Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: работа городского совета и наказы избирателей

Итоги политического сезона в совете депутатов Новосибирска подвели на радио «Городская волна» (101.4 FM). Какие важные решения удалось принять? Как поддерживают малый и средний бизнес в условиях пандемии? С какими проблемами к депутатам обращаются избиратели? Сколько нужно денег в бюджете, чтобы полностью решить все вопросы? Об этом и многом другом 1 июля в прямом эфире передачи «Вечерний разговор» рассказали гости — заместители председателя горсовета Антон Тыртышный и Николай Тямин.

Глеб Черепанов
Глеб Черепанов
08:33, 05 июля 2021

Глеб Черепанов: Добрый вечер, уважаемые новосибирцы! Дорогие радиослушатели, это программа «Вечерний разговор», и сегодня [1 июля] итоги политического сезона городского совета Новосибирска мы подводим с заместителями председателя Антоном Григорьевичем Тыртышным и Николаем Андреевичем Тяминым. Добрый вечер!

Антон Тыртышный: Добрый вечер вам!

Николай Тямин: Здравствуйте!

Глеб Черепанов: Дорогие депутаты, вы завершаете первый сезон, потому что у нас седьмой созыв горсовета, избрались новые депутаты, состав значительно обновился. Как вы оцениваете атмосферу и обстановку в совете депутатов? Николай Андреевич, что думаете?

Николай Тямин: Мне понравилось ваше вступление: «Дорогие депутаты». Но это так, маленькая ремарка. Мы приглашены сегодня исключительно для того, чтобы поговорить на политическую тему — о работе городского совета.

Я был депутатом уже пяти созывов. И по своему опыту могу сказать, что городской совет — не место для политических дебатов. Это моё глубокое убеждение. Горсовет должен заниматься обеспечением нормальной жизни горожан.

Как вы правильно заметили, новый состав достаточно сильно изменился по сравнению с предыдущим. В городской совет вошли новые, энергичные и не ангажированные никакими структурами люди.

Да, ситуация в городском совете сегодня непростая, но, как бы там ни было, мы год прожили, притирка прошла. Кто-то соглашается с общим мнением, кто-то — нет, но на месте мы не стоим. Процесс идёт, бюджет принимается. Мы находим понимание по одной простой причине: и мы, и они должны помнить, что мы избраны для того, чтобы улучшать жизнь горожан.

_MG_9358_tn.JPG
Николай Тямин. Фото: Евгений Аникеев, nsknews.info

Глеб Черепанов: Спасибо, Николай Андреевич. Антон Григорьевич, какова ваша оценка этого политического года? Что скажете о новом составе горсовета Новосибирска?

Антон Тыртышный: Я бы не во всём бы согласился с Николаем Андреевичем. На самом деле мы видим, что в обществе есть запрос на желание поговорить о политике. И есть потребность послушать то, что депутаты говорят о политике, потому что в госдуме у нас политики нет, в заксобрании тоже, скажем так, её нет. Поэтому где-то это должно выплёскиваться.

Конечно, хозяйственные вопросы должны быть на первом месте. Если мы просто возьмём вчерашнюю повестку сессии горсовета, то из 20 пунктиков политические пункты при всём желании будет найти трудно.

Вот правила землепользования и застройки — вопрос хозяйственный или политический? Безусловно, из него можно сделать политический вопрос, хотя он скорее хозяйственный.

В повестке дня также был план реализации наказов — очень важный вопрос, но тоже скорее хозяйственный, так как к нему относятся такие пункты: какую яму отремонтировать, какую трубу проложить, где снять или поставить ограждение. То есть это вопросы, касающиеся жизнедеятельности города.

Если возьмём бюджет, то где там у нас политика? Муниципалитет занят школами, дорогами, детскими садами. Задача депутата — представлять интересы избирателей. Главная задача — работать так, чтобы нравиться людям, ведь они за него потом голосуют. Этим, кстати, депутат отличается от чиновника.

Задача чиновника — выполнить свою работу в рамках должностных инструкций, не попасть под санкцию прокурора, не получить по голове от начальства. Мы видим, что если люди хотят видеть политику, то она, безусловно, будет в городском совете, как бы мы ни считали это правильным или неправильным.

Это касается не только депутатов от ультраоппозиционного крыла, но и депутатов нашей фракции КПРФ, которую я представляю, и депутатов фракции «Единая Россия». Таков общественный запрос, и мы вынуждены этому соответствовать.

Глеб Черепанов: Вот вы сказали, Антон Григорьевич, что в госдуме и заксобрании политики нет, а в горсовете есть. При этом совет депутатов — это самый нижний, муниципальный, уровень, где невозможно принять никаких законов, невозможно принять что-либо в генеральном плане на линию страны или области. Я не очень понял, как хозяйственные вопросы уживаются с политикой. Можете расшифровать свой предыдущий ответ?

Антон Тыртышный: Из любого хозяйственного вопроса можно сделать вопрос политический. Что вообще люди имеют в виду, когда говорят слово «политика»? Они имеют в виду борьбу партий, чтобы было по-настоящему и табуреткой по голове. Но нам, к счастью, делить нечего, вот чтобы прям до такого дошло. 

Даже когда мы обсуждаем план реализации наказов, то ищем баланс между партиями, фракциями, отдельными депутатами. Мы же понимаем, что люди не виноваты, если голосуют за депутатов определённой партии. Все же хотят, чтобы там, где ты проживаешь, был порядок.

Есть один коллега по горсовету, который говорит, что его притесняют и не дают приёмную, хотя ему этих приёмных уже семь штук предложили, но он отказывается. Вроде хозяйственный вопрос, но из него можно сделать политический: сказать, что оппозицию притесняет какая-то нехорошая мэрия, а мы вот такие белые и пушистые.

_MG_9374_tn.JPG
Антон Тыртышный и Николай Тямин. Фото: Евгений Аникеев, nsknews.info

Глеб Черепанов: Николай Андреевич, согласитесь?

Николай Тямин: Не соглашусь. Я, наверное, депутат старорежимный. По поводу политики. Раньше была только одна партия, однако же в совете РСФСР была определённая разрядка: сколько там рабочих, сколько должно быть руководителей, сколько должно быть директоров совхозов, сколько должно быть доярок и так далее. Я вам скажу, что некая ностальгия по этому поводу есть, потому что избраться депутатом достаточно дорогое удовольствие. И кто бы мне что ни говорил, лично я прошёл пять созывов и знаю, что это такое.

Второй момент — это то, что люди голосуют не за написанные буквы и то, какой партии ты принадлежишь, а голосуют за физическое лицо и за то, что конкретно представляет из себя этот человек, какой у него багаж за спиной.

Я хорошо помню свои первые выборы. Я выдвигался как самовыдвиженец. У меня на округе было не то 13, не то 18 человек-соперников. Все они были с разных партий и все говорили о том, что только они способны изменить ситуацию в Новосибирске, но избиратели почему-то выбрали меня, хотя я не был членом партии и сегодня им тоже не являюсь.

Думаю, что жители выбирают депутата, судя по его делам и позиции по тем или иным вопросам. Антон Григорьевич имеет право на своё мнение, а я на своё. Я считаю, что место для политики — это государственная дума. Пусть они там выясняют отношения по вопросу о том, как двигаться стране, в каком направлении. Это моё убеждение, и я думаю, что мне уже поздно его менять.

Глеб Черепанов: Спасибо, Николай Андреевич.

Как строятся отношения внутри совета депутатов с избирателями? И как должны строиться идеальные отношения с депутатами и муниципальной властью, исполнительной? Между мэрией и депутатами?

Николай Тямин: Главное, не терять человеческое лицо, искать компромиссные решения. Если мне нужно решить какой-то вопрос, я стараюсь не доводить его до сессии, а, прежде всего, изучить точку зрения своих коллег и чиновников мэрии разного уровня.

Если я нахожу взаимопонимание, компромиссное решение, то развитие событий одно. Если я не нахожу понимания, то я обостряю ситуацию и привлекаю внимание к вопросу не только чиновников мэрии Новосибирска, но в том числе субъектов федерации.

Глеб Черепанов: Уважаемые депутаты, вы знаете о том, что у нас сейчас тяжёлые времена. Коронавирусная инфекция опять набирает обороты. Многие говорят о третьей волне. Статистика показывает, что число заболевших растёт. Я задам вопрос личного характера. Поставили ли вы прививку? И как вы относитесь к вакцинации? Про себя, уж коль скоро я завёл эту тему, отвечу, что я вакцинировался в марте «Спутником-V». Николай Андреевич?

Николай Тямин: Да, это личное. Понимаю, что избиратели обращают внимание на депутатов. В октябре я сам попал в очень тяжёлую и сложную ситуацию, с 65% поражения. Полтора месяца пролежал в госпитале. Увидел и почувствовал на себе, что это такое, как с этим бороться и какой подвиг совершают наши доктора. Я это говорю без преувеличения.

После того, как со мной было всё завершено, я сдал анализы на антитела, сейчас сдаю их ежемесячно. Результаты у меня достаточно высокие, но несмотря на это, спустя 8 месяцев я принял решение, завтра в 12:30 в своей родной по месту жительства поликлинике №24 я буду ставить прививку.

Глеб Черепанов: Спасибо, Николай Андреевич. Антон Григорьевич?

Антон Тыртышный: Я пока ещё не успел, но планирую это сделать в течение недели.

Глеб Черепанов: Спасибо за ответ. У нас есть дозвонившийся. Добрый вечер! Представьтесь, пожалуйста.

Слушатель: Меня зовут Анатолий. Вот вывоз мусора идёт. Мы платим деньги. Потом оказывается, что и на зарплату денег нет, и на вывоз мусора нет денег. Деньги, вроде как, отправляются в Москву, а потом возвращаются сюда, но уже не в том количестве. Как сделать так, чтобы деньги оставались в регионе? Тогда денег будет хватать. И вопрос: почему именно через Москву?

Глеб Черепанов: Анатолий, спасибо. Ваш вопрос понятен. Думаю, депутаты с удовольствием на него ответят. Тем более, что вчера на сессии совет депутатов города принял обращение губернатора.

Николай Тямин: Это как раз отсутствие правильной информации рождает недоразумение. Про Москву не знаю. Впервые слышу, что денежные средства, которые собирают за вывоз мусора, уходят в Москву. Есть реальная проблема, и вчера мы были вынуждены от сессии сделать обращение на губернатора.

Наше муниципальное предприятие, которое занимается вывозом твёрдых бытовых отходов, складированием, как раз лежит на боку, потому что «Экология-Новосибирск» не рассчитывается. Там есть большие задолженности непосредственно по выполненным работам, по выплате зарплаты, но это внутренние проблемы, это никак не Москва.

Вчера от сессии горсовета ушло обращение. Был комментарий нашего председателя Дмитрия Асанцева и председателя комиссии Игоря Кудина как раз о том, что мы уже бьём в набат. Наше муниципальное предприятие, которое хорошо работало и продолжает работать, оно «благодаря» политике «Экологии-Новосибирск» лежит на боку. Все мы, независимо от политических предпочтений, озабочены этим вопросом. Естественно, давать своё предприятие в обиду мы не собираемся.

_MG_9389_tn.JPG
Николай Тямин и Глеб Черепанов. Фото: Евгений Аникеев, nsknews.info

Глеб Черепанов: Антон Григорьевич, добавите?

Антон Тыртышный: С моей точки зрения нельзя сказать, что это проблема городская или областная. Это проблема системная. У нас провернули мусорную реформу, создали региональных операторов, которые на региональном рынке являются монополистами. Они у нас по городу выполняют свои обязательства некачественно, а по сельским районам вообще через пень-колоду.

Кстати, изначально, когда вся система внедрялась, повышение тарифа объяснялось тем, что мы должны перестать загаживать наши леса, начать вывоз мусора повсюду, из отдалённых районов, строить мусорные полигоны, мусоросортировочные комплексы. По сути, ничего этого нет. Я считаю, что это системная проблема. Вся мусорная реформа нам выходит боком.

Есть сложности с регулированием тарифа, я не буду в это углубляться, но тариф остаётся довольно высоким. Они делают, что хотят, могут различные подрядные организации задушить, перестав платить деньги и сославшись на то, что население нам чего-то не доплачивает. Хотя в Новосибирске тяжело не платить за вывоз мусора. Собираемость неплохая. Почему-то управляющие компании, у которых были сложности с подрядчиками, не уничтожали их, несмотря на все сложности. Не было такой проблемы. А монополист-регоператор выбрал жертвой муниципальное предприятие и старается его задушить. Мы предполагаем, что это недобросовестная конкуренция.

Наша сессия обратилась к губернатору, чтобы тот повлиял на регионального оператора, и он рассчитался с нашим муниципальным предприятием «Спецавтохозяйство». Моё мнение, что если никаких заметных подвижек не произойдёт, то мы будем обращаться к губернатору с предложением о расторжении договора с региональным оператором. Если они работать не умеют, то куда это годится? Очень много нареканий.

Николай Тямин: Маленькая ремарка. Мало кто знает, вывоз мусора в летний период времени должен осуществляться ежедневно. Не два раза в неделю, а ежедневно. Так что мы имеем основание для расторжения контракта, если эти обязательства не выполняются.

Глеб Черепанов: Я добавлю от себя, уважаемые радиослушатели, что наша муниципальная организация МУП «САХ», которая вывозит мусор в ряде районов Новосибирска, там, где у них с «Экологией-Новосибирск» есть контракт, в своё время, около 2,5 года назад, подхватила упавший флаг — в городе был мусорный коллапс, но только муниципальное предприятие, которое крепко стоит на ногах, по сути бесплатно, за свой счёт прикрывало регионального оператора, вывозя мусор и сохраняя город в относительно стабильной экологической обстановке.

Антон Тыртышный: Только сейчас предприятие находится в таком состоянии, что у него даже счета заблокированы. Я вообще не представляю, как при этом можно работать: как рассчитываться за бензин, запчасти, как выплачивать людям зарплату. Та ситуация, в которую нас вогнал своей политикой региональный оператор, практически катастрофическая.

Глеб Черепанов: Спасибо большое, Антон Григорьевич. Следующее, что мы будем обсуждать: вчера на сессии горсовета обсудили тему наказов избирателей. К моему глубочайшему удивлению и несказанному недоумению, в горсовете нашлись несколько депутатов, которые высказались против системы наказов.

На самом-то деле, наказы помогают нам, простым новосибирцам, влиять на то, будет ли отремонтирована та или иная дорога, будет ли поставлен детский городок, будут ли решены те проблемы, с которыми мы сталкиваемся ежедневно. В прошлом созыве Антон Григорьевич Тыртышный возглавлял профильную комиссию, хорошо разбирается в этом вопросе. Впрочем, как и Николай Тямин.

Стоит ли отказываться от института наказов, если денег недостаточно и все наказы можно не выполнить? Как вы это оцениваете, Антон Григорьевич?

Антон Тыртышный: Я так понимаю, что в данном случае мы говорим о некоторых депутатах от коалиции. Почему-то эти же самые депутаты не отказались от тех возможностей, которые им даёт та же самая система наказов. Они боролись за каждый свой наказ по комиссии наказов; писали о том, чтобы не исключали их предложения из плана реализации наказов.

Здесь мы видим какую-то шизофрению: два мнения в одной голове. Одной рукой я себе нагребаю эти наказы, понимая, что это моя репутация на следующие пять лет. С другой стороны, начинаю разглагольствовать о том, что система порочная. Хотя система, на самом деле, правильная, она позволяет нам решать многие вопросы.

Несмотря на то, что мы приняли план реализации наказов только вчера, уже сейчас и даже несколько месяцев идут активные работы по благоустройству.

Мэрия понимала, что эти мероприятия будут в плане реализации наказов, она понимала заранее, что их примут и уже начала проводить работу. Чиновники реально понимают, насколько это важно и для депутатов, и для людей. Активисты, которые следят за этим, потом звонят и спрашивают — где их наказы?

Николай Тямин: Они не просто следят, они грушу трясут.

Антон Тыртышный: Конечно, потому что это реальный механизм, который позволяет привлекать средства для округа. Я буквально два часа назад приехал с той территории, где сейчас идёт благоустройство: сквер Лунинцев, который стоит в наказе ещё прошлого созыва. Я потратил много времени и усилий, чтобы внести эту территорию в перечень городских пространств, чтобы затем департамент запланировал соответствующий ремонт, и сейчас там вовсю ведутся работы.

Также ремонтируются придомовые территории — это всё есть в наказах, и люди следят за этим. Говорить, что механизм наказов какой-то не такой — да, любой механизм не совершенен, но зато мы видим реальные результаты.

_MG_9368_tn.JPG
Антон Тыртышный, Николай Тямин и Глеб Черепанов. Фото: Евгений Аникеев, nsknews.info

Глеб Черепанов: Николай Андреевич, а вот как вы оцениваете, есть ли может какой-то рост интереса новосибирцев к институту наказов? С вашей точки зрения, это рабочий инструмент?

Николай Тямин: Да, для меня люди, которые выступают против принятия наказов — это люди, которые не имеют ничего общего с избирателями. Перейду от общего к частному.

В прошлом году депутатам горсовета было дано 4700 наказов. Если по утверждению наших коллег всё так плохо с наказами, то тогда почему в этом созыве, который уже практически прошёл, новосибирцы дали 14 200 наказов? Увеличение в три раза.

Ещё один пример, чтобы было понятно. В прошлом созыве депутатам были даны наказы капитального характера — 289, а в этом году уже 1200. Это не придуманные мной цифры, это цифры с комиссии по наказам уже нынешнего созыва.

Люди хотят жить в комфортных условиях. Они хотят, чтобы их дети ходили в детский сад через дорогу от дома, чтобы они учились в школе у себя на квартале, чтобы решалась проблема наполняемости школ. Наши школы уже работают в три смены, нам нужно в год сдавать по 5-6 школ и по 10-15 садиков. Вдумайтесь. Городской бюджет физически это не потянет. Поэтому, безусловно, на исполнение наказов нужно привлекать средства. Школы и сады в приоритете, внутриквартальное благоустройство тоже. Люди хотят комфорта в месте проживания. Для них это важно.

Антон Григорьевич сегодня был у себя на округе. Мы с ним не сговаривались, но я тоже посетил свой округ. Я был сегодня на территории школы №15. Избиратели Станиславского жилмассива ждали реконструкцию стадиона, который был превращён в место выгула для собак. Территорию, которую пытались захватить строители, мы отбили через прокуратуру и суды.

Сегодня там проводятся работы, что приводит к шуму. Я получаю кучу гневных обращений о том, что мы отдали землю под застройку. И что же это такое? Люди уже просто не верят, что этот наказ будет исполнен. Я уже был вынужден в соцсетях сказать открытым текстом, что директор школы или застройщик могут показать проект стадиона с резиновым покрытием, беговыми дорожками. Это будет уникальное сооружение для жителей Станиславского жилмассива.

Люди ждали исполнения этого наказа более пяти лет, и мы всё-таки пришли к его исполнению. Что касается нехватки денег — да, их действительно не хватает.

Вчера один наш коллега сказал очень хорошую вещь: и мы, и избиратели понимаем, что все наказы не будут выполнены, потому что на исполнение всех наказов нужно 17 млрд рублей. Городской бюджет не может направить столько средств на исполнение наказов. Но ситуация лишний раз доказывает, что у людей есть запрос на улучшение жизни и привлечение внимания к тем проблемам, которые существуют на микрорайонах. Путём наказов это решаемо.

Мы сейчас решаем вопрос о том, как обозначить приоритеты. Разделили наказы капитального характера (школы, детские сады) и внутриквартальное благоустройство (спиливание деревьев, площадки для выгула собак).

Глеб Черепанов: Спасибо, Николай Андреевич. Я напоминаю, что мы работаем в прямом эфире, у нас есть дозвонившийся радиослушатель. Добрый вечер, вы в эфире.

Слушатель: Я Чернышова Юлия Ивановна. Я всё болею за своих ребятишек. У нас их стало больше, чем надо. Детскую площадку по наказу должны были сделать ещё в 2019-м году, затем обещали в 2020-м, но с места ничего не двигается. И дорога от поликлиники. Дочь уже там пробивала колесо. Это не дело.

Николай Тямин: Это мой избиратель и совершенно неравнодушный человек Станиславского жилмассива. Я всегда, встречаясь с ней, говорю: «Спасибо, Юлия Ивановна, за то, что не даёте депутатам дремать».

Когда стоял вопрос о том, куда вложить средства: в реконструкцию спортивного стадиона или детскую площадку для одного дома, выбор пал на первый вариант, потому что стадионом и всеми благами, которые там будут, воспользуются все жители Станиславского жилмассива — это более 20 000 человек.

Пользуясь случаем, я хочу принести извинения Юлии Ивановне за то, что не исполнил её наказ. Но думаю, что Юлия Ивановна как человек старой закалки понимает, что детей действительно очень много и нужно их организовывать, чтобы они были не в подъездах, подвалах и подворотнях, а выплёскивали свою энергию на спортивных объектах.

_MG_9343_tn.JPG
Глеб Черепанов. Фото: Евгений Аникеев, nsknews.info

Глеб Черепанов: Спасибо большое, Николай Андреевич. К сожалению, не все наказы могут быть исполнены из-за недостатка бюджетного финансирования. Антон Григорьевич, вам слово по этой теме.

Антон Тыртышный: На самом деле, 14 000 наказов, которые вошли у нас в план наказов, — это перечень болевых мест по всему городу. По сути, это план работы и понимание того, что, как и где нужно сделать в городе.

Мы часто говорим, что у нас город молодой, что ему всего 128 лет. В городах Европы люди занимаются благоустройством уже сотни лет. У нас меньше опыта, но сделать нужно многое. Бюджета, конечно, с ходу не хватит.

Даже вчера на сессии было два вопроса по бюджету: отчёт по 2020-му году и внесение изменений на 2021-2023 гг. Я вот своё мнение сказал: если нам нужны нормальные дороги, то необходимо ещё 1,5 млрд рублей.

Если мы возьмём бюджет Красноярска, например, он получает 2 млрд рублей с налога на прибыль, если мы возьмём пример с Горно-Алтайска, то они получают прибыль с налога на имущество юридических лиц и предприятий, если возьмём Томск, то там 50% прибыли получают с транспортного налога.

Мне кажется, что в этом направлении нужно подумать. На сессии я публично обратился с этим вопросом к депутатам заксобрания. От этого зависит то, какие у нас будут дороги. Деньги прибиты к определённым статьям расхода, их никуда не переместишь. Возможность манёвра очень маленькая, и в этом наша проблема.

Глеб Черепанов: То есть дискуссии проходят не только внутри совета депутатов Новосибирска, но есть некие попытки договориться с депутатами вышестоящих должностей.

Николай Тямин: Справедливости ради нужно сказать, что депутаты Заксобрания обращают внимание на проблему исполнения наказов. Там тоже создана комиссия. И депутаты, и губернатор говорят, что уделяют этому направлению приличное внимание, но также ссылаются на нехватку денежных средств в бюджете Новосибирска.

Глеб Черепанов: Ни для кого не секрет, что вот уже более года мы живём в сложной ситуации. Коронавирусная инфекция оказывает влияние не только на здоровье наших горожан, но также негативно сказывается на экономической жизни всего мира. И конкретно Новосибирск тоже не исключение.

Как вы оцениваете потери бюджета Новосибирска от коронавирусной инфекции? Какие меры предприняты горсоветом, мэрией Новосибирска для того, чтобы помочь предпринимателям, малому и среднему бизнесу, который пострадал от коронавирусной инфекции?

Антон Тыртышный: Есть меры поддержки, которые диктуются с федерального уровня власти. Начнём с того, что у кого истекали договоры аренды — им просто их продлили на год. Были отсрочки по платежам и ещё много чего.

Скажем прямо, это не сильно спасает ситуацию, потому что, если люди сидят, не ходят по магазинам, то сфера услуг у нас проседает. Когда был локдаун, для некоторых отраслей это обернулось катастрофой. Люди, которые были заняты в сфере услуг, остались без дохода, а учитывая, что там занятость может быть чёрная, то что оставалось делать? Мы увидели всплеск заявлений о постановке на учёт в службу занятости и тому подобное. Для экономики 2020-й год был большим стрессом.

Тем не менее, надо сказать честно, что финансовый блок мэрии, который занимается доходами и расходами бюджета, сумел свести бюджет, хотя было весьма нелегко, потому что часто люди оказывались на больничном, работать было некому. Мы не увидели катастрофических просадок. Вода работает, тепло, электричество есть, службы обеспечения работают.

Николай Тямин: У города не такие большие возможности, чтобы оказать посильную помощь предпринимателям. Город предпринимал максимум усилий, чтобы смягчить удар первой волны коронавируса. Хочу сказать, что сегодня предприниматели уже адаптировались. Мы точно могли построить две школы на те средства, что ушли на нужды с борьбой от коронавирусной инфекции.

Глеб Черепанов: А как вы оцениваете бюджет 2021 года? Он продолжит нести потери от коронавирусной инфекции?

Николай Тямин: Безусловно, он будет нести потери. Сейчас ведутся переговоры о том, что нужно находить точки соприкосновения и помогать Новосибирску в решении необходимых задач.

Сегодня мы вступили в строительство новых школ и садов за федеральные деньги, но эти школы потом нужно будет содержать, платить зарплату — клубок внутренних и городских проблем поможет отложить какие-то политические распри. Думаю, мы найдём общий язык с законодательным собранием, чтобы не допустить тех провалов, которые были в начале пандемии.

Глеб Черепанов: Я хотел бы от более общих тем перейти к совсем частной, но, на мой взгляд, достаточно важной. Хотелось бы, чтобы вы составили небольшой список или рейтинг вопросов, с которыми к вам чаще всего обращаются избиратели. Удаётся ли их решать? Антон Григорьевич, давайте начнём с вас.

Антон Тыртышный: За годы существования муниципального уровня власти люди поняли, с чем нужно идти к нам, а с чем — к депутатам госдумы или заксобрания. Мы контактируем с устоявшимся кругом активистов, которым мы объясняем, что делаем всё, что можем в рамках своих возможностей. В основном, это вопросы благоустройства, ремонты, проблемы работы школ и детсадов.

Раньше к нам обращались по вопросам больниц и поликлиник, но сейчас люди понимают, что это областной уровень. Даже если открыть план реализации наказов, можно заметить, что он состоит почти из тех же вопросов.

Глеб Черепанов: Спасибо большое. Николай Андреевич, добавите?

Николай Тямин: Да, так как я четверть века проработал в органах соцзащиты, мои избиратели привыкли, что основная часть идёт на оказание помощи по дорогостоящему лечению. Люди идут с проблемами здоровья, поэтому у меня на округе практически ничего не меняется. Приоритеты остаются почти теми же самыми.

Люди также приходят с проблемами садика, школ, дворов, спиливания деревьев. Сейчас ещё воюют за погреба. Но больше всего люди идут сейчас по проблемам частного сектора. Жители частного сектора хотят жить так же, как избиратели из многоквартирных домов. Это одна из больших проблем в Новосибирске.

Глеб Черепанов: Николай Андреевич, спасибо! К сожалению, время нашего эфира подошло к концу. Спасибо, Антон Григорьевич! Разговор получился интересным. Мы прощаемся до следующей недели.

Видео: nsknews.info

Что происходит

Показать ещё