Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Дизайн-код города VS гуси из покрышек

Понятие «правило хорошего тона» применимо не только к социальным коммуникациям и межличностному общению, теперь оно вошло и в лексикон урбанистов. Так они называют свод регламентов, под общим названием «дизайн-код». Что это такое и зачем он нужен городу, «Новосибирским новостям» разъяснил член Союза дизайнеров РФ, доцент кафедры коммуникативных технологий и графики НГУАДИ Юрий Нечай.

Лариса Сокольникова
Лариса Сокольникова
19:35, 26 Сентября 2017

— Что такое дизайн-код города, кому и зачем он нужен?

— Дизайн-код — это понятие свежее, оно касается эстетики городской среды. В идеале необходимость в дизайн-коде отпадёт, когда все люди начнут разделять одни и те же эстетические ценности. Как в интеллигентной компании люди ведут приятную беседу, никто никого не перебивает и не перекрикивает, все высказываются по очереди. Тогда они могут говорить тихо и неспешно. А другой случай — это когда все орут, кто громче. Так и до драки недалеко. И это тот случай, когда нужны правила и полиция, которая бы держала в рамках толпу. Где-то между двумя этими сюжетами дизайн-код и располагается. 

NET_9069.jpg
Юрий Нечай. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Арт-директор Студии Артемия Лебедева и автор московского дизайн-кода Эркен Кагаров, говорит, что дизайн-код — это официально закреплённые правила хорошего тона. Они помогают людям чувствовать себя на улице желанными гостями. В московских реалиях эти правила затрагивают по большей части оформление фасадов и городской мебели — скамеек, урн, столбов, ограждений, транспортных остановок, светофоров и прочего. А, например, в Лондоне вся городская мебель обязана быть черной.

Если говорить об исторических корнях данного явления, то например, в средние века регламенты касались более глобальных вещей, например, ширина городской улицы должна быть больше длины копья (минимум 2,5 метра — прим. «НН»). Это было необходимо, чтобы могли разъехаться два всадника или телега. В местах, где это не регулировалось, все знают какие бывают переулки. Там человек с корзиной еле проходит. Во Львове было интересное правило «трёх окон» — у домов, выходящих фасадами на центральную площадь, должно быть не более трёх окон. 

Какие-то правила спускались сверху герцогом или главой администрации. А в каких-то случаях они стали совокупностью договорённостей между жителями. Если главный художник, архитектор или мэр имеют эстетический вкус и в состоянии объяснить людям, что не надо делать, как попало, а надо красиво, то считай, что городу повезло. Если город маленький, то это начинает работать быстрее. Примерно так это работало в средневековых городах. 

— Кто придумывает правила?

— В наше время, когда специализация проникла во все сферы жизни, считается, что есть специалисты, которые лучше всех остальных разбираются, что хорошо и красиво. Именно они должны определить, как размещать вывески и в какие цвета красить городскую мебель. Или какой должна быть городская навигация. Все эти вещи должны быть приведены к единому знаменателю.

— То есть сейчас мы говорим о типовых решениях?

— Да. Либо для города целиком, либо отдельно для его районов. Московский дизайн-код предполагает правила для каждой улицы в его центральной части. В широком смысле дизайн-код включает в себя не только внешний вид зданий и улиц, но и зонирование территории, смысловое наполнение пространства. Например, организации дворов и общественных зон принципиально различаются набором активностей, следовательно, и решения для них должны различаться.

net_7615.jpg
Дом с часами. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info 

— Типовые решения не могут не нести в себе риски. Чем мы рискуем в данном случае?

— Как всякий регламент, дизайн-код отсекает самое плохое и самое хорошее. То есть, если вдруг у вас завёлся Микеланджело, никто не будет делать скидку на то, что он гений. Правило оно на то и правило. Но зато оно позволяет избежать ручного управления, когда на каждый конкретный случай кто-то должен принять решение. Чтобы человек не сидел с опухшей головой от того, что все к нему несут согласовывать дверные ручки. Ты к нему идёшь, только если ты Микеланджело. Ты будешь к нему ходить, он будет еще к кому-то ходить, потому вы все вместе пойдете к Путину и решите, что ладно, можно вместо Ленина поставить Давида. 

Меня с самого детского сада ужасно бесила фраза «а если все так станут делать?». Регламенты как раз и рассчитаны на то, что «все так станут делать». Понятно, что случаются какие-то радикальные решения. В двух трех случаях они будут классно работать, создавать живую атмосферу. А если так сделают все, то будет беда.  

— Если речь идет о менее масштабном проекте, чем замена Ленина на Давида, например, о вывеске парикмахерской, но типовое решение не устраивает и хочется индивидуальное, что делать в таком случае?

— Без вывесок не обойтись, бизнеса в тишине не бывает. Есть территории с исторически сложившейся средой, которую считают ценной. Тогда ограничения по вывескам и рекламе жестче. Вывески должны быть меньше и спокойнее по цвету, требования к технологиям и к размещению строже. В местах, где застройка типовая и не признана ансамблевой, там свободы и возможности для самовыражения больше.

— Когда примут дизайн-код города, неизбежно возникнет группа людей, которые выступят против. В каком-нибудь из уже действующих дизайн-кодов прописано, как договариваться с несогласными?

— Недовольство — это нормально. Только надо договориться о том, в каком случае правила обязательны для всех. Давайте, если 70% проголосовало за, то остальные 30% тоже принимают правила. Надо помнить, что недовольные городскими событиями люди бывают разные. Есть те, кто вообще всегда всем недовольны. А есть те, чьи интересы реально затронуты. Например, некоторым жителям улицы Ленина мешает громкая музыка. Этот вопрос надо решить. Но он локальный, он не касается пешеходности как таковой. Если люди не понимают, что это решаемый вопрос, то протестуют в принципе против пешеходной улицы. Им это должен кто-то объяснить, и тогда несогласных станет еще меньше. Большинство горожан за пешеходную улицу Ленина. Им нравится по ней гулять.

— Они счастливы, что им не надо уворачиваться от автомобилей...

— И не только поэтому. Ведь там еще что-то происходит. Театр. Движуха какая-то. Жизнь. Есть, конечно, и те, на чьих лицах читается недоумение. Но их два на тысячу. 

Либеральная идея говорит, что нужно учитывать все мнения до одного. Это можно себе представить, но довольно дорого обойдется. Если договориться невозможно, то поляну кто-то покидает — либо меньшинство, либо большинство. Может оказаться, что эти двое, которые «против», и останутся здесь вдвоем. Полтора миллиона жителей переехали на соседнюю территорию, а те 12 человек, что бились в истерике, стоят в недоумении. И тишина. 

— Это какая-то фантастика. Нам никогда не придумать правила, которые бы устроили всех до единого. Или есть какой-то путь?

— Я считаю, что людей не надо ограничивать. Им нужно дать попробовать. Когда они попробовали и ужаснулись тому, что получилось, тогда они задумаются и начнут учиться делать как-то еще. И тогда эстетика, которая возникнет на такой почве, будет отражать индивидуальность этого места. В иных случаях есть риск получить «синтетическую» среду. Как гамбургеры из «Макдоналдс». Они везде одинаковые — в Лондоне, в Сингапуре и в Новосибирске. В каком-то смысле это может быть круто. Но по большому счёту скучно. 

Всё разрешить в эстетике — это всё равно, что разрешить всем оружие. В итоге останется половина населения, но оставшиеся будут вежливыми. Они перестанут бросаться друг на друга, ругаться и оскорблять. А затем, в какой-то момент они поймут, что тяжело везде таскаться с автоматом, а пистолет натер тебе под мышкой мозоль, и решат, что пусть один Вася ходит с пистолетом и отвечает за порядок. В эстетике примерно похожая ситуация. 

— Должно быть, эту вашу идею, всем все разрешить, мало, кто из ваших коллег одобрит.

— Да, гуси из покрышек приводят их в ужас. Но у Новосибирска есть одна дилемма: мы считаем, что Новосибирск — серый город, а регламентами можем зафиксировать это состояние навсегда. Когда дизайн-код ограничивает проявление ярких решений, то воспроизводится серость. Он может стать консервантом, который зафиксирует сегодняшнее состояние.

Поскольку ни у кого нет возможности самовыражаться, то к человеку который вдруг посмел сделать что-то необычное сразу возникает вопрос — а не самовыразился ли он. Сбегаются и разоблачают. И эта ситуация, когда все друг друга держат за горло, она малопродуктивная. И она для Новосибирска очень характерна. Наш город даже опережает в этом другие города. Один мой знакомый девелопер говорил — «здесь нельзя высовываться, свои же затопчут». И это касается всех слоев общества. Новосибирску нужно каким-то образом преодолеть это внутреннее мракобесие.

Что происходит

Чикаго на Оби. Краткая история Новосибирска в цитатах

«Как тебе такое, Илон Маск?» — в Новосибирске делают кибертрак из УАЗика

Кошка Дымка освоилась на новых титановых 3D-лапках

Студенты хотят установить бомбардировщик Су-24 возле корпуса НГТУ

Медведь с лопатой помогает убирать снег на площади Ленина

Оркестр Плетнёва закрыл музыкальную часть Рождественского фестиваля

Глыбы озёрного льда пилят для скульптур на Михайловской набережной

На улицах Новосибирска появился незаконный алкознак

Центр ядерной медицины с гамма-ножом открыли в Новосибирске

Проект реконструкции Заельцовского парка одобрили в Новосибирске

Злополучный дом в Новосибирске горит третий раз за два года

Показать ещё