Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: «За эти деньги можно на Марс слетать, а сделали фонтан»

Сколько фонтанов в Новосибирске? Как обслуживают фонтаны зимой? Можно ли залить каток поверх нового фонтана в Центральном парке? Об этом и многом другом пресс-секретарю мэра Новосибирска Глебу Черепанову рассказал 19 сентября гость программы «Вечерний разговор» на радио «Городская волна» (101,4 FM) директор «Горфонтана» Валерий Науменко.

Новосибирские новости
Новосибирские новости
17:33, 24 Сентября 2019

Глеб Черепанов: Утром проходил сегодня мимо нового фонтана: не работает. У него уже есть какой-то график, или в этом году только открытие, а работать будет только в следующий сезон?

Валерий Науменко: Скажем так: открытие было техническим, я назову его даже политическим мероприятием, а не техническим. С технической точки зрения фонтан не мой, я не участвовал в его заказе, и в документах, которые оформляли в пятистороннем договоре, заказчиком является Центральный парк. «Городской фонтан» не имеет отношения никакого к этому фонтану, к его обслуживанию, документов у меня на него пока никаких нет — это, как мне кажется, большая проблема, но я ещё раз говорю: в этом отношении я располагаю кое-какой информацией, но она крайне не полна. Хочу её получить и донести до вас, но это будет не скоро.

Глеб Черепанов: Но вы надеетесь всё-таки приступить к его обслуживанию и следить за тем, чтобы он работал нормально?

Валерий Науменко: Если мне его доверят обслуживать — мы его будем обслуживать. Но для этого надо получить ряд определённых документов и инструкций по эксплуатации. Пока этого ничего нет, и я достаточно сильно переживаю, в силу того что у нас сейчас замечательная погода, тем не менее, всему этому приходит конец. Настоящая хозяйка Сибири — это зима, и большую часть времени у нас будет холодное время года, так что эксплуатация этого фонтана, из имеющихся у меня данных, будет проблемной, и из-за этого я переживаю.

IMG_2001.JPG
Валерий Науменко. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Глеб Черепанов: К этому мы вернемся позже, сейчас обсудим новый фонтан. Вот, абсолютно ровная площадка с металлическими водомётами. Никакого ограждения нет, стоит ли переживать, что струя собьёт человека?

Валерий Науменко: Повторяю еще раз: я этот фонтан не проектировал. Скорее наоборот: когда я пытался внести изменения, меня спрашивали: «Ты участник этого пятистороннего соглашения? Нет? Тогда отойдите не мешайте, дайте нам делать свою работу!»

Вообще, теоретически это всё безумно красиво, как действо, а как эксплуатационник пока ничего не могу сказать, но есть определённое мнение, что это будет безумно тяжело. И третье — это физический контакт его людьми. До этого я видел подобные фонтаны в Турции, но они были маломощные, и дети спокойно бегали по этим пространствам, а здесь, когда 10-киловаттная струя главного фонтана (там 10-15 кВт — не меньше), которая лупит на 17-18 метров в высоту, если она шарахнет, то ребёнка может поднять в воздух такая струя, если ребёнок не очень много ест. И я не думаю, что у ребёнка будут приятные впечатления от этого. Насчёт родителей, я вообще молчу. Смешно-то смешно, но я думаю, что подпускать людей даже под слабые струи нельзя. 

Там конструкция очень сложная — 42 насоса от 1 кВт до 15-20, но даже киловаттный насос если шарахнет по человеку, будет очень неприятно. Поэтому лучше всего наблюдать за фонтаном издали, и детям там нельзя ходить, когда фонтан включается.

Глеб Черепанов: Фонтан называется «сухим». Но сама чаша, говорят, всё-таки есть? Там, под землёй, специалисты, имеющие ключи ото всех дверей, могут видеть обычный фонтан, скрытый от глаз зрителей?

Валерий Науменко: Так точно! Это совершенно обычный фонтан, у него огромная чаша объёмом 180 тонн воды, у нас таких чаш в городе, может, четыре-пять, не больше. Она под землёй, техническое помещение находится под всем этим пятаком, где находятся форсунки, глубина у него свыше четырёх метров, на уровне метра от земли — верх чаши фонтана. Она спроектирована очень неудобно для обслуживания. Я пытался сказать: «Как мы будем это обслуживать?», мне сказали: «Предусмотрите место для лесенки, со стремянкой полазьте, зачем нам его чистить, если есть фильтры!»

Но мы справимся, конечно!

Глеб Черепанов: Еще такой вопрос: мало того, что это водный объект, мы знаем, что там играет музыка. Звук откуда? Это же второй музыкальный фонтан в городе. Первый — у «Глобуса», и там колонки просто расставлены вокруг на столбиках. А этот откуда поёт?

Валерий Науменко: Колонки тоже расставлены по периметру, они на возвышении в разных местах расположены. Главное отличие по звуку нового фонтана от старого: мы привыкли, что музыкальный фонтан — это фонтан, у которого управляющий импульс идёт на частотник, который руководит действиями насоса. То есть тон сильнее — струя выше. И мелодию не надо записывать, любую мелодию ставь — и подавай импульс. Это в старых фонтанах у нас реализовано (на речке и у «Глобуса»): сильнее звук — сильнее струя. Москвичи сделали фонтан, у которого звук и работа фонтана синхронизованы. Например, на третьей секунде — дать сильный импульс. Поэтому необходимо под каждую мелодию прописывать программу работы для 42 насосов.

IMG_1922.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Глеб Черепанов: мы можем сказать, что, с одной стороны, технологически это более продвинутое решение, а с другой...

Валерий Науменко: Нет! Оно не более продвинутое, а оно безумно дорогое, поскольку за каждую мелодию нам зарядили ценник чуть ли не по сто тысяч. Естественно, мы это покупать не будем, своими силами как-то решим — нужно экономить городской бюджет.

Глеб Черепанов: Я уверен, что свои специалисты должны найтись, всё-таки Новосибирск — умный город.

А с авторскими правами как обстоит дело — музыка из фонтана требует лицензии какой-то, или это как колонку включить — особого разрешения не нужно?

Валерий Науменко: Дело в том, что наше МКУ не зарабатывает на проигрывании мелодий, оно, наоборот, тратит бюджетные деньги, и до сих пор такого вопроса у нас не стояло. Безусловно, права на мелодии необходимо покупать тем предприятиям, которые с помощью этого извлекают прибыль. А мы на этом прибыль не получаем, ещё раз говорю, мы полностью бюджетное учреждение, нам выделяют лимиты, средства (достаточно скромные, кстати), мы тратим и обеспечиваем город этим. До сих пор у нас такой проблемы не было, и, я думаю, что и не возникнет.

Глеб Черепанов: То есть у вас задача — радовать новосибирцев.

Валерий Науменко: Так точно. Мы не зарабатываем, а экономим.

Звонок в студию: Здравствуйте, меня зовут Илья. У меня вопрос про фонтан в Центральном парке. Сейчас осень, потом зима наступит, я знаю, что зимой там был каток. А сейчас фонтан. Что будет зимой?

Валерий Науменко: Ситуация такая: когда там была монолитная земля — заливали каток. Там вырыли огромный котлован для фонтана глубиной метров в 6, после забетонировали помещение, причём бетонная мембрана тонкая, в которой есть 200 отверстий для насосов, которые хлещут струями. А также там расположено помещение высотой 4 метра внутри. Поэтому делать там что-то тяжелое, на мой взгляд — я не просчитывал всё это с точки зрения сопромата и так далее, у меня очень мало данных — собирать там людей (а там может теоретически собраться 2000 человек), опасно.

Вот 2000 людей — это ориентировочно 150 тонн, вот 150 тонн, не дай бог, одновременно прыгнут — и ничего хорошего сооружению не будет. Поэтому делать там каток или какие-то малые формы, чтобы там собиралась куча людей, неправильно.

Поэтому нами был предложен проект светового фонтана, который будет очень красивый, очень большой. На данный момент решением мэра, решениями начальника департамента культуры, спорта и молодёжной политики Терешковой, руководителя департамента благоустроительного комплекса Дроновым и нашим решением вопрос этот решён — будут выделены средства на световой фонтан.

Он будет достаточно высокий, широкий, яркий, там будет много струй, много рисунков запланировано. Реализован он будет так, что будет нравиться всем. Он будет огорожен, и таким образом мы давление на потолок технического помещения уменьшим. И фонтан будет такой же красивый, как тот, который сделан, просто вместо водяных струй будут светодиодные. На данный момент мы готовим аукцион по покупке всех компонентов, будем их монтировать, дай бог, к Новому году сделаем.

IMG_1929.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Глеб Черепанов: Получается, что данный фонтан у нас появился в Центральном парке на круглый год. Летом он будет свето-музыкальным, водяным, а зимой — светодиодным.

Валерий Науменко: Тут ещё такое дело: этот фонтан будет работать три-четыре месяца максимум, мы живем в Сибири, поэтому здесь зимний фонтан по времени более актуален, чем летний.

Глеб Черепанов: А каток вокруг фонтана не обсуждался?

Валерий Науменко: Каток вокруг — не знаю, не обсуждали, но может быть. Но для этого, видите, разве я сторож брату моему, как говорится? У Центрального парка замечательный директор, у которого есть замечательный руководитель Анна Васильевна Терешкова. Я думаю, они найдут, чем украсить фонтан зимой.

Глеб Черепанов: Хорошо, думаю, мы вернёмся к этому вопросу в наших следующих эфирах. С сухим фонтаном в Центральном парке, а также с его световым зимним продолжением более-менее всё понятно. Хотелось бы общий вопрос задать: Новосибирск получил фонтан в Центральном парке, а сколько всего фонтанов в Новосибирске? Есть такая информация?

Валерий Науменко: Есть информация такая. Приблизительно по рангу я раскину. У нас — 14, это 15-ый будет фонтан. Они разные совершенно по калибру, по мощности и так далее. Есть крошечные фонтаны, например, «Медведь» — там всего четыре куба воды и полтора киловатта (это в Первомайском сквере), а есть такой гигант, как фонтан у ГПНТБ — там 300 кВт установленной мощности, объём воды — тысяча тонн; Орджоникидзе, Ползунова, большой фонтан в Первомайском сквере — самый старый в городе, на «Глобусе» светомузыкальный, Приморский, бульвар Победы, Селезнёва, ДК «Энергия», «Лучистый», на Рассветной и речной фонтан.

Глеб Черепанов: а у ДК Горького назвали?

Валерий Науменко: ДК Горького — это не наш фонтан. Не все фонтаны в городе принадлежат МКУ «Горфонтан». Допустим, в Центральном парке есть фонтан, но пока он нам не принадлежит, будет принадлежать — будет 15-ый. Еще фонтан есть на 25 лет Октября, но он старый, очень проблемный, мы эксплуатационники, мы не строители. Нашего бюджета и наших сотрудников еле-еле хватает, чтобы обслужить 14 фонтанов, которые расположены в 14 местах города и раскиданы друг от друга на десятки километров. То есть понимаете, от 5-го микрорайона и до ОбьГЭСа мы обслуживаем фонтаны. У нас, поверьте, каждый рубль отрабатывается.

Глеб Черепанов: Вы большой профессионал в фонтанах. Давайте немного о личном поговорим, какой фонтан на вас произвёл самое большое впечатление — в Новосибирске и вообще? Может быть, детские впечатления?

Валерий Науменко: В Новосибирске первый фонтан, который я увидел, мы жили на Добролюбова, если не ошибаюсь. Я родился в 1961 году, а потом, в 1965 году, маме дали квартиру, и мы переехали в Казахстан. А в 1965 году я лазил в фонтан на Горького, мне он казался огромным. Нам этот фонтан не передали, но мы не рвемся, так как у нас еле-еле хватает бюджета и сил, чтобы обслуживать те фонтаны, которые есть.

А в мире — вот есть эти модные, которые арабские шейхи сделали, в Лас-Вегасе, а мне нравится фонтан Треви. Я был на этом фонтане дважды, и он подавляет и красотой, и отношением людей к этому фонтану.

Сообщение от слушателя: За «Глобусом» тоже есть фонтан, который не работает. Планируют ли его восстановить?

Валерий Науменко: Это не фонтан, в «Глобусе» была система кондиционирования воздуха, завязанная на воду. Раньше не было мощных сплитовых систем, и там был водяной бассейн для кондиционирования. И какой-то «умный» человек, который в школе, видимо, не учился, и не знает, что такое расширение воды при −4, мол, а что это пустует чаша? Давайте зальем. И залил туда воды на зиму, чтобы дети, или кто там, катались. Естественно, водой его разорвало — и всё. Поэтому это не фонтан и не каток.

В советское время технические ёмкости маскировались под фонтаны, но, конечно, не так.

Глеб Черепанов: Нам продолжают писать про фонтаны: возле завода НЭВЗ, возле кинотеатра «Рассвет». Как-то можете прокомментировать, в планах есть?

Валерий Науменко: Дорогие новосибирцы, земляки, к нам часто приходят такие сообщения: «Ой, ребята, я вам такую новость скажу! Я нашла фонтан, его чуть подмазать-подкрасить — и он будет работать!» Это всё равно что найти в лесу «жигули», их бросили 50 лет назад, давайте его подкрасим, колёса надуем, и будем кататься.

IMG_1931.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Я вам скажу так: фонтан, которым не занимались 10-15 лет — это сооружение, которого бы лучше не было в природе. Если просто земля пустая и там поставить новый фонтан — это одна сумма денег, а если на этой месте стоит старый фонтан — то нужно уже две суммы денег, потому что для того, чтобы сделать фонтан в таком месте, нужно выкорчевать старый фонтан.

Взять очень важное место в Кировском районе, рядом с Кировской администрацией. Там чаша старого фонтана, из нержавейки варили, достаточно дорогой, но он «сифонит», мы в него вылили несколько десятков тонн воды, она ушла буквально за полдня. Он весь разорван, запитан неправильно, лучше бы его там вообще не было. На этом месте дешевле возвести новый фонтан, а он там нужен, это Затулинка, окраина, её надо украшать. Там молодожёны приходят в ЗАГС, невесты молодые, красивые платья, и рядом — заброшенная чаша фонтанов.

К сожалению, старые фонтаны, которые не обслуживались, — они пропали, и нужно строить новые.

Сообщение от слушателя: Восстановите, пожалуйста, фонтан на Первомайке. Напротив дома молодёжи он есть, но, к сожалению, не работает. Очень надеемся на вас, как на грамотного и ответственного руководителя.

Валерий Науменко: Спасибо за такие замечательные слова! Мне необходимо финансирование, которое потребуется на восстановление. Там есть фонтан, и он даже несколько дней в году радует горожан, но это как из чучела собаки сделать собаку настоящую, чтобы она бегала. Это безумно тяжело, дело в том, что там нет налива воды, приезжают цистерны и наполняют эту чашу фонтана. А также нет слива воды — её потом автомотопомпа откачивает либо на газон, либо воду отсасывают насосом и увозят. Согласитесь, эксплуатация проблемная. Необходимо делать нормальный фонтан, необходимо обращаться в административные органы, писать запросы депутатам, чтобы они нас — мэрию города — трясли. И мы постараемся — если делать фонтан, то его надо делать эффектным и недорогим. Есть несколько примеров у нас, когда за безумные деньги делают, в общем-то, неплохо, но за такие деньги можно на Марс слетать — а сделали фонтан.

Мы будем стараться, чтобы всё это дело было и недорого, и эффектно, и эффективно. Мы знаем, как этого добиться. Достаточно простая конструкция, и красивая, и без всякого массового применения какой-то дорогой и сложной электроники.

Глеб Черепанов: У «Горфонтана» есть некий типовой проект, если будет финансирование?

Валерий Науменко: У нас есть опыт обслуживания подобных проектов, допустим, фонтан на Селезнёва — он простой, а по эффективности и эффекту от работы напоминает фонтан, у которого есть электронное управление. А там обыкновенная, простая механика. Очень простая, но она настолько простая, надёжная и эффективная, и недорогая. Допустим, фонтан в Центральном парке, несмотря на всю его красоту, в 20 раз дороже!

Глеб Черепанов: Если мы говорим про фонтан на Селезнёва, то мы говорим о технологии, проверенной десятилетиями.

Валерий Науменко: Конечно! Которая не откажет никогда.

Глеб Черепанов: Есть предложение поговорить еще о плавучем фонтане. Есть такая информация, что его каждый год на зиму нужно «парковать» на земле. И парковкой было единственное удобное место — база Речпорта. А теперь Речпорт больше не работает и как самостоятельное коммерческое учреждение попросту продаёт «фонтанную парковку». Это нехорошие слухи или правда?

IMG_2027.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Валерий Науменко: Дело в том, что в том месте находится единственный кран, который может поднять наши плавучие фонтаны на баржу, и они уже на этой барже зимуют, мы её арендуем за небольшие деньги, потому что он все равно зимой никуда не двигается. На плаву оставлять фонтаны нельзя, их лед раздавит.

Иногда бывает такая проблема, когда вода катастрофически падает в реке, осадка у них очень большая, и мы держим в запасе такой вариант — открыть шлюзы, чтобы поднять воду на 20-30 сантиметров, и утащить фонтаны. Иногда у нас были и такие просьбы. И сплав этих проблем утыкается в одну большую проблему — единственный кран, который может поднять 40-тонную чашу, две других чаши — по 20 тонн. Есть краны, которые могут поднять и больше, но они не могут подъехать к берегу. И это единственный речпорт, который может решить все эти проблемы.

Этот кран у них не эксплуатируется: как советская власть пропала, у нас речной флот запустел, все корабли порезали, продали, и как таковой порт не эксплуатируется. Я думаю, что его по квадратным метрам продадут, и построят там что-нибудь. 

Этой зимой мы большую чашу сберегли путём технического «каннибализма»: с малых фонтанов туда стаскиваем рабочие насосы, поскольку многие из них уже не производятся. Мы так из трёх фонтанов главный понтон восстановили, и он в этом году работал. 

Мы его оттащили, но каждый вывод его и увод на баржу — это техническая операция. Он сейчас на зимней парковке, мы его убрали, всё в порядке. Если мы сможем как-то договориться, чтобы его спускать и хранить, мы сможем его поддерживать в надлежащем виде.

Глеб Черепанов: Валерий Владимирович, кто платит за воду в фонтане? Вообще, среднестатистический фонтан — он сколько литров воды потребляет? Это замкнутая система, где вода циркулирует?

Валерий Науменко: Это, конечно, замкнутая система. Заливается туда питьевая вода, водопроводная — у нас просто другой воды нет, технической воды нет. Правильный фонтан — это фонтан замкнутого цикла, у которого, конечно, есть убыль воды, просачивание воды, испарение, ветер уносит воду из чаши, есть некоторые фонтаны, как в Первомайском сквере, — там просачивание очень большое, и мы бьёмся, и первый начальник «Горфонтана», и мой предшественник бились, чтобы загерметизировать его. К нам приходят разные колдуны-инженеры, которые предлагают всякие чудодейственные средства, но пока ещё надежно мы чашу не загерметизировали надёжно. Мы уменьшили течь, но она есть, и от этого никуда не деться. Этот фонтан, по-моему, с 36-го или 38-го года работает.

Глеб Черепанов: В туристических городах некоторые фонтаны — это сборщики монеток, оставленных «на счастье». Как считаете, может какой-то фонтан в Новосибирске претендовать на такую роль?

Валерий Науменко: Я уже говорил про мой любимый фонтан Треви в Риме. Там, я думаю, всё нормально. Если не ошибаюсь, там несколько сот тысяч евро собирают. Мы наши фонтаны чистим, а это необходимо, так как вода может зацвести и протухнуть, и вот, например, фонтан на ГПТНБ — из него достаём монеты, но они, как правило, очень маленького достоинства, поэтому благосостояние сотрудников МУП «Горфонтан» точно не укрепишь. Почему-то одноевровые монеты, которые в Риме бросают, у нас не бросают.

Глеб Черепанов: У вас есть просьба к жителям и гостях бросать по 10 рублей?

Валерий Науменко: Я директор, я в чашу фонтана не лажу, лазят обычные слесари. Товарищи, пойдите навстречу пожеланиям трудящихся! А если серьёзно, то если не чистить, это будет полный караул, и работа эта неблагодарная. И я как человек, который не очень разбирается, но очень любит аквариумы, и у меня был безумный план: зачем туда людей запускать, давайте запустим туда сомиков, которые пожирают эту слизь и водоросли, и приятное с полезным. Но потом представил орды бомжей, которые с удочками будут сидеть.

Шутки шутками, но эта работа очень важная и нужная, достают много всякого — и игрушки, и мусор, и телефоны.

Глеб Черепанов: А самая интересная находка на вашей памяти в чаше фонтана?

Валерий Науменко: У прежнего директора был какой-то музей, по крайней мере, Леонид Зотов весело рассказывал корреспондентам, но музея я этого не видел; наверное, это была шутка. Но на самом деле, чего-то такого яркого, о чём стоило бы говорить, не было. Но работа очень грязная, очень тяжёлая, очень нужная, и очень дорого обходящаяся, потому что сбрасывается до 800 тонн воды, уровень понижается, люди туда заходят и работают. И, пользуясь случаем, хочу предупредить: не лазьте в фонтаны — там большая глубина, она закрыта решётками, но решётки рассчитаны на мужскую ногу, если там будет лазить ребенок, он может там застрять, поломать ногу. Десантников я ни о чём не прошу, тут всё понятно, я просто сливаю воду в самых травмоопасных фонтанах, потому что шутки шутками, но несколько лет назад был случай, когда один из наших славных героических парней с голубыми погонами (я, кстати, тоже служил в ВВС, и у меня была петлица голубого цвета) разбежался — и сказал: «Сейчас я вам „рыбку“ покажу» — ну и, к сожалению...

IMG_1940.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Почему-то морская пехота никогда не прыгают в фонтаны, а десантники теоретически должны прыгать с пятого этажа и показывать свою удаль, а они ныряют в воду. Я понять этого не могу. У нас день ВМФ проходит достаточно мирно, моряки у нас не плавают в фонтанах и не изображают гибель «Титаника», а почему-то ребята в голубых беретах этим балуются. Но к этому времени просто сливаем воду в наиболее травмоопасных фонтанах, и бережём, бережём наш мобилизационный запас.

Глеб Черепанов: То есть 2 августа для вас особый день?

Валерий Науменко: Очень тяжёлый день.

Глеб Черепанов: В 2023 году Новосибирск готовится встретить туристов. Напомню, тогда пройдёт Молодёжный чемпионат мира по хоккею. Правда, мероприятие будет не в фонтанный сезон. Начнётся в декабре, закончится в январе. Но мы уже говорили о том, что в городе есть световые фонтаны, планируется такой фонтан и в Центральном парке. Световые фонтаны в Новосибирске — это про «зимнюю необходимость» красоты? Сколько сегодня световых фонтанов и есть ли планы по увеличению их количества?

Валерий Науменко: Безусловно. Мы живём в Сибири. Недавно мне в «Фэйсбуке» написали, а я там как физлицо, а не как директор «Горфонтана», и мне там «кинули»: «А что ты делаешь 9 месяцев в году, бездельник бессовестный! Три месяца работаешь, а 9 месяцев жируешь». Я послал этого человека, конечно, далеко, а потом подумал, что нужно объяснить.

У нас реально подготовка к открытию фонтанов — это бешеный темп, а закрытие фонтанов — это ещё более бешеный темп. Мы открываем обычно к 9 Мая, чтобы люди порадовались. А когда мы закрываем фонтаны — это же бег к завершению, ты можешь разморозить фонтан, и он выйдет из строя. 

Когда мороз ударит, а у тебя не слита вода, не подготовлен фонтан и так далее — могут быть страшные последствия по деньгам. Бег наперегонки. 

И потом сразу же, как фонтаны законсервированы, ты начинаешь ремонтировать, начинается подготовка к монтажу световых фонтанов. К Новому году ты их установишь, а после этого начинаешь устранять последствия новогодних игр, ведь каждому нужно пальцем поковырять, узнать, как он работает, и так далее. После этого начинаешь ремонтировать последствия новогодних гуляний, и только-только отремонтируешь световые фонтаны — их надо демонтировать и готовиться к запуску водных фонтанов.

А сколько их? Это самый большой, а будет ещё больше, мы будем его менять — это ГПНТБ; это фонтан на Орджоникидзе; это Первомайский сквер; это ДК «Энергия»; и мы планируем огромный световой фонтан очень красивый, я уже говорил, в Центральном парке — он будет в диаметре около 30 метров и в высоту 18 метров, и он будет светить на все деньги, и очень красиво будет.

Глеб Черепанов: Получается, пять фонтанов. Вы считаете, этого достаточно для города? Или мало?

Валерий Науменко: Ребята, больше не потянем, если нам ещё один передадут, мы задохнёмся. Но надо, конечно, больше световых фонтанов. И летних фонтанов больше быть должно. И не зря при советской власти было много фонтанов, на той же Расточке. Они были примитивные, но они были. Люди любят, чтобы рядом с ними было хорошо. Пытались, чтобы люди были лучше, добрее, и ведь так оно и есть. Если рядом с человеком будут глыбы из фекалий, то и человек будет так себе, а если с ним будет рядом красота — он будет лучше, он будет тянуться к чему-то прекрасному.

Глеб Черепанов: Наши слушатели пишут нам, что вы очень интересный человек, благодарят вас за вашу работу, за такую тему, и мы тоже вам пожелаем успехов. Надеюсь, что фонтанное хозяйство города будет только прирастать, ресурсы ваши тоже ждёт прирост. Уверен, что вы справитесь с этой замечательной работой

Валерий Науменко: С новым руководством города, я думаю, что мы сможем объяснить важность фонтанов для города, и увеличим фонтанное хозяйство на радость горожанам, на радость муниципалитету, и на радость вам лично, дорогой Глеб. Спасибо, дорогие друзья!

Глеб Черепанов: Спасибо, дорогие радиослушатели, до встречи на следующей неделе.

Полную запись интервью смотрите на видео:

Видео: nsknews.info

Что происходит

Показать ещё