Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: спасение утопающих, упавших, застрявших и запертых

В каких случаях муниципальные спасатели оказывают помощь новосибирцам? Как уберечь своих детей от опасной воды и падения из окон? С какими случаями приходится сталкиваться чаще всего? И когда нужно звать на помощь? Об этом и многом другом рассказал 20 августа гость программы «Вечерний разговор» — начальник муниципальной аварийно-спасательной службы (МАСС) Дмитрий Фокин — на радио «Городская волна» (101.4 FM).

Артём Роговский
Артём Роговский
08:33, 24 Августа 2020

Артём Роговский: «Вечерний разговор с Артёмом Роговским» в прямом эфире на радио «Городская волна» на частоте 101.4 FM. Здравствуйте!

Мэр Новосибирска Анатолий Локоть провёл выездной день в Первомайском районе, где ознакомился со строительством ряда объектов. В частности — посмотрел, как строят детский сад-ясли на месте старого на улице Тельмана. Строительство находится на завершающей стадии, готовность объекта — 80%.

Детский сад введут в эксплуатацию в октябре 2020 года. Раньше на этом месте находился старый садик, 1971 года постройки, рассчитанный на 110 мест, а новый, 2020 года постройки, будет рассчитан на 220 ребятишек. Это один из десяти детских садов, которые будут сданы и начнут работу в этом году, отметил мэр Анатолий Локоть.

Сметная стоимость работ составит 305 млн рублей, в учреждении будет 12 групп, четыре из которых — ясельные. Потребность в местах в детских садах в центральной части Первомайского района будет закрыта с вводом этого здания.

Следующим объектом, который посмотрел мэр Анатолий Локоть, был сквер «25 лет Победы в Великой Отечественной войне», его обновят к середине октября. Сейчас полностью демонтированы старые дорожки, рабочие приступили к монтажу бордюров, в этом году будет заложена вся инфраструктура сквера: обновят освещение, тропиночную сеть, поставят скамейки, урны, установят две новые площадки — спортивную и игровую. Вот такие хорошие новости из Первомайского района.

А мы сегодня [20 августа] с вами будем много говорить о безопасности, о работе новосибирских спасателей. И одна из наших тем сегодня — это погибшие на воде и погибшие при падении из окон. Я рад представить моего сегодняшнего гостя, на мои ваши вопросы будет отвечать начальник муниципальной аварийно-спасательной службы (МАСС) Дмитрий Фокин. Дмитрий Александрович, здравствуйте!

Дмитрий Фокин: Здравствуйте!

Артём Роговский: Начнем сегодняшний разговор с одной из самых актуальных тем. Лето у нас, Дмитрий Александрович, не совсем сибирское, местами было очень жарким. И, как следствие, было немало погибших на воде. Как бы вы оценили этот уходящий летний сезон с точки зрения человека, отвечающего за муниципальное спасательное хозяйство?

Дмитрий Фокин: В этом году лето выдалось очень жарким, горячая пора началась с мая, практически с открытия купального сезона. Все матросы-спасатели, которые были набраны и выставлены на обеспечение безопасности на водоёмах города — реке и водохранилище, среагировали более 450 раз.

Это больше показателей прошлого года. И, к сожалению, показатели по гибели людей тоже выше, чем в прошлом году. Особенно трагические случаи, связанные с гибелью детей. Все эти моменты трагичны как для родителей, родственников, близких, так и для общества.

Дети не виноваты в том, что произошли такие случаи. Их не предупредили, не объяснили, не остановили. Может быть, дети оказались без присмотра родителей как на берегу, так и в быту, поэтому и вынуждены были отдыхать на опасных водоёмах, хотя об этом предупреждали столько раз.

Для купания было разрешено Обское море — четыре пляжа, а вся река была закрыта для купания. И, несмотря на все принятые меры, не удалось избежать трагедий.

Артём Роговский: Сколько официальная статистика насчитывает случаев гибели людей на воде в этом году?

Дмитрий Фокин: По нашей оперативной статистике, погибли 23 человека, включая восьмерых детей.

Артём Роговский: А по прошлому году эти цифры были поскромнее?

Дмитрий Фокин: Поскромнее, особенно по детям. Такой гибели детей в том году не было. В этом году была немного нестандартная ситуация как для нашего региона, так и в целом по стране. Люди были вынуждены находиться в своем домашнем регионе, не выезжали куда-то. И не было возможности организовать отдых для детей. Плюс аномально жаркое лето, которое поспособствовало массовому нахождению детей на берегах водоёмов.

Артём Роговский: Конечно, люди, лишившись возможности выехать куда-то, как мне показалось, массово рванули отдыхать в том числе и на необорудованные места для отдыха. Какие одновременно самые трагические и популярные места отдыха?

Дмитрий Фокин: Карьер на Юго-Западном — очень опасный водоём: глубина до 20 метров, холодная вода, не предназначенная для купания, обрывистый берег и бьющие родники. Очень опасный.

Карьер на Горском — это каменный карьер, туда приходит много подростков, которые прыгают со скалы, чтобы показать какие-то свои навыки, и травмируются. При этом гибели среди детей на этом водоёме, конечно, нет. Но много травм, связанных с падениями, вывихами и ударами.

Добавлю, что есть рост показателей не только в плане гибели. На данный момент спасено 100 человек, из них 52 ребёнка — это в два раза больше, чем в том году.

Мы стараемся максимально работать по мере своих возможностей, всеми силами и средствами, которые у нас есть, для того, чтобы предотвращать гибель людей. И если бы мы своевременно получали информацию в некоторых случаях, нам бы удавалось оперативнее реагировать и оказывать своевременную первую помощь. Это помогло бы избежать трагических случаев. Люди часто пытаются своими силами помогать на месте, не звонят нам вовремя, не пытаются добежать до спасателей, которые могут находиться на удалении, где выставлен наблюдательный пост.

Артём Роговский: Даже на необорудованных местах отдыха есть пункт спасателей?

Дмитрий Фокин: Не на всех, только на наиболее опасных водоёмах, о которых я говорил выше. У нас выставлено 17 спасательных постов, из них есть стационарные, на карьерах в Дзержинском, Октябрьском районах, на Лесном озере, на биатлонном комплексе.

По реке невозможно выставить стационарные посты, такие стоят на официальных пляжах. Все остальные — подвижные, они объезжают свою зону ответственности и, где видят купающихся и отдыхающих, подходят туда и начинают обеспечивать безопасность.

IMG_9257_tn.JPG
Дмитрий Фокин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Артём Роговский: А есть ли что-то общее у всех трагических случаев? Может, состояние алкогольного опьянения, может, недосмотр за детьми? Мы помним несколько вопиющих трагических случаев, например, когда погибла целая семья.

Дмитрий Фокин: Несколько факторов хотелось бы отметить. Во-первых, у нас нет устойчивого уровня реки, он постоянно меняется в зависимости от работы ГЭС. То есть там, где люди вчера отдыхали, уровень реки был один, а через неделю он может быть другой. Исходя из этого меняется скорость течения. 

Тот трагический случай, который был в Октябрьском районе, произошёл тогда, когда родственники пытались спасти девочку. Сначала пытался брат, потом начали спасать его, и так по цепочке. Здесь, конечно, люди эмоционально спасали своего близкого, навыков плавания не было, не рассчитали свои возможности.

И в таком состоянии, в котором они находились, сделать это было невозможно. Неизвестное дно, неизвестно, как поведёт себя течение. К сожалению, произошел этот случай. Нам там пришлось работать на протяжении семи часов, чтобы поднять всех погибших и передать их тела родственникам.

Артём Роговский: Все ли места для купания знают спасатели? Или допускаете, что есть в городе места, куда не ступала нога МАСС?

Дмитрий Фокин: Практически все места известны, все они занесены в реестр мест неорганизованного отдыха людей — их 39. И если там случаются трагедии — это место заносится в наш список, выставляются аншлаги, запрещающие знаки, проводим рейды, рассказываем об опасностях и убеждаем людей, которые пришли отдыхать в такое место, быть осторожными, не повторять ошибок других новосибирцев.

Бывают случаи, когда люди переходят вброд с ребёнком на руках на ближайший остров, считая, что там маленькая глубина. А через неделю там глубина стала больше, течение — быстрее, и унесло по воде, как это было в Первомайском районе.

Артём Роговский: Дмитрий Александрович, а сколько было разрешённых мест отдыха в этом году?

Дмитрий Фокин: На данный момент на территории города Новосибирска организовано пять мест для отдыха населения у воды. На Бугринском пляже можно отдыхать, но купаться запрещено, так как вода не прошла по нормам СанПиН. Это такие места, где выставлены стационарные посты, которые стоят ежедневно, при любой погоде. Там созданы условия для отдыха людей.

Артём Роговский: Негусто для нашего большого города — иметь всего пять мест для отдыха, тем более четыре из них находятся в Советском районе. Я, конечно, понимаю, что Академгородок находится в особых экологических и водных условиях, но всё же.

Единственное, что, наверное, идёт в плюс и уменьшает статистику гибели на воде — это открытие бассейнов. Хотя я помню, сколько было разговоров, когда открывали бассейн в Сосновом бору: мол, вырубят весь лес и так далее. И что мы видим? В полдень там уже все лежаки в жару заняты. И аналогичная ситуация в других бассейнах, как в городской черте, так и в области.

Дмитрий Фокин: В нижней части река Обь сложная, и действующее законодательство обязывает выполнить ряд мероприятий на водоёме, чтобы пляж был открыт: определённая скорость течения, пологое дно, наличие барж, стоянок и так далее. Не везде это можно сделать.

К сожалению, пляж «Наутилус», который ранее был открыт, теперь закрыли в связи со строительством ЛДС. А все карьеры, которые находятся на территории города, не приспособлены для купания.

Артём Роговский: Хоть и по благой причине лишились жители пляжа, но всё равно жаль. Кстати, у меня скептическое было отношение к «Наутилусу», но, побывав там два года назад, я был приятно удивлён отсутствием пьяных и мусора. Всё-таки шаг вперёд был сделан этим пляжем в плане организации отдыха.

Дмитрий Александрович, с 24 по 30 августа в нашем городе пройдёт очередной этап акции «Вода — безопасная территория». Расскажите, что она будет в себя включать?

Дмитрий Фокин: Эта акция проходит ежемесячно, в последнюю неделю месяца. Она подразумевает усиление сил и средств для профилактических мероприятий, проведения бесед, выявления нарушителей, которые купаются в неположенных местах, управляют неправильно зарегистрированными судами — это в полномочиях инспекторов ГИМС.

Такие рейды носят именно профилактический характер, они проводятся совместно с администрациями районов и сотрудниками ПДН, если дети находятся без присмотра родителей. Эти рейды в период акции ежедневные. А в остальные дни эта работа продолжается силами спасателей-матросов и отделами ГО и ЧС по району.

IMG_9273_tn.JPG
Артём Роговский. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Артём Роговский: Если человек увидел, что на неорганизованном месте отдыха дети находятся одни, куда он может позвонить, чтобы сообщить об этом факте?

Дмитрий Фокин: Если он увидит, что на этом месте находятся спасатели, то можно обратиться к ним, и они по алгоритму это сообщение отработают. Можно вызвать на место сотрудников полиции, потому что в планах взаимодействия с сотрудниками отделов полиции их маршруты приближены к водоёмам, и они приезжают на вызов очень быстро. Это даёт возможность избежать трагедий.

Можно обратиться по телефону 112, диспетчеры передадут эту информацию отделам полиции, передадут нам, мы приедем и проведём профилактическую беседу. Но запретить мы не можем, нет у нас таких полномочий.

Артём Роговский: И вытащить из воды силком вы не можете?

Дмитрий Фокин: Если люди отвечают, что им нужна помощь, или не отвечают, что им нужна помощь — есть такая стадия, когда человек выбился из сил, у него нет возможности говорить, у него пустота в глазах, он ни на что не реагирует, — тогда мы его вытаскиваем из воды и по алгоритму оказываем помощь, если она требуется.

Артём Роговский: 23 погибших, но в то же время 100 спасённых жизней. Как происходит процесс спасения, сколько минут занимает?

Дмитрий Фокин: Как определить человека, которому нужна помощь на воде? Он усиленно машет руками, кричит «помогите», у него начинается паника. У спасателя достаточно времени, чтобы успеть прийти к нему на помощь, заметить его при помощи тех же очевидцев.

Некоторые люди не сразу зовут на помощь, а пытаются своими силами выбраться на берег, до последнего молчат, а после этого уже сил нет. Если человек выбился из сил, возникает так называемый эффект «поплавка» — человек погружается, пытается себя вытолкнуть из воды и опять погружается, уже молча. Тогда люди гибнут, и их могут не заметить даже рядом находящиеся отдыхающие.

Когда спасатель приходит вовремя, он прыгает с лодки, ныряет, поднимает, доставляет пострадавшего на берег и там уже по состоянию: оказывает первую помощь, определяет признаки жизни, проводит сердечно-лёгочную реанимацию. И такие положительные примеры были и в этом году, в том числе и с детьми. Дальше — передают спасённых медикам скорой помощи, потому что им в любом случае ещё надо доехать.

IMG_9337_tn.JPG
Дмитрий Фокин и Артём Роговский. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Артём Роговский: Кроме того, вы проводите такую профилактическую работу, когда снимаете видеоролики, мотивирующие на то, чтобы не купаться в неорганизованных местах, не пить спиртные напитки во время такого отдыха.

Дмитрий Фокин: Мы что-то подобное делали в прошлом году, пытались, чтобы человек своими глазами увидел, как происходит именно факт утопления, чтобы человек это через себя пропустил и понял, насколько это серьёзно, насколько это быстро, насколько это незаметно происходит.

Жизнь одна, её надо ценить, беречь! И не надо вестись, особенно в подростковом возрасте, мол, «я могу переплыть, могу прыгнуть». В такие моменты лучше перестраховаться, особенно если люди не умеют плавать, не знают дно.

Артём Роговский: Но тонут не только те, кто не умеет плавать, но и те, кто очень хорошо плавает.

Дмитрий Фокин: Причина тех, кто умеет плавать, в том, что плавать умеют, а отдыхать на воде не умеют, силы восстанавливать не умеют, заплывают далеко. Потому что, находясь на берегу, мы глазами оцениваем одно расстояние, а, находясь в воде, когда на поверхности находится одна голова, расстояние становится совершенно другим. И пытаться доплыть до какого-то объекта, а потом вернуться, не всегда получается.

Вторая опасность — нельзя плавать на матрасах, у нас погода и ветер меняются очень быстро. Поплыть отдыхать за 200 метров от берега, потом вернуться на больших матрасах, на которых люди отплывают группами по три-четыре человека, невозможно.

Когда спасатели наблюдают с вышки и видят таких отдыхающих, то принимают решение отправить за ними катер. Это хорошо, если матрас не спустит. Людей забирают на катер, увозят на берег. Поговорили — всё хорошо.

Многие дети катаются на брёвнах. Очень много идёт сплава древесины, и некоторые брёвна удаляются от основного русла и начинают курсировать по всему водохранилищу. А покататься на бревне кажется забавным. Взрослые, которые это видят, должны сообщать спасателям, которые находятся на берегу.

Реагирование будет сразу: туда подойдёт катер, заберёт детей, даже если они будут чувствовать себя хорошо и не захотят воспользоваться помощью, но захотят вернуться на берег на катере. Не было ни одного отказа от детей, которые уплыли на матрасе или бревне.

Артём Роговский: Предлагаю обсудить другую злободневную тему, которая появляется в СМИ, в том числе в трагических сводках. Это гибель детей, их падение из окон. Как в этом году у нас с точки зрения печальной статистики?

Дмитрий Фокин: Основные причины — это оставленные без присмотра дети, когда при этом окна не оборудуются специальными запорными устройствами от открывания. В этом году было жарко, и не у всех есть кондиционеры, чтобы не открывать окна, поэтому все окна находились в лучшем случае на проветривании. Иногда этого мало, и тогда створка открывается полностью, от улицы отделяет только москитная сетка.

Взрослые дети понимают риски падения, а если ребёнку два-три года — он только начинает изучать мир, слышит интересные звуки, а они как раз будут доноситься с улицы. И это тянет, как магнит.

Рядом находятся столы, стулья, диваны, по которым ребёнок может забраться на подоконник и встать на окно. Видя москитную сетку, он на неё обопрётся. Сетка не выдерживает, и происходит падение.

Не на все случаи выезжают спасатели, потому что спасатели выезжают, если падение происходит на пристройки, где ребёнка необходимо снять и доставить его врачам скорой помощи — в том случае, если всё-таки ребёнок остался жить. Но, к сожалению, падение с высоты чаще заканчивается трагически.

Обычно ребёнок не сразу падает, опираясь на сетку. Какое-то время он изучает улицу или двор. Если очевидцы видят, что ребёнок находится в открытом окне, надо оперативно набрать 112, вызвать аварийно-спасательные формирования. Оперативно подъедут спасатели или пожарные, чтобы предотвратить гибель. И не надо ребёнку кричать и привлекать его внимание — он может ещё больше высунуться из окна и выпасть.

Что ещё может сделать человек? Он может попробовать поймать падающего ребёнка при помощи других очевидцев, используя подручные средства, пока не приедут спасатели.

Артём Роговский: Явно не голыми руками?

Дмитрий Фокин: Есть случаи, когда ловят и голыми руками.

Но лучше совсем предотвратить такие случаи. Для этого нужно использовать запорные устройства, не оставлять детей без присмотра, не давать им возможности залезть на окно. Тогда можно избежать гибели.

Маленького ребёнка нельзя оставлять даже на несколько минут, даже когда вы уходите в другую комнату.

Статистика примерно такая же, как по водоёмам. Эта цифра из года в год почти не меняется. Первые случаи появляются в мае, когда приходит жара. Мы сразу всеми возможными способами стараемся доводить эту информацию до родителей. Для некоторых это играет роль, и они убирают все риски.

IMG_9275_tn.JPG
Дмитрий Фокин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Артём Роговский: Дмитрий Александрович, давайте поговорим о работе муниципальной аварийно-спасательной службы. Организация достаточно молодая — 11 лет.

Дмитрий Фокин: Да, в 2009 году была создана МАСС. Штат её увеличивался из года в год. Сейчас работают 166 человек, на постоянной основе — 87 аттестованных спасателей, аттестованы на два вида работ. Скажу по-простому: мы можем работать на высоте, под землёй, на воде, под водой — практически во всех условиях, в том числе в среде, непригодной для дыхания.

Если в сухих цифрах, то только за этот год поступило порядка 4500 обращений на телефон оперативного дежурного службы, выезжали мы более 2500 раз, спасли 500 человек, помощь получили 1300.

При этом наша основная работа заключается в предоставлении доступа в помещения, где находятся пожилые люди, закрываются дети. Это порядка 60-70% заявок от этих цифр. Наша служба — муниципальная, работает бесплатно, потому что часто бывают вопросы об оплате. Обеспечение доступа и наши вызовы — они всегда бесплатны. Это первое.

Второе — мы всегда выезжаем на те заявки, где есть малейшая угроза жизни и здоровью граждан. Мы в любом случае будем туда выезжать. Потом уже будем разбираться, если открыли и там нет никого. Бывает, что отмена вызова поступает уже в пути следования. Ничего в этом страшного нет.

Бывает, жители звонят нам по поводу животных — тоже есть доля нашего участия: снять с дерева кошку, поймать змею, енота и так далее. По всем непонятным и нестандартным вопросам заявки стекаются к нам. Круглосуточно работают пять экипажей. Но если все экипажи заняты, мы не сможем принять заявку на животного и поехать туда, пока не будут выполнены все поступающие заявки, связанные с оказанием помощи и спасением людей.

Есть такие ситуации, когда люди лезут спасать животных и при этом сами страдают — мы поедем и попробуем помочь. Бывают такие случаи, когда человек залазит на дерево, животное спрыгивает, а мы уже едем спасать человека, который спасал кошку.

Артём Роговский: В МАСС, по-моему, четыре филиала?

Дмитрий Фокин: Да, эти филиалы называются аварийно-спасательными отрядами, они расположены в разных районах города. Один экипаж работает в правобережье, один — в Кировском и Ленинском районах, один — в Советском. И два водных экипажа.

Работаем мы круглосуточно, без выходных, без праздников. В купальный сезон количество выставляемых постов увеличивается — это связано с водой, мы эту тему уже обсуждали.

Артём Роговский: Вы сказали, что 166 человек в штате, 87 — постоянно, а остальные, я так понимаю, набираются сезонно?

Дмитрий Фокин: Это сезонные работники, набираются на четыре месяца, мы их обучаем как матросов-спасателей, они проходят стажировку, получают соответствующие документы, получают допуски к работе на воде и начинают исполнять обязанности, связанные со спасением, оказанием помощи на водных объектах.

Артём Роговский: Какие требования к работникам, принимаемым в МАСС?

Дмитрий Фокин: К сезонным работникам требования минимальные — 18 лет, годные по здоровью...

Артём Роговский: ...и не более 150 килограммов веса?

Дмитрий Фокин: Здесь таких ограничений нет. Человек должен быть физически развит, уметь плавать и нырять. Если рост у человека больше двух метров и он весит 150 килограммов, то он будет работать на катере или на стационарном посту. И в комплекте №1 — в ластах и в маске — осуществлять свою деятельность.

К спасателям у нас более жёсткие требования, мы их отбираем, как правило, из числа матросов-спасателей, которые отработали сезон, посмотрели на работу, поработали в отрядах. И там уже идут образование как минимум средне-специальное, наличие двух профессий, и только после этого идёт приём. Дальше начинаются четырёхмесячное обучение, аттестация, получение статуса спасателя, допуски. Становление спасателя идёт почти год.

Артём Роговский: То есть во время обучения вы моделируете опасные и чрезвычайные ситуации?

Дмитрий Фокин: Рассматривается абсолютно всё. И человек, который работает в службе порядка десяти лет, — это спасатель первого класса, который имеет высшее образование и восемь дополнительных профессий. Основные профессии — это судоводитель, водитель автомобиля, промышленный альпинист, водолаз, газоспасатель, инструктор-водолаз, психолог и так далее. В одном человеке эти профессии закладываются, чтобы он смог работать везде.

Звонок: Добрый вечер, меня зовут Илья. Я хотел бы поблагодарить спасателей, хоть я к ним и не обращался ни разу. А вопрос такой: понятно, что несколько филиалов, но хватает ли времени, чтобы из одной точки в другую добраться? Когда смотришь американские фильмы, то там и вертолёты присутствуют. А есть ли такие возможности у наших спасателей? И какая зарплата получается у молодых, которые решили поработать на сезон?

Дмитрий Фокин: Никакого секрета здесь нет: матросы-спасатели получают порядка 14-15 тысяч рублей в месяц, зависит от количества отработанного времени. Основной график: два дня работают, два дня отдыхают.

У спасателя несколько выше зарплата. Возьмём молодого человека, у которого нет опыта работы и общего стажа, который только устроился — в среднем 19-20 тысяч рублей в месяц. Спасатель, который имеет большой стаж, имеет большую наработку по профессиям и специфике, получает сейчас порядка 26-27 тысяч рублей.

По первой части вопроса Ильи: с авиацией мы связаны только договорными отношениями. В своей структуре вертолётов или малой авиации мы не имеем.

Но, помимо МАСС, на территории региона работает аварийно-спасательная служба области — они рассредоточены по крупным административным центрам. Также на территории города работают пожарно-спасательные формирования. Насчет спасательных вертолётов — они в регионе есть и предназначены для транспортировки тяжелобольных

IMG_9303_tn.JPG
Дмитрий Фокин и Артём Роговский. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Артём Роговский: Дмитрий Александрович, почитал вашу сводку МАСС, кстати, активная очень группа во «ВКонтакте». Хочу выразить уважение тем, кто ведёт вашу группу — очень интересная, много подписчиков. Вообще всегда всё, что связано с этой темой, интересно, хотя и не всегда позитивно.

Вот сводка обращений за последние сутки (20 августа): «12 обращений, спасатели выезжали семь раз. В Ленинском районе заблокировали дверь, в квартире маленькие дети, один из них закрыт на балконе. Там же — заблокирована дверь, в квартире ребёнок, доступ в квартиру родителям обеспечен.

Калининский район: заблокирована дверь, женщина не отвечает — в квартире обнаружена женщина без признаков жизни, в Ленинском районе заблокирована дверь, мужчина не отвечает — обнаружен мужчина без признаков жизни. В Советском районе женщина упала в ванной, не может встать — помощь оказана».

Кстати, очень важное у вас направление — это те люди, которые по тем или иным причинам хотят свести счёты с жизнью. Вы на такие заявки тоже выезжаете?

Дмитрий Фокин: Как видите, здесь как раз основная масса социально-бытовых заявок. То, о чём я говорил.

Что касается попыток суицида, то ситуации бывают разные. Если люди, которые осмеливаются выходить за грань, подготавливают себя к этому алкоголем, ещё какими-то веществами — то они не отдают себе отчёта. И тогда бывают случаи, когда происходит силовой захват при помощи верёвок и так далее. А уже после пробуем с профессиональными психологами уговорить и убедить человека в том, что жизнь одна и не стоит этого делать.

По всем остальным заявкам — да, одинокие или оставленные на какое-то время наши родители, бабушки и дедушки остаются одни дома. Не так часто некоторые приезжают, не так часто звонят им, и только соседи, которые дружат с одинокими людьми, обращаются к нам, если пенсионеры не выходят с ними на связь.

Мы приезжаем, обеспечиваем доступ и, дай бог, успеваем вовремя, чтобы можно было своевременно оказать помощь, вызвать скорую и обратить внимание родственников, что не надо оставлять своих родных без внимания на длительное время.

Что по детям. Стандартная ситуация: старшенький — пять-шесть лет, младшенький — два-три года, мама ушла на пять минут. Вышел на балкон, балкон захлопнулся, один на балконе, второй в квартире, мама у дверей. Оперативно приезжаем, обеспечиваем доступ разными способами.

Наносим иногда материальный ущерб, потому что через дверь бывает быстрее попасть. Но я думаю, что человеческая жизнь всегда дороже, чем какая-то железяка, и неважно, сколько эта деталь стоит.

Артём Роговский: А с арки Бугринского моста недавно молодого человека снимали. Резонансный случай был. О нём сообщили, я так понимаю, неравнодушные граждане, которые ехали по мосту. Как выяснилось, он хотел там что-то поснимать, и для него это носит характер треша. У него впечатлений на всю жизнь, а сотрудники МАСС были отвлечены, возможно, от более важных дел.

IMG_9239_tn.JPG
Дмитрий Фокин и Артём Роговский. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Дмитрий Фокин: Да, высоко хочется залезть, сделать какие-то снимки, что-то себе доказать. Не все такие случаи происходят и решаются благополучно. Это опасные конструкции, ветер, смена температур, неготовность самого человека после смотреть вниз и спускаться, и голова кружится. Всё что угодно может после произойти. Поэтому я бы не стал себя подвергать такой опасности и при этом травмировать своих родителей. К тому же это нарушение — находиться на таких объектах.

Артём Роговский: А молодой человек, которого сняли с Бугринского моста, понесёт какую-то ответственность?

Дмитрий Фокин: Это правовое поле сотрудников правоохранительных органов — разбираться с этим, комментарий должны они дать.

Артём Роговский: На вашей странице во «ВКонтакте» написано следующее: «Следует понимать, что служба МАСС не занимается коммерческим открыванием дверей, когда у специалистов есть большой запас времени, чтобы постараться открыть замок без повреждений, есть специальный набор инструментов...». То есть и такая категория звонков поступает, когда люди теряют ключи, или сломался замок, и они приукрашивают картину...

Дмитрий Фокин: Да, мы такие моменты иногда публикуем, чтобы люди понимали, по какому поводу нас вызывать. Я повторюсь, что работаем мы бесплатно. Иногда люди говорят неправду: мол, за дверью кто-то находится. Да, они попадают в квартиру, а потом правоохранительные органы делают соответствующие выводы в рамках своих полномочий и компетенций.

Если всё-таки надо обеспечить доступ и чтобы при этом ничего не случилось — я думаю, в нашем большом городе есть большое количество профессионально работающих людей по обеспечению доступа, к которым можно обратиться. При этом вы сохраните свою дверь и понесёте минимальный материальный ущерб.

Повторюсь: у нас укомплектованность аварийно-спасательных автомобилей предполагает наличие различного инструмента. И в основном это гидравлический аварийно-спасательный и шанцевый инструмент.

Если за дверью никто не отзывается — это говорит о том, что человек находится в беспомощном состоянии, поэтому обеспечение доступа происходит в наикратчайшие сроки и по самому короткому пути. Попасть через дверь при помощи гидравлики гораздо проще и быстрее. И это правильно, потому что нет ничего дороже человеческой жизни. Поэтому люди должны понимать, что мы можем аварийно вскрывать двери, в том числе с повреждениями.

Артём Роговский: Спасибо вам, Дмитрий Александрович! Напоминаю, что на мои вопросы отвечал начальник МАСС Дмитрий Фокин. До встречи через две недели! В следующий четверг выйдет программа «Мэр отвечает».

Видео: nsknews.info

Что происходит

Как выявить ложь на собеседовании — онлайн-семинар

От фундамента до крыши: дом на Фрунзе отремонтировали за 19 млн рублей

Новые ограничения: на удалёнку ушли студенты колледжей в Новосибирске

Костюм коронавируса на Хэллоуин предлагают купить новосибирцам на Авито

В сквере со Змеем Горынычем снесут аварийные деревья

Троих омичей задержали за похищение людей в Новосибирске

Директор лицея №176: «Делала немыслимые причёски ради авторитета»

На Родниках перекроют улицу — транспорт пустят в объезд

Удар по экобизнесу: владелица магазинов без упаковки — о новых СанПиН

Новосибирцы атаковали аптеки звонками об антибиотиках

После мощного снегопада на улицы Новосибирска высыпали 440 тонн реагента

Показать ещё