Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: «Не будем вешать рекламу на коробках из-под телевизора»

Как изменится рекламный облик Новосибирска в ближайшие годы? Что для этого предпринимают власти? Размещение какой рекламы придётся согласовывать с мэрией? Как будут бороться с нарушителями? И будут ли при этом учтены интересы бизнеса? Об этом и многом другом рассказал 21 ноября гость программы «Вечерний разговор» — главный художник Новосибирска Иван Фаткин — на радио «Городская волна» (101,4 FM).

Иван Конобеев
Иван Конобеев
11:27, 25 Ноября 2019

Иван Конобеев: Добрый вечер, уважаемые радиослушатели! Это программа «Вечерний разговор», в студии Иван Конобеев. А в гостях у нас сегодня [21 ноября] — главный художник Новосибирска Иван Фаткин. Иван Юрьевич, здравствуйте!

Иван Фаткин: Добрый вечер!

Иван Конобеев: Сегодня мы поговорим об инновации, которая дотянулась до Новосибирска — это дизайн-код города. С 1 ноября все вывески, рекламные поверхности на фасадах зданий, которые существуют в Новосибирске, начинают играть по новым правилам. И об этих правилах мы сегодня и погорим.

Что такое дизайн-код города? Почему это не называется «Правила размещения информационных и рекламных материалов на поверхностях в Новосибирске»? Или так и называется?

Иван Фаткин: Дизайн-код — это условный термин, во многих городах он именно так и называется, но мы по этому пути не пошли, у нас он называется «Архитектурно-художественный регламент города Новосибирска по размещению рекламно-информационных конструкций».

Дизайн-код — это такое общее понятие для многих правил городской среды. Там можно регулировать всё, что угодно — заборы, внешний вид нестационарных объектов, малых форм, скамеек, фонарей.

У нас сейчас маленький кусок будущего дизайн-кода. Мы будем заниматься в ближайшее время ещё и нестационарными объектами, и адресной навигацией, и городской навигацией в связи с предстоящим чемпионатом.

Иван Конобеев: Я так понимаю, эта затея очень близка к тому, чтобы исправить облик города к 2023 году.

Иван Фаткин: Да, как говорили: если бы не было чемпионата, его надо было бы придумать. Должен быть какой-то повод, чтобы позаниматься городом. Уже давно назрела эта тема.

Тот документ, который мы обсуждаем сегодня, который вступил в силу 1 ноября, регулирует размещение рекламно-информационных конструкций. Правила размещения рекламно-информационных конструкций в Новосибирске существуют давно, утверждены решением Совета депутатов. Редакция 2006 года, и каждый год туда вносятся какие-то изменения.

Почему понадобилось создавать тот документ, про который мы говорим сегодня? Потому что было слишком мало факторов, регулирующих размещение, в основном вывесок и рекламы на фасадах зданий. Там было буквально несколько фраз о том, что они могут размещаться на глухих торцах фасадов, они должны быть установлены не выше плит перекрытия. Информационная конструкция должна быть не более 2 кв. м.

В общем, 2-3 предложениями описывалось всё, что может находиться на фасадах. Поэтому понадобилось конкретизировать все параметры того, что мы хотим увидеть на фасадах города.

Иван Конобеев: Эта затея с дизайн-кодом — это история только про красоту, про функциональность или про безопасность? Какие цели реализует город, введя этот дизайн-код?

Иван Фаткин: Основная задача — минимизировать информационный «визуальный шум», который создают огромное количество разношёрстных пёстрых вывесок на фасадах домов. Скорее, это вопрос про красоту.

Вопрос безопасности регулировался довольно жёстко, потому что любая конструкция, которая получала разрешение в комитете рекламы, обязательно должна была оцениваться с точки зрения безопасности. Любой заявитель должен был предоставить проект, экспертизу на него.

Ветровые нагрузки и т.д. тщательно проверялись, и только после этого выдавалось разрешение. Процедура согласования во многих случаях занимала от нескольких месяцев до года.

NET_1901_tn.JPG
Иван Фаткин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: Когда мы говорим про дизайн-код, какими категориями мы должны мыслить? Это здание, окна, крыша здания? Как описывается то, что вы хотите получить в результате? Как вы только что сказали, было очень мало правил, они были сформулированы в общем. Сейчас в эти правила дополнительно вносятся какие-то критерии? По каким словам эти критерии проходят?

Иван Фаткин: Сейчас надо определить места на фасаде, об этом мы больше переживаем. Есть пункт и про отдельно стоящие конструкции. Но всё-таки основной упор — на фасады зданий, которые надо подчистить. Мы апеллируем тут такими понятиями, как окно, простенок между 1-м и 2-м этажами, окнами, где размещают большинство конструкций.

В некоторых случаях можно размещать вывески между 2-м и 3-м этажами, можно под козырьком. Например, названия институтов, это уместно. Но если так будет делать каждый предприниматель, то мы превратимся в тот винегрет, который часто видим на фасаде.

Мы ушли от терминов «перекрытие», потому что раньше нельзя было вывеску размещать выше плит перекрытия между 1-м и 2-м этажами. Зачастую плита перекрытия расположена не так высоко над окнами. И на зданиях сталинской, классической застройки, где мы видим арочные проёмы, этого расстояния практически не оставалось. Эти правила заставляли людей опускаться ниже верхней части окон, что смертельно вредит фасаду. Эту линию перекрытия мы не стали больше употреблять.

Иван Конобеев: Площадь Маркса — это один из лучших образцов вывесочной культуры, которая сейчас существует в Новосибирске. Я так понимаю, что площадь Маркса и Проспект Маркса — это как раз гостевой маршрут 2023 года. Поэтому, наверное, надо отсюда начинать изучение действия этих правил.

Иван Фаткин: Мы так и сделали. В НГУАДИ сделали большую работу, у нас сейчас есть 3D-модель Проспекта Маркса. Очень подробная, с использованием лазерного сканирования. Это пилотный образец. И мы должны понять, что со всем этим богатством делать. Изучили, что хорошо, что плохо, что соответствует нашим правилам, а что нет. Теперь будем искать пути, как это всё приводить в порядок. Это очень интересный и серьёзный эксперимент. Если получится, то он будет транслироваться на весь город.

Иван Конобеев: Вы сюда пришли не с пустыми руками. На столе у меня разложены разные постановления, начиная от постановления мэрии Новосибирска и заканчивая «весёлыми» картинками. Здесь изображены фасады, на них несколько букв и они расположены в разных местах. Т.е. это фактически модели, по которым можно размещать вывески в Новосибирске.

Я полистал документ и обнаружил для себя удивительные вещи. Вы ещё хотите в этом документе прописывать не только место для вывески, но и каким образом она будет выполнена — чуть ли не до толщины букв.

Иван Фаткин: Постарались задать все геометрические характеристики — от минимума до максимума. Основное требование касается высоты вывесок. У нас три размера — вывеска может располагаться на фасаде в виде объёмных букв без подложки. Это самый благоприятный для фасада вариант: в одну строчку, допустим, слово «Аптека».

Второй вариант — те же объёмные буквы, но в две строчки. В данном случае максимальный размер 50 см х 60 см. Есть ещё и другие размеры. А ещё буквы на подложке и световые короба.

Мы пойдём дальше, у нас есть ещё видеоэкраны, медиафасады, проекционные установки, крышные конструкции. Есть очень сложная тема, которой люди не занимались подробно. Надо разбираться, что такое рекламная конструкция и информационная.

Рекламная конструкция в виде медиафасада или видеоэкрана может быть, а информационная нет. Вывеской экран считаться не может. Допустим, если вы слово «Аптека» пишете на здании, в котором работает аптека — это вывеска. А если она будет находиться на соседнем здании, где аптеки нет, это будет реклама. Определение есть в законе о рекламе, что вывеска — это информирование людей о том, где предприятие находится, а всё остальное — это реклама.

Иван Конобеев: Наверное, когда вы заходили в наше здание, увидели, сколько вывесок находится здесь.

Иван Фаткин: Да, это проблема, когда в одном входе находится много организаций. Не всем удастся разместиться над центральным входом. Есть для этого ограничения, в регламенте написано, что если вход общий для нескольких организаций, то над этим входом не может располагаться вывеска одного из них.

Т.е. может быть написано «бизнес-центр». Заходишь внутрь и ориентируешь дальше по информационным стендам. Для каждого варианта вывесок есть свой размер — 70 см для конструкций на подложке и световых коробов и 60 см для объёмных букв в две строки и 50 см в одну строку. Есть исключения. Для так называемых фризов есть свои правила.

Иван Конобеев: Получается, что на сегодняшний день эти правила уже действуют. А как они появились? Кто их придумал?

Иван Фаткин: Мы изучали опыт других городов, в первую очередь, Москвы. До Москвы этой проблемой занимались в Санкт-Петербурге, но всё же понятный документ появился в Москве. Постановление правительства Москвы 902-ПП, которое все пытаются, так или иначе, скопировать.

Иван Конобеев: В каком году его приняли?

Иван Фаткин: 2013-й год. Пилотный проект в Москве по приведению центральных улиц города этому будущему дизайн-коду был в 2012 году. Тогда начался эксперимент, он завершился удачно. И в 2013 году решили распространить эти правила на весь город.

Иван Конобеев: А из соседей у кого-то есть дизайн-код?

Иван Фаткин: Есть у Красноярска.

Иван Конобеев: Наверное, они его делали тоже под мероприятие, которое у них проходило.

Иван Фаткин: Да, и эта работа продолжается. У каждого города есть свои особенности. Ещё года два назад видел графический документ у Новокузнецка, не знаю, работает он или нет. Мы этой работой занимаемся уже несколько лет. С 2016 года занимаемся проблемой, и первое наше правило сделали именно тогда.

Было много противоречий, и предприниматели к новым правилам были не готовы, поэтому мы этот вопрос отложили. И каждый год выходят новые документы, пытаемся из них взять что-то лучшее.

На сегодняшний день наши правила — это компиляция из 4-5 городов. В том числе мы попали один в один в стандарты, которые разрабатывал в виде рекомендаций Минстрой совместно со «Стрелкой», «Дом.рф». Эти стандарты вышли в начале 2019 года. И мы понимаем, что все наши требования практически попадают туда.

NET_2068_tn.JPG
Иван Конобеев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: Что изменится для горожан? 1 ноября произошли изменения, вышел документ, начал действовать. 2 ноября жители вышли на улицы и, наверное, особо не заметили изменений?

Иван Фаткин: У нас есть люди с обеих сторон баррикады. С одной стороны — жители, которые смотрят на эти вывески, с другой стороны — предприниматели, которые эти вывески размещают. Для предпринимателей много что изменилось. Процесс живой, новые вывески размещаются каждый день. На приём к нам в комитет рекламы приходят еженедельно, наверное, около 40-50 человек. У каждого может быть не одна заявка.

Новых объектов появляется много, и для некоторых стало неожиданностей, что мы установили такие жёсткие фильтры. Для тех, кто размещает новые вывески, изменилось всё. А для горожан изменения мы увидим, наверное, через полгода. Тогда мы поймём, что что-то меняется. Я вижу эти изменения, а для горожанина они, конечно, ещё незаметны.

Иван Конобеев: А для бизнеса изменилось то, что новые вывески по новым правилам, а старые продолжают существовать в том виде, в котором сейчас?

Иван Фаткин: Старые, оформленные как рекламные конструкции, получившие разрешение до 1 ноября, будут размещаться до истечения срока. В основном это 5 лет. Мы старались не выдавать разрешения на те конструкции, которые в корне будут нарушать будущие требования. Этот фильтр ужесточался уже последние года полтора.

Иван Конобеев: Т.е. к 1 ноября вы уже пришли с пониманием того, что система заработала?

Иван Фаткин: Те люди, которые занимаются этим вопросом постоянно, к новым правилам уже готовы. Хотя, конечно, мы понимаем, что реально люди вчитались в документ только после того, как он вышел. И сейчас посыпались вопросы с практической точки зрения — а как быть в этом конкретном случае. Понятно, что регламентом всего не опишешь.

Случаи бывают довольно забавные. Мы буквально вчера проводили встречу в комитете рекламы, где постарались собрать всех заинтересованных лиц, все вопросы и замечания от людей, которые работают в рынке. Постараемся всё это переработать и учесть.

Как я говорю, документ у нас живой, у каждого города есть своя специфика. Возникли вопросы у новосибирцев, которые не возникают у москвичей. Будем с этим работать.

Иван Конобеев: Теперь нельзя на заборе размещать рекламу. Это касается каких-то общегородских заборов? Или я даже на своём не смогу разместить рекламу?

Иван Фаткин: Про ограждения тоже не наша придумка, посмотрели опыт других городов. На ограждениях всё-таки мы решили ограничить возможность размещения всяких рекламных информационных конструкций. За исключением информационных табличек в том случае, когда ваша организация находится на закрытой территории, есть калитка или вход. И возле этих ворот, не заходя на территорию, можно разместить информацию — как к вам дозвониться и т.д. Их размер максимально 60 на 80. Вот эти таблички на ограждениях находиться могут, и всё. Частный забор или не частный — неважно. То же самое касается строительных и любых других ограждений.

Всегда возникал вопрос, как стройке разместиться на этом временном ограждении. Потому что разместить рекламу на ограждении — это история с географией, потому что внесение в схему размещения рекламных конструкций — это год, а им надо сегодня. Поэтому строительные организации как правило, рекламную информацию убирают и размещают на своих заборах: планировки квартир, визуализацию будущего объекта. Это не является рекламой и информацией.

Иван Конобеев: К 2023 году мы хотим быть похожими на Москву?

Иван Фаткин: Не только на Москву. Уже многие города давно занимаются собственным внешним видом. В Казани был летом — там всё прекрасно. Можно не только на Москву равняться, а посмотреть и на другие города.

Иван Конобеев: Листая документ, обнаружил, что нельзя делать вывески из картона и ткани. Почему?

Иван Фаткин: Предприниматели тоже задавали вопросы и делали замечания, что картон сейчас бывает такой, что получше металла. Но мы не будем проводить экспертизу, какой там картон. 

Мы решили, что на коробках из-под телевизора размещать вывеску не стоит. Речь идёт о тех материалах, которые не выдерживают наших сибирских климатических условий. В первую очередь это касается баннерной ткани. Например, конструкция на Большевистской — я был против её размещения — за год выцвела.

Баннерная ткань — это зло, с которым мы давно пытаемся бороться. Во многих городах её уже давно запретили. Последние два года мы старались ограничивать баннеры. Мы не позволяли размещение таких конструкций на основных магистралях. Баннеры и изготовлены, как правило, некачественно, и так же размещены. И главное — они несут на себе очень некачественно подготовленную информацию.

Дешёвый носитель, дешёвое решение, без привлечения людей с художественным вкусом. Это основное зло, из которого и формируется визуальный мусор.

В новых правилах сказано, что баннерная ткань может использоваться только в виде лицевой поверхности световых коробов и только на торговых центрах — должна быть внутренняя подсветка. Внешней подсветки металлических конструкций с огромным количеством верёвок и натянутых на них баннеров быть не должно.

NET_1873_tn.JPG
Иван Фаткин и Иван Конобеев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: Я просто слышал мнение художников. Когда они говорят про баннерную рекламу, мнение такое: чем крупнее формат, тем хуже для города. Нет в таком случае развития носителей, полезных для города. Например, рекламы на лавочках.

Иван Фаткин: Я думаю, что это наследие 1990-х, когда мы думаем, что бизнес работать не будет, если мы не напишем на полфасада о себе. Но сегодня мы все с современными гаджетами, нам не нужны баннеры. Мы, как правило, уже едем в определённую точку. Нам нужно только определить, где вход. Вывески должны стать элементом ориентирования, а не давать полную информацию, чем занимается фирма.

Допустим, если в этом здании находится медицинская организация, не обязательно перечислять все анализы, которые здесь можно сдать. Или, например, автохозяйство очень гордится тем, что может делать всё, и начинает перечислять всё, что оно может сделать с автомобилем.

Понятно же, что если мы видим аптеку, то понимаем, что там продаются лекарства. Мы пытаемся ограничить желание написать о себе всё. И в дальнейшем эту информацию уже трудно будет разместить на фасаде, если только у вас не медиафасад или не видеоэкран. Это же нестатическое изображение — сейчас оно одно, через пять минут другое.

Мы говорим, что нельзя размещать дешёвые некачественные носители. А что можно? Нужно дать высокотехнологичную замену, если есть желание заявить о себе громко. Несколько медиафасадов мы бы разместили в городе. Но мнения разные, мы недавно разговаривали с членами худсовета по этому поводу. Я считаю, что нашему городу это не всегда вредит.

Я проезжаю по Красному проспекту и вижу, как люди оборачиваются на здание Красный проспект, 17, смотрят, как там реклама крутится. Посмотрим, насколько это эффективно. Не вредит ли жителям, в том числе, просвет в окна.

Иван Конобеев: Вот этот вопрос я как раз хочу задать. Причина конфликта между жителями и предпринимателями — это освещение рекламных конструкций, либо появление таких конструкций, свет от которых не даёт людям спать. Я говорю это из опыта моих друзей. Они решили эту проблему, купив плотные шторы. В правилах, которые начали действовать с 1 ноября, к этой проблеме как-то обратились?

Иван Фаткин: Да, обратились. Конечно, все случаи не опишешь. В основном ограничения касаются тех конструкций, которые могут светить очень ярко. В том числе медиафасады, видеоэкраны и проекционные установки. Они не должны создавать прямых лучей в окна.

Мы говорим об ограничении использования. В тёмное время суток должны быть приглушённые режимы. Нельзя использовать белый фон. Допустим, когда у нас ночью возникает некое изображение на белом фоне — в радиусе 300-400 метров засвечивается всё.

Постарались всё это учесть, подробно всё прописано в наших санитарных нормах. Есть очень понятные и подробные ограничения, методики замеров. Если у людей возникают серьёзные проблемы с теми конструкциями, которые светят в окна — есть абсолютно легитимный метод выяснить, нарушает ли эта конструкция нормативы или нет. Производятся замеры на определённом расстоянии от окна. Есть смысл обратиться в комитет рекламы и повлиять на рекламораспространителя — чтобы он был вынужден либо изменить режим использования, либо сделать приглушённый свет на конструкции.

NET_2028_tn.JPG
Иван Фаткин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: А если предприниматели не приходят к вам на согласование, а вывеску вешают такую же «красивую», как мы наблюдаем сегодня в районе площади Маркса, то что происходит? Как это отслеживается? И что делать, если дизайн-код не будут соблюдать?

Иван Фаткин: Мы сейчас должны полностью пересматривать систему контроля за размещением рекламных информационных конструкций. Мы подготовили законодательную инициативу для внесения в областной закон об административных правонарушениях 99-ОЗ, потому что в этом законе ни слова не говорится о штрафных санкциях за неправильное размещение информационных конструкций. В первую очередь мы говорим о них.

С рекламными конструкциями более менее понятно, и штрафы там есть. Но другое дело, что этот пункт работает не очень хорошо. По информационным конструкциям полномочия будут у муниципалитета. У нас будет система штрафов за нарушения архитектурно-художественного регламента. Пока не берусь говорить — сколько и за какие нарушения.

Заниматься этим будет, как и раньше занимался надзором, комитет рекламы, информации мэрии Новосибирска, который в ближайшее время перейдёт в департамент строительства. Это решение связано именно с тем, что мы во главу угла ставим архитектурный облик Новосибирска. Мой отдел будет этим заниматься плотно, будем мониторить те конструкции, которые установленным нормам не соответствуют.

Пойдём по уже отработанному пути. Будут предписания, предупреждения. Если предприниматель не приведёт конструкцию в соответствие — значит, как и в других городах — демонтаж, штраф. В зависимости от нарушения, что-то можно переделать, а что-то переделать нельзя, только демонтировать. Эту систему нам ещё предстоит проработать.

Иван Конобеев: Незаконные вывески сегодня в Новосибирске есть. Какой-то человек, грубо говоря, может взять скотч, кусочек баннерной ткани и куда-то это налепить. Такие вывески сегодня существуют?

Иван Фаткин: Конечно. Результаты такой работы мы видим в Новосибирске, когда та или иная вывеска затянута тряпкой. Многие из предпринимателей, которые только открывают бизнес, не в курсе всех правил, которые действуют в Новосибирске. Они понимают, что здание или помещение их, и размещают над своим помещением вывеску, считая, что они имеют все законные основания это сделать. К ним приходит предписание от комитета, и они начинают бурную деятельность, чтобы получить разрешение на эту рекламную конструкцию.

Большинство конструкций, которые поступают ко мне на рассмотрение, размещены именно так — сначала разместили, а потом узнали, что надо получать разрешение. С другой стороны, то, что сейчас в городе размещено из крупного, по основным магистралям — 85% — висят несколько лет с разрешениями. И есть временные вспышки, когда быстренько появляется контора, что-то вешает, потом снимает — я думаю, 10-15% таких вывесок есть.

По поводу затянутых вывесок — это, скорее, законопослушные граждане, которые что-то не успели, забыли, что у них заканчивается срок действия разрешения. Чтобы повторить разрешение, нужно около 2 месяцев. И в принципе приличные вывески мы иногда видим завешенными. Я даже не вижу в этом ничего такого.

Но у предпринимателей закончился срок разрешения, и они быстренько завешали. Мы от этой системы уходим. В регламенте заложен механизм полного изменения подхода к получению разрешения. Смысл в том, что вы размещаете вывеску — именно информационную конструкцию — в соответствии с требованиями регламента: размер, цвет, ...

Иван Конобеев: Вы и цвета регулируете?

Иван Фаткин: Мы не говорим, например, «жёлтый». Мы говорим, что цветов не должно быть много, ограничиваем их тремя.

Иван Конобеев: А если в логотипе используют 25 цветов?

Иван Фаткин: Есть исключение для логотипа. В вывеске не должно быть использовано больше 3 цветов. Т.е. однотипная, однотонная подложка, а буквы двух цветов. Есть ещё торговый знак, он может быть цветным. Это графический элемент, он у каждого свой, тут мы не будем ограничивать. А буквы и фон — там не должно быть фотографий, крапинок, разводов. От этого хотелось бы уйти.

NET_2044_tn.JPG
Иван Фаткин и Иван Конобеев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: Т.е. если я владелец кафе «Снежинка» или «Драже», которое предполагает много цветов, я пишу «Кафе», а «Драже» — огромными буквами с сотней цветов. Это проходит по данным правилам?

Иван Фаткин: Нет. То, что считается логотипом.

Иван Конобеев: Я как раз считаю, что «Драже» — это логотип.

Иван Фаткин: Логотип — это всё-таки графический символ, это не слово. Есть понятие, что такое логотип. И жонглировать понятиями я бы не советовал.

Я не закончил про получение разрешения. Вся суть в том, что если вы действуете в соответствии с регламентом, то разрешение получать не нужно. Вы размещаете свою конструкцию. Если почитали документ и сделали так, как написано — то бояться ничего не нужно.

Единственное, что нужно сделать — это сообщить в течение недели в комитет рекламы о том, что это ваша конструкция. Чтобы мы могли составлять реестр этих конструкций, чтобы мы понимали, кто хозяин этой вывески.

Иван Конобеев: В Москве сейчас также работают?

Иван Фаткин: В Москве пошли ещё дальше. У них система контроля поинтереснее, и народу этим больше занимается. Они отказались от системы информирования. Вы размещаете вывеску. Если всё хорошо — то хорошо, а если всё плохо, то они в течение двух дней её сами демонтируют. Всё происходит очень быстро.

Иван Конобеев: Т.е. особо не вдаваясь, чья она?

Иван Фаткин: Есть разные ситуации. Есть и предписания, и небольшие нарушения. Не всех штрафуют, иногда предупреждают. К бизнес-сообществу относятся по-человечески.

Иван Конобеев: Раз предприниматели и жители Новосибирска должны узнать об этих правилах — где их можно увидеть?

Иван Фаткин: Документ размещён на сайте мэрии в разделе «Документы». Искать нужно архитектурно-художественный регламент, называется «постановление 3979 от 29.10.2019». Копию разместили на сайте департамента строительства.

Иван Конобеев: Я так понимаю, этот документ весьма объёмный?

Иван Фаткин: 15 страниц текста и 48 страниц красивых детских картинок.

Иван Конобеев: Первые результаты мы уже увидим через пару лет? Когда истекают сроки размещения по большинству вывесок, которые не устраивают город?

Иван Фаткин: К сожалению, какие-то останутся и после 2023 года. Всё-таки мы с пониманием относимся к бизнес-сообществу. Я надеюсь, что те вывески, которые явно не соответствуют нашим требованиям, как-нибудь отлетят сами. Или предприниматели, понимая, что что-то идёт не так, заменят их самостоятельно.

Я думаю, что результат мы увидим через два года. Потому что те конструкции, на которые выдавали разрешения последние год-два, не особо противоречили тем требованиям, которые на сегодняшний день вступили в силу.

Иван Конобеев: А сколько среднестатистическая вывеска живёт по материалу и жёсткому климату? Это же не два года?

Иван Фаткин: Я думаю, что любая вывеска через 5 лет в наших условиях устаревает и морально, и физически. Видно, что некоторые разрушились, некоторые стали грязными. Я думаю, максимальный срок — это 5 лет до её переделки. Поэтому они будут заменяться по мере прихода в негодность.

Иван Конобеев: Мы сегодня говорили с главным художником Новосибирска Иваном Фаткиным про то, что Новосибирск наконец-то избавляется от визуального хаоса, который создаётся рекламой, вывесками, расположенных в самых неожиданных местах города. И новый регламент, который вступил в силу, должен эту проблему решить. Надеюсь, что это произойдёт как можно в более короткий срок.

Гусинобродскую барахолку закрыли уже давно, а её последствия видны ещё в разных торговых точках города. Хочется, чтобы город преобразился и стал красивым. Мы говорили про Москву. Оставим за скобками, сколько это стоит. Архитектурные ансамбли и здания там смотрятся совершенно по-другому, даже не говоря о каких-то старых зданиях. Город видно за той информацией, которая подаётся фирмами, торговыми организациями и т.д. А у нас пока что города за этим всем не видно.

Иван Фаткин: По состоянию этих конструкций многие оценивают и культуру, и экономику города. Это показатель — как город относится к вывескам. Если мы посмотрим пару кадров из «Гугла» и увидим, что там всё размещено хаотично — то многие в этот город просто не едут. Понятно же, что там внутри. Поэтому, я думаю, что в ближайшие пару лет мы должны сильно изменить город.

Иван Конобеев: Спасибо за разговор! Всего доброго!

Иван Фаткин: Вам спасибо! До свидания!

Видео: nsknews.info

Что происходит

Афиша Новосибирска: куда сходить во вторник, 10 декабря

Миллионного клиента гостиницы «Северной» встретили хлебом и солью

В Новосибирске перекрыли улицу для возложения цветов к бюсту Покрышкина

«Ещё 2 рубля»: неделя началась с новых цен на проезд в Новосибирске

Коротко: мэр Локоть о решении WADA и строительстве «Спортивной»

Улицу Революции сузили на метр из-за работ на водопроводе

Погружение: за что спасатели МАСС любят «Хулигана»

Оборудование за 3 млрд рублей купят для почтового центра в Новосибирске

Работает эвакуатор: ночную парковку запретят у Берёзовой рощи

«Горзеленхоз» займётся благоустройством шести зелёных зон в Новосибирске

Цены на яблоки и лимоны сбросит ярмарка в Новосибирске

Показать ещё