Городская волна
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Филолог Галина Мандрикова: «Нацики и пацики — вот поляризация общества»

«Газорубль», «гуманитарка», «илитка», «гегемон», «коллективный запад» — множество новых слов и выражений вошли в разговорную речь новосибирцев этой весной. Люди свободно используют неологизмы как в кухонных беседах, так и в дискуссиях в социальных сетях. Как изменился русский язык вслед за последними внешнеполитическими и экономическими событиями, «Новосибирские новости» расспросили доктора филологических наук, профессора, завкафедрой филологии факультета гуманитарного образования НГТУ НЭТИ Галину Мандрикову.

Лариса Сокольникова
Лариса Сокольникова
15:20, 20 апреля 2022

— Галина Михайловна, мы знаем, что вы наблюдаете за тем, как меняется современный русский язык, поэтому хотим узнать, что прямо сейчас происходит с лексикой. 

— Вы правы, мои научные интересы во многом связаны с особенностями современного словоупотребления. Всё, что происходит в языке здесь и сейчас — в лексике, в речи (коммуникации), — это моё. Помимо этого, на факультете гуманитарного образования НГТУ как преподаватель я читаю курс лексикологии филологам, курс теории коммуникации — филологам и журналистам, а также веду у журналистов такую дисциплину, как «Актуальные проблемы журналистики и современного общества». Всё это обязывает меня очень внимательно следить за тем, что сейчас происходит с языком, как он «откликается» на различные социальные изменения, отмечать различные тонкости и нюансы современной коммуникации.

мандрикова_2.jpg
Галина Мандрикова. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

— Какие новые слова этой весной вы уже записали в свой профессиональный блокнотик?

— Из самых новых мне нравится слово «газорубль». Это, с одной стороны, экономический термин, а с другой — политический. Такой вот привет «нефтедоллару». Ещё можно добавить, что в речь вошла «гуманитарка», то есть гуманитарная помощь. Это языковое явление, которое называется лингвистическим термином «универбация» (курительная комната — «курилка», читальный зал — «читалка», наличные деньги — «наличка» и т. д.). Мне кажется, что это очень по-человечески.

Ещё пока не знаю, как отнестись к паре «нацики» и «пацики» — вот где поляризация общества! 

Это страшная пара. Две совершено крайних позиции — «пацифисты» и «нацисты». И сколько в этом взаимной ненависти... Для меня «нацики» и «пацики» — это показатель разделения на «своих» и «чужих».

Еще одно частотное образование в языке СМИ — «укрофашисты» и «укронацисты». Нам понятнее были «неонацисты» и просто «нацисты».

О тех деятелях культуры, которые уезжают из России, стали говорить «элитка» и «илитка/ылитка». «Элитка» уже звучит презрительно, а «ылитка» — это максимально презрительно.

IMG_1406_tn.JPG
Галина Мандрикова. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Активизировались слова, которые мелькали в политической сфере, а сейчас вышли на первый план. Так, понятие «коллективный запад» существует уже некоторое время как собирательный образ недруга, но оно не было разговорным. Сейчас же его используют в спонтанной речи и ещё со специфической интонацией. США могут не называть Соединёнными Штатами Америки, можно просто обозначить одним словом — «гегемон», и всем понятно, о ком речь.

Много появилось конфронтационной и резко полярной лексики. Она прямо активно вошла в язык — время такое... Кроме того, если смотреть видео с Украины, то можно услышать огромное количество мата.

— Почему люди в таких сложных условиях начинают использовать мат? Это варваризация, деградация или, наоборот, психологическая защита?

— Одна из функций мата — это снятие стресса. В критический момент человек так выплёскивает страх, отрицательные эмоции. Можно сказать, что это психофизиологическая разрядка организма. Другое дело, что у нас сейчас этот выброс идёт где надо и где не надо, потому что очень много конфронтации и негатива.

— Когда прошёл первый шок после начала спецоперации, многие осознали, кто в шутку, а кто и всерьёз, что привычные матерные слова уже не справляются со своей функцией.

— Мат уже давно перестал быть табуированной высокоэкспрессивной лексикой, потому что многие люди очень часто используют его совсем не по назначению: в междометной функции, для связки слов, по привычке и т. п.

И в тот момент, когда он кому-то понадобился для снятия настоящего стресса, так сказать, «для дела», для выражения чувств, выяснилось, что это уже не работает. Для тех, кто мат никогда не использовал или употреблял редко, но по делу, этот эффект остался.

У инвективной лексики, по мнению учёных, есть не менее 27 функций использования в речи/в тексте. (Об этом, кстати, можно почитать в монографии Владимира Жельвиса «Поле брани»).

Русский язык пытается описать, дать оценку, назвать любую ситуацию. И довольно часто это насмешка, юмор, попытка представить ситуацию как абсурд, как возможность приспособиться к ней, примирится, принять без трагизма. У нас как носителей русского языка нет ложных установок, мы можем назвать (если захотим, конечно) всё как есть — наш язык даёт нам такую возможность. Вместе с тем мы следим за языком — стараемся не произносить того, что не пропустит цензура, если речь идёт о публичной или массовой коммуникации.

IMG_1530_tn.JPG
Галина Мандрикова. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

— Богатый русский язык с эвфемизмами непременно поможет обойти все запреты.

— Да, это универсальный приём, с помощью которого мы можем камуфлировать всё что угодно. Например, повстанцы, террористы, сепаратисты и ополченцы — это одни и те же люди, всё дело в том, как их хотят представить разные СМИ. Как можно наблюдать, в политике и средствах массовой информации эвфемизация сейчас достигла небывалых высот.

Кроме того, нужно каким-то образом придумывать, как сделать так, чтобы было понятно читателю и в то же время не было нарушения закона о средствах массовой информации. 

Для западной журналистики (не знаю, можно ли назвать её журналистикой, поскольку многие позиции уже утрачены, и она превратилась в обслуживание чьих-то интересов), если бомбят Сербию, Ирак, Афганистан, это «борьба за демократию». Они называют эти действия так, как им удобно. Как вписывается в их концепцию. 

Мы живём в привычном нам мире двойных стандартов, где одно может называться другим — похожим, подобным словом или эвфемизмом. Но для себя, для дома, для «разговоров на кухне» мы оставляем то, что есть. Невозможно обманывать себя до такой степени.

Не упускайте важное — подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Что происходит

Крупный застройщик возведёт микрорайон на Ключ-Камышенском плато

Первые дачные автобусы вышли на маршруты в Новосибирске 20 апреля

Высокая вода: жителям села Крещенского рекомендуют готовиться к эвакуации

Колонна ретроавтомобилей проехала по Красному проспекту: фото

Хороший пляж возле «Сибирь-Арены» планирует создать Максим Кудрявцев

Автопробег памяти Татьяны Снежиной пройдёт 18 мая в Новосибирской области

Ночью загорелась мансарда жилого дома в центре Новосибирска

Литературный бал и стихи от Карелина: как прошла Библионочь-2024

Об отключении ТВ-каналов предупредили жителей Новосибирской области

«Тотальный диктант — 2024»: фоторепортаж из библиотеки для незрячих

На пригородном вокзале Новосибирск-Главный запустили фонтан

Показать ещё