Городская волна
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: нобелевский керосин, летучие мыши и лампы Ильича

16 декабря на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В студии побывала руководитель Музея Центрального района Наталья Шкурыгина. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
11:48, 21 декабря 2022

Взгляд назад. Исторический календарь 

12 декабря 1949 года обком ВКП(б) направил секретарю ЦК ВКП(б) Георгию Маленкову письмо о необходимости укрепления Западно-Сибирского филиала Академии наук СССР. В письме предлагалось, в частности, в следующем, в 1950-м году увеличить штаты филиала на 180 человек, выделить на покупку научного оборудования пять миллионов рублей и закончить строительство жилых домов на 16 и 21 квартиру. 

В ночь с 13 на 14 декабря 1917 года в Ново-Николаевске прошло совместное заседание исполкома Совета рабочих и солдатских депутатов и исполкома уездного Совета крестьянских депутатов. На заседании было принято решение о переходе власти в руки Советов. 

Эту же ночь ровно через два года называют началом восстановления в Ново-Николаевске советской власти после её свержения в мае 1918 года. В ночь с 13 на 14 декабря 1919 года в город вошла 27-я дивизия 5-й Красной Армии и освободила Ново-Николаевск от остатков колчаковских подразделений. 

14 декабря 1949 года обком ВКП(б) обратился к Председателю Совета Министров СССР Сталину с просьбой решить в 1950 — 1953 годах вопрос о строительстве моста через Обь. В связи с этим отмечалось: «Ещё перед Великой Отечественной войной этот вопрос был предрешён. Проектная организация “Проектстальконструкция” начала работы по составлению технического проекта, но в связи с войной строительство моста было приостановлено. За последние годы особенно развивалась в промышленном отношении левобережная часть города, население этой части города составляет около 150 тысяч человек... Весной и осенью Кировский район на длительный срок полностью отрезан от основных жизненных центров города Новосибирска». 

14 декабря 2005 года после реконструкции, которая продолжалась почти два года, открылся Новосибирский государственный театр оперы и балета. Тогда строители и реставраторы воссоздали первоначальные интерьеры зала, которые увидели зрители в мае 1945 года. На сцене и в зале появилось новое оборудование для работы со светом, звуком и видео. Президент Владимир Путин, который побывал на торжественном открытии, назвал новосибирский оперный лучшей сценой страны.   

IMG_6104.JPG
Фото: nsknews.info

15 декабря 2005 года в школе №56 состоялась первая в истории Новосибирска встреча блокадников Ленинграда и школьников поискового отряда. Новосибирские школьники нашли в ленинградской земле останки более трёх тысяч солдат Советской Армии, которых считали пропавшими без вести. Около 500 бойцов опознали. Солдат похоронили на родине. 

16 декабря 1907 года работники торговых предприятий Ново-Николаевска под руководством общества приказчиков заключили с владельцами магазинов и лавок общегородской коллективный договор. Согласно этому договору рабочий день продавцов должен был продолжаться восемь часов. Договорились также об отпусках — от двух недель и больше, освобождении женщин от работы при родах на шесть недель, оказании медицинской помощи и других условиях. 

16 декабря 1926 года в новом здании Сибкрайсоюза открылся на тот момент самый большой в городе универсальный магазин. Он расположился в здании на Красном проспекте, 29. Сегодня оно известно как Облпотребсоюз, а в 1926 году это был административно-торговый корпус Сибирского краевого союза кооператоров. Это было одно из крупнейших сооружений того времени, построенное по проекту архитектора Андрея Крячкова по поручению Сибревкома. В 1930-х годах кооперативный магазин передали городской торговле, а в 50-х годах магазину первого новосибирского Горпищеторга на площади Ленина присвоили номер 100. Горожане тут же окрестили его «Сотым», — так его называют и по сей день.    

NET_0753.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

16 декабря 1941 года в окружном Доме Красной Армии открылась выставка трофеев Великой Отечественной войны. 

17 декабря 1918 года сформировано Сиббюро ЦК РКП(б) для руководства сибирскими подпольными большевистскими организациями. 

17 декабря 1966 года в Новосибирске открыли городской Дворец бракосочетаний. В этот день было зарегистрировано 8 пар молодожёнов. 

18 декабря 1961 года в Новосибирск прибыл второй космонавт планеты Земля Герман Титов. Он встретился со студентами НГУ, познакомился с Академгородком и посетил институты, после этого он выступил на торжественной встрече в театре оперы и балета.

 

Однажды в Новосибирске. Первенец сибирской индустрии

16 декабря 1929 года появилось распоряжение Совета Труда и Обороны при Совете народных комиссаров СССР о строительстве в Новосибирске завода по выпуску сельскохозяйственных комбайнов. За месяц до этого коллегия Главного управления Метстроя утвердила программу сооружения завода, который должен был выпускать 15 тысяч, а потом и 25 тысяч комбайнов в год. Сдать завод планировали к 1 октября 1932 года.

За основу первого советского комбайна решили взять американский комбайн Caterpillar. За заказом оборудования в США отправили специальную комиссию под руководством начальника строительства и первого директора «Сибкомбайна» Александра Ивановича Морина. 

Площадку для строительства выбрали на левом берегу — у Кривощёкова, хотя рассматривался и правобережный вариант — в устье Ини. В конце 1929 года во время городского субботника под строительство завода расчистили 250 гектаров земли. Первыми на расчистку площадки с тесаками и топорами прибыли курсанты полковой школы Новосибирского гарнизона. А к весне 1930 года строить новый завод пришли больше тысячи рабочих со всей Сибири. 

Первый символический камень в фундамент основного корпуса завода был заложен 2 мая 1930 года. В те же дни заложили административные здания и четыре цеха будущего завода: кузнечный, железозаготовительный, ремонтно-строительный и инструментальный. Начали строить соцгородок из десяти зданий для работников завода, фабричного училища и магазина. Кадров и стройматериалов не хватало. Вывез массовый энтузиазм рабочих и небывалые до того темпы строительства. К концу 1930 года на заводе построили и запустили семь цехов, управление, магазин и гараж. 

Первый комбайн собрали и успешно испытали в полях Криводановского колхоза осенью 1931 года. Но в ноябре 1932 года «Сибкомбайн» перепрофилировали и переименовали в «Сибтекстильмашстрой». Завод начинает выпускать машины и оборудование для текстильной промышленности. Подобные преобразования произойдут на предприятии ещё не раз.

В декабре 1933 года завод входит в состав Наркомата тяжёлой промышленности СССР, становится «Сибметаллстроем» и выпускает отопительные приборы, сортировки, оборудование для железнодорожного и водного транспорта, запчасти для автомобилей и тракторов, текстильных станков, мелкие и средние двигатели.

Завод расширяется, и в 1936 году становится Комбинатом №179. Он выпускает шесть типов станков, в том числе токарные. Вместе с тем на предприятии разворачивается массовый выпуск оборонной продукции. К 1940 году там вводят в строй первое и второе снарядные производства, взрывательное, патронное, снаряжательное и прокатное производства. 

С началом Великой Отечественной войны основным видом производства становятся артиллерийские снаряды различного калибра, мины, взрыватели, торпеды, патроны, взрывчатки и бомбы. Кривощёковская промышленная площадка, — так называли производственный комплекс на базе Комбината №179, — выпустил треть всех боеприпасов, произведённых в стране в годы войны. 

Начиная с 1944 года основной для предприятия вновь становится гражданская продукция. В 1946 году завод становится «Сибсельмашем». К середине 1950-х из его цехов каждые две минуты выходит новая техника, в том числе секционная с переменной широтой захвата. Это позволяло прицеплять её к тракторам различной мощности. В 1960-е годы больше половины российских сеялок были сделаны на «Сибсельмаше». До дня сегодняшнего первенец сибирской индустрии не дожил.

 

Было — не было. От лучины до ТЭЦ 

Гость в студии «Городской волны» — руководитель Музея Центрального района Наталья Шкурыгина.

Евгений Ларин: Скорое наступление Нового года в городе ощущается всё настойчивее. И это даже не потому, что мы уже всерьёз озаботились подарками, которые мы будем дарить своим близким, — это уже не учебная тревога, всё по правде. 

И не потому, что наши холодильники стали постепенно заполняться тем, что нельзя трогать до 31 декабря, — привычку запасаться продуктами оставила нам в наследство ушедшая эпоха тотального дефицита. Ощущение приближающегося праздника больше в другом. 

Если наши квартиры и дома украшать ещё немного рановато, то улицы города уже вовсю сияют всевозможными гирляндами, огоньками, лампочками. Море электричества! Но мы с вами понимаем, что так предновогодний город выглядел, конечно, не всегда. Далеко не всегда. И даже, наверное, только в последние годы нас избаловали таким количеством новогодней иллюминации.

Но давайте себе представим вот что. Мы выходим на улицу 16 декабря, например, 1905 года. И не здесь, в районе площади Маркса, — здесь в то время глухая степь, — а в самом центре города, на Николаевском проспекте, то есть на Красном. И вот мы выходим, и какую картину мы наблюдаем? Что мы видим? Или ничего не видим вообще? 

Наталья Шкурыгина: В то время наш город, естественно, ещё не был освещён. По крайней мере, так, как сейчас. В центре города, на площади Ленина, действительно, очень красиво. 

Тогда, в начале прошлого века, город занимал ещё маленькую площадь. Это был провинциальный, тем не менее, быстрорастущий городок уже с достаточным количеством жителей. Но в городе темно. Страшно. Вечером лучше не ходить. Это не только страшно, это ещё и опасно.

Евгений Ларин: Картинка ясна. О том, кто, когда и как зажёг в Новосибирске свет, мы поговорим сегодня в нашей главной рубрике. 

«Зажгите свет!» — именно так называется выставка, которая вот уже некоторое время действует в Музее Центрального района. 

Кстати, как с января следующего года будет называться Музей Центрального района, ведь все отделы, или филиалы Музея Новосибирска скоро получат свои собственные наименования. Например, Музей железнодорожного района будет музеем «Привокзальный околоток», Музей Дзержинского района — музей «На Каменском тракте», Калининского — музей «На Богданке» и так далее. А Музей Центрального района? 

Наталья Шкурыгина: Мы будем называться Музей документального кино «Сибирь на экране». И это предсказуемо, потому что уже шесть лет на базе Музея Центрального района располагается Музей документального кино. Теперь все выставки у нас будут киновыставками. Каждого посетителя мы будем обязательно погружать в то время не только предметами, которые были немыми свидетелями событий. У нас будет выступать и живые свидетельства. К каждой выставке мы будем подбирать сюжеты из киножурнала «Сибирь на экране» или делать нарезку из документальных фильмов, чтобы человек мог по полной погрузиться в то время.    

NET_9421.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: То есть музей приобретает более узкую специализацию? 

Наталья Шкурыгина: Да, и я считаю, что это правильно. 

Евгений Ларин: Хорошо. Переходим к вашей выставке. Расскажите, почему вы решили обратиться к теме искусственного освещения? Почему она оказалась близка Музею Центрального района? 

Наталья Шкурыгина: Сейчас ко многим вещам мы относимся достаточно потребительски и без них свою жизнь не представляем. Мы с коллегами как-то обсуждали этот вопрос, и нам пришла такая тема: что изменилось в жизни, когда появилось электричество? Сегодня пользоваться электрическом светом для нас — это как дышать. Зашёл в помещение, включил. По улице идём — вообще не замечаем. Только когда темно, мы замечаем, что нет электрического света. 

В квартирах и на улицах у нас светло и днём, и ночью. А каково это было, когда было абсолютно темно? Выключаем ночью в квартире свет, задёргиваем шторы, чтобы не попадал свет от соседнего дома. И вот она, кромешная тьма.

Человечеству понадобился не один десяток и не одна сотня лет, чтобы приручить свет. Ещё с пещерного времени люди думали о том, как продлить себе световой день, потому что работы по хозяйству было в разы больше, а делать вечером что-то не было возможности, — было темно. И люди думали, как продлить световой день. 

Евгений Ларин: Давайте начнём с продления светового дня на городских улицах. До какого времени на улицах была практически кромешная тьма? Пусть не было электричества, но огонь-то был! Огонь человек приручил гораздо раньше, чем электричество. Когда и где в нашем городе или посёлке появились первые фонари? 

Наталья Шкурыгина: Наш город молод. Когда он образовался, к тому времени практически во всём мире уже было уличное освещение. Строительство Транссиба помогло нам получить освещение практически параллельно с европейской частью страны, в том числе, уличное освещение. Его было, конечно, не столько, сколько сейчас.    

DJI_0023.JPG
Фото: nsknews.info

Евгений Ларин: Если быть честным, то уличного освещения не хватает и сегодня, особенно на окраинах или в частном секторе. 

Наталья Шкурыгина: Вы придите к нам на выставку, и мы вам покажем, как это было раньше. 

У нас есть, например, замечательный подлинный столб с электрическим фонарём. Во время подготовки выставки мы обратились в Новосибирские электросети, они сразу откликнулись, загорелись этой идеей. Но когда они нам его привезли, то попросили называть его не столбом, а опорой линии электропередач. На нём размещён электрический фонарь, старинные изоляторы. Ребята старались, подбирали, даже рабочие загорелись идеей сделать что-то для музея, чтобы этот вопрос изучали дети. 

Евгений Ларин: Ну, а первые фонари у нас, наверное, всё-таки были не электрические? Несмотря на весь прогресс. Обычно в качестве примера приводят улицу Владимировскую, некогда Владимирскую, в районе железнодорожного вокзала, — фактически тогдашний центр города.    

_MG_1961.JPG
Фото: nsknews.info

Наталья Шкурыгина: Да, это была улица, на которой жили железнодорожные инженеры, мастера, люди, которые были побогаче. Поэтому именно на этой улице впервые появилось электрическое освещение. А вообще в городе первые фонари были, конечно, керосиновыми. У них были колпаки, которыми они закрывались от непогоды. И были раньше такие профессии, как фонарщик и керосинщик. 

Керосинщики развозили керосин. У нас в музее есть настоящая бочка керосинщика, с которой он ездил по улицам. Запрягал лошадку, развозил керосин по учреждениям или по улицам. Останавливался, кричал «Керосин! Керосин!», собиралась очередь, — керосин нужен был всем, поскольку электрического освещения ещё не было. Люди подходили с флягами, с бидонами, кто с чем мог, покупали керосин и пользовались им дома. Многие жили с керосиновыми лампами. 

Евгений Ларин: Владимировской сам бог велел быть освещённой — там жило всё железнодорожное начальство. А город долго оставался погружённым во тьму? Нужны были какие-то волевые действия со стороны властей, чтобы хотя бы что-то засветилось? 

Наталья Шкурыгина: Естественно, городские власти заботились о том, чтобы город процветал. От этого многое зависело. Конечно, хотелось осветить центральную часть города. Об этом начали думать ещё до Первой мировой войны. Появились идеи, но нужны были средства. Были размещены заказы, искали инвесторов на проекты, которые были разработаны. К сожалению, откликались, в большинстве своём, иногородние. Но городские власти этого не хотели, не хотели доверять такое дело чужим людям, да и условия не были подходящими. Это тормозило процесс.

Но это не говорит о том, что в городе было абсолютно темно. Когда в 1911 году построили Городской торговый корпус, нынешний краеведческий музей, в нём оборудовали небольшую электростанцию. Она освещала фонарями торговый корпус и несколько близлежащих улиц.    

IMG_2845.JPG
Фото: nsknews.info

А в 1913 году заработала первая городская электростанция, к которой подключилось 540 абонентов. От сети питалось пять с половиной тысяч ламп. Но основные мощности уходили на магазины, гостиницы, коммерческие учреждения. Электричество было очень дорогим, далеко не каждый мог позволить себе провести его и оплачивать. Поэтому-то первые электрические фонари и появились там, где жили наиболее состоятельные люди, — на Владимировской, где обитали железнодорожные инженеры, и в Центральной части, где селились купцы и мещане. 

Евгений Ларин: Вы сказали, что на конкурс по строительству первой электростанции не хотели пускать иногородних, а в итоге пустили вообще иностранцев!

Наталья Шкурыгина: Да, победителем конкурса стала немецкая компания, которая занималась производством электротехнического оборудования. Ново-Николаевск был уже не первым городом, в котором она реализовывала свои проекты. Поэтому всё было сделано в срок.

Городу повезло в том, что работами руководил инженер, прекрасный специалист Михаил Александрович Шиша. Впоследствии он стал заведующим электростанцией. Это был молодой человек, ему было всего 26 лет, но все свои силы, энергию и знания он отдавал строительству электростанции, она была построена и сдана без единого замечания.

Вот только сам руководитель к окончанию строительства выглядел так, что от него, по воспоминаниям очевидцев, оставались одни глаза и усы. До такой степени он был измождён, ему иной раз даже поесть было некогда. Он решал и снабженческие, и технические, и организационные вопросы. Благодаря энтузиазму этого человека всё было сдано вовремя. 

Евгений Ларин: А горожане, судя по всему, оценили его старания, потому по случаю запуска электростанции даже был дан бал! 

Наталья Шкурыгина: Да, в Купеческом собрании этот бал состоялся. Электростанция работала достаточно хорошо, подавала электричество с 4 часов вечера до 8 утра на близлежащие территории. 

Евгений Ларин: Если первыми осветили гостиницы и магазины, то в дома горожан, даже и зажиточных, наверное, электричество пришло далеко не сразу. Помещения освещали теми же керосиновыми лампами, о которых вы уже сказали? Или это тоже было недешёвое удовольствие, и большинство горожан по старинке использовали свечи? 

Наталья Шкурыгина: Хоть керосиновые лампы получили уже распространение, использовали, в первую очередь, свечи.    

IMG_5619.JPG
Наталья Шкурыгина. Фото: nsknews.info

Евгений Ларин: А свечи дешевле были, чем керосин? Воск-то тоже дорогой! 

Наталья Шкурыгина: Уже появился стеарин, он был подешевле. Широкое распространение керосиновые лампы получили ближе к 1920-30-м годам. Использовались они долго, даже сейчас, наверное, кто-то их использует на дачах, в сельской местности. 

Евгений Ларин: А керосин могли себе позволить люди небогатые? 

Наталья Шкурыгина: Керосина у нас было много. У нас до революции были знаменитые склады компании братьев Нобелей. Они находились недалеко от улицы Владимировской, у пристани. Даже сейчас от этих складов сохранились останки, на них можно посмотреть. Когда в стране начались революционные события, эта компания была свёрнута, её не стало. Но вообще девизом братьев Нобелей было то, чтобы освещение пришло в каждый дом, и керосин могли бы себе позволить люди любого сословия, любого достатка. 

Евгений Ларин: Они добились этого? 

Наталья Шкурыгина: К сожалению, нет. Керосин всё равно оставался достаточно дорогим. Люди, конечно, могли его себе позволить, но сильно экономили. Достаток у людей был разный, как и сейчас. Для кого-то керосин был доступен без ограничений, а для кого-то он всё-таки был дорог. 

Евгений Ларин: Оставались свечи? 

Наталья Шкурыгина: Свечи и ещё один достаточно дешёвый способ получения света — лучина.

Евгений Ларин: На этом слове мы, наверное, представляем такую картину: сидит в полутьме женщина в платочке, в крестьянской одежде, рядом с ней веретено и на длинной такой подставке... 

Наталья Шкурыгина: Лучина крепилась на светец. Светец — это обычно железная кованая рогатина, в которую вставляли лучину, чтобы она там держалась. Всё-таки это открытый огонь, поэтому лучина должна быть хорошо, крепко зафиксирована. Подставки были напольные — повыше, и настольные. Можно было даже один конец заострить и вбить в угол избы. Дома в дореволюционном городе были, в основном, деревянные, каменные можно было по пальцам пересчитать. Обычные крестьяне переезжали в город, привозили с собой свой скарб, строились, переходили в рабочие. И та картина, где в свете лучины женщина что-то ткёт или прядёт, была абсолютно обыденной для нашего города того времени. И это касается не только дореволюционного периода, ткачество у нас существовало долгое время. И после войны в городе много ткали и пряли. 

Евгений Ларин: А как так делали, чтобы эта палочка долго горела? Ведь это деревяшка, — поджёг её, она вспыхнула и сгорела! 

Наталья Шкурыгина: Палочка горела недолго. Лучины заготавливали, — выстругивали, просушивали, — в большом количестве. Прогорали они быстро. Вниз обязательно ставили какую-то ёмкость либо с водой, либо с песком, чтобы туда могли падать отгоревшие части. Следили за пожарной безопасностью. Главным было не уснуть, чтобы недогоревшая лучина упала куда-то не туда. Сгорали лучины быстро, но заготавливали их много и меняли. Иногда, чтобы было посветлее, зажигали сразу несколько лучин. У нас в музее можно всё это увидеть и попробовать самому установить лучину, — их мы заготовили в достаточном количестве. И светцы есть, и подставки. Так что можно почувствовать себя жителем конца позапрошлого — начала прошлого века. 

Евгений Ларин: Но вот прогресс, пусть и небольшими шажками, приходит, и в домах зажигаются лампочки. Мы сказали, что в 1913 году появилась первая электростанция. Хватало ли её быстро растущему городу?    

IMG_5607.JPG
Евгений Ларин и Наталья Шкурыгина. Фото: nsknews.info

Наталья Шкурыгина: Конечно, мощностей не хватало. Свет был тусклым, неравномерным, электричество постоянно отключалось. Но количество желающих подключиться неизменно росло. О строительстве мощной электростанции начали говорить ещё накануне Первой мировой войны. Но именно из-за войны проект пришлось отодвинуть. В 1923 году в городе освещалось всего около двух тысяч квартир. Это очень мало. Поэтому начали строить уже первую ТЭЦ. На закладку первого камня пригласили всесоюзного старосту Михаила Калинина, — думали, что он как-то поможет, денег добавит. Но этого не произошло. Он, конечно, приехал, но это никак не отразилось на дополнительном финансировании или ещё на чём-то. Всё шло строго по плану, ТЭЦ построили в срок. Началась новая эпоха в развитии электричества, — эпоха ТЭЦ. 

Евгений Ларин: Это был 1926 год. А вот что писал народный комиссар просвещения Анатолий Луначарский после своего второго визита в Новосибирск в 1928 году. Это любопытный отрывок: 

«Вы поедете мимо громадных зданий банков, магазинов с роскошными витринами, залитыми электричеством. Вы увидите могучие контуры Дворца Труда, Дома Ленина, здания Исполкома и т. д. <...> ...электричества — бездна. Оно не только сияет и переливается на самый западно-европейский лад в центре города, но и освещает все закоулки, придавая городу среди белоснежных снегов в общем крепкий и нарядный вид».  

Мне кажется, что Анатолий Васильевич немного польстил нашему городу, написав такую шикарную картину в 1928 году. Я думаю, что электрификация не развивалась такими семимильными шагами, чтобы можно было говорить о бездне электричества. 

Наталья Шкурыгина: Центру города у нас всегда придавали большое значение, — и уборке, и освещению. Конечно, и витрины освещались, и в учреждениях было электричество. Но и просто для того, чтобы дальнейшее строительство было возможно, нужно было тянуть электросети дальше. Поэтому стали задумываться о строительстве второй ТЭЦ, то есть ТЭЦ-2. Первый ток она дала в 1935 году. Я бывала там дважды на экскурсии, — их там проводят для всех желающих. Коллектив ТЭЦ-2 тоже живо откликнулся на просьбу помочь в создании выставки. Экскурсия впечатляет, хотя ТЭЦ-2 сегодня — это самая маломощная ТЭЦ в нашем городе.    

IMG_8134.JPG
Фото: nsknews.info

Евгений Ларин: А всего у нас их пять? 

Наталья Шкурыгина: Четыре. ТЭЦ-1 сегодня не существует. ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3 находятся практически рядом друг с другом на левом берегу, ТЭЦ-4 — в Калининском районе, ТЭЦ-5 — в Октябрьском районе за Педуниверситетом. ТЭЦ-5 — это самая мощная ТЭЦ, гигант. А ТЭЦ-2 — это маленький старший брат. Уголь туда привозят вагонами. Меня всегда интересовал вопрос: как из вагона вытащить уголь? Во время экскурсии по ТЭЦ-2 нам очень повезло: мы только зашли и как раз подъехал вагон на выгрузку. Там своя железнодорожная ветка, ответвление. Всё оказалось гениально просто. Умные люди придумали специальное приспособление с мощными магнитами, которое захватывает вагон и просто его переворачивает. Уголь высыпается на специальную решётку. Если что-то пошло не так, — а вагоны идут открытыми в снег и дождь, — тогда вагон ставят на бок, туда залазят рабочие и помогают высыпать уголь. Он высыпается вниз и по транспортной ленте поступает на ТЭЦ.

Самое интересное, что в печку мы уголь кладём кусками, в топку паровоза тоже идёт крупный уголь, а для котла на ТЭЦ нужен уголь, измельчённый до консистенции пыли. Нам её показывали, — в ней ни одной крупинки. Естественно, у нас возник вопрос, как можно сделать такую пыль? А это делают с помощью шаровой барабанной мельницы, которая применяется не только на ТЭЦ, но и в других производствах. Для измельчения угля используют металлические шарики, весом примерно 300 грамм каждый. Уголь крутится вместе с этими шариками, а потом специальным воздухозаборным приспособлением угольная пыль вытягивается и идёт в котёл. Там стоят магниты, которые улавливают металлические частицы, — шарики ведь тоже в процессе трения измельчаются, а крупинки угля не пропускает решётка. Угольная пыль поступает в котёл, котёл работает, и мы с вами живём при свете 24 на 7 и круглый год. 

Евгений Ларин: Я знаю, что эти шарики есть у вас на выставке, верно? 

Наталья Шкурыгина: С этими шариками была смешная история. Нам дизайнеры говорят, дескать, привезите эти шарики на выставку, посетителям будет интересно на них посмотреть, подержать в руках. Мы, мол, да, конечно, а сколько нужно? Ну, штук, 50 — 70 возьмите. А один шарик весит 300 грамм. Мы на ТЭЦ попросили отсыпать нам шариков, — а там целый склад этих шариков в огромных мешках. Они, мол, пожалуйста, но только как вы их понесёте? Насыпают большую сумку этих шариков, и мы с коллегой, — две женщины, — эту сумку даже поднять не можем, ни на один миллиметр оторвать от земли. Ребята с ТЭЦ немного над нами посмеялись, а потом сумку загрузили в машину и привезли нам прямо в музей. Спасибо им огромное. 

Евгений Ларин: Что ещё у вас есть? Расскажите о предметах, которые вы экспонируете. 

Наталья Шкурыгина: Керосиновые лампы. Когда мы их собирали, нам казалось, что они все одинаковые. Но, когда мы их уже выставили, они оказались в большинстве своём разные. Разный дизайн, разные производители. Некоторые заводы производили керосиновые лампы по техническому заданию от государства. Их также производили мелкие артели. Принцип действия всех керосиновых ламп — один и тот же, а вот дизайн немного разный. Когда керосиновые лампы в начале прошлого получили распространение, делали особые красивые лампы с чеканными или залитыми финифтью корпусами, встречались изящные стеклянные конструкции и всё такое прочее. В Новосибирске были уже лампы, в основном, фабричного производства. Тем, не менее, и они были немного разные. 

Евгений Ларин: Я помню, у меня в детстве была керосиновая лампа, которая называлась «летучая мышь». Колба в ней была защищена прутьями, такая лампа не должна была разбиться при падении. Мне было интересно, когда появилась такая конструкция и долго ли она существовала. Есть ли у вас на выставке что-то похожее?    

IMG_5615.JPG
Наталья Шкурыгина. Фото: nsknews.info

Наталья Шкурыгина: Да, конечно, у нас есть несколько разновидностей «летучей мыши». Одна такая лампа датируется 1930-ми годами, другая — чуть позднее. «Летучая мышь» считается керосиновым уличным фонарём, там есть стеклянный колпак, который защищает от ветра, от дождя или снега. Раньше люди передвигались по улицам с такими переносными фонарями. 

Кстати, в своё время вышло предписание, чтобы на каждом доме жители в обязательном порядке устанавливали номерные знаки с подсветкой. У нас на выставке тоже есть несколько таких номерных знаков с подсветкой. Они подлинные, один из Октябрьского района, другой из Центрального. Собрали мы таких знаков больше, но разместить их все на выставке не хватило места. И если кто-то хочет вспомнить, как они выглядели, как они работали, то приходите к нам, ну, а если уж совсем нет времени добежать до музея, то можно приглядеться и увидеть такие знаки на некоторых домах. На некоторых пятиэтажных хрущёвках, сталинках до сих пор сохранились такие номерные знаки с небольшими козырьками. 

Для частных домов такие знаки изготавливали под заказ артели, но они были немного другой конфигурации — более крупные. Для пятиэтажек они были помельче. Они подключались к домовому освещению, чтобы было видно название улицы и номер дома. 

Евгений Ларин: Ну, и лампочки у вас на выставке, конечно, тоже есть. 

Наталья Шкурыгина: У нас целая коллекция разных лампочек, из которых мы сделали две гирлянды, собрав все лампы, которые только смогли собрать. Среди них даже есть лампочка, которую наш электрик называет «неубиваемой». В советское время она была сделана для диспетчерских служб. Она никогда не перегорит. Практически перпетуум-мобиле.    

luis-tosta-XpEIpQ6JDKY-unsplash.jpg
Фото: Luis Tosta, unsplash.com

Евгений Ларин: То есть способ уже нашли, а мы тут какие-то навороченные лампочки изобретаем! 

Наталья Шкурыгина: Эта лампочка очень маломощная! Такие лампы устанавливали на пультах, они дают сигнал, если что-то где-то не так работает. Про то, что она вечная, я, конечно, шучу. Тем не менее, она рассчитана на очень длительную работу.

Самые ранние лампочки в нашей коллекции — послевоенные. Они маленькие, маломощные. 

Евгений Ларин: А что такое лампочка Ильича? 

Наталья Шкурыгина: Это самая обычная лампочка. Лампочкой Ильича её назвали во время продвижения электрификации страны. 

Евгений Ларин: Коммунизм — это Советская власть плюс электрификация всей страны. Мы помним эту фразу. 

Наталья Шкурыгина: Да, её произнёс Владимир Ильич Ленин. В период распространения электричества по различным населённым пунктам, в том числе, отдалённым, получила своё название лампочка Ильича в благодарность тому, кто всё это решил продвигать бесплатно. 

Евгений Ларин: Остаётся только сказать, как долго будет действовать выставка, чтобы все, кто хочет её посетить, успели это сделать. 

Наталья Шкурыгина: Наша выставка будет работать до конца февраля. Всех приглашаем, думаю, что никто не останется равнодушным. На выставке можно будет сравнить, как было и как стало, проследить весь путь эволюции искусственного освещения от лучины до наших дней.    

Не упускайте важное — подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Слушать аудиоверсии программы «Вечерний разговор об истории» теперь можно также в разделе подкастов на Яндекс Музыке.

Что происходит

Афиша Новосибирска: куда пойти в среду, 1 февраля

Отчёт «зелёного» управления мэрии за 2022 год — прямая трансляция

Как научиться стрельбе из лука — слушайте в прямом эфире Горволны

Город, которого нет: какие сталинские высотки не построили в Новосибирске

Где будут убирать снег 1 февраля в Новосибирске — список улиц

HeadHunter назвал лучших новосибирских работодателей за 2022 год

Жён и родителей мобилизованных проконсультируют в Первомайке

Школу и детский сад начнут строить в карьере Мочище в этом году

На новосибирской ГЭС заделывают трещины

В НГУ создали шесть молодёжных лабораторий: зачем они нужны

Новую инфекционную больницу под Новосибирском сдадут в 2023 году

Показать ещё