Городская волна
Настрой город для себя

Милый город

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Милый город

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Разговор об истории: трейзаины, жернова и другие огородные сокровища

5 апреля на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывал председатель общественной организации «Бугринский комитет», краевед Антон Нелидов. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
09:00, 10 апреля 2024

Евгений Ларин: Моего собеседника, наверное, уже можно называть создателем и руководителем музея села Бугры, о котором мы сегодня и поговорим. В Буграх готовится к открытию музей старинного села, собственно, Музей Бугров, или Бугринский музей. Как это правильно называется, мы сейчас и выясним.

Антон Александрович, когда планируется официальное или неформальное открытие музея, где он находится и придумали ли вы для него уже какое-нибудь название?

Антон Нелидов: Название мы для себя коротко обозначили как Музей Бугров. Но это будет музей не в классическом понимании, где всё расставлено по полочкам и подписано, проведена инвентаризация. Это по большому счёту коллекция находок на территории бывшего села Бугры, собранная в том числе семьями старожилов, которые отдавали в дар бытовые предметы, личные вещи. Сразу скажу, что в музее не будет каких-то сокровищ — золотых червонцев или серебряных самоваров. Там будут именно предметы быта, которыми люди пользовались с начала 19-го века и на протяжении века 20-го.

Находится музей в начале улицы Тульской. Это то место на левом берегу реки Тулы, куда, как мы знаем из истории, Герасим Быков со своим братом переехал из села Кривощёково. Они обосновались за три версты от Кривощёкова вверх по течению Тулы.

NET_5546.JPG
Антон Нелидов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Когда уже можно будет прийти посмотреть экспозицию?

Антон Нелидов: Открытие планируется на конец апреля. Сейчас мы наносим последние штрихи — подкрашиваем, подбеливаем, приводим помещение в соответствующий для принятия гостей вид. Точную дату открытия мы сообщим за неделю до события в паблике «Бугринского комитета» в сети «ВКонтакте». Мы будем ориентироваться по погоде, потому что сама музейная изба — небольшая, и основная часть мероприятия будет проходить в музейном дворике под открытым небом. Поэтому нужно, чтобы погода нас не подвела. А погоду мы можем знать максимум на неделю вперёд.

Евгений Ларин: Сейчас, благодаря вашей деятельности, деятельности «Бугринского комитета», информация о котором то и дело попадает в СМИ, многие новосибирцы уже знают о Буграх. Но есть и те, кому нужно рассказать немного или, по крайней мере, напомнить, о каком это селе в черте современного левобережного Новосибирска идёт речь. Вы уже начали немного рассказывать его историю. Какими данными вы будете оперировать, когда будете рассказывать посетителям вашего музея об истории села Бугры?

Антон Нелидов: Бывшее село сейчас — территория Бугринского микрорайона. Он находится если не в географическом, то в геометрическом центре города, на левом берегу Оби в районе областной больницы. Это частный сектор в низине между Бугринской рощей и улицей Немировича-Данченко. Микрорайон разделяет река Тула, одна из малых рек города, и по обоим её берегам находится территория бывшего старинного села Бугры.

Возникновение села относят к концу 18-го века. Точной даты пока так нигде обнаружить и не удалось. Возможно, это связано тем, что исторические документы могли храниться в Бугринской церкви, бывшей Кривощёковской, которая была перенесена в Бугры во время строительства железнодорожного моста Транссиба. А во время пожара в церкви в 1930 году сгорело много документов, церковно-приходских книг. Может, именно в связи с этим никакой информации о Буграх не найдено. Возможно, в каких-то архивах она и есть — в Томске или даже у нас. Но пока — ничего.

NET_1520.jpg
Село Бугры. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Бывшее село то и дело себя показывает. На этом как раз и основана идея музея. Но создание музея с нуля — дело очень непростое. Как вы пришли к идее создать свой музей? Долго ли она вызревала или какое-то событие вас подтолкнуло? Что-то щёлкнуло и всё: точно должен быть музей!

Антон Нелидов: Сложно сказать однозначно. Мне кажется, что эта идея была у меня с самого детства. Я всю жизнь жил и живу в Буграх, я бугринец в пятом поколении. Меня с детства окружали старинные предметы, хранящиеся в комоде документы дедушки, прадедушки. Я с детства интересовался этой историей. Потом, конечно, было время, когда я этим практически не занимался. Сейчас мы с моими соратниками уже восьмой год целенаправленно занимаемся историей Бугров, общаемся, ищем старые документы, упоминания про деревню. Благо сейчас есть интернет, и если находится какая-то вещь, то сейчас проще её идентифицировать, определить, проследить её историю. И какая-то казалось бы незначительная штучка, монетка, билетик или документ открывает целый пласт истории того времени. И то, что ты узнаёшь, ты стараешься объяснить людям, показать горожанам, а также нашим местным жителям в Буграх. У нас есть старожилы, которые живут здесь, как и я, уже не в первом поколении, те, у кого есть дети — в шестом, а у кого внуки — в седьмом. Местным жителям это всё тоже интересно.

Меня всегда огорчало то, что наши Бугры как-то подзабыты, когда, например, отмечают День города, никто не вспоминает о Буграх. Я ещё в детстве и подростковом возрасте этому удивлялся. Мы же тут живём, мой дед и прадед тут жили, и это тоже город. Но говорят о Кривощёкове, о Нахаловке, о Лесоперевалке. А как же Бугры? Их как будто нет! Просто какой-то безликий частный сектор.

Меня всегда это задевало, и, как выяснилось, я такой не один. И мы получили поддержку в лице старожилов, когда стали заниматься краеведением, активно вести соцсети. Местные старожилы стали более охотно рассказывать, вспоминать то, что, казалось бы, было забыто.

Евгений Ларин: Таким образом, ваша миссия — рассказать городу о Буграх. И не просто рассказать, но ещё и показать. И, насколько я понимаю, подходящего помещения для музея в Буграх не нашлось, и вам пришлось специально срубить избу. То есть музей появился буквально на пустом месте, верно?

Антон Нелидов: По сути, да. Никаких общественных помещений на территории микрорайона нет. Нам всё обещали помочь, что-то выделить. Но то, что нам предлагали, было не на нашей территории, а мы хотели, чтобы музей был именно в Буграх. Музей — это же базис, если это музей поселения, то он должен быть его территории, а не там, где есть какие-то общественные помещения, в которых его можно расположить. Это совсем не то. Поэтому мы не стали ждать у моря погоды, собрались несколькими семьями таких же старожилов, скинулись и на свои собственные деньги построили дом. Договорились с ребятами, у нас работали два мастера, а мы им как могли, помогали. Купили нетёсаный лес, сосну, сами его тесали топорами и лопатами. Один из парней, к которым мы обратились за помощью, раньше несколько лет жил в Буграх. И он так проникся этим местом, его историей, что не на волонтёрских началах, конечно, но за очень разумную цену помог нам и воздвиг избу.

NET_5517.JPG
Антон Нелидов и Евгений Ларин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Это крестьянская изба, срубленная по всем правилам?

Антон Нелидов: Условно. У неё нет фундамента, она стоит на камнях, так же, как и у меня, старый дом стоял на гранитных камнях. Домом это можно назвать с большой натяжкой, это скорее подсобное помещение. Но оно стилизовано под русскую избу.

Евгений Ларин: Помещение холодное?

Антон Нелидов: Да, оно холодное. Электричество там есть, а отопления нет. Русской печи там нет, потому что изба эта не слишком большая, чтобы там городить печь. А учитывая количество экспонатов — мы ещё даже не всё там расставили, а их ещё такая гора, что мы не знаем, куда их девать. И если там ещё и печь поставить, туда бы вообще ничего не вошло.

Евгений Ларин: Как будет функционировать музей с точки зрения организации? Будет ли это музей, открытый для свободного посещения с кассиром, смотрителем и экскурсоводом, или для того, чтобы там побывать, потребуется предварительная запись? Чтобы вы или кто-то другой пришёл, открыл, всё показал и рассказал? Как это всё будет происходить?

Антон Нелидов: Вот сейчас мы как раз всё это решаем, как всё это будет, сколько дней в неделю музей будет открыт и в какие часы. Конечно, музей не будет ежедневно принимать посетителей, будут определённые дни и часы для свободного посещения. Но это всё мы определим тоже ближе к концу месяца и объявим дополнительно.

Евгений Ларин: Переходим к самому интересному — к экспозиции музея. Что там есть, сколько примерно предметов, как их можно систематизировать? Это же музей!

Антон Нелидов:

Предметов — сотни! Их просто огромное количество, мы даже сами точно не знаем, сколько их, подсчётами мы ещё не занимались. Предметы разноплановые. По времени они охватывают период от конца 18-го века до 70-х годов 20-го века.

Евгений Ларин: Какие это предметы типологически? Я услышал, что там есть монеты.

Антон Нелидов: Да, монеты есть. Причём интересно, что все эти монеты найдены в огородах во время работ. И никто их специально с металлоискателями не искал. Это всё случайные находки. У нас там весь многовековой культурный слой лежит буквально на поверхности. Человек может копаться в одном и том же месте на своём огороде, но если не каждый год, то через год или несколько лет снова там что-то находить. Особенно по весне, после зимы. Возможно, мороз выдавливает из земли находящиеся там сокровища.

Помимо монет есть и другие интересные находки. На одном из огородов нашлась медаль «За поход в Китай» начала 20-го века. Ещё была находка, которая уж совсем никак не вписывается в нашу логику. Это французская свадебная медаль, или жетон, так называемый трейзаин, конца 19-го века. Его по католическому обычаю вручали молодожёнам во время бракосочетания, и этот освящённый жетон символизировал первое совместное имущество. Это довольно крупная серебряная медаль, очень хорошо сохранившаяся. Видимо, сами трейзаины были стандартными, а одна из сторон была пустой, это было место под гравировку, на неё наносили имена молодожёнов и год бракосочетания. У нас там стоит 1895 год.

NET_1569.jpg
Село Бугры. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Посёлок на противоположном от Бугров берегу Оби уже существовал. Есть предположения, как этот французский жетон мог оказаться в бугринском огороде?

Антон Нелидов: На месте этой усадьбы, где его нашли, в своё время было достаточно бойкое место, это как раз район улицы Тульской. Там находились различные лавки, магазинчики, постоялый двор с засыпными земляными банями. Возможно, жетон обронил кто-то из постояльцев, возможно, кто-то и запрятал эту медаль. Хотя, как мне рассказала хозяйка усадьбы, нашли жетон в огороде на небольшой глубине, максимум полметра. Высаживали возле дома маленький кедрик, и вот — что-то блеснуло в земле.

Бугры были волостным центром, его перенесли туда из Кривощёкова, когда село расселяли и сносили перед строительством железнодорожного моста. Это был крупный центр, где были свои производства, больница, школа. И говорят, что церквушка всё-таки у нас была своя ещё до переноса церкви из Кривощёкова. Но это предположение, гипотеза. Дело в том, что школа в Буграх, впоследствии школа №63, была основана в 1862 году. А раньше учебные заведения, как правило, существовали при церквях. Так что, возможно, церковь была уже тогда.

Евгений Ларин: Судя по тому, что я видел у вас на фотографиях вашей коллекции, то, что вы находите на чердаках и в огородах, — это всевозможные замочки, какие-то ручки, различный сельскохозяйственный инвентарь. А есть ещё какие-то предметы с историями, которые вы могли бы рассказать посетителям вашего музея?

Антон Нелидов: Конечно, есть! Один из таких предметов — мы, по крайней мере, так считаем — необычен тем, что он найден практически в центре мегаполиса, в геометрическом, и это жёрнов мельницы. Одной из первых электрических мельниц на территории современного города. Это каменный жёрнов с коваными металлическими ободами, довольно массивный. Весит он, скорее всего, более 200 килограммов, потому что когда мы транспортировали его с места находки, нам пришлось договариваться с районной администрацией о выделении спецтехники. Сами мы его выворотить никак не могли — ни ломами, ни впятером, ни вшестером. Переместить его удалось только при помощи экскаватора с фронтальным погрузчиком.

NET_5636.JPG
Антон Нелидов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Мы считаем это очень необычной находкой. Мельниц различных в Буграх было много, в том числе и на реке было две мельницы. Они везде упоминаются, но чего-то осязаемого, того, что можно потрогать, не находилось. А тут оказалось, что этот жёрнов лежал и ждал нас. Один из местных старожилов поделился точными координатами, он лежал буквально у него в огороде. В прошлом году обследовать территорию, где находилась эта мельница, не получилось. А мельница эта, по крайней мере, в 1950-х годах, по воспоминаниям владельца этого участка, была универсальной. Возможно, это только в послевоенные годы, но там мололи не только муку, но и крупы дробили. Возможно, там были и другие мельницы, но нашли только один верхний жёрнов. Нижний был капитально закреплён на фундаменте, хозяин огорода помнит, что он там был. Но когда убирали эту мельницу, там всё просто разломали. Остался цокольный этаж мельницы, практически полностью засыпанный. В прошлом году всё это тщательно исследовать возможности не представилось. В этом году мы хотим вернуться к тому вопросу, скорее всего, там будут весьма интересные находки.

Евгений Ларин: Этот жёрнов, наверное, займёт почётное место в экспозиции?

Антон Нелидов: Да, он уже установлен, отмыт, смотрится он очень атмосферно.

Евгений Ларин: Прекрасно! Вообще, наверное, нужно сказать, что сама территория села Бугры — это отчасти тоже большой музей под открытым небом. Помимо остатков мельницы, о которой вы сейчас рассказали, там есть вполне живописные руины известного когда-то пивного завода «Конкурент», есть остатки кожевенной фабрики, сохранился дом, в котором находилась контора этой самой фабрики. Ведь все эти объекты могут стать точками экскурсионного маршрута! Если есть музей, значит, от него могут проводиться экскурсии. Я думаю, что вы это и будете делать. Что-то можно сказать сейчас о дальнейшей судьбе этих объектов? Будут ли они музеефицированы или хотя бы сохранены?

NET_1618.jpg
Остатки кожевенной фабрики. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Антон Нелидов: Что касается завода «Конкурент», то эти руины сейчас очень плотно заросли инвазивной порослью — клёном. На данный момент есть предварительная устная договорённость о том, чтобы навести там порядок. Весной там планируем провести субботник, уберём все эти заросли, чтоб хоть как-то обозначить объект. В последнее время территория эта начинает активно эксплуатироваться, у неё есть перспектива стать парковой зоной. 

Нужно этот объект обозначить. Он идеально впишется в любую ситуацию, не только в экскурсионные маршруты. Он очень атмосферно смотрится — бутовая кладка вперемешку с кирпичом.

Когда мы дальше обследовали этот объект, гуляли там, то нашли ещё несколько объектов, в том числе фундаменты каких-то, видимо, вспомогательных строений. Как нам сказали люди, живущие рядом не так давно, старожилы, у которых они купили свой дом, рассказывали им, что в их бытность, а это были, наверное, 1940-е годы, там была конюшня пивзавода. И тогда там был ещё именно пивзавод. А ещё есть воспоминания одной бабушки, которая рассказывала, — хотя, возможно, это мы уже потом домыслили сами, — что там были очень вкусные сладкие пряники. Выходит, что там пряники делали. А пряники — это, скорее всего, был солод. Он же сладкий, а раньше у ребятишек ведь не было каких-то изысканных сладостей. И работники или работницы пивзавода, возможно, сушили в форме пряников этот использованный солод, который уже нужно было выбрасывать, и детям раздавали. Возможно, там работала мама этой бабушки

Евгений Ларин: Хочу вам пожелать, чтобы у вас всё получилось с музеем. Будем ждать, когда он откроет свои двери.

Антон Нелидов: Приглашаем всех желающих на открытие, точную дату которого мы объявим за неделю до события в паблике «Бугринского комитета» в сети «ВКонтакте». Следите за нашими новостями!

Главные новости вашего города — подписывайтесь на нашу группу Вконтакте.

Что происходит

Виртуальную избу русского старожила в Сибири создали этнографы

Трибуны на 93 места: в Ленинском районе появится 3-этажный спорткомплекс

Уникальный грузовой беспилотник «Сарма» разработали в Новосибирске

Жизнь на пенсии только начинается: необычная студия стиля отметила юбилей

Почти 200 резидентов прошли через бизнес-инкубаторы в Новосибирске

15 скверов, бульваров и аллей благоустроят за лето в Новосибирске

Москва даст ещё 4,4 млрд на завершение первого этапа Восточного обхода

Цирк, да и только: выставка необычного и смешного открылась в метро

Можно ли держать петуха на балконе — горячий телефон в Новосибирске

Житель Якутии украл деньги в Толмачёво и заплатил за аренду жилья

В центре Новосибирска открылся IT-хаб корпорации VK

Показать ещё