Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: «Стоит летом потерпеть, чтобы зиму жить комфортно»

Как энергетики Новосибирска подготовились к отопительному сезону? Когда завершится ремонт городских теплосетей? Куда жаловаться, если батареи дома холодные? Об этом и многом другом рассказал 10 октября гость программы «Вечерний разговор» — директор Новосибирского филиала «Сибирской генерирующей компании» (СГК) Андрей Колмаков — на радио «Городская волна» (101,4 FM).

Иван Конобеев
Иван Конобеев
17:46, 14 Октября 2019

Иван Конобеев: Добрый вечер! В студии Иван Конобеев. Сегодня [10 октября] у нас в гостях директор Новосибирского филиала «Сибирской генерирующей компании» (СГК) Андрей Колмаков. Напомню, что в 2018-м году известный, наверное, каждому новосибирцу производитель тепла «СИБЭКО» перешёл в собственность «Сибирской генерирующей компании» и сегодня, фактически, всё тепло Новосибирска находится под её распоряжением.

Наш город, таким образом, уже второй отопительный сезон работает с СГК. Зима, как говорят в некоторых сериалах, близко, поэтому поговорим о готовности производителя тепла к этому испытанию. На прошлой неделе начался отопительный сезон. 30 сентября тепло поступило в первые дома. И сегодня у нас в гостях Андрей Вадимович. Здравствуйте!

Андрей Колмаков: Добрый вечер!

Иван Конобеев: Поговорим о том, как всё это устроено для вас и как отражается на жителях Новосибирска. Итак, первый вопрос от слушателей.

Сообщение: Какая зона ответственности у вашей компании, если мы говорим о всём цикле производства и доставке теплоэнергии в дома? Что является вашим хозяйством?

Андрей Колмаков: Для начала скажу, что мы не делим зону ответственности так уж формально. Наша зона ответственности заканчивается там, где сети находятся в собственности, аренде, либо концессии, что называется, по стене дома. А уже внутридомовое оборудование — это зона ответственности либо управляющей компании, либо ТСЖ.

При развороте системы отопления в городе, которая занимает у нас не менее десяти дней, мы работаем совместно с управляющими компаниями, специалистами ТСЖ, производственными предприятиями. 

В прошлом году отопительный сезон начался 24 сентября. В этом году — 25. Погода благоволит. Дневные температуры достаточно высокие.

Я не скажу, что мы пользуемся этим моментом, но это помогает нам устранить те дефекты, которые начались уже сейчас, при начале отопительного сезона. Таких дефектов уже более 200. Они появились с 25 числа, за последние две недели.

Иван Конобеев: Можете описать масштабы всего хозяйства? Сколько километров труб в Новосибирске?

Андрей Колмаков: Пять тепловых электрических станций. Одна из них находится в городе Куйбышев, а называется при этом Барабинская ТЭЦ.

Иван Конобеев: Новосибирцев она должна, наверное, мало интересовать?

Андрей Колмаков: Горожан да. А в целом, это зона нашей ответственности и там тоже такие же люди живут. Крупнейшая электростанция — это ТЭЦ-5. Её суммарная тепловая мощность — 2700 гигакалорий в час (Гкал/час), электрическая мощность — 1200 МВт. На ней, по сути, держится 35% тепловой нагрузки всего Новосибирска, то есть треть города.

Фото00001.jpg
Андрей Колмаков. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Территориально левый берег — это ТЭЦ-2, ТЭЦ-3. А на правом берегу ТЭЦ-4 — это Калининский район и часть Заельцовского. Система тепловых сетей у нас устроена по принципу районного деления.

Тепловые сети есть магистральные, внутриквартальные, как их называют на бытовом уровне, и муниципальные, которые находятся у нас в аренде и частично в концессии: в Пашино и на ОбьГЭСе. Всего 508 центральных тепловых пунктов, где производится горячая вода.

На независимой системе отопления находится треть города — это зона ТЭЦ-5; около полутораста ИТП (индивидуальных тепловых пунктов) и десять перекачивающих насосных станций, которые распределяют по городу уже горячую воду. То есть хозяйство большое.

У нас около 9000 многоквартирных домов, имеющих централизованную систему отопления. Есть немало территорий в городе, где теплоснабжение осуществляется от котельных: жилмассив «Берёзовый» — это Первомайка, Новомарусино, микрорайон «Дивногорский», жилмассивы «Просторный» и «Родники». То есть там застройщики сами возвели котельные, сами их эксплуатируют и обслуживают. Есть ещё Академгородок. Он у нас как анклав. Там две тепловые станции, которые принадлежат федеральной собственности.

Иван Конобеев: Довольно много вопросов было у новосибирцев по поводу огромного количества разрытий на территории города, когда всё лето велась кампания по плановому ремонту. Это была нормативная ситуация или что-то пошло не так? Какую дадите оценку?

Андрей Колмаков: Когда подводили итоги прошедшего отопительного сезона, я говорил, что мы, безусловно, столкнёмся с такими вопросами. Потому что в этом году впервые за четыре последних года мы начали проводить замену магистральных тепловых сетей.

Было 12 участков по городу. Пять из них пересекались с федеральной программой «Безопасные и качественные автомобильные дороги» (БКАД), которая распространилась практически полностью на улицы Фрунзе и Фабричную.

Много было вопросов по улице Мира, перекрёсток Оловозаводской, где была заужена дорога, и движение практически в течение полутора месяцев было затруднено. Там образовывались пробки, но все эти работы нужно делать. Стоит летом потерпеть, чтобы зиму жить комфортно.

Иван Конобеев: А каким образом выбирались эти участки?

Андрей Колмаков: У нас есть, как в простонародье называют, «светофор» (дорожная карта). Он доступен на нашем ресурсе, на сайте. На карте ремонта красный цвет обозначает, что всё совсем плохо, жёлтый — можно терпеть, зелёный — очередь ещё подойдёт. 

Объясню для понимания, что 5 км в однотрубном исчислении, при том, что мы имеем 700 км магистральных сетей — это менее 1% (0,6%). То есть, если продолжать работать такими же темпами и говорить о замене всех труб, то счёт пойдёт на сотни лет.

Иван Конобеев: А до этого таких работ не было?

Андрей Колмаков: Последние четыре года не проводились, к сожалению.

Иван Конобеев: Что изменилось? Почему решили провести? Потому что на карте было слишком много красного цвета?

Андрей Колмаков: Анализ этот был сделан с приходом СГК. Не скажу, что мы этого не знали. Понимали, что если работ не делать, то к 2018-2019 году мы к этому состоянию придём. Сейчас с СГК анализ актуализировали. 270 млн рублей в этом году дополнительно к ремонтной программе было освоено.

Иван Конобеев: Нормативные сроки для проведения работ существуют или нет? Например, открывается теплопровод, затем работы начинаются, а потом вдруг заканчиваются, но теплопровод рабочие не зарыли. Жители спрашивают, почему так, почему не зарыли, почему растягиваются сроки? Это нормативная ситуация, или что-то пошло не так?

Андрей Колмаков: Безусловно нет, не нормативная. Если говорим о проведении работ на проезжей части, то там это всё регулируется постановлением мэра, и сроки чётко определены: и начало, и окончание.

Если говорить о той же Фрунзе и Фабричной — там у нас были проблемы, и мы готовы признавать свои ошибки. В том числе то, что мы поздно начали искать подрядчиков. Весной были подготовлены документы. Проекты, закупочные процедуры начались в марте-апреле, а тут мы столкнулись с новой проблемой, что за четыре года компетенции утеряны. Если раньше было полтора десятка подрядчиков, которые знали и умели работать на тепловых сетях, то сейчас их нет.

Иван Конобеев: А куда они делись?

Андрей Колмаков: Как показало изучение рынка, многие переквалифицировались и уехали в другие регионы или на строительство газопроводов. Многие поехали в Якутию. Те три подрядчика, что пришли в начале, взяли работы, в том числе на тех улицах, что были озвучены, а потом отказались от них. Пришлось менять коней на переправе.

При этом на сегодняшний день из 12-ти участков 11 закончены в полном объёме. На улице Линейной и Кропоткина работы закончат в эти выходные.

Есть ещё участок на Демьяна Бедного. Он у нас проблемный. Там поменялось два подрядчика, сейчас работает третий. А территории практически 1 км — почти вся улица. Мы собрали такую схему, что проведение работ никак не влияет на подачу тепла в эти дома. Работы будут продолжаться до начала декабря, раньше не закончим. Благоустройство будет сделано в зимнем варианте, а в летнем пойдёт на следующий год.

Фото00006.jpg
Андрей Колмаков и Иван Конобеев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Иван Конобеев: То есть, я правильно понимаю, что декабрь — это плановые работы по ремонту теплотрасс?

Андрей Колмаков: Они не могут быть плановыми в декабре. Плановые работы по нормативам должны заканчиваться до начала отопительного сезона. Если есть технологическая возможность проводить эти работы, то мы будем их делать, потому что у нас помимо плановых ремонтов есть техническое перевооружение, реконструкция, новое строительство.

Иван Конобеев: И 200 порывов, которые возникли.

Андрей Колмаков: 200 порывов, которые возникают, устраняются собственными силами, а мы сейчас говорим про работу подрядчиков. Серьёзная работа идёт на улице Бориса Богаткова. Она у всех на слуху, потому что продолжается около десяти лет. Да, действительно, десять лет мы меняли всю улицу, с перекладкой диаметра.

Сейчас остался один участок с переходом над метро «Золотая Нива», на улице Кошурникова. Суммарно там осталось порядка 300 метров. Зимой на Кошурникова будут вестись работы. Это позволительно и никак на отопительный сезон не влияет.

Подрядчик выбран, договор заключён. Нам в следующем году эту увязку надо закончить, чтобы позволить развиваться Закаменскому микрорайону, там идёт большое и активное строительство. То есть, работать зимой можно, это не проблема.

Иван Конобеев: А тот график, когда должны завершиться работы по крупным объектам, где-то доступен? Люди могут его открыть и посмотреть? Или это внутренняя кухня, которая нигде не показывается?

Андрей Колмаков: Ничего там закрытого нет. Мы информацию предоставляем в муниципалитет. 

Сегодня улица Демьяна Бедного — это единственный такой участок, который уйдёт у нас, скорее всего, на конец ноября.

Иван Конобеев: А 200 порывов, про которые вы сказали — там есть какие-то серьёзные проблемные ситуации?

Андрей Колмаков: Нет. Тепловая сеть, особенно в том состоянии, в каком она сейчас есть, работает спокойно, когда выставлен режим. Если на улице, условно говоря, −20, а в сети выше 100 градусов и её никто не дёргает, то она работает и работает, циркуляция идёт.

Когда разворачивается система и идёт повышение температур, тогда возникают порывы. Сейчас у нас 231 порыв, у меня свежая справка на сегодня. Из них 27 магистральных и 204 внутриквартальных. В работе остались 29: 12 магистральных, 17 внутриквартальных.

В течения дня были отключения, работы идут, а совсем не запущенных домов — четыре. Где-то идёт капитальный ремонт внутридомовой системы, где-то есть проблемы с управляющей компанией, они нам известны.

В Кировском районе по улице Петухова и Зорге в высотных домах не хватает некоторых параметров, создаются перепады. Есть сегодня жалобы и по ГВС (горячее водоснабжение).

Мы всё контролируем, но я должен сказать про общее правило: если отопление — это жизнеобеспечение, то ГВС — комфорт. И если нам первоначально надо отопление, то приоритеты отдаём в его пользу. Давайте отрегулируем и запустим город по отоплению, а потом доберём комфортом по горячему водоснабжению. На горизонте ближайшей недели всё сделаем.

Иван Конобеев: А по ГВС какое количество домов? У вас фиксируется, где есть проблемы?

Андрей Колмаков: Ежедневно есть отключения по ГВС, но мы стараемся делать это в будний день в течение светового дня, пока люди на работе. На выходных стараемся не дёргать ГВС, не отключать.

Иван Конобеев: Уточняющий вопрос. Мэр Новосибирска в этом году, когда затеяли большие ремонты по БКАД, просил синхронизировать действия СГК и дорожников. Получилось это сделать, или были какие-то проблемы с затянувшимися сроками?

Андрей Колмаков: Да, на две недели мы затянули работы. Получили претензии от дорожников, однако серьёзных претензий от подрядчиков не было. И сегодня мы видим, как «поехали» и Фрунзе, и Фабричная.

Фото00005.jpg
Иван Конобеев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Иван Конобеев: А с подрядчиками вы как-то ситуацию зафиксировали? Поняли, что с этими можно работать, а с другими нельзя? Условно говоря, в следующем году ситуация уже будет другой?

Андрей Колмаков: Безусловно. Тем более у нас в следующем году и планы более амбициозные. Пока мы на 400 млн замахиваемся. По деньгам это выходит в два раза больше, чем в нынешнем году, по физике примерно также, как и в этом году. Участки понятны. Всего их порядка тринадцати, в том числе рассматривается замена двух труб под Коммунальным мостом. Там ведь есть теплотрасса, которая связывает левый берег. Дай бог нам выйти на 1–1,5% от общего объёма сетей, и надеюсь, что вернём подрядчиков из Якутии, найдём, чем их заинтересовать.

Иван Конобеев: 0,6% ремонта от общего количества теплотрасс в этом году провели, в следующем году будет больше. Но насколько нужно обновить сеть, чтобы получить какой-то запас по прочности? 3-4% процента, я так понял?

Андрей Колмаков: Да. Здесь простая арифметика среднего срока службы тепловой сети.

 Если брать 25 лет, то чтобы заменить 100%, потребуется 4% ремонта в год. Сегодня это недостижимая цифра ни по каким показателям: ни по возможностям заказчика, ни по возможностям подрядчика и города. Поэтому, если брать красную зону «светофора», то в суммарном выражении это будет меньше, но порядка 140-150 км. В деньгах это 10-11 млрд рублей.

Иван Конобеев: А высокие технологии? Сейчас же пластмассовые трубы в некоторых домах стоят.

Андрей Колмаков: Пластиковые трубы используют до 95-ти градусов. То есть они на ГВС могут работать, а на отоплении нет. Как был металл, так и будет. О композитной трубе говорить пока рано, она очень дорого стоит.

Самая главная проблема — то, в каком состоянии сейчас находятся существующие трубы и анализ того, что к этому привело. У нас причины повреждений в 80% случаев — это наружная коррозия. Все трубы, которые лежат под землёй в лотках — в воде.

У нас, как вы знаете, наверное, 25-30% всего города оборудовано ливневой канализацией. Все сточные воды, таловые и дождевые, могут стекать в тепловые камеры и потом по каналам сетей течь по естественным уклонам.

Когда мы вскрываем канал, то видим ил, которым закупорен диаметр трубы. Негативно сказываются блуждающие токи от трамваев и пескосоляная смесь. Все эти условия ведут к возникновению язвенной коррозии.

Фото00014.jpg
Андрей Колмаков. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Иван Конобеев: Мы же от пескосоляной смеси отказываемся сейчас? Вы радуетесь этому?

Андрей Колмаков: Мы рады, но не так уж, чтобы совсем. Нам бы хотелось получить сейчас тот реагент, который будет использоваться. Понять, как он будет воздействовать на трубу, на металл, взять его на анализ. А то может быть, он будет убийственным для наших труб. Это нужно будет отработать нам с дорожниками.

Иван Конобеев: Я правильно понимаю, что зимой вы должны работать с синоптиками и метеорологической службой, чтобы предсказывать зиму для себя и планировать работы? К какой зиме готовитесь?

Андрей Колмаков: К среднегодовой, статистической. Она всё равно своё возьмёт. Год на год, конечно, подряд не попадает, с Гидрометцентром работаем скорее на входе, когда планируем начинать отопительный сезон. Начало отопительного сезона определяет муниципалитет. К этому нужно учитывать десять дней, которые нам нужны на разворот отопительного сезона.

Хотя я считаю, что в этом году не было критично много жалоб. В сентябре прошлого года на развороте было 780 обращений, в этом году — 820. Примерно одинаково. 

А по зиме я заверяю всех, что у компании сил и средств достаточно. Наша задача — любой возникающий дефект, если он будет, локализовать и устранить в нормативные сроки. Так, чтобы это не повлияло на систему теплоснабжения.

Иван Конобеев: Насколько мы застрахованы от опасных для города порывов? Помните, были случаи в Новосибирске, когда в −30 половина микрорайона остаётся без тепла, и остановить это явление сложно? Сначала думают: «Ну, в чём проблема? Позже подключат». Потом понимают, что подключить можно, но всё замёрзло и целый микрорайон останется без тепла. Это ЧП очень крупного масштаба. На данном этапе вы видите, что усилили те места, где можно столкнуться с такой проблемой?

Андрей Колмаков: Если вспоминать прошлый год, то вы, наверное, имеете в виду улицу Мира. В нынешнем году она была взята в капитальный ремонт и сделана. Это был самый тяжёлый участок по дорожной ситуации. Тогда в районе «Меги» была пробка в течении двух или трёх недель.

Иван Конобеев: Все ругались.

Андрей Колмаков: Да, мы получили массу негатива о том, что люди едут, смотрят — а никто не работает. Мы тогда с администрацией Кировского района вывозили общественников и показывали им всё. Если четыре дня надо бетону вставать, то рабочим делать нечего, только быть рядом и дуть на него, чтобы он быстрее встал. Поэтому ситуацию мы объясняли, показывали. Общественники достаточно плотно там находились. Надеюсь, что участок на Мира этим капитальным ремонтом мы закрыли.

Участок на Фрунзе и перекрёстке Семьи Шамшиных тоже был серьёзным, критическим. То есть, если бы эти участки не сделали в этом году, то их дефекты влияли бы на отключение большого количества домов. Уверены, что в этих местах сейчас проблем не будет.

Иван Конобеев: В связи с трагедией, которая произошла на улице Ударной, есть обращения от жителей, и в городском совете они обсуждались. Это беспокойства по поводу того, как будет работать теплоснабжение этого участка Ленинского района. Судя по тому, что я услышал, там сейчас существует временный объект. То есть он не выполнен в капитальном основании, а сделан, как временная конструкция. Можете приподнять завесу?

Андрей Колмаков: Никаких тайн нет. Там на сегодня выполнены работы и сделана связка трубопроводов. Вообще, вторая ПНС (перекачивающая насосная станция), которая находится на улице Ударной, обеспечивает гидравлический режим в зоне стыка Ленинского и Кировского районов. У нас там есть связка и с ТЭЦ-3.

Сегодня запущена Кировская районная котельная и котельная оловокомбината. Первая котельная — муниципальная и находится в концессии. Котельная оловокомбината принадлежит «СИБЭКО». На Кировский район работают две котельные. Часть нагрузки по улицам Мира и Бурденко организована через ПНС-2.

Фото00011.jpg
Андрей Колмаков и Иван Конобеев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

К началу ноября, когда среднесуточные температурные нормы будут в пределах −5...-6 градусов, планируется запустить насосное оборудование. Насосы будут работать по временной схеме. Мы получим в Ростехнадзоре акт-допуск на одновременный пуск и наладку, одновременную эксплуатацию. Перспектива у неё — это десять насосов: пять на прямой, пять на обратке, с перспективой работы ТЭЦ-3 на зону Кировской районной котельной и на закрытие котельной оловокомбината. Но это будет теперь только в следующем году.

Иван Конобеев: То есть, временная конструкция свои функции в течение этого отопительного сезона выполнит, и по этому поводу беспокоиться не стоит?

Андрей Колмаков: Беспокоиться не стоит.

Иван Конобеев: Что ж, подытоживая разговор, я хочу спросить: в целом как оцениваете готовность к зиме? Есть ли, о чём тревожиться? Только честно.

Андрей Колмаков: Я могу ведь только субъективно. Всё-таки считаю, что мы в этом году подготовились достаточно хорошо. Объективную оценку даст муниципалитет выдачей паспорта готовности.

Иван Конобеев: Это когда происходит?

Андрей Колмаков: Это происходит до 1 ноября. Паспорт выдают тепловым сетям и котельным. Готовность тепловых электрических станций — тоже до 1 ноября — оценивает министерство энергетики. Потом, к 15 ноября, выдаётся паспорт готовности города. Там будет комиссия, объективно посмотрим.

Сегодня замечания, которые были выданы при проверке предприятия к отопительному сезону, есть. Они устраняются. 15 октября мы проведём промежуточное совещание у заместителя мэра Клемешова Олега Петровича. С Ростехнадзором посмотрим, как мы за полмесяца отработали. У меня есть высокая уверенность, что мы к 1 ноября дойдём с паспортом. А к зиме, как я уже говорил, мы готовы. Силы и средства у нас есть, и мы всегда с любой проблемой справимся.

Иван Конобеев: Я должен напомнить нашим слушателям, что 

если в вашем доме по какой-то причине нет тепла, нужно звонить по телефону 051 в единую диспетчерскую службу, и сообщить об этом, чтобы разобраться, на каком этапе происходит сбой.

 А у вас, Андрей Вадимович, такой телефон есть?

Андрей Колмаков: У нас это привязано к номеру 051 и есть отдельный диспетчер, который сидит в тепловых сетях и работает круглосуточно на увязке с ЕДДС.

Иван Конобеев: Ну что ж, я желаю успехов СГК и всем нам в прохождении этого отопительного сезона, и тепла. Всего доброго!

Андрей Колмаков: Спасибо! До свидания!

Видео: nsknews.info

Что происходит

Показать ещё