Ларин: И получилось так, что они оказались сосредоточены в нашем городе, и каждый в свою сторону тянул одеяло власти?

Константин Голодяев: Военные власть на себя вообще не тянули! Даже чехи, когда в мае 1918 года взяли город, во власть не вошли, они сразу передали её эсерам и ушли по своим военным делам. И эти во власть не лезли, но они вели себя здесь как хозяева, это однозначно. А у власти были эсеры — социал-революционеры — потому что они в последние годы владели умами, в частности, сибирского населения. Когда в ноябре 1917 года были выборы в учредительное собрание, по стране эсеры взяли 40% голосов против 16% голосов большевиков. В городе Ново-Николаевске эсеры взяли 66% голосов, а Ново-Николаевском уезде — 92% голосов.

Евгений Ларин: То есть большевиков у нас, в общем-то, не ждали?

Константин Голодяев: Их до 1920 года никто и знать не знал! Было небольшое подполье.

Фёдор Григорьев: Были большевистские организации. С ними колчаковская контрразведка разобралась. Их всех пересадили. Рабочие отряды, которые были в Ново-Николаевске, в тот момент были практически все разгромлены. В Ново-Николаевске была нормальная белая власть, она, конечно, была вся в мундире. Каждый четвёртый в городе ходил в шинели.

Евгений Ларин: То есть горожане поддерживали существующую власть?

Константин Голодяев: Я бы разделил на два периода. В 1918 году поддерживали. В 1919 году белые начинают отступать с Урала, откатываться, в Ново-Николаевске накапливаются войска, потому что город готовится как оборонительный рубеж.

Тягот для населения всё больше. Холод, большие проблемы с продовольствием, тиф — вот главное, что было к осени 1919 года. Контрразведка начинает лютовать. Всё подполье уничтожено. Когда сюда засылали красных эмиссаров, чтобы организовать здесь сопротивление изнутри, они даже явочных квартир не могли найти. Всё было разгромлено.

Евгений Ларин: Хочется вот что выяснить: куда к декабрю 1919 года подевались персонажи мая 1918 года — Радола Гайда, Гришин-Алмазов, которые хотели установить здесь что-то вроде Автономной Сибирской республики?

Фёдор Григорьев: Что значит хотели? Они её установили! Речь идёт о 25 мае 1918 года. В то время Троцкий разослал по железной дороге телеграмму с приказом разоружить чехословаков. У нас стояло два чешских эшелона, командовал ими Радола Гайда. И он сразу встретился с белым подпольем. У нас было сильное подполье — офицеры Травин, Лукин, всего с десяток русских офицеров — и Гайда со своими офицерами. Они встречались в здании гостиницы «Метрополитен», на улице Революции этот дом доживает свои дни.

В одном из номеров этой гостиницы произошла эта памятная встреча. Они в эту ночь — у большевиков была какая-то гулянка в здании Коммерческого собрания, ныне это «Красный факел» — решили своими силами сразу захватить всё военное руководство и совершить переворот. Оружия у них было мало.

Этот отчаянный бунт, по большому счёту, послужил началом Гражданской войны, потому что с этого времени сразу началось движение по Транссибу, везде свергалась красная власть. Буквально за несколько дней вся Сибирь была очищена. Этой же ночью приехал Гришин-Алмазов. Это был руководитель всего сибирского подполья, они готовили восстание.

NET_3192_tn.JPG
Фёдор Григорьев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Мы ничего о нём не знаем. Кто это был?

Фёдор Григорьев: В Харбине было правительство Республики Автономная Сибирь. Там оно пряталось от большевиков. Переворот был учинён с целью установить эту республику. Гришин — Алмазов был его псевдоним — назначил себя командующим военного округа. В Ново-Николаевске был организован комиссариат от имени правительства.

Евгений Ларин: Это был сепаратизм? Они хотели вообще отделиться от России?

Фёдор Григорьев: Абсолютно. Полное отсоединение от Москвы, от России. Это должна была быть автономная Сибирь. У неё был гимн, свои праздники.

Евгений Ларин: И бело-зелёный флаг, наверняка. 

Фёдор Григорьев: Да, косой бело-зелёный флаг. Республика просуществовала недолго. В середине лета правительство из Ново-Николаевска переехало в Омск. Но всё произошло в Ново-Николаевске: была установлена власть, организовано правительство Автономной Сибири. Оно располагалось в разных домах, в том числе в одном из крячковских училищ. В середине лета они уехали в Омск. Потом правительство стало директорией, название менялось несколько раз.

Евгений Ларин: Автономной Сибири не получилось. Вместо этого получился филиал чешско-польского государства на нашей территории?

Фёдор Григорьев: Нет. Военные не играли здесь политической роли. Понятно, что так или иначе они преследовали свои цели. Здесь оказался французский иностранный легион из славян, а им командовал генерал Жанен. Он был, конечно, значимой фигурой, играл большую роль. Поэтому здесь было всё сложно. Но эсеры, самая многочисленная партия, доминировали в Ново-Николаевске.

Евгений Ларин: Хочется понять, как трансформировались сибирские идеи сепаратизма, если они трансформировались?

Фёдор Григорьев: Вообще, что такое Гражданская война? Это попытка отсоединения. Сибирь хотела отсоединиться от России.

Евгений Ларин: Но ведь Гражданская война шла и на западе, и ещё дальше на востоке.

Фёдор Григорьев: Основные события происходили здесь. Гражданская война — это когда друг против друга начинают воевать армии, а не отдельные шайки, банды.

Вот логика событий, которые происходили в Сибири. В 1918 году в Ново-Николаевске произошёл бело-чехословацкий переворот, они установили власть. В 1919 году — ново-николаевская операция. Ей предшествовал бунт барабинского полка. 9 мая 1920 года в Ново-Николаевске введено осадное положение, кругом были крестьянские мятежи, направленные против красных, против большевиков под лозунгом «За Советы без большевиков и жидов».

В 1921 году в Ново-Николаевск из Омска привезли органы власти, прошёл показательный суд над Унгерном. Это было возвышение Ново-Николаевска. И в этом же году снова вводится военное положение. Это уже Дзержинский приехал. Здесь провели продразвёрстку и могли вагоны отправить на запад. Узел был в Ново-Николаевске. Дзержинский посоветовал местным руководителям ввести военное положение. Вошла армия, установили комендантский час и так далее.

Я бы хотел обратить внимание на то, что среди населения с 1918 по 1921 год постоянно возникали бунты. А были ещё репрессии, было огромное количество подпольных организаций, эсеровских, антикоммунистических. Были массовые расстрелы, уничтожали по нескольку тысяч человек. Свирепствовал тиф. Это было время, когда появились наши парки. Раньше на их месте были огромные ямы, куда складывали трупы. Вымерла треть Ново-Николаевска.

Константин Голодяев: Больше.

Евгений Ларин: В ночь с 19 на 20 ноября в город прибывает следующий в Иркутск эшелон адмирала Александра Васильевича Колчака. Уезжает он в ночь с 4 на 5 декабря. Довольно долго он Колчак здесь находится. Чем он здесь занимался всё это время? Главное — повлиял ли как-то его приезд и деятельность на ситуацию в городе, на политическую обстановку?

Константин Голодяев: К обороне нашего города готовились заранее уже несколько месяцев, потому что на этот город Колчаком была сделана ставка. Сюда были стянуты огромные силы, огромные резервы — склады продовольствия, обмундирования. Здесь была вся авиация и много чего другого.

Колчак здесь планировал остановить наступление красных и начать гнать их обратно на запад. Иркутск тогда ещё не стоял на повестке дня. Ново-Николаевск должен был стать «Сталинградом», грубо говоря. Колчак, когда приехал, выступил в Городской Думе, где сейчас Краеведческий музей, там собралось очень много людей. Основным его посылом была речь, в которой он очень эмоционально сказал о том, что падение Омска не является крахом. Это лишь этап борьбы. И здесь, в районе Оби, возможно отражение красных. Он подтвердил свои прежние намерения.

Евгений Ларин: У него были столичные планы на Ново-Николаевск?

Константин Голодяев: Нет. Он жил у нас две недели, и формально мы две недели были столицей России, потому что он был Верховным правителем России, а где был правитель, там была и столица. Здесь он пытается реорганизовать систему управления войсками. Он учреждает при себе Верховное совещание военных и гражданских, меняет состав правительства, меняет состав командования, увеличивает сумму содержания офицерам, солдатам, их семьям, вводит ряд других льгот. Решается главный вопрос — о предоставлении офицерам земли.

Параллельно идёт призыв в народное ополчение. Но народ не идёт. Насильно пытаются загонять — не получается. Не надо этого было народу. Люди по домам разбегались, они не хотели больше воевать. Все планы Колчака остались тщетными, и он вынужден был уехать. И не просто уехать — войска начали из города отводить. В результате перелом в Гражданской войне произошёл именно в Ново-Николаевске. Но он получился в обратную сторону.

Евгений Ларин: Через два дня после отъезда Колчака поднимает восстание 2-ой барабинский полк. Что это было за подразделение? Что их так встревожило и против кого было направлено их выступление?

Константин Голодяев: 2-ой барабинский полк был действующей воинской частью, которая была в боях и до этого. В Ново-Николаевске она получила большое подкрепление новобранцев. Полк размещался на территории военного городка. Командовал полком тогда молодой полковник Ивакин. Недавно были обнаружены его фотографии. Полковник Ивакин был эсером.

Без имени-1.jpg
Полковник Ивакин Аркадий Васильевич, 14 сентября 1919 г. Фото: zen.yandex.ru

Евгений Ларин: Чтобы было понятно, эсеры против большевиков?

Константин Голодяев: Эсеры долгое время были вместе с большевиками, они вместе делали революцию. Они расходились по интересам, но, тем не менее, находились в некоей коалиции, которая не была достаточно прочной. По некоторым данным, целью восстания барабинского полка было создание Комитета спасения Родины. Они увидели, что Колчак бросил город, войска ушли. Этот бунт был поднят как спасение города, но это был отчаянный шаг. Город нельзя было спасти силами двух полков — барабинского и ново-николаевского.

Евгений Ларин: Спасти город от кого?

Константин Голодяев: От красных.

Евгений Ларин: То есть это было восстание против красных, но не против Колчака?

Константин Голодяев: Это было восстание за отстранение от власти Колчака и сопротивление красным под знаменем Комитета спасения Родины.

Евгений Ларин: А почему они не выступили во время нахождения Колчака в городе? Они ещё на что-то надеялись?

Константин Голодяев: Нет. Это восстание тоже готовилось давно, но в присутствие здесь Колчака и его основных сил это сделать было бы невозможно просто физически, их бы сразу же задавили. И поскольку восстанием руководили эсеры, практически это была попытка эсеровского переворота внутри города. Хотя ячейки Комитета были и в Красноярске, и а Иркутске.

Вообще, у них почти получилось. Они захватили и телефон, и телеграф, и почту, и тюрьму, и комендантскую роту, и вокзал, оцепили штабной вагон 2-ой армии. Но они забыли отключить телефон в вагоне командарма Войцеховского.

Евгений Ларин: Вот так глупо облажались?

Константин Голодяев: Да! Город уже взяли, а телефон отключить забыли. Войцехоский позвонил полякам, они тут же пришли и всех разогнали.

Евгений Ларин: Что нам известно об Ивакине? Насколько велика в этом восстании роль его личности? Либо он был просто фигурой, которой руководили какие-то политические силы?

Фёдор Григорьев: Ивакин закончил свою Первую мировую войну капитаном. Он был героем. В тот момент ему по разным источникам было 25 или 26 лет. Он имел чин полковника, причём был боевым офицером. Ивакин прославился боями на Байкале. Когда его барабинский полк возвращался с Байкала, его встречал весь город. Там, где сейчас картинная галерея, в честь офицеров этого полка был устроен бал с музыкой. Там их чествовали. Это были национальные герои.

Естественно, они воевали с красными. Это к слову о том, какие настроения были в Ново-Николаевске. Почему они затеяли переворот, именно когда уехал Колчак? Дело в том, что Ивакин был назначен начальником гарнизона. До этого он был просто командиром своего полка. А когда заболел действующий начальник ново-николаевского гарнизона, Ивакин встал на его место.

Да, в то время здесь было довольно сильное эсеровское подполье. Сам Ивакин был монархистом до мозга костей. Убеждённым тоталитарным монархистом. Но вообще он был героической личностью. Представьте ситуацию: ему говорят, что надо спасать Родину. Ему 25 лет, он пацан.

Евгений Ларин: Всё-таки ему говорят?

Константин Голодяев: Да — говорит сильная эсеровская прослойка. Политцентр у эсеров был, вообще-то, в Иркутске, но они готовились к восстанию. Чем они отличались от большевиков? Они не хотели коммунизма. Они хотели нормального капитализма, но без царя. Здесь цели с большевиками у них разошлись.

То, что Ивакин был эсером, нигде не упоминается. Но он понимал, что надо что-то делать, он хотел спасти ситуацию. И пошёл на этот риск. Его главной задачей было арестовать Войцеховского. Я не понимаю, почему он его просто задержал. В том-то переворот и состоял: надо было сместить власть Колчака и сказать большевикам 5-ой Красной армии, которыми командовал Генрих Эйхе, двоюродный брат известного позже в Новосибирске Роберта Эйхе: «Мы против Колчака, мы — не Колчак».

Ивакин хотел вести переговоры от имени Республики! От имени суверенного государства. Автономная Сибирь — это чисто эсеровская идея. Они развивали традиции областничества. Только в этом и был смысл этого бунта. Сам по себе полк ничего не значил. В бунте не только барабинский полк участвовал, но и части ново-николаевского полка. Даже группы большевистских отрядов к ним присоединились.

Большевиков тогда было немного, их к тому времени уже разгромили, но они тоже присоединились. Все же боялись попасть на штыки красных. Это же страшно! Если бы они арестовали Войцеховского нормально, а не играли бы в демократию...

NET_3228_tn.JPG
Евгений Ларин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: А что они сделали?

Фёдор Григорьев: Они его просто заперли в его кабинете. Он спокойно позвонил в эту гигантскую дивизию поляков, которая здесь стояла. Ими командовал полковник Румша. И вот этот Румша пришёл и окружил всех. Всем пришлось сдаться.

Евгений Ларин: Вот так бесславно закончился этот мятеж?

Константин Голодяев: Часть барабинцев была убита в боях на улицах, часть офицеров и солдат поместили в ново-николаевскую тюрьму, которая была там, где сейчас стоит Речное училище на Мичурина, 4. Судьба самого полковника Ивакина под вопросом, потому что есть несколько разных предположений: или его убили при попытке к бегству, как пишут белые мемуаристы — генерал Сахаров, Думбадзе — или белогвардейские офицеры дали ему возможность застрелиться самому.

Евгений Ларин: Ему таким образом оказали особую честь?

Константин Голодяев: Да, он действительно был героем. По Ивакину сейчас обширный материал делает Игорь Ладыгин. У него своя точка зрения. Она, на мой взгляд, однозначная и не всегда правильная, но, тем не менее, он об Ивакине очень хорошо знает.

Барабинцев, после того, как их разгромили, посадили в тюрьму. Недавно открылся документ. У меня есть товарищ, ученик, который уже три года занимается Гражданской войной. Он сейчас учится в 10 классе, но он копает кучу документов. И вот он раскопал документ про барабинцев.

«... на следующую ночь пришёл офицер с командой и увёл нескольких политических. После они узнали, что это были восставшие барабинского полка».

Остальных, как написано в этом документе, покололи штыками, а уголовников отпустили. Барабинцев на момент «разгрузки» тюрьмы, там уже не было. Их, видимо, уже расстреляли за тюрьмой, в оврагах Каменки. И после того, как в город пришли красные, их тела и тела большевиков, которые были убиты в тюрьме, вместе захоронили в братской могиле на месте нынешнего Сквера павших в годы Гражданской войны.

Евгений Ларин: Так кто был в тюрьме, об очистке которой мы говорим?

Константин Голодяев: В тюрьме перед этой роковой ночью 9 декабря содержались арестованные мятежники-барабинцы, несколько десятков большевиков, которые были арестованы раньше, осенью, а также уголовники, спекулянты, которые были пойманы на рынке.

Евгений Ларин: То есть те, кому и нужно сидеть в тюрьме.

Константин Голодяев: В ночь «разгрузки» тюрьмы произошло предварительное разбирательство, кто есть кто. Списков не было. Документ свидетельствует, что ночью прибыл комендант города, им тогда был Сергей Платов, генерал-майор. Заключённых вызвали во двор, он с ними поговорил, и большевики добровольно, под руководством Василия Романова, сознались, что они большевики. Их видно было.

Романова все знали, он не мог не сознаться. За ним пошли идейные. И этих идейных увели в отдельную камеру, там их закололи анненковцы. А анненковцы — это страшные люди! Белые партизаны под командованием Анненкова, белые «эсэсовцы». Неправильное, конечно, сравнение. Очень условное. Они ходили в чёрной форме, их узнавали все.

Фёдор Григорьев: Белые радикалы!

Константин Голодяев: Они столько народу перерезали в сёлах! В Бердске сколько подпольщиков уничтожили! Анненковцы закололи большевиков, которых увели в отдельную камеру. Всех остальных, включая большевиков, которые не сознались, что они большевики, отпустили.

Вот что сказано в документе: «Многие политические товарищи поверили его [коменданта — прим. автора] льстительным словам, открылись ему по душам, благодаря чему тотчас же были отведены в отдельную камеру».

Это про Романова и его друзей. «Товарищи Воронов, Савельев, Романов». Другие же: «Сурков, Ипполитов, зная, что списков нет, назвались уголовными, благодаря чему в тот же день с уголовными вместе были отпущены». Так вот сложилось.

Евгений Ларин: Зачем их вообще потребовалось всех убивать? Ну и сидели бы в тюрьме!

Константин Голодяев: Это очень сложный моральный вопрос — зачем их потребовалось убивать. Это паника бегства. Но до взятия города было ещё четыре дня.

Фёдор Григорьев: У меня есть текст статьи Алексея Кретинина. Был такой журналист, царство ему небесное! Он первым, кстати, поднял эту тему — какие трупы лежат под этим памятником с рукой и факелом. Он исследовал эту проблему. И говорит, что когда пришли красные, они обнаружили 104 трупа, из которых опознали только 37. Все, остальные, как они решили, судя по военной одежде — барабинцы.

Но тут такая штука, что в то время не только барабинцы ходили в военной одежде. Полгорода было в военной одежде. Когда был поляками подавлен этот переворот, по данным Кретинина в тот же день было расстреляно 40 офицеров. Предполагается, что среди них и Ивакина расстреляли, но труп его не нашли. Тут неизвестно, что было.

Константин Голодяев: Всё-таки первый, кто написал об этих 104 заключённых и разделил их на красных и белых, на колчаковцев и барабинцев, был профессор Михаил Шиловский. Это было ещё до Алексея Кретинина, в 1993. Это тоже замечательная работа, с которой необходимо ознакомиться.

Фёдор Григорьев: Да, Алексей, скорее всего, на базе этой работы и писал. Но я имею в виду публичный текст.

34567.jpg
Фото: bsk.nios.ru

Евгений Ларин: Колчаковская армия уходила, бежала из города. На подступах была 5-я Красная армия. Белые не все ещё успели уйти. Красным пришлось давать бой при взятии города? С кем они дрались?

Константин Голодяев: Ново-Николаевская операция началась ещё в конце ноября. Началась она после падения Омска на границе нынешних Омской и Новосибирской областей. Бои были на далёких подступах к Ново-Николаевску — в Татарске, в Барабинске. Особенно ожесточённые бои были у станции Тебисской [Чановский район — прим. автора]. Там штыковые атаки красных и белых в обе стороны длились по пять-шесть часов. Был очень серьёзный бой.

Ближе к нам по нескольку часов бои продолжались в Дупленском, в Коченёве. 12 декабря красные уже вышли к Колывани и на юге. По некоторым данным, уже перешли Обь и вошли в Бурмистрово. Город уже был взят в клещи. По воспоминаниям Генриха Эйхе, который брал город, задача была взять Ново-Николаевск не 13 декабря, а 16-го. А они взяли на три дня раньше. Легко и свободно.

Евгений Ларин: То есть город не оборонялся?

Константин Голодяев: На подступах ещё оборонялись. Когда красные пошли к городу, город предательски сдали. Некому было оборонять, хотя в городе стояли два полка — 1-ый ново-николаевский и 2-й барабинский. Белые зачем-то взорвали железнодорожный мост через Обь. Не сам мост, а две фермы, которые идут от земляной насыпи к мосту. Они были подорваны и обрушены.

Но дорога была уже забита, Транссиб был непроходным, а они зачем-то взорвали мост. Задачей полковника Окунев, который руководил егерским полком, было защищать мост. Он дезертировал. Вместе с полком он пересёк Обь и сдался красным.

Евгений Ларин: Это уже не армия была!

Константин Голодяев: Это было уже просто предательство. Красные, конечно, не знали обо всём этом и сначала предприняли лжеманёвр. Поздно вечером 13 декабря они перешли Обь по льду в районе моста, переодевшись в белогвардейскую форму — полурота красных латышей под командованием Матусевича. Спокойно, как белогвардейское подразделение, подошли к вокзалу, разоружили часовых, захватили пушки, арестовали начальника станции. Нашлись какие-то подпольщики, которые вышли им помогать.

А основные силы уже утром 14 декабря переправились в районе Мочища через Кудряшовский бор и зашли в город с севера. На входе в город были небольшие стычки, кто-то отстреливался, но это уже было настолько несерьёзно, что они очень быстро пришли в центр города, а в городе в это время уже стояли красные.

Фёдор Григорьев: Пала историческая столица автономной республики. С неё всё началось и ею закончилось. Это был сильный психологический момент. Как показали дальнейшие события, за 10 суток вся Сибирь пала. Уже битв не было. После Ново-Николаевска никто ни с кем не дрался. Были мелкие малозаметные стычки. Фактически судьба Гражданской войны была предрешена, и это все понимали. Бросали, взрывали, уходили. Царило дезертирство. Белые психологически надломились, они уже не оказывали сопротивления.

Константин Голодяев: Необходимо сказать, какие трофеи получила Красная армия при взятии города. На имя Ленина и Троцкого нашим реввоенсоветом тут же была отправлена телеграмма: «Захвачена беспрерывная линия эшелонов по приблизительному подсчёту в количестве 20 000 вагонов, 300 паровозов, 50% гружёных всякого рода военным имуществом. Целиком схвачены авточасть с мастерскими, управление артиллерийскими мастерскими, целые эшелоны машинных частей, радиостанция с управлением, громадное количество огнеприпасов, исправный бронепоезд, 88 орудий. Количество пулемётов не поддаётся пока учёту, Уфимское отделение государственного банка и до 40 млн сибирских денежных знаков. Взят в плен целиком 1-ый ново-николаевский полк, 2-ой барабинский полк, офицеров свыше 500, между ними генералы, полковники и так далее. Плюс вся авиация и почти все автомобили».

Это была вся материальная часть армии Колчака, дальше у него оставались только люди. Люди, которые совершили героический ледяной поход и закончили свой путь в Иркутске. Наш город, действительно, стал «Сталинградом» Гражданской войны. Судьба белых после Ново-Николаевска была предрешена. А красным, войдя в город, даже бороться было не с кем.

Евгений Ларин: Кроме тифа!

Константин Голодяев: Вот! Это был главный враг, которого не смогли одолеть белые. Который, возможно, сгубил белое движение. И с которым успешно начали бороться красные.До апреля, до начала таяния снега, трупы были вывезены из города и сожжены в печах кирпичных заводов, захоронены вдоль железнодорожной линии, что вела на военный городок, вдоль Транссибирской магистрали. До сих пор там находят останки, ставят памятники. У меня есть воспоминания Стефании Лютек, она ехала по Транссибу:

«Я поднялась в свою комнату на второй этаж и снова заняла своё место около маленького окна. Взглянула на стоявший рядом поезд и сейчас же спрятала голову, чтобы не видеть той жуткой картины, которая представлялась моим глазам. На буферах, площадках вагона были сложены голые трупы один на другом, завязаны верёвкой, чтобы во время хода поезда не свалились. Трупы, застывшие в разных позах, со скрюченными пальцами, с головой, откинутой назад, со стеклянными бездушными глазами. Около поезда не ходили, а ползали солдаты, исхудавшие от тифа и голода. Их распалённый мозг не отдавал отчёта в том, что они делали. Ползали, ели снег, просили есть, а когда получали хлеб от пассажиров нашего поезда, жадно ели и, почти не жуя, проглатывали. Их, вероятно ждала такая же участь, как тех, которые были привязаны к буферам. И это колчаковская армия, о которой до сих пор писали, что она планомерно отступает! Отступает в мир иной, потусторонний, от большевиков бежит, пока хватает сил. Она умирает не на поле брани со штыком в руке, а от грязи, тифа и голода, хворает, мучается, а потом тела их бойцов бросают в большую яму, едва прикрытую снегом».

По данным историков, в Томской губернии за 1919 год с обеих сторон, красных и белых, убито в боях или карателями по 3000 человек с каждой стороны. Всего 6000. В то же самое время от тифа умерло от 80 до 100 тысяч человек. Какая Гражданская война! Это мор!

Евгений Ларин: Пожалуй, этот отрывок красноречиво всё сказал за нас, какие-то резюме делать уже не приходится.

Фёдор Григорьев: Мне кажется, завершать на тифе — это неправильно. Это не та история. Это не про тиф, не про Красный крест. Это история про великую драму, которая произошла. Мне кажется, главная фигура — это как раз полковник Аркадий Васильевич Ивакин. Это 25-летний офицер, который попытался повернуть историю. Да, белая армия ушла. Она всё бросила и ушла. Были причины. Но тот гарнизон, который остался, решил воспользоваться этим. И они решили вступить в переговоры с 5-ой Красной армией. Они хотели повернуть историю. Они хотели, чтобы Сибирь оставалась той, к которой они привыкли, которую они любят. Это момент, полный драматизма. Я бы фигуру Ивакина увековечил. Виктор Гюго отдыхает. Такая история — надо роман писать. Надо и улицу называть его именем, и памятник ему ставить, потому что это был на самом деле великий подвиг.

Константин Голодяев: Они реально хотели спасти Родину.

Главные новости из жизни нашего города — подписывайтесь на нашу группу в Одноклассниках.

Что происходит

Семь шагов к труду и обороне: как сдать нормативы ГТО в Новосибирске

Популярная маршрутка до Академгородка возобновляет работу

Здание детсада переоборудовали под начальную школу в Новосибирске

Балет Монте-Карло станцевал новосибирцам «Укрощение строптивой»

Производство тканевых масок наладили в Новосибирской области

«Рвал зубы солдатам в лесу»: хирург Евгений Благитко отметил 80-летие

На проезжие части Новосибирска высыпали почти 600 тонн горной крошки

Сезон зимней гимнастики в Новосибирске закроют 26 февраля

Бойцы «Снежного десанта» очистили от снега почти 800 дворов

В Новосибирске выбрали подрядчиков для ремонта Бердского шоссе

Ещё одну снегоплавильную станцию запустили из-за режима ЧС в Новосибирске

Показать ещё