Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Организатор балов Анна Абрамова: «Танцы положительно влияют на здоровье»

В прямом эфире на радио «Городская волна» (101.4 FM) побывала основатель школы светского танца «Отражение» Анна Заворотинская-Абрамова. Она рассказала о том, зачем хореографу биологическое образование, сложно ли научиться историческим танцам и почему полезно ходить на балы.

Регина Крутоус
Регина Крутоус
08:20, 20 февраля 2021

Досье: Анна Заворотинская-Абрамова родилась в Новосибирске в 1984 году. После школы поступила в НГУ на медико-биологическое отделение, потом перевелась в Томский государственный университет — в биологический институт, который окончила в 2008 году.

С 2003 года и на протяжении всего обучения вела занятия танцами, организовывала балы — сначала для себя, а потом и для других. В 2007 году основала школу светского танца «Отражение». Анна Заворотинская — сертифицированный педагог по танцам 19 века, по шотландским контрдансам. В 2019 году получила российский диплом педагога-хореографа.

Регина Крутоус: Анна, здравствуйте, я очень рада вас видеть!

Анна Абрамова: Добрый день!

Регина Крутоус: Предлагаю сначала поговорить о школе светского танца «Отражение». Расскажите, что такое «светский танец». Какие виды включает в себя это понятие?

Анна Абрамова: Мы очень долго думали, какой эпитет к нам наиболее применим. С одной стороны, мы говорим про бальные танцы — то, что танцевали на балах, но в современном мире под сочетанием «бальные танцы» чаще всего понимается спортивная десятка, в которую входит и медленный фокстрот, и пять танцев программы латина, что не имеет к нам никакого отношения. Мы говорим о светском танце как о танцах, которые танцевали в свете, то есть на балах.

В программе светского танца встречаются фигурный вальс, марш, полька, мазурка, кадриль, шотландский и английский контрданс. Разновидности социального танца, которые в какой-то мере для себя освоить легко. Танцы, созданные прежде всего для общения — в них, безусловно, есть простор для самосовершенствования и самореализации.

5.jpg
Анна Абрамова. Фото: радио «Городская волна»

Регина Крутоус: И всему этому можно научиться в школе «Отражение»? Что представляет собой ваша организация?

Анна Абрамова: Изначально мы были объединением активистов. А сейчас я являюсь профессиональным преподавателем, сертифицированным педагогом по танцам 19 века, по шотландскому контрдансу.

Мы работаем с танцевальной программой, которую можно называть «международный стандарт». Можно научиться танцевать у нас, а потом с полученным опытом выступать на балах в Италии.

Шотландский контрданс — это мировая практика, где стандартизировано всё до мелочей, включая методику подготовки педагогов и структуру построения занятий.

Но в программу наших занятий входят не только танцы. Поскольку бал — это прежде всего культура общения, то такие составляющие, как этикет, основы истории общения, костюма, неизбежно вплетаются в нашу программу.

Регина Крутоус: Если человек хочет научиться историческому бальному танцу, что ему могут предложить? Ведь танцев много, они разные. С чего начинается обучение? Сколько оно длится, прежде чем человек выучит основные движения и сможет сносно двигаться в танце?

Анна Абрамова: Здесь каждый выбирает для себя. У нас есть огромное количество людей, которые не желают учиться и имеют на это полное право. Это люди, которые посещают балы, мастер-классы.

В год проходит 12 балов. В летний период — при отсутствии режима самоизоляции — балы проходят в парках и скверах. Когда открытых социальных балов становится больше, они проходят в торговых центрах, также около 12 в течение года. На таких мастер-классах мы разбираем азы танца. Потому что само явление бала многим незнакомо. Реально имеет представление о балах только тот человек, который хотя бы раз там побывал. Поэтому наше обучение начинается с бала для полного представления о культуре.

В программу мастер-классов входят самые простые танцы — полька, вальс, марш. Эти танцы человек может станцевать здесь и сейчас после пяти минут детального разбора элементов движений. Некоторые люди останавливаются на балах и не прибегают к дальнейшему обучению, так как им хватает общения один раз в месяц.

Есть люди, которые проходят обучение на экспресс-курсах, в них входят три месяца занятий, на которых человек осваивает около 16 базовых танцев. То есть это база, которая будет встречаться на текущих балах. Тогда человек, прошедший спецкурс, без особого обучения легко включается в мероприятие.

Следующий курс длится два года. Это основной период обучения большинства людей. На первый год осуществляем набор разных танцев для удовольствия. То есть наша первоначальная цель — дать человеку ощущение удовольствия от бала и процесса. А на второй год в рамках данного курса мы даём больше технических деталей для тех, кому это необходимо. Второй год считается годом совершенствования, так как на второй год усложняется техника танцев.

Конечно, есть люди, которые остаются на третий и на четвёртый год в плане совершенствования техники. Сейчас снова есть потребность в этом, поэтому мы планируем открывать больше групп с длительным периодом обучения.

По всей Новосибирской области продаются специальные книги педагогов по танцам 19 века, они активно тиражируются по всему региону. Поэтому популярность педагогики в области данного танца растёт.

Регина Крутоус: Анна, к вам приходят люди в поисках хобби? Или что движет новосибирцами, которые хотят познать азы старинных танцев?

Анна Абрамова: Я уже 17 лет занимаюсь организацией балов. И на протяжении этих 17 лет пытаюсь понять, почему люди к нам приходят, что их так заинтересовывает. Самые частые ответы касаются самой атмосферы бала: люди, общение, наряды. Но чаще всего, как мне кажется, люди к нам попадают случайно, в основном на праздники — День города, 9 Мая.

Очень много людей, которые год, два, три за нами наблюдают. Например, мы проводили балы в Центральном парке на протяжении пяти лет. То есть люди изначально приходят пробовать свои силы, и если у них это хорошо получается, то они уже приходят к нам на обучение.

Регина Крутоус: Какой возраст у самых младших и самых старших ваших учеников?

Анна Абрамова: Мы работаем с детьми только тогда, когда нас приглашает классный руководитель в школу в проектном ключе. Тогда мы берём задачу, к примеру, подготовить детей к балу и познакомить их с культурой. То есть не по книжкам и фильмам, а показать на практике.

Работу с детьми мы осуществляем только в рамках учебных учреждений, которые приглашают класс на параллели или на целую школу. Коллектив ориентирован на молодёжь и взрослых.

Самому молодому участнику — 11 лет. 14-летних у нас мало, в основном средний возраст в категории «молодёжь» — 17-18 лет. Самый пожилой участник в коллективе отметил своё 70-летие, он занимается с нами семь лет.

Кто-то приходит парами, кто-то по одному, однако большая часть танцев ориентирована на смену партнёров, именно поэтому у нас нет постоянных пар.

1.jpg
Анна Абрамова. Фото: радио «Городская волна»

Регина Крутоус: Анна, организовать бал, думаю, очень трудно и финансово затратно. Вам кто-то помогал, помогает? Расскажите, как это происходит.

Анна Абрамова: Мне очень везёт на толковых людей. Сейчас у нас отличная команда: и костюмеры, и фотографы, и видеографы, и стилисты, и аниматоры, и операторы, которые работают с нами на постоянной основе. Всегда в организационный процесс включаются и участники коллектива — у каждого есть свои идеи.

Безусловно, мы ездим по городам и в командировках обмениваемся опытом с другими организаторами исторического танца. Мне легко руководить процессом, потому что я занимаюсь любимым делом. Если участники выходят с мероприятия довольные, то у меня возникает эмоциональный подъём. Свой успех я измеряю через обратную связь: отзывами, желанием участников прийти к нам вновь.

Двух-, трёхчасовые мероприятия не требуют особой подготовки, то есть у меня есть звукооператор, фотографы, которые знают, как выполнять свою работу, и их не надо инструктировать. Исходя из того, какая будет аудитория — подготовленная или нет, мы за пару часов пишем программу.

Самое сложное — когда кто-то из значимых персонажей отказывается от выступления на очень крупном мероприятии. Конечно, в таком случае у нас есть замена, так как работаем 17 лет и уже наловчились.

Регина Крутоус: Летом вы организуете балы в парках, скверах. А где вы проводите балы зимой?

Анна Абрамова: Зимой мы проводим занятия в закрытых залах. Мы арендуем залы в трёх районах города Новосибирска — Советском, Ленинском и Центральном. В Советском районе это стабильный балетный класс Дома учёных Академгородка, у нас проходят и мероприятия, и занятия. А на левом и правом берегах залы могут быть разные, в зависимости от размера группы. Много лет мы занимались и проводили мероприятия в «Металлурге» (ныне ДК Станиславского).

Что касается регулярных форматов, то шесть балов принимаются регулярно в Доме учёных Академгородка, шесть балов принимает ТРЦ «Сан Сити». Под большие балы мы арендуем исключительно банкетные залы.

Конечно, был опыт работы с театром «Красный факел». Но сейчас он для нас маловат под большие мероприятия: 70-80 человек — комфортно, а 120 — уже тесно. Был опыт работы и с ДК Горького. То есть и дома культуры, и музейные комплексы в ряде случае принимают мероприятия.

Регина Крутоус: Я смотрела фотографии — у вас удивительные костюмы, платья. Вы их сами создаете, или участники балов сами их шьют?

Анна Абрамова: И то, и другое. Мы умеем, можем и создаём костюмы сами. У нас есть ряд мастеров и технологов швейного дела, которые технологически в этом подкованы и в том числе берут заказы на пошив. У меня сейчас более 200 бальных костюмов. Каждый год мы шьём новые.

Наши костюмы — это прежде всего прокат, и у них есть износ. Один костюм живёт от пяти до двадцати прокатов, в зависимости от материалов и аккуратности пользования. В личном пользовании костюмы живут в разы дольше, так как обычно «своё мы бережём». И те, кто посещает балы регулярно, стараются шить свои костюмы либо заказать.

Регина Крутоус: Кто сейчас в вашей команде?

Анна Абрамова: На постоянной основе у нас работают три педагога. Помимо педагогов мы работаем с тремя мастерами швейного дела — одно ателье и два частных мастера. Две девушки прекрасно выполняют функцию костюмеров. То есть это не только примерка и глажка — ещё и мелкая реставрация и уход за костюмами, без которых костюмерная не будет жить и функционировать.

Я работаю с одним звукооператором — как правило, этого хватает. У нас постоянная команда фотографов. Мы имеем в команде постоянный состав стилистов, которые знают историю причёски и могут её сделать за полчаса. Также это команда профессиональных аниматоров.

Регина Крутоус: Даже я заинтересовалась, думаю, что и наши слушатели тоже. Вот для тех, кто хочет научиться, как вас найти?

Анна Абрамова: Самый простой способ — позвонить: 291-30-69. Также есть страница-визитка в интернете: ballnsk.ru. Мы есть в социальных сетях — «ВК» и Instagram.

Регина Крутоус: На вашей странице во «ВКонтакте» я увидела, что вы в НГУ и ТГУ учились. Естественные науки. Почему такой выбор?

Анна Абрамова: Когда я была ребёнком, у меня было несколько увлечений. С восьми лет я танцую, с двенадцати и по первый курс я ездила в археологические экспедиции. Тогда я хотела поступать на хореографию, но родители были против. А вариант с археологическими экспедициями был непрактичен.

Тогда появилось моё третье увлечение. Мне нравилось помогать людям, и я решила, что хочу в медицину. Поэтому я поступила в НГУ на медицинскую биологию, по состоянию здоровья перевелась из Новосибирска в Томск. Ушла на физиологию человека и животных в ТГУ. По специальности не было желания работать, на первом курсе я начала организовывать первые балы и преподавать. А к концу университета у меня уже был сертификат преподавателя, а также опыт в организации.

Регина Крутоус: Как вы считаете, это направление, которое, по сути, не пригодилось в жизни — потерянные годы?

NET_9088.JPG
Регина Крутоус. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Анна Абрамова: Ни в коем случае! Это навык, знания и умения сохранять здоровье. Я это активно применяю в тех методиках, с которыми работаю. Я занимаюсь с человеческим телом как педагог и хореограф. Более того, мы можем решить ряд существенных проблем по здоровью. То есть мы исправляем осанку, убираем болевые ощущения. Мне как педагогу понятно, что делать, если происходят травмы у учеников. Но чаще всего мы этого избегаем.

Регина Крутоус: Как родители отнеслись к вашему увлечению, которое позже стало вашей главной деятельностью?

Анна Абрамова: Они до последнего задавали один вопрос: «Ну когда ты, наконец, устроишься на нормальную работу?» Не устроилась. Я зарегистрирована как индивидуальный предприниматель в режиме самозанятости. Моя работа — это не только организация балов, это ещё и балы на заказ: юбилеи, свадьбы и так далее.

Регина Крутоус: Анна, а что самое трудное и самое приятное в вашей работе?

Анна Абрамова: Если объединять и трудное, и приятное, то это общение с людьми. Я очень люблю общение, новые знакомства и возможность развития. Это самое интересное, непредсказуемое и в то же время самое сложное.

Потому что люди бывают очень разные, трудные ситуации в общении с неизбежны. Труднее всего, когда моё восприятие уровня подготовки человека не соответствует его собственному.

Например, человек считает, что ему нужно быть в продолжающей группе по уровню или в сильной группе, а я как педагог уверена, что нет.

Регина Крутоус: Что для вас танцы? Это сама жизнь или возможность реализовать себя?

Анна Абрамова: Танцы — это образ жизни. За счёт своего увлечения балами я начала путешествовать по всему миру. Я была во Франции, Италии, Шотландии. Везде я танцую. Также я объехала полстраны с танцевально-туристическим проектом DancingTravel, который сама же организовывала. Таким образом я не только знакомлюсь с людьми, но ещё и общаюсь. Танцы также положительно влияют на здоровье.

Регина Крутоус: Балы в Новосибирске не проигрывают?

Анна Абрамова: Русские танцоры восхищают европейцев. Во-первых, наша, российская, аудитория моложе европейской. У русских танцоров есть желание перещеголять соседа, показать красоту наряда. И мы со всем этим едем в спокойную Европу, и, безусловно, это восхищает.

Мы, как правило, едем в самые сильные группы, танцевальные школы. И технический уровень наших увлекающихся танцоров чаще выше уровня танцоров, которые занимаются для души. Наш сборный сибирский сет занял первое место по шотландским танцам несколько лет назад.

Регина Крутоус: Анна, есть ли у вас базовое хореографическое образование?

Анна Абрамова: Я его подтвердила в прошлом году. Мы начинали с любительского уровня. Но когда в течение года посещаешь 7-8 недельных интенсивов выходного дня, танцуешь по 10-12 часов из года в год, то уровень повышается.

Я 17 лет преподаю и только в прошлом году получила государственный диплом педагога-хореографа Кемеровского государственного института культуры. То есть я подтвердила свой 17-летний опыт.

Регина Крутоус: Анна, занимается ли кто-нибудь в вашей семье бальными танцами?

Анна Абрамова: И нет, и да. Нет — никто не занимается этим профессионально, не преподавал. И да — моя сестра посещает балы. На протяжении 5-6 лет мы шили костюмы именно с ней. Мой 14-летний сын иногда появляется на балах и даже что-то танцует.

Регина Крутоус: Кстати, неплохо было бы узнать о том, кто составляет вашу семью!

Анна Абрамова: Сейчас нас шестеро: я, муж, трое детей и бабушка.

Регина Крутоус: В вашей семье есть ли какие-то особенные традиции?

Анна Абрамова: Мы можем позволить себе отдыхать в любой день. Мы можем собраться все вместе и уехать в лес на неделю — отдохнуть от городской суеты.

Регина Крутоус: Где-то прочитала, что вы даже свадьбу в виде бала организовали.

Анна Абрамова: И не раз! В ряде случаев, когда среди участников появляются пары, внутри коллектива проводят свадебные балы. А также моя собственная свадьба: мы делали два формата — стандартная церемониальная свадьба для родни и свадебный бал для друзей-танцоров.

Регина Крутоус: Не всё же с танцами связано, в свободное время чем занимаетесь?

Анна Абрамова: Летом мы обязательно выбираемся на природу с палаткой. Я могу поиграть на гитаре. Мы любим играть всей семьёй в настольные игры, особенно длинные — 4-5-часовые. Я не заядлый огородник, но могу собирать ягоды и сделать салат из свежего урожая.

Регина Крутоус: Анна, вы хотели бы, чтобы дети были продолжателями ваших начинаний?

3.jpg
Анна Абрамова. Фото: радио «Городская волна»

Анна Абрамова: Да, я, безусловно, хочу, чтобы они были продолжателями моих начинаний. И я над этим работаю. Но при этом я не ставлю перед собой задачу оставить своих детей в качестве продолжателей моего дела, потому что я искренне считаю, что каждый сам должен прожить свою жизнь.

Я не обязана быть такой, как мои родители. К счастью, у меня возможностей больше, чем у них. И так же мои дети не обязаны быть такими, как я. И если они в будущем поставят перед собой другие цели, то я сделаю всё, чтобы путь к ним был открыт.

О главном в одну строку — подписывайтесь на нас и следите за новостями города в Twitter.

Что происходит

Новосибирская общественность одобрила исполнение бюджета за 2020 год

Спектакль «Мой „Красный факел“» поставили к 101-й годовщине театра

Парковку запретят с 28 апреля у остановки «ТЭЦ-5» в Новосибирске

В Калининском районе создадут музей мирного атома

Сводка по коронавирусу на 17 апреля: умерли ещё четверо

Известный пианист сыграл новосибирцам Шумана и Шопена

За три месяца в Новосибирске произошло 150 ДТП

В Калининском районе введут запрет на проезд по частному сектору

Текущий ремонт дорог в Новосибирске с 17 по 19 апреля — список улиц

Если вы пропустили: путь под мост, вакцинатор для куриц и город-призрак

Jылгайак-2021: алтайский Новый год встретят 17 апреля в Новосибирске

Показать ещё