Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: казнь царя, женитьба Достоевского, дневники Магалифа

7 февраля на радио «Городская волна» (101,4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывала ведущий археограф Государственного архива Новосибирской области Ольга Выдрина. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
19:43, 13 Февраля 2020

Взгляд назад. Исторический календарь

3 февраля 1972 года в Новосибирске открыли городской шахматный клуб.

3 февраля 1981 года в Новосибирск поступили первые десять новых автобусов «Икарус-280» производства Венгерской народной республики. Эти двухсалонные автобусы могли одновременно перевозить около 180 человек.

4 февраля 1913 года в Ново-Николаевске заработала первая городская электростанция. По случаю её запуска в купеческом собрании дали бал. К электросети подключили 540 абонентов, от неё питалось 5610 лампочек. Они светили в гостиницах и квартирах, в торгово-промышленных заведениях, в конторах и на складах, в ресторанах и даже на улицах города.

Стоимость 1 кВт/час составляла 30 копеек для домовладельцев и 45 копеек для предприятий. И это было довольно дорого. За год станция принесла управе 21 тысячу 150 рублей чистого дохода и окупила своё строительство.

Обслуживали станцию два машиниста и электротехник. Работала она на кузнецком угле. Эта электростанция, которую называли «буржуйской коптилкой», исправно давала городу ток для промышленных и бытовых целей вплоть до 1926 года.

5 февраля 1903 года депутация жителей, прибывшая в Петербург, передала царю Николаю Второму ходатайство о предоставлении посёлку Ново-Николаевску прав города и передаче ему в собственность земель без отрезков и ограничений за выкуп 350 000 рублей. Ново-николаевцы сетовали на то, что посёлок не имеет своей земли. Те же земли, коими пользуются его жители, арендуются у главного управления Алтайского округа.

Аренда кратковременная, участки сдаются с торгов, из-за чего в более оживлённой части посёлка арендные цены на усадебные места быстро возрастают. Отсутствие своей земли лишило посёлок источников, из которых могли бы черпаться средства на городское благоустройство, и не позволяет многим желающим прочно обустраиваться — так поясняли жители посёлка своё положение.

7 февраля 1944 года правительственная комиссия приняла от строителей здание Новосибирского театра оперы и балета. Весной в течение двух недель там проводили приём в оперно-хоровую и балетную студии. Театр готовился к открытию, шли репетиции. Одновременно артисты выступали с концертами в госпиталях и на предприятиях города.

8 февраля 1991 года на улице Ленина открылась гостиница «Интуриста» «Сибирь». Её построила польская компания «Будимекс».

9 февраля 1967 года со станции «Новосибирск-Главный» отправился необычный состав — «Агитпоезд на встречу пятидесятилетия Октября». За 15 дней пути он побывал в Новосибирской, Кемеровской, Омской областях и в Алтайском крае.

9 февраля 1939 года президиум облисполкома установил на 1939 год «особые» дни отдыха. Помимо известных нам 23-го февраля и 8-го марта, среди них были 1 августа — Международный антивоенный день, 18 августа — День авиации, 16 ноября — День коллективизации и урожая, а также 14 декабря — День освобождения Сибири от Колчака.

9 февраля 1972 года на Гусинобродском шоссе открылся широкоформатный кинотеатр «Горизонт». Он стал вторым кинотеатром такого типа в городе после «Авроры», которая открылась в 1969 году.

unnamed_cr.jpg
Кинотеатр «Горизонт». Фото: gorod-nsk.ru

Однажды в Новосибирске. Быт заело

5 февраля 1979 года в Новосибирске вступил в строй самый большой в Сибири Дом быта. Более того, он был крупнейшим в стране, с самым современным оборудованием. Тогда он назывался Домом бытовых услуг. Его строили семь лет — с июня 1972 года. Здание состояло из двух соединённых между собой семиэтажных корпусов.

В Доме бытовых услуг расположились ремонтные мастерские, ателье по пошиву одежды и обуви, парикмахерские, фотостудии и другие салоны.

Но в связи с невостребованностью производственных площадей здания Дома быта в начале 2000-х годов его решили перепрофилировать в административное. В 2004 году туда начали переносить структурные подразделения мэрии Новосибирска.

Летом 2011 года возле Дома быта заработала первая в Новосибирске механическая парковка — это каркас в виде этажерки со специальным подъёмником.

До конца 2016 года в здании находилось несколько отделений банков, несколько частных организаций, множество различных торговых павильонов, салон красоты, спортивный центр, а также несколько департаментов мэрии города. Сейчас здание полностью занимает муниципалитет. От самого мощного некогда в городе комплекса бытового обслуживания остались только воспоминания.

0000001_cr.jpg
Дом быта. Фото: Юрий Смирнов с сайта 2gis.ru

Структура момента

Улицу Инскую в Новосибирске не признали достопримечательным местом.

Улица Инская — это одна из первых, а может, и самая первая улица Ново-Николаевска. О создании исторического квартала на основе улице Инской новосибирские архитекторы и краеведы говорят уже больше 20 лет. Об этом мы весной прошлого года в одном из выпусков нашей программы говорили с аспиранткой Сибстрина Валерией Яковлевой. Она занималась историей Инской и фактически подготовила базу для создания исторического квартала. Давайте послушаем фрагмент этого интервью от 15 марта. 

Валерия Яковлева: «Улица Инская замечательна тем, что это одна из первых названных улиц города. То есть если посмотреть по историческим картам, где нанесена нумерация кварталов, то вы увидите, что рядом с Инской нумерация кварталов — второй, третий, четвёртый, пятый и шестой. Это говорит о том, что это одни из первых кварталов, которые были обозначены. <...> Если опираться на карты, то на первом плане поселения, который относится к 1894 году, Инская уже была обозначена. <...> То, что говорят, что застройка была хаотичной — это утверждение, которое тиражируется из советских учебников об истории Новосибирска. На самом деле это не всегда так было. Наверное, это какой-то идеологический момент, старались показать, что город стихийно возник в царское время».

«Самые первые кварталы — кварталы Инской — уже были запланированы. Где-то, конечно, был самострой. Но интересно, что по кварталам Инской потом отмеряли остальные участки. Корректировали их размер, но это задало масштаб городу. В некотором смысле кварталы Инской были градостроительным эталоном. <...> Из дореволюционной постройки уцелело пять зданий, которые сейчас не включены в реестр, помимо памятников архитектуры. Это деревянные одноэтажные дома, богато украшенные резьбой на Инской, 7 и Инской, 19. Какое-то время они были в реестре памятников, но были исключены. Также это дома на Инской, 8 и Инской, 10».

«В бревенчатом с каменным основанием доме извозчика на Инской, 8 — в одном из немногих на всей улице — был телефон. Это были 1910-11 годы, повсеместная телефонизация тогда в город ещё не пришла. И ещё один сохранившийся с дореволюционных времён — это дом на Большевистской, 27. Это дом Степана Санкина. Он расположен на соседнем участке с домом Самсоновых». 

В материале на сайте «Новосибирские новости» моя коллега Лариса Сокольникова пишет, что в августе прошлого года Новосибирское областное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры обратилось к Государственной инспекции по охране объектов культурного наследия Новосибирской области с просьбой внести улицу Инскую в реестр объектов культурного наследия как достопримечательное место. Инспекция заказала экспертизу объекта. Однако эксперты дали отрицательное заключение, не найдя на Инской признаков историко-культурной ценности.

В заключении Госинспекции по охране объектов культурного наследия говорится: на основании проведённых исследований эксперты установили, что объект «Улица Инская» не соответствует определению «достопримечательного места» как «центра исторического поселения и фрагмента градостроительной планировки и застройки». 

По мнению экспертов, главная проблема в том, что разрушена историческая планировочная структура улицы, фактически уничтожена либо деградировала усадебная застройка, утрачен подлинный первоначальный облик ещё сохранившихся зданий. Ценная среда улицы утрачена, утрачены подлинные малые архитектурные формы, ограды, ворота, элементы благоустройства. Отсутствует реставрационная ценность фрагментов сохранившихся объектов.

Статус памятников на Инской имеют только два здания: усадьба Терентьевых: двухэтажный особняк на Инской, 65, в котором находится областной детский психоневрологический диспансер, и здание Закаменского райкома ВКПб по адресу Инская, 55.

Есть в комплексе Инской два исторических реконструированных здания: это «Дом Самсоновых» на Большевистской, 29 (сейчас там штаб КПРФ) и Контора инженера Будагова на Большевистской, 7. Недавно выявлен памятник конструктивизма — здание Тяговой станции Горэлектротранспорта на ул. Маковского, 4. Все эти объекты охраняет государство.

Дальнейшую судьбу улицы Инской будет решать региональная инспекция по охране памятников.

Было — не было. На страже истории

Гость в студии — ведущий археограф Государственного архива Новосибирской области Ольга Выдрина.

Евгений Ларин: Ровно 100 лет назад было создано Сибирское архивное управление, или Сибархив. Столетие со дня основания Сибирского архива отсылает нас в 1920 год. «Пора надежд, пора невзгод», как пелось в песне в известном кино про зелёный фургон. «Двадцатый год крест-накрест прошлое клинком перечеркнёт!» — это там же. И вот сразу возникает принципиальный вопрос, даже два.

К началу 1920-го года гражданская война в Сибири фактически закончилась. Колчаковские войска разгромлены, самого адмирала вот-вот расстреляют. А власть молодого советского государства задумалась о создании централизованного архива в Сибири. Насколько это было тогда важно, актуально и вообще оправданно?

И второй вопрос: разве не стремились тогда большевики перечеркнуть крест-накрест прошлое, разрушить до основания старый мир насилия? О сохранении каких документов тогда могла идти речь? Документов ненавистной эпохи царизма! Их же нужно было отправить в топку, а не на архивные полки! Историю нужно писать с чистого листа! Или это не так?

IMG_8227_tn.JPG
Ольга Выдрина. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Ольга Выдрина: До 1917 года в России насчитывалось 120 000 правительственных и общественных архивов, но единого руководящего органа над ними не было. На территории Советской России декретом Совета народных комиссаров от 1 июня 1918 года была заложена законодательная база для развития архивного дела в стране. Но шла гражданская война, и в связи с этим реализация этого декрета пришлась на 1920 год. Архивы имеют практическую пользу. В том числе пользу политического плана. Врагов надо знать в лицо.

На территории Сибири первое комплектование началось документами существовавших антибольшевистских режимов. Их целенаправленно собирали и отправляли в Москву в центральные архивы. Вообще декрет Совета народных комиссаров закладывал централизованную систему хранения и учёта. То есть в губернских центрах создавались губернские архивы, центральный архив был в Москве.

Евгений Ларин: А наш архив появился не в Ново-Николаевске?

Ольга Выдрина: В Ново-Николаевске был губернский архив. А Сибархив создавали в Омске, как и все органы власти в Сибири. Омск был центром сибревкомовской Сибири до 1921 года. А в 1921 году, когда было принято решение о переносе столицы в Ново-Николаевск, сюда стали подтягиваться и учреждения, созданные Сибревкомом. Но фонды Сибархива переехали в Ново-Николаевск только в феврале 1925 года, потому что стояла жёсткая проблема с помещениями, просто негде было физически разместить документы.

Евгений Ларин: А у нас хранились какие-то документы? Дума и Управа, наверное, что-то собирали?

Ольга Выдрина: Были ведомственные архивы. Потом, с установлением советской власти, за архивом присматривал Георгий Жерновков. На первых порах задачей архива был сбор документов. За годы гражданской войны ведомственные архивы Сибири, конечно, значительно пострадали, многие были сожжены, многие — просто разбросаны в ненадлежащих условиях хранения. Первой задачей был сбор материалов. Но нужно было отфильтровать, что останется на месте, а что будет отправлено в Москву.

Евгений Ларин: Какие это были документы, что они отражали?

Ольга Выдрина: Это были документы органов власти — ново-николаевской городской думы и Управы, документы подобного уровня по Сибири, губернских, городских дум, управ. Всё это концентрировалось в архивах. Территория — сибревкомовская Сибирь. Потом территория сужалась — Сибирский край, Западно-Сибирский край, а с 1937 года — Новосибирская область. Создано областное управление архивным делом.

Евгений Ларин: 1925 год, окончательный переезд Сибархива в Ново-Николаевск. Что собой представляли фонды, где их размещали? Ведь тогда, во время переноса столицы и переезда учреждений, не то что бумаги было негде хранить — людей негде было селить!

Ольга Выдрина: В том-то и дело! Сибархиву выделили полуподвальное помещение бывшего Реального училища на Красном проспекте, 3, там, где сейчас детская больница. Там первое время размещался Сибревком, там же выделили место для хранения документов, а их было много. Вегман, руководитель Сибархива, активно собирал ценнейшие газеты начала XX века. У него была одна из наиболее полных коллекций, она хранится в Государственном архиве Новосибирской области. 

Евгений Ларин: Имя Вегмана в наших программах звучит довольно часто. Последний раз мы говорили о нём в контексте создания в Ново-Николаевске первого игрового фильма в Сибири, который назывался «Красный газ» и был посвящён пятилетию освобождения от Колчака. Инициатором этой картины стал Вениамин Вегман. А ещё он руководил газетой «Советская Сибирь» и, оказывается, ещё и архивом! Что это был за человек?

Ольга Выдрина: Вегман работал в Ново-Николаевске с 1920 года. Здесь он был уполномоченным по организации Сибирского советского государственного театра оперы и драмы — Сибгосоперы. Кроме того, он был одним из создателей журнала «Сибирские огни». В 1923 году он возглавил Сибистпарт — Сибирское отделение комиссии для собирания и изучения материалов по истории Октябрьской революции и РКП(б). Он был председателем театральной комиссии, членом Сибнаробраза — отдела народного образования Сибревкома. Эти вопросы также обсуждались с его участием.

Евгений Ларин: Получается, что он руководил всей нашей сибирской культурой, образованием, историей?

Ольга Выдрина: Да, такой уникальный был человек, который много где отметился. В 1922-24 годах он являлся первым начальником краевого органа цензуры — Сиблита, Сибирского отдела по делам литературы и издательства. С 1928 года он возглавлял комитет содействия строительству Дома науки и культуры, который сегодня знаем как театр оперы и балета. Вегман был одним из создателей Общества изучения Сибири и её производительных сил.

Евгений Ларин: Прямо на все руки мастер!

Ольга Выдрина: Да! Мало того, он состоял в редакционном совете Сибирской советской энциклопедии. Человеком он был очень разноплановым. У него была хорошая библиотека. Он даже иностранные журналы и газеты выписывал.

Евгений Ларин: А ему ничего за это не было?

Ольга Выдрина: В 1936 году его арестовали, и он погиб в тюрьме во время следствия.

Евгений Ларин: Судьба, которую разделили многие деятели культуры, науки и искусства. Внимательные новосибирцы могут увидеть табличку и узнать, что именем Вегмана была названа одна из улиц нашего города, которая сейчас называется Депутатской. Эта улица — рекордсмен по переименованиям — одно время называлась улицей Вегмана.

Как архив развивался и стал той структурой, которая есть сейчас?

IMG_8246_tn.JPG
Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Ольга Выдрина: Изначально при создании Сибархив совмещал функции органа управления и архива. В штате было восемь человек, которые занимались всем: и организацией губернских архивов на территории сибревкомовской Сибири, и проведением централизованных бумаг. Дело в том, что в архивном деле за два года уже появились регламентирующие документы, и Сибархив направлял действия сибирских архивистов в соответствии с этими указаниями.

Евгений Ларин: То есть у Сибархива были филиалы в более мелких городах?

Ольга Выдрина: Это были не филиалы, а полноценные губернские архивы.

Евгений Ларин: В чём заключалось руководство?

Ольга Выдрина: На первых порах деятельность сводилась к комплектованию. Собирались архивы учреждений на хранение, отфильтровывались те, которые должны перейти в центральный архив. На местах архивы описывались, производился учёт. Учётные документы тоже появились с первых лет советской системы архивного дела. Вообще архивное дело основано на четырёх китах: комплектование, учёт, хранение и использование.

Евгений Ларин: Вы сказали: документы из учреждений. Что это? «Товарища Иванова назначить на должность с окладом»?

Ольга Выдрина: Это называется «приказы по личному составу». Они не постоянного срока хранения. Все документы разделяются по срокам хранения. На государственное хранение поступают только документы с постоянным сроком хранения.

Евгений Ларин: Вечные?

Ольга Выдрина: Бессрочные. Уставы, положения, учредительные документы, приказы по основной деятельности, бухгалтерские отчёты.

Евгений Ларин: Даже бухгалтерские документы вечно хранятся?

Ольга Выдрина: Годовой бухгалтерский отчёт организации — да, у него постоянный срок хранения.

Евгений Ларин: То есть, например, бухгалтерию нашего предприятия можно будет через сто лет найти в архиве?

Ольга Выдрина: Нет, хранится не вся бухгалтерия, а только отчётные документы. А документы по личному составу, ведомости начисления заработной платы, личные дела уволенных поступают на хранение в случае ликвидации организации. Тогда они поступают на государственное хранение, описываются, используются. На основании этих документов людям выдают архивные справки.

Евгений Ларин: Если подобные документы начали собирать уже тогда, в первые годы существования Сибархива, значит, сейчас они должны иметь какую-то ценность.

Ольга Выдрина: Сибархив на определённом этапе имел три архивных хранилища. Исторический архив, архив Октябрьской революции и...

Евгений Ларин: Секретный?

Ольга Выдрина: Да, секретный. Секреты всегда были. В историческом архиве, например, с 1920 годов сохранился фонд Анатолия и Виктора Пепеляевых. 

Виктор Пепеляев был в правительстве Колчака, он занимал должность министра образования. Его расстреляли вместе с Колчаком в 1920 году. Это личный фонд, то есть фонд личного происхождения. В фонде Пепеляевых есть интересное дело — снимки с места гибели царской семьи. Это результат работы комиссии генерала Дитерихса. Уникальные снимки, например, деталей, предметов одежды.

Евгений Ларин: Всё, что касается царской семьи, было же засекречено?

Ольга Выдрина: Нет, на секретном хранении эти документы никогда не были. На секретное хранение попали документы обкома партии, не все, но выборочно. Также документы оборонных предприятий.

Евгений Ларин: Это понятно. А что секретного в документах обкома?

Ольга Выдрина: Стратегические решения, которые принимались в отношении этих заводов.

Евгений Ларин: А что можно сказать про архив Октябрьской революции? Там что?

Ольга Выдрина: Там документы об установлении советской власти, воспоминания участников гражданской войны, белого движения.

Евгений Ларин: Информацию о гражданской войне мы получаем благодаря этим документам? 

Ольга Выдрина: В том числе да. Для того, чтобы воссоздать полную картину, нужно проехать всю Сибирь, потому что эти документы рассеяны по областным и краевым архивам.

Евгений Ларин: А у нас есть какие-либо каталоги — где что можно найти?

Ольга Выдрина: Все учётные документы есть в центральном архиве. Кроме того, архивы издают путеводители по фондам, это тоже доступные материалы. Сейчас есть централизованная система «Архивный фонд» — это электронный учёт документов. Архивы теперь активно используют сведения о составе и содержании фондов в интернете. Есть ресурс «Электронный архив Новосибирской области», там можно удалённо посмотреть те единицы хранения, которые мы имеем на учёте.

Евгений Ларин: Хорошо, оставим это специалистам. Мы заговорили о том, какие документы были засекречены, а какие нет. Интересен период 1930-х годов, когда в Советском Союзе происходили репрессии. Людей просто вычёркивали из истории, вымарывали документы. Как отразился этот период на нашем архиве?

Ольга Выдрина: Фактов вымарывания документов я не знаю. Но были макулатурные кампании. Они проходили в 1920-х — в начале 1930-х годов в связи с бумажным голодом, нехваткой писчей бумаги. Изымались документы, которые считались менее ценными, и их использовали вторично. На оборотной стороне создавался новый документ.

Евгений Ларин: То есть они могли попасть к вам во второй раз?

Ольга Выдрина: А они и попали к нам во второй раз. У нас есть фонды 1920-30-х годов, они как раз зачастую на таких черновиках и написаны. Мы называем их черновиками, хотя это тоже документы, просто с другим сроком хранения.

Евгений Ларин: А что выбрасывали? Какие документы казались ненужными и шли во вторичное использование?

Ольга Выдрина: Например, пустые листы метрических книг. Незаполненные листы просто вырезали из метрической книги. Дело в том, что метрические книги велись в особых журналах, изготовленных типографским способом. И если оставались незаполненные листы, то в ходе макулатурной кампании эти пустые листы вырезали из книги, и они шли во вторичное использование.

Евгений Ларин: А идеологически вредные документы?

Ольга Выдрина: Идеологически вредных документов не встречалось. Встречались, например, расписки.

IMG_8157_tn.JPG
Ольга Выдрина. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Как отличалась организация архивного дела в 1920-х годах от середины века и от того, как это происходит сейчас? Как это всё работает? Откуда берутся документы, кто их находит, собирает?

Ольга Выдрина: Документы передают организации. Всё начинается с комплектования. Существуют списки источников комплектования государственного архива. В 1920-х годах было не так. Тогда брали готовые массивы документов, которые остались от учреждений — существовали ведомственные архивы.

Эти ведомственные архивы были национализированы и переданы на государственное хранение в фонды Сибархива. Их забирали, привозили, складировали, описывали. Хотя описание, конечно, было не такое продвинутое, как сейчас. Сейчас наработана практика. Если раньше могли в описи поставить заголовок дела «Разная переписка», то сейчас это недопустимо. 

В любом деле несколько тем возникает, и в заголовке документа должно быть обязательно указано, по каким вопросам переписка. Это облегчает поиск, минимизирует затраты исследователя. Постепенно такая практика внедрилась. Фонды 1920-30-х подлежат переработке и составлению новых описей, систематизации и описанию в соответствии с рекомендациями.

Евгений Ларин: А много ли сохранилось тех самых первых документов, которые попали в архив в 1920-х — в начале 1930-х годов? Что нам осталось от того периода?

Ольга Выдрина: Комплектование тесно связано с делопроизводством. Фонды Сибнаробраза, Сибревкома, отделов местного хозяйства были сформированы в 1920-х годах. Они находятся сейчас на государственном хранении. Но проблема в том, что делопроизводство было ещё не очень развито.

Евгений Ларин: Делопроизводство — это когда папочки подшивают?

Ольга Выдрина: Подшивают, но не как бог на душу положит, а по номенклатуре дел.

Евгений Ларин: Как всё сложно!

Ольга Выдрина: Номенклатура дел — это ценный документ, который потом облегчает отбор на государственное хранение. 

Евгений Ларин: А как хранятся документы 1920-х годов? Ведь это же бумага! Мы прошлогоднюю-то бумажку не можем сохранить — помнётся, замусолится. А тут сто лет прошло!

Ольга Выдрина: У нас имеется специально оборудованное здание. Там особый режим хранения, система вентиляции, кондиционирование воздуха, достигается температура 18 градусов и 55% влажности. Это оптимальный режим хранения документов на бумажной основе.

Евгений Ларин: В 1938 году архив передали в ведение НКВД. С чем это было связано? С тем, что тогда НКВД вообще правил бал, или это произошло по другой причине? Слишком много развелось «врагов народа»? Что изменилось с передачей архива в НКВД? 

Ольга Выдрина: Архивы стали более закрытыми учреждениями. Просто в читальный зал уже обращений не было. На доступ получали специальное разрешение. Но, тем не менее, продолжали курировать архивы организаций, следить за их делопроизводством, отбирать документы на государственное хранение. В военный 1941 год на учёте архивного бюро состояло 419 организаций. Плюс добавилось 23 организации эвакуированных предприятий, которые приехали сюда.

Евгений Ларин: Они приезжали со своими архивами?

Ольга Выдрина: В том числе и со своими архивами. Со своим оборудованием, людьми и архивами.

Евгений Ларин: То есть можно сказать, что в годы войны к нам эвакуировали не только предприятия, работников, не только культурные ценности, но ещё и архивные документы? А просто архивы к нам эвакуировали?

Ольга Выдрина: Да, привозили. Шла эвакуация в том числе и архивов. По воспоминаниям Максакова — это руководитель Главархива — через два часа после правительственного сообщения о нападении Германии на Советский Союз в главном архивном управлении состоялось совещание по разработке планов эвакуации документов, имеющих особую научную ценность и уникальный характер. Это материалы, характеризующие обороноспособность страны, дела и документы оперативного значения, необходимые для работы советских органов.

В эвакуацию только из Москвы было отправлено более двух миллионов дел, из Калинина — 193 тысячи, из Воронежа — четверть миллиона дел, из Ростова и Таганрога — свыше одного миллиона дел.

Евгений Ларин: Где же мы это всё размещали?

Ольга Выдрина: Это огромные объёмы! Сейчас у нас на хранении два с половиной миллиона дел. У нас два специализированных здания и ещё одно дополнительное помещение.

Евгений Ларин: Дело — это подшивка с документами?

Ольга Выдрина: Да. В архиве их, если быть точной, 2 миллиона 424 тысячи 489 единиц хранения. Это по состоянию на 1 января 2020 года. Это большой объём.

Евгений Ларин: Архивы, которые привезли к нам во время войны, увезли обратно?

Ольга Выдрина: Да, увезли.

IMG_8253_tn.JPG
Евгений Ларин и Ольга Выдрина. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: А что касается секретных документов первой половины прошлого века? Сейчас с них сняли гриф секретности? Или остался такой отдел, куда можно попасть только с особыми корочками?

Ольга Выдрина: У нас есть хранение специальной документации до сих пор. Объём единиц хранения там не очень большой. Они размещаются в одном малом хранилище, которое заполнено не полностью.

Евгений Ларин: Но хотя бы скажите, что там лежит?

Ольга Выдрина: Это секрет!

Евгений Ларин: Хорошо, не будем его раскрывать. Но вот что. Архив же должен служить народу, истории. Удалось ли в последнее обозримое время обнаружить какие-либо уникальные документы, которые пролили бы свет на такие страницы истории, которые были совершенно неизвестны?

Ольга Выдрина: На сегодняшний день в реестре уникальных документов у нас всего 21 документ. Но это потрясающие по содержанию документы! Среди них автобиография Константина Константиновича Рокоссовского, среди них запись в метрической книге церкви города Кузнецка о браке Достоевского. Он жил в Кузнецке и сочетался там браком.

Есть документ, который был практически использован при возведении здания. Это чертёж часовни во имя Святого Николая Чудотворца на Красном проспекте. Её построили в 1914 году. В 1929 году эта часовня была разрушена, а в 1990-е годы началось её восстановление. Автор проекта часовни, Александр Сергеевич Чернобровцев, пришёл в архив, познакомился с чертежом, потому что воссоздавать здание по фотографии значительно сложнее, чем по готовому чертежу, созданному инженером.

Евгений Ларин: Проект часовни же создал архитектор Крячков?

Ольга Выдрина: На чертеже стоит подпись Фёдора Романа, городского архитектора. Потом нашлись документы о том, что руку к проекту часовни приложил Андрей Дмитриевич Крячков. То есть было два автора проекта часовни. Правда, Чернобровцев немного изменил пропорции здания. Верхняя часть купола отличается того, что была построена в 1914 году. Но, тем не менее, это самый яркий пример практического использования нашего документа. 

Евгений Ларин: Архивы, которые касаются гражданской войны, становления советского государства, доступны? Может, они публикуются в каком-то виде? Издательская деятельность архива — это же тоже очень важная составляющая его работы? Архив же издаёт книги, созданные на основе документов?

Ольга Выдрина: Активная публикаторская деятельность началась в 1960 году. Тогда выпустили большой сборник документов Сибревкома, больше 600 листов. Для сборника были отобраны самые интересные, уникальные документы, которые характеризовали деятельность этого чрезвычайного органа власти. Начатая с 1960 года славная традиция продолжается, сегодня мы издаём сборники документов.

Сейчас к изданию готовится книга о боевом пути 18-й гвардейской дивизии к юбилею Победы в Великой Отечественной войне. Интересный должен получиться результат, надеемся на это. Дивизия возникла как 133-я стрелковая дивизия, была сосредоточена в Новосибирске. Летом 1941 года находилась в лагерях в Юрге и во второй день начала войны выехала на фронт. К маю мы надеемся книгу выпустить.

Евгений Ларин: Мы не знаем, как повернётся история, какие документы понадобятся через 20 лет или через 100 лет. Но архив же не может хранить вообще всё, хотя это, наверное, интересно? Как отбираются документы? Как понять, какие из них важные, а какие — не очень? Как и чем наполняют архивные полки сегодня?

Ольга Выдрина: Деятельность архивов регламентирована. Есть список источников комплектования Государственного архива. В этот список комплектования выбираются организации из разных областей. Органы государственной власти включаются в обязательном порядке как источники формирования фондов, а организации — по отраслевому принципу.

Допустим, от учреждений образования одно или два попадут в выборку. Два-три учреждения здравоохранения областного значения попадают в источник комплектования. Далее архивисты помогают канцелярии организации, учреждения составить номенклатуру, определяют сроки хранения документов. 

Евгений Ларин: Что означает «составить номенклатуру»?

Ольга Выдрина: Описать все документы, которые образуются в деятельности организации: приказы по личному составу, планы, отчёты, переписка. Каждая позиция имеет свой цифровой индекс. Потом, когда проходит 10-15 лет, эти документы, отлежавшиеся в организации, поступают на государственное хранение. Мы берём не всё, а, может быть, 10% из того, что в организации образуется из документов, но по отборочному списку.

Евгений Ларин: А если, например, кто-то из ваших сотрудников или с улицы просто придёт в архив и скажет: «У меня есть уникальная частная коллекция документов, я хочу её сохранить»? Например, обнаружился подлинник письма Онегина к Татьяне. Неважно, что за документ, но от него даже запах уникальный исходит. Вы направите этого человека в музей или займётесь этими документами?

Ольга Выдрина: В принципе, мы принимаем документы на хранение. Если большой массив интересных документов, то может быть организован фонд личного происхождения. Мы может принять такие документы. У нас, например, есть личный фонд писателя Юрия Магалифа. Там черновики и варианты его произведений. Кроме того, Магалиф передал нам свои дневники. Он передавал их с особым условием, что они не могут быть использованы в течение десяти лет. Но сейчас сроки этого ограничения уже истекают.

Евгений Ларин: То есть исследователь творчества Магалифа может к вам прийти и прочитать эти дневники?

Ольга Выдрина: Может. Более того, снимаются фильмы о Магалифе. Мы использовали эти материалы в фильме.

Евгений Ларин: Что ж, я поздравляю вас со 100-летним юбилеем архива! Желаю новых интересных находок, исследований и новых публикаций!

Главные новости из жизни нашего города — подписывайтесь на нашу группу в Одноклассниках.

Что происходит

Как выглядят семь самых дорогих арендных квартир Новосибирска

2ГИС запустил сервис поиска лекарств по городу

Новосибирцев призвали жаловаться на начальников в нерабочую неделю

Спасатели вытащили рыжего кота из мойки в Новосибирске

Стремительный нагрев воздуха произойдёт в Новосибирске

Брать пример с ежа Коржика советуют новосибирцам

Ушедшее на карантин новосибирское пёсокафе просит горожан о помощи

Самые красивые утки в Новосибирском зоопарке вывели 17 птенцов

Банки предоставят пострадавшим от коронавируса «каникулы» по кредитам

Конференция в честь 75-летия Победы пройдёт в заочном формате

Глава Сбербанка разъяснил, когда введут налог с процентов по вкладам

Показать ещё