Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Поющие ступени мастера Адаменко

С Сергеем Адаменко мы мельком познакомились на одном из фестивалей этнических культур «Живая вода», который в тот год проходил в деревне Большой Оёш близ Колывани. Потом виделись на таком же фестивале уже на Бердском заливе. Сергей — завсегдатай таких опен-эйров. И найти его там достаточно просто. Точнее, невозможно пройти мимо его столика, который вообще-то не совсем вписывается в торговые ряды фестивальных площадок.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
16:50, 13 Июля 2020

Между лотками с пошлой суверниркой в виде магнитиков, светящихся браслетов и прочей чепухи справа, прохладительными напитками слева и шашлыками «через дорогу» у Сергея — практически выставочный стенд. Только экспонаты можно при желании купить. Здесь гусли, гудки, калюки, трещотки и ещё что-то, не помню. Сергей Адаменко — мастер исторических и этнических музыкальных инструментов.

NET_2110.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Надежды на фестивальное лето 2020 года, наверное, уже окончательно убила пандемия. И мы приехали в гости к Сергею в его родное Ордынское, где он самоизолировался в родительском доме и продолжает делать инструменты. Мастерская в городской квартире у Сергея на лоджии. А в Ордынке у него довольно просторная столярка, где можно позволить себе любые шумные работы с деревом. Здесь можно пилить, строгать, долбить, не опасаясь, что в ответ кто-то постучит по батарее.

Сейчас мастер делает очередные гусли, выдалбливает инструмент из подходящей доски — он знает, какой. Впрочем, Сергей не держит в секрете, что это за доска. Это проступь — такие доски используют для строительства лестниц. Но эта доска уже не станет ступенькой: она будет петь.

NET_1753.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info


Ученик

Основное место работы Сергея Адаменко — ансамбль ранней музыки Insula Magica, известный коллектив Новосибирской филармонии, где он играет уже на протяжении десяти лет — на гитарах, лютне и гуслях. Ещё Сергей преподаёт в Новосибирском музыкальном колледже. А в свободное от работы время — мастерит гусли, лиры, лировидные гусли и колёсные лиры, гудки и многое другое. Разумеется, это пришло не сразу.

— Сергей, с чего всё началось, когда и как вы смастерили свой первый инструмент? Что это было?

— В сельских школах уроки труда обычно заканчивались в 9-м классе, с 10-го начиналось автодело. Учишь матчасть и вождение, а в 18 лет тебе выдают права категории С, и можешь водить грузовик.

NET_1432.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

После того как мы закончили 9-й класс, нашу школу начали ремонтировать и делали это весь следующий учебный год. Весь наш 10-й класс мы скитались по разным школам, но на автодело ходили. А когда нашу школу отремонтировали, выяснилось, что обучаться автоделу там просто негде, и нам в 11-м классе вернули уроки труда.

Это был 2003 год, ЕГЭ ещё сдавали только в виде эксперимента. Мы сдавали обычные выпускные экзамены по обязательным предметам — по математике и русскому языку — и по предметам на выбор. Я выбрал историю и труды. Так можно было! Для сдачи экзамена по трудам я сделал кастаньеты, погремушки на палочке — такие, какие видел в книжке. Это была практическая часть экзамена. Это, наверное, и был первый музыкальный шумовой инструмент, который я сделал.

— Это и было первое осознанное желание самому сделать что-то звучащее?

— Момента, когда оно появилось, я не помню, но это произошло раньше. Помню, что мне всегда нравилось работать с деревом: строгать, выпиливать. В школе на уроке труда я как-то выточил хорошие деревянные толкушки и подарил их бабушке. Они до сих пор где-то хранятся. Позже я сделал круглый стул для гитариста, изображение которого увидел в каталоге гитарных струн.

Однажды преподаватель музыкальной школы дал мне книжку о музыкальных инструментах. Там вкратце были описаны духовые, струнные и другие инструменты, в том числе там была свирель или блокфлейта. И я помню, как сидел в подвале возле печки и пытался сделать эту свистульку, которую увидел на картинке.

Я не имел ни малейшего представления о том, как сделать этот свисток. Но очень хотел. Естественно, у меня ничего не получилось. Это я сейчас знаю, как его сделать, знаю, из каких элементов он состоит, в какой очерёдности их изготавливать и что куда вставлять. А тогда я просто пытался из куска дерева сделать всё сразу.

— А пойти учиться в музыкальную школу было вашим собственным желанием, или вас туда определили, как это часто делают родители просто для того, чтобы их дети были чем-то заняты?

— В школе я перепробовал, наверное, все спортивные секции, но нигде долго не задерживался. В архитектурном кружке клеил макеты, даже пару раз заглядывал в радиотехнический кружок.

Однажды летом, во время каникул после шестого класса, к дедушке с бабушкой в Ордынку приехала моя двоюродная сестра из Иркутской области, освоила несколько песен на гитаре и заразила этим всю нашу округу. Все соседские пацаны начали учиться играть на гитаре.

NET_1670.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Несколько аккордов я за лето освоил. Надо было двигаться дальше, и я пошёл в музыкальную школу. Причём взяли меня не сразу — набор закончился, не было мест. В итоге меня всё-таки взяли, и я отучился там шесть лет. Параллельно занимался в ансамбле песни и пляски «Сибирские зори», в эстрадно-духовом оркестре. Осваивал родственные инструменты, играл на домре, на электрогитаре и пел. Участвовал в городских конкурсах, играл на концертах, даже попадал на страницы местных газет. Старался проявить себя, привлечь внимание преподавателей.

Мне нравилось заниматься музыкой, и в восьмом классе школы я впервые обмолвился, что хочу поступать в консерваторию. 

Но следующим шагом стал колледж культуры и искусств. Туда я пришёл уже после 11-го класса — с аттестатом о среднем общем образовании — дальше учиться играть на классической гитаре.


Дирижёр

— Когда в вашей жизни появились другие музыкальные инструменты?

— Сначала в моей жизни появилось дирижирование. Этот предмет мне понравился ещё в колледже. Я возомнил, что стану дирижёром, и параллельно стал заниматься дирижированием.

— Мне всегда кажется, что дирижёр просто переживает за игру музыкантов. Чем на самом деле он занимается, в чём его задача? И чем привлекло вас дирижирование?

— Это сложное искусство, ему посвящено немало книг. Есть язык жестов, которым дирижёр непосредственно руководит исполнением. Эмоции дирижёра предвосхищают то, что должно прозвучать. Это не рефлексия после того, как музыканты что-то сыграли, а наоборот.

Бывают очень сложные музыкальные полотна, при исполнении которых без дирижёра вообще никуда. У музыкантов есть ноты, они умеют считать, у них есть чувство ритма, но всё равно должен быть лидер. Был период, когда от дирижёра пытались отказаться, но довольно быстро осознали, что всё же нужен лидер, который берёт на себя ответственность за исполнение и руководит им.

NET_1557.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Я долго стремился к тому, чтобы стать дирижёром. Занимался дирижированием и в консерватории, куда поступил, закончив колледж культуры и искусств. Но потом постепенно пришло осознание того, что дирижёром можно стать, лишь став сначала исполнителем. Чтобы управлять оркестром, нужно знать, как играют музыканты, и уметь то, что умеют они.


Волшебный остров

В ансамбле Insula Magica, репертуар которого разбросан по разным эпохам — от средневековья до классицизма, Сергей Адаменко оказался, ещё будучи студентом филармонии. Тогда он учился у руководителя коллектива Аркадия Бурханова. Как-то он пригласил Сергея в ансамбль — посмотреть, как работают музыканты, поводить смычком по струнам. Дескать, собираешься дирижировать симфоническим оркестром, а как извлекается звук, знаешь только теоретически, из книжек.

— Я пришёл и попал в какой-то другой, волшебный, мир. Он и называется Insula Magica — «Волшебный остров». Стоило только раз прийти в ансамбль, увидеть инструменты, костюмы — сразу стало интересно.

А когда я перешёл на третий курс, Аркадий Геннадьевич предложил мне поиграть в ансамбле на гитаре, я с удовольствием согласился. И мне в руки попала барочная гитара с пятью рядами струн. Она почти как наша привычная шестиструнная гитара, только без шестой струны. Такой же строй — от ноты ми до ноты ля. Нужно было только переключиться — мыслить не от шестой, а от первой струны. А поскольку аккорды там ставятся так же, я быстро освоил этот инструмент. В сентябре 2009 года я впервые сыграл на барочной гитаре на концерте.

NET_1729.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Потом ещё было много концертов, мы участвовали в большом проекте. Удалось даже побывать на гастролях в Германии, поработать в симфоническом оркестре, которым я хотел дирижировать. У меня появился личный инструмент — пятиструнная барочная гитара. Потом взялся за родственные инструменты, в частности, лютню, которая близка к гитаре. Когда освоишь один инструмент, с другими, особенно с родственными, уже легче — идёт по накатанной. В ансамбле, где выбор того или иного инструмента для исполнения зависит от конкретной пьесы, её эпохи, становишься мультиинструменталистом.


Пятый элемент

— Сергей, как вы думаете, почему из всего многообразия инструментов, изобретённых разными народами в разные времена, самым популярным интернациональным инструментом стала именно гитара? Многообразие ушло, ушёл национальный колорит. Почему таким инструментом не стали лира или гусли? Всё стало звучать одинаково, под «попсовую» гитару.

— Конечно, странно, когда русские, кельтские или ирландские песни исполняют под гитару. Но гитара — это не такой уж «попсовый» инструмент. Кстати, у него есть мифологическая версия происхождения. Богу Гермесу было предназначено заставить черепаху петь. Он шёл по побережью и увидел останки черепахи — панцирь и жилы. Он взял их, и они зазвучали. Так получилась кифара или лира. Гитара — наследник этих инструментов. Хотя у лиры нет грифа, а у гитары есть.

Изначально у гитары было четыре струны, которые отвечали за четыре стихии. А пятый элемент — это исполнитель, который объединял струны, стихии. Без пятого элемента музыки не получалось.

В 16-м веке, в эпоху великих открытий, гитара была популярна в Испании. Испанцы и португальцы, открыватели новых земель, брали её с собой в путешествия. Гитара была маленькой, удобной, очень подходящей для аккомпанемента — на ней можно играть в разных тональностях, чего нельзя делать, например, на гуслях.

Причина популярности гитары — в её универсальности. Приплыв в Америку, конкистадоры стали там петь свои песни, в итоге гитара прижилась и осела у аборигенов. Исчезнув в Европе, где она появилась, ренессансная гитара сохранилась за океаном. Мы знаем её как укулеле. У нас в ансамбле, кстати, есть четырехструнная ренессансная гитара.

NET_1746.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info


Знакомство

— Когда произошло ваше знакомство с гуслями?

— Как-то в ансамбле среди обилия инструментов я увидел традиционные гусли «Авдоши». Взял в руки, поперебирал струны и был поражён. Это было нечто совершенно иное, нежели гитара или лютня, притом что это родственный струнный щипковый инструмент. И струны из сплава с бронзой звучали с поразительной теплотой. Но тогда я ещё не думал осваивать гусли, а тем более делать их. Если это и была любовь с первого взгляда, то она не была стремительной. Это была случайная встреча, о которой я потом на некоторое время забыл.

Но случайность оказалось закономерностью. В итоге не я нашёл гусли, а они меня нашли. 

Гусли стали всё чаще появляться в моей жизни. Может, они стали более популярны, но информация о них стала постоянно попадаться на глаза. Постепенно пришла мысль попробовать сделать гусли самому. Сейчас я делаю их уже пятый год.

А тогда случилось так, что я переехал в другую квартиру, с лоджией, которая проходит сразу через две комнаты — узкая, но длинная. И там я решил организовать мастерскую без особой цели и начал потихоньку строгать ложки. Так я снова пришёл к дереву.

Вдруг появились чертежи, по которым можно делать гусли — эта информация тоже стала доступной. Это было уже не как с дудочкой в детстве. Пять лет назад я сделал по чертежам на коленке свои первые гусли. И это был шок. Я был поражён: они зазвучали! Я всегда считал, что создание музыкального инструмента — это некое таинство. Но вот я сам создал инструмент, и он звучит. Тогда я начал учиться на гуслях играть.

— Похоже на то, что гусли в какой-то момент извлекли из забытья и стали их распространять. Все знали, что был когда-то такой инструмент и что на нём играли. И вдруг на нём реально заиграли. Пусть не так массово, как на гитаре, но всё же гусли стало возможно увидеть даже на больших фестивальных сценах. Как появился такой интерес к этому инструменту?

— Это действительно было примерно так, как вы сказали. Но только это произошло не сейчас, даже не в этом десятилетии, а гораздо раньше.

Гусли — это такой инструмент, при упоминании о котором ни у кого не возникает сомнений, что это русский инструмент. Есть нюансы, но в целом это действительно исконно русский инструмент, хотя очень похожие инструменты есть у удмуртов, чувашей, финнов, татар.

NET_1526.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Возрождение гуслей произошло примерно 1980-е годы, когда студенты поехали в деревни в фольклорные экспедиции — записывать песни. И оказалось, что и песни поют, и гусли никуда не исчезли! Их начали приобретать, замерять, описывать, рисовать чертежи. Не нашлось ни одного одинакового инструмента. Все были немного разные, не было никакого стандарта.

У нас в Сибири с гуслями сложновато, но в Ленинградской, Псковской, Новгородской областях они сохранились. Более того, там игру на гуслях преподают в музыкальных школах, в училищах и в консерваториях. У нас такого профессионального обучения нет, научиться играть на гуслях можно разве что в каком-нибудь фольклорном кружке. Хотя в оркестрах народных инструментов обязательно есть гусли.

— Оркестры народной музыки существуют в той или иной мере давно. Но недавно гусли стали появляться на фестивальных сценах рядом с ударной установкой и электрогитарой.

— Да, с гуслями начали экспериментировать. Сейчас мы пожинаем плоды начинаний 1980-90-х годов. В нулевых появилось много фестивалей, таких как «Живая вода», народ увидел не только африканские барабаны, но и гусли.

Сейчас серьёзные мануфактуры делают доступные инструменты. Их задача — сделать гусли массовым инструментом, чтобы о них знали не только из былин. Равнение на Финляндию, где игру на кантеле, финских гуслях, преподают в общеобразовательной школе. Кантеле — это финский национальный инструмент, их национальная гордость, на нём играют все — кто-то лучше, кто-то хуже.



Садко, «Барыня» и гуси

— Сергей, расскажите чуть подробнее об инструментах, которые вы мастерите. Я так понимаю, что вы делаете в основном гусли. А на вашей страничке в ВК есть видео, где вы играете на инструменте, похожем на гусли, но только смычком. Что это за чудо?

— Это смычковый псалтериум, сочетание несочетаемого, потому что это щипковый инструмент. По легенде, играя на псалтериуме, царь Давид пел псалмы. Но вообще корень «псалт» по-гречески означает «щипок». То есть все гусли, все лиры — это псалтериумы, это их общее название. На Руси псалтирями иногда называли шлемовидные гусли.

Смычковый псалтериум — это гидрид, он есть у нас в ансамбле. Мы все считали, что это средневековый инструмент, и никого это не смущало, потому что в средние века и вообще во все времена изобреталось множество различных инструментов, самых диковинных. Я сделал первый смычковый псалтериум без чертежей — просто по подобию того инструмента, который был в ансамбле — и выложил во «ВКонтакте». А мне кто-то написал, что это никакой не средневековый инструмент, далеко не из тех времён, а это относительно современное изобретение — 1920-х годов.

Псалтериум — это не совсем гусли. В нём нет резонаторной коробки, как в гуслях. Это просто доска, на которую натянуты струны. Происхождение псалтериума точно не известно, а доска со струнами существовала и в русской традиции — это гусельная дощечка. Делали её, скорее, для детей — как первый инструмент, на котором можно освоить приёмы, принципы игры, приёмы щипка. Сравнивать звучание гусельной дощечки с гуслями сложно, но для первого знакомства этого достаточно.

NET_1828.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Дощечку, кстати, легко брать с собой, как укулеле, и играть, как на гуслях, хотя звук будет немного другой, более простой. Глубже тембр — у лиры. Есть ещё лировидные гусли, они очень похожи на лиру, разница — небольшая.

Но если мы хотим услышать полноценное, классическое звучание гуслей, то берём крыловидные гусли, которые называются так, потому что по форме напоминают крыло. Струны на таких гуслях закрепляются на штыре и располагаются веером. Кстати, количество струн может быть разным, здесь тоже нет стандарта. У новгородских гуслей — от шести до восьми струн. На самом деле, достаточно шести струн, чтобы играть популярные традиционные наигрыши. У псковских гуслей бывает и 10, и 12 струн. Я делаю максимум 12 струн, по желанию заказчика. В ансамбле я играю на 10-струнных гуслях, и их вполне хватает.

Принцип игры на гуслях — противоположный фортепьяно. Пальцы ставятся на струны, которые не должны звучать в аккорде. Но звучание струны, прижимая её, изменить нельзя.

На традиционных гуслях есть часть за колками, которая называется открылком — он тоже влияет на звук, участвует в резонансе. Наличием открылка русские гусли отличаются от финских кантеле, у которых его нет. Открылок служит для удобства постановки левой руки. В 19-м веке мастера создали звончатые гусли, они убрали открылок, называя его «подлокотником» и считая, что он не нужен. А в старину говорили, что открылок — это душа инструмента.

Звончатые гусли — это академический инструмент, у них различают сопрано и альт. На звончатых гуслях учат в музыкальных школах. Для них композиторы пишут произведения.

Шлемовидные гусли — это третий вид гуслей. Пока я сделал только один такой инструмент, и он останется работать в ансамбле. Происхождение шлемовидных гуслей недостаточно ясное, точно не известно, у кого они впервые появились — у русских или у поволжских народов. Учёные пока это не выяснили. Но Садко или Бояна традиционно изображают именно с таким инструментом.

NET_1397.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Здесь больше струн — 18, и они располагаются не веером, а параллельно друг другу. Техника исполнения на шлемовидных гуслях — в основном щипком, хотя, конечно, можно и бряцать. Левая рука тоже участвует в извлечении звука, а не просто глушит струны. То есть играть на шлемовидных гуслях несколько сложнее, чем на крыловидных.

— А сложно ли вообще научиться играть на гуслях?

— Когда я говорю, что на гуслях играть несложно, я, конечно, лукавлю. К каждому инструменту нужен серьёзный подход, ему нужно посвящать время, общаться с ним, иначе он не раскроется. Даже в традиции было разное отношение к инструменту. Можно было просто прийти, скажем, после бани, лечь на печку, положить инструмент на живот и перебирать струны, слушать вибрации. А для этого не нужно специальных навыков.

Самый первый наигрыш, который осваивают на гуслях — это «Барыня», его многие сразу узнают, когда услышат. 

Традиционным наигрышам присуща некая монотонность, но она затягивает так, что, играя их, очень трудно остановиться. Научиться играть наигрыш на гуслях можно за 20 минут или за час, в зависимости от способностей. Там два или три аккорда. А что дальше? Можно играть, например, песни русского рока, классический квадрат аккордов сыграть несложно, а можно сочинять что-то своё, импровизировать.

Казалось бы, играть на гуслях легко, но относиться к ним нужно серьёзно. Стоит избегать легковесного, потребительского к ним отношения. То, что это инструмент сакральный, многогранный — это совершенно точно.

Есть версия, что слово «гусла» значит «струна», а корень «гу» означает движение и звучание одновременно, звучание в движении. Отсюда «гулять», «гудеть». «Погуляли» или «погудели» — так говорят о шумной, безудержной вечеринке. А вообще музыкальные инструменты назывались «гудебными сосудами». Гудок и гусли имеют корень «гу». Возможно, у слова «гуси» — тот же корень. Но это вообще непростые птицы, они соединяют три стихии: они летают, плавают и ходят по земле. Считается, что у первых гуслей было три струны. Может быть, это антинаучная теория, но она существует.

— Встречались ли вы со своими инструментами после того, как сделали их и отдали заказчику?

— Как-то вышла забавная история. Однажды на одном из фестивалей мне заказали колёсную лиру. Так в русской традиции называют инструмент, который известен как симфония. Это коробка с крышкой, в которую помещены четыре струны. Две — чтобы играть мелодию, а две издают так называемый бурдон — непрерывный неменяющийся звук. Струны начинают звучать, когда их трёт колесо, которое приводят в движение ручкой. Звучание игровых струн меняют, нажимая клавиши.

Я сделал колёсную лиру и отдал её заказчику, рассказав, как её настраивать. Но колёсная лира — это коварный инструмент, он требует к себе большого внимания. 

За ним нужно ухаживать, канифолить, регулировать. И человек спасовал перед инструментом: обменял лиру на гусли и гудок — небольшой трёхструнный смычковый инструмент, отдалённо напоминающий скрипку. Но и этими инструментами он не стал сам заниматься, раздарил их. И через некоторое время я увидел этот свой гудок у девушки из известной новосибирской группы Street Fiddlers, которая исполняет кельтскую музыку. Он к ней попал уже через третьи руки, она сама не знала, кто его сделал.

Свои инструменты я всегда узнаю, тем более что я ставлю на них особую метку. Это было приятно, что инструмент нигде не завалялся, а попал к музыканту, который использует его в исполнении своего репертуара. Также свои 12-струнные гусли я недавно видел на канале «Россия 24» в программе о культуре: на них играл мой знакомый из Кемерова.

NET_1737.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info


Мастер

— За несколько лет вы, наверное, уже наработали свою собственную технологию изготовления гуслей? Применимо ли здесь слово «конвейер»? Есть лекала?

— Почему те гусли, что находили раньше, были разными? Потому что их делали разные мастера. Если их делает один мастер, то они будут примерно одинаковыми. У меня есть шаблоны, поэтому мои инструменты похожи.

Но я не хочу повторяться, не хочу делать одинаковые инструменты — можно сказать, что это выпендрёж. Мне хочется пробовать что-то новое, экспериментировать, делать разные элементы. Пытаться повторить, сделать два абсолютно одинаковых инструмента — вот чего я боюсь больше всего. 

Я боюсь заказов, на самом деле. Мне больше нравится, когда я делаю инструмент, а уже потом для него находится хозяин. 

Но часто заказывают что-то похожее на то, что было сделано раньше.

— Можно ли задумать инструмент и сделать его в точности таким, каким он был задуман? Или он всё равно поведёт себя по-своему?

— Я ещё не дошёл до такой степени мастерства, чтобы точно предугадывать, как будет звучать инструмент, и чтобы добиваться его идеального звучания — как в моей голове. Бывает, что я остаюсь недоволен тем, как звучит инструмент, но это недовольство оказывается только моим субъективным. Хочется, чтобы каждый инструмент звучал идеально, но что-то происходит порой не так. Все они звучат по-разному.

— А как выбираете материал для будущего инструмента? Вы же не ходите по лесу и не слушаете, как поют деревья?

— Есть представление, что мастер должен сам идти в лес и в полнолуние, произнося заклинание, рубить дерево. Может быть, кто-то так и делает. У меня принцип другой: инструмент должен быть доступным. Я использую древесину, которая произрастает в нашем регионе, в Сибири, которую легко достать и которая недорогая.

Гусли делают из самых разных пород древесины — это могут быть сосна, ель, клён, ольха, лиственница, берёза, даже осина. И звучат все они по-разному, в этом и прелесть. В основном для корпуса я использую сосну, а для верхней деки — алтайский кедр.

Дерево я покупаю уже в виде пиломатериала, использую клееную доску или склеиваю доски сам. Часто я покупаю в магазине доски, которые предназначены для ступеней. Это доступный, качественный, недорогой материал. Это может быть не ступень, а просто доска, которая продаётся в магазине, её можно даже специально заказать на фабрике.

Но дело не в этом, не в материале, из которого сделан инструмент. Важно то, как он сделан. 

Конечно, я использую в работе электроинструменты. Но я верю в то, что, если полость гуслей выбрать не фрезером, а выдолбить вручную, инструмент приобретает совершенно другие свойства. Во время выдалбливания дерево вибрирует, инструмент настраивается особым образом. Всё дело в работе мастера. Это он привносит в дерево частичку себя. Это мастер творит волшебство. И доска начинает петь.

Видео: nsknews.info

Что происходит

Аномальная жара задержится в Новосибирске до середины следующей недели

Если вы пропустили: опыт с «короной», жир-фантастик и зверь из пробирки

Лучших физкультурников наградили призом «Победа» в Новосибирске

Никаких блэкаутов: новая линия запитает Родники электричеством

Дистанционную реабилитацию переболевших COVID-19 начали в Новосибирске

В новосибирской сети «Магнит» откроют точки Grab & Go и кафе

Новосибирск чаще других российских городов упоминают в иностранных СМИ

Людям старше 40 лет Путин увеличил отпуск на один день

Новые дорожки сделали в сквере «50 лет Советскому району»

Молодая выдра Идан в Новосибирском зоопарке впервые стала мамой

Как вакцину от коронавируса испытывают на людях под Новосибирском

Показать ещё