Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Разговор о спорте: «Трансляции полётов планера похожи на мультик»

Почему планерный спорт не пользуется в народе большой популярностью? Можно ли летать зимой? И где лучшее место для полётов в России? Планерист и главный тренер сборной страны Владимир Кочкин рассказал об этом 16 декабря в передаче «Вечерний разговор о спорте» на радио «Городская волна» (101.4 FM).

Михаил Якимов, Вероника Иванова
Михаил Якимов, Вероника Иванова
17:48, 17 декабря 2020

Вероника Иванова: Владимир не так давно получил награду от международной авиационной федерации. Формулировка: «Вклад в развитие планерного спорта». Расскажите, за что вы получили награду?

Владимир Кочкин: Награда была удивлением для меня самого. В эту номинацию меня подали без моего ведома. Решили сделать мне подарок, который, конечно, получился. Мне было приятно узнать об этом. Выдаётся диплом Поля Тиссандье, его присваивают за вклад в развитие частной и спортивной авиации. В частности, у меня спортивная авиация. То, чем я занимаюсь — планерный спорт, и за вклад в его развитие мне присудили награду.

Вероника Иванова: Я так понимаю, что это почти нобелевская премия в этой сфере?

Владимир Кочкин: Я не знаю, наверное, это звучит слишком громко. Но для меня она действительно как нобелевская премия. Я даже не знаю, что можно получить выше. Только если золотую медаль федерации.

Вероника Иванова: Её вручили посмертно Юрию Гагарину, легенде-парашютисту Дмитрию Киселёву, а также отметили пилотов рейса 178, который посадили самолёт в кукурузном поле.

Михаил Якимов: Расскажите, как обстоят дела с планерным спортом? Как сегодня готовят спортсменов? Большой ли интерес?

Владимир Кочкин: Начнём с того, что как таковой конкуренции нет. Мы все бьёмся за развитие планерного спорта в нашей стране. На самом деле это малочисленная составляющая тех спортсменов — сколько хотелось бы, чтобы было. Хочется, чтобы наши ряды увеличивались, росли.

Проблем много, но зачем мы говорим о них? Сейчас планерный спорт наконец-то выходит на уровень, какой был после развала СССР. В то время спорт больше поддерживался и финансировался. Сейчас же он начинает развиваться заново благодаря частным инвесторам и вкладам самих спортсменов. Наши спортсмены участвуют в различных международных соревнованиях.

Вероника Иванова: От чего зависит количество спортсменов?

Владимир Кочкин: К сожалению, школы — это ДОСААФ или частные аэродромы, где воспитывают курсантов, спортсменов, обучают летать. Если брать именно спортивных планеристов, которые имеют хороший опыт полётов, то их около 150 человек во всей России. Настолько нас мало, что можно сказать — эксклюзивный спорт. При этом сейчас появляется интерес у молодёжи, хотя хочется, чтобы приходило больше людей.

В Новосибирской области сейчас есть известный ДОСААФ, базирующийся в Бердске — это то место, где мы все начинали в советское время. Он до сих пор существует, работает с курсантами. Ещё у нас есть аэродром Евсино.

IMG_7571_tn.JPG
Вероника Иванова и Владимир Кочкин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

А теперь я хочу рассказать о нас. Мы — это аэроклуб «Решеты» из села Решеты Кочковского района, 225 километров от Новосибирска по направлению в сторону Казахстана. Это первый частный аэродром за Уралом, да и вообще в России, который принял крупные соревнования всероссийского уровня. Частных аэродромов появляется много, но именно чтобы проводить соревнования, надо иметь большую территорию, технику и возможности организации.

Вероника Иванова: Зима — это пауза для планерного спорта?

Владимир Кочкин: Это пауза для спортсменов, которые летают по маршрутам или участвуют в крупных соревнованиях. Для них зима не актуальна — нет тёплых масс, восходящих потоков, за счёт которых летает планер.

Зимой планерный спорт существует за счёт учебных тренировочных полётов для молодёжи, которая приходит учиться. Но зима тоже вносит свои коррективы, и где-то полёты не проводят. У нас в аэроклубе «Решеты» зимних полётов нет.

Мы считаем, что на сегодняшний день нам это экономически невыгодно, мы стараемся сэкономить на всём и не лезть глубоко в карман тем спортсменам, которые приходят летать. Им придётся платить раза в два дороже.

Михаил Якимов: С чем связано такое малое количество спортсменов в стране? Высокий порог входа? Дорого стоит заниматься? Или попросту страшно?

Владимир Кочкин: Почему-то все считают, что это экономически очень дорого. Сразу скажу, что это недёшево, но, если сравнить с другими видами, например конным спортом — там тоже большие деньги. Больше люди просто боятся подняться в воздух. Кто-то мечтает это сделать, а многие — нет.

Часто приходят люди, которые просто решили прокатиться, а потом получают удовольствие и хотят ещё. Когда они понимают, насколько это прекрасно и красиво — наблюдать сверху на нашу планету, то у многих страх пропадает.

Кто-то считает, что это спорт для элиты. Поверьте мне, летают все — от простого рабочего. И учёные приходят, и студенты, стараемся заниматься со школьниками — они во время соревнований приходят как волонтёры, и это помогает в организации. Пытаемся вести пропаганду, чтобы дети к нам вернулись.

Вероника Иванова: В уходящем году многие соревнования отменили. А для планерного спорта было больше рисков или открылись новые возможности?

Владимир Кочкин: Как и во всей стране, мы столкнулись с трудностями из-за пандемии. У нас были запланированы соревнования в мае, мы их переносили каждый месяц с надеждой, что они всё-таки состоятся. Притом у нас было запланировано три старта, мы даже сокращали их количество. Остались только одни, самые важные — чемпионат России. В итоге мы его провели. На самом деле у нас их четыре в разных классах, и все они состоялись в августе в разных точках нашей страны.

Вероника Иванова: Как сейчас меняется проведение соревнований? Появляются ли онлайн-трансляции? Как наблюдать за планером, который на высоте?

Владимир Кочкин: Онлайн-трансляция появилась не в этом году, а ранее. У нас есть замечательный клуб в Воронеже, на аэродроме Усмань, там ребята организовали прямые трансляции. Это выглядит в виде мультика, мы видим трекер, где летит спортсмен, и какой-то рельеф. Там пишутся высота, скорость и другие параметры.

IMG_7621_tn.JPG
Михаил Якимов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Михаил Якимов: Какие вы назовёте сложные и любимые маршруты? Насколько сложно летать на сибирской равнине?

Владимир Кочкин: Не могу назвать любимый маршрут. Всегда важно, чтобы они были разные. Один и тот же можно назвать учебным. Там ты привыкаешь, тебе уже всё знакомо. Делать соревнования по одному и тому же маршруту глупо и неинтересно. Судьи всегда стараются задавать их разными, в день соревнований выдаётся задание за 30 минут до полёта, и ты готовишься к нему.

Насчёт местности — в России горы только во Владикавказе и на Алтае, а остальные находятся на равнине. В Европе — Альпы, во Франции много горных полётов. Разговаривать, где лучше и интереснее, можно бесконечно, а в горы нас всегда тянет. Это действительно прекрасно.

Особенности полётов в горной и равнинной местности сильно отличаются. В горах нужна серьёзная подготовка. Мы начинали эти полёты ещё в 2004 году в Усть-Коксе, и с 2017 года в селе Курай на Горном Алтае мы возобновляем тренировки спортсменов, чтобы поехать на международные соревнования. Важно, чтобы человек не столкнулся с незнанием того, как летать в горах.

Вероника Иванова: Какой подготовкой вы занимаетесь сейчас? 

Владимир Кочкин: Меня весной назначили тренером сборной, но работу я пока не веду, всё остановилось весной. Кого и куда мы готовим? Хотелось бы, чтобы наши спортсмены участвовали в международных соревнованиях. На сегодняшний день это очень дорого стоит.

Каждый спортсмен, выезжающий за рубеж на чемпионат Европы или мира, делает это за свои средства. Это 400-500 тысяч рублей только на одни соревнования. А ещё там нужны помощник, сам планер, который берётся в аренду за рубежом. Его выгоднее брать там, а не везти отсюда.

То есть подготовка сейчас заключается к участию во всероссийских соревнованиях. В будущем будем искать возможности спонсоров, чтобы спортсмены могли участвовать в международных стартах. У нас есть люди, зачастую ближе к Москве, у которых есть средства. Оттуда и дешевле добраться, у нас пока до Европы доедешь — уже потратишь половину средств.

Вероника Иванова: Только если полететь.

Владимир Кочкин: Ну да, только это будет очередной рекорд, если мы долетим с Сибири до Европы.

Михаил Якимов: Какой сейчас рекорд по полёту на планере на расстояние?

Владимир Кочкин: Точных цифр назвать не могу, они колеблются. Есть те, кто специально летает на рекорд России. Наш новосибирец, Виталий Константинович Боровик, установил рекорд России в 2014 году, пролетев более 1000 километров. Мировые рекорды, конечно же, выше.

Михаил Якимов: Знакомы с тем, как выступают иностранные планеристы? Наши готовы побороться с ними за медали?

Владимир Кочкин: У нас есть призёры чемпионатов мира и Европы, которые завоевали награды несколько лет назад. У нас и сейчас ездят ребята, становятся призёрами либо в упражнениях, либо в общем зачёте. Нынешний президент федерации планерного спорта России был призёром одного из таких первенств в общем зачёте. Мы все гордимся, что у нас есть такой мастер спорта международного класса.

Для примера: в Новосибирске есть пилот-инструктор Арина Калаева, бронзовый призёр чемпионата мира 2005 года — женского чемпионата. Этим спортом можно заниматься от 16 до 70 лет, нет никаких проблем.

Видео: nsknews.info

Что происходит

Показать ещё