Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Факел свободы и правды: сквер Героев Революции от основания до наших дней

Навигация

В самом центре Новосибирска, всего в нескольких метрах от не смолкающего ни днём, ни ночью Красного проспекта, всегда тишина и покой. И почти всегда — ни души. Здесь — величественное мемориальное безмолвие. Конечно, с точки зрения акустики объяснить это легко: маленький сквер хорошо спрятан от глаз прохожих и со всех сторон закрыт массивными сооружениями — Домом Ленина, Домом актёра, мэрией — и живой изгородью лип от не особо оживлённой улицы Горького. Но всё равно от этой кладбищенской тишины посреди грохочущего города всякий раз становится немного не по себе. А это и есть кладбище. Это — Мемориальный сквер павших в годы гражданской войны. Проще говоря, сквер Героев Революции.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
10:15, 07 Сентября 2020

Сквер Героев Революции должен был стать центром советского Новосибирска, сердцем социалистического города-сада — таким его, по крайней мере, проектировал советский архитектор, инженер Иван Загривко.

«Это была московская тема: Ленин, вокруг него лежат товарищи — в кремлёвской стене. Кладбище героев. В центре Ленинграда — Марсово поле. Столичные советские города, города-сады, формируются вокруг кладбищ, на которых лежат жертвы колчаковщины, царизма, герои. Крупный советский город образуется вокруг мемориала, где лежат герои советской власти», — говорит хранитель фондов Музея истории архитектуры Сибири имени Баландина Сергей Филонов.

Такой мемориал есть и в Новосибирске. Прогуляемся по нему.

 

Их было 104

Каменная рука, сжимающая горящий факел революции, прорывается из каменной глыбы — когда-то это был геральдический символ Новосибирска, изображённый на первом официальном гербе города. Прошлой осенью монумент-факел отремонтировали и покрыли специальным составом — гидрофобным — тем, что отталкивает воду.

Монумент с факелом до и после ремонта 2019 года. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info (было), Павел Комаров, nsknews.info (стало)

Памятник торжественно открыли в пятую годовщину Октябрьской революции, 7 ноября 1922 года, на братской могиле — кого? Погибших людей. Людей, убитых в декабре 1919 года. Их было 104 человека. Эта цифра канонизирована. Её вы найдёте в любом путеводителе, её вы услышите от экскурсовода. Сколько их там, в этой братской могиле, на самом деле, не скажет уже никто — другой цифры нет.

Кто были эти люди? Красные или белые? И те, и другие. Но лучше так: ни те, ни другие. Революционеры, социалисты, большевики, солдаты, офицеры, уголовники. Как говорят православные, господь их краской не мазал. 22 января 1920 года их всех вместе похоронили на Базарной площади Ново-Николаевска.

Так был заложен будущий сквер Героев Революции. Но это название появится у него только спустя 37 лет. Поначалу безымянного сквера не было даже на карте города.

«Сквером Жертв Революции это место никогда официально не называлось. Это было „межсобойное“ название, в документах оно нигде не подтверждается. Официальное название — сквер Героев Революции — присвоили только в 1957 году», — говорит руководитель Музея Центрального района Наталья Шкурыгина.

Тогда, в 1957-м, к очередной годовщине революции, сквер решили реконструировать. Даже не реконструировать, а, собственно, создать этот мемориал Героев Революции. Тогда-то в сквере и появились новые объекты: ещё одна братская могила — пятерых большевистских руководителей, могилы Щетинкина и Лежена, бюсты революционеров. Их, к слову, тоже привели в порядок во время первого этапа нынешней реконструкции, которую хотят провести за три года. 

В августе-сентябре прошлого года бюсты подкрасили и покрыли полимером, старую штукатурку с них отбили, нанесли новую. На братской могиле пятёрки красных командиров восстановили разбитые вандалами плиты. Отремонтировали фонари и бетонную лестницу. На всё это мэрия потратила 2,5 млн рублей.

Бюсты революционеров до и после реставрации 2019 года. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info (было), Павел Комаров, nsknews.info (стало)

Дальше нужно восстанавливать мозаичное панно, которые уже начало разрушаться — время берёт своё. Но сначала нужны будут техническая экспертиза панно и проект его реставрации. Сама работа — это дело уже следующего года. Но сколько на неё нужно денег — станет ясно только после экспертизы.

40-метровое мозаичное панно работы художника-монументалиста Александра Чернобровцева завершило мемориал Героев Революции в 1960 году.

Это панно — уникальное, оно сделано из простого бетона. Из бетонных плит, вылитых в определённом порядке. Беда только в том, что смонтированы они на стене склада театральных декораций — постройке не очень высокого качества.

 

Солдаты Ленина и Октября?

В основе сюжета монументального панно Чернобровцева — исторический момент: 1919 год, части Красной армии вступают в Ново-Николаевск, находят и опознают жертв белогвардейцев. «МУЖЕСТВО ваше и ДОБЛЕСТЬ чтут благодарно потомки» — начертано на панно слева. «ЖИЗНЬ безымянных — ПОДВИГ, факел свободы и правды» — написано справа.

IMG_7542(1).jpg
Панно работы Александра Чернобровцева. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Так к кому обращены эти слова? Кого нашли и опознали красноармейцы в Ново-Николаевске? Кто эти «солдаты Ленина и Октября», названные так в поэтическом обращении А. И. Смердова на том же панно? Историки говорят, что большинство из них — это мятежные белогвардейцы, солдаты и офицеры 2-го Барабинского полка. Их восстание, подготовленное эсерами, было направлено и против власти адмирала Колчака, и против большевиков одновременно.

«В ночь с 6 на 7 декабря 1919 года 2-й Барабинский полк поднимается, захватывает телефон, телеграф, берёт под контроль военный городок. В мятеже также участвовали некоторые солдаты из других воинских подразделений, в том числе из 1-го Ново-Николаевского полка.

Они доходят до вокзала, захватывают даже вокзал, ограждают вагон господина Войцеховского, командующего 2-й армией, но подоспевают солдаты 5-й польской дивизии под командованием Казимира Юрьевича Румши. Восстание жестоко подавлено. Часть барабинцев убита на месте, часть помещена в тюрьму на улице Александровской», — рассказывает краевед Александр Мироненко.

Мятеж произошёл через два дня после того, как Ново-Николаевск покинул Колчак. Эшелон Верховного Правителя Александра Васильевича Колчака, следующий в Иркутск, прибыл в город в ночь с 19 на 20 ноября. Адмирал задержался здесь на две недели — у него было много дел.

media232347.jpg
Памятник на братской могиле в сквере Героев Революции. 1930-е годы. Фото: Музей Новосибирска

«Замысел Колчака был такой: Обь — это достаточно серьёзный естественный рубеж для наступающих армий. На южном фланге — партизанские армии Мамонтова. На севере, в Томске, — генерал Пепеляев. И вот рубеж.

Здесь Колчак планировал закрепиться и весной начать движение обратно на запад. У него были мысли обосновать здесь штабы двух армий. Но события развивались настолько быстро, что они не позволили реализоваться этому плану. Красная армия достаточно быстро наступала от Омска, по сути, не встречая сопротивления», — говорит доктор исторических наук, профессор Владислав Кокоулин.

Адмирал выступает с программной речью в Городской Думе, отправляет в отставку премьер-министра Петра Вологодского и назначает новым главой Совмина министра внутренних дел Виктора Пепеляева — сторонника жёстких мер. Колчак предлагает несколько законопроектов и объявляет набор добровольцев в народное ополчение. Но к нему никто не идёт. С Ново-Николаевском у Верховного ничего не получается, и в ночь с 4 на 5 декабря Колчак отправляется дальше на восток.

2-й Барабинский полк был действующей, проверенной в боях воинской частью. В Ново-Николаевске полк получил большое подкрепление новобранцев и стоял в военном городке. Руководил частью молодой полковник Аркадий Ивакин — на тот момент командующий всей 1-й Сибирской стрелковой дивизией.

Краевед Константин Голодяев отмечает, что целью восстания Барабинского полка было создание Комитета спасения Родины.

«Они увидели, что Колчак бросил город, войска ушли. Этот бунт был поднят как спасение города, но это был отчаянный шаг. Город нельзя было спасти силами двух полков — Барабинского и Ново-Николаевского. Это восстание готовилось давно, но в присутствии здесь Колчака и его основных сил это сделать было бы невозможно просто физически. Их бы сразу же задавили.

Вообще у них почти получилось. Они захватили и телефон, и телеграф, и почту, и тюрьму, и комендантскую роту, и вокзал, оцепили штабной вагон 2-й армии. Но они забыли отключить телефон в вагоне командарма Войцеховского», — поясняет Голодяев причину провала мятежа барабинцев.

Тех, что не убили в уличных боях, поместили в ново-николаевскую тюрьму, которая была там, где сейчас стоит речное училище — на Мичурина, 4. Недавно найден документ, проливающий свет на дальнейшие события. Перед уходом — точнее, паническим бегством — из Ново-Николаевска колчаковцы просто «почистили» тюрьму.

«В тюрьме перед этой роковой ночью 9 декабря содержались арестованные мятежники-барабинцы, несколько десятков большевиков, которые были арестованы раньше, осенью, а также уголовники, спекулянты, которые были пойманы на рынке», — рассказывает краевед Голодяев.  

Политических заключённых — барабинцев и большевиков — закололи штыками в тюрьме. Кого-то расстреляли за тюрьмой, в оврагах Каменки — в основном барабинцев. Кого-то опустили — в основном уголовников. Кстати, идейные большевики во время разбирательства, учинённого комендантом города, генерал-майором Сергеем Платовым, сознавались в своём большевизме сами.

Вот их — расстрелянных и заколотых политзаключённых — и нашли красные, когда вошли в город в ночь с 13 на 14 декабря 1919 года. Их и похоронили в братской могиле на месте нынешнего сквера павших в годы гражданской войны. Но вот только из 104 обезображенных трупов, найденных в тюрьме и её окрестностях, по расхожей версии, опознать удалось лишь 37. Большинство найденных тел — тех, что остались одетыми — были в военной форме. Но так тогда одевалось полгорода — время было такое.

Среди опознанных, кстати, был первый председатель исполкома Ново-Николаевского городского Совета рабочих и солдатских депутатов Василий Романов. Он тоже сознался. Не мог не сознаться — его знали в лицо не только красные, но и белые. Романова тоже похоронили в братской могиле. Что, кстати, может показаться довольно странным. Раз уж его опознали, то его-то могли похоронить отдельно, со всеми почестями.

Что до полковника Аркадия Ивакина, то его судьба остаётся неясной. Есть, по крайней мере, три версии его гибели. Его либо расстреляли, как всех остальных, либо убили при попытке бежать, либо он покончил жизнь самоубийством — дескать, такую возможность ему дали колчаковцы из уважения. Во всяком случае, труп его не нашли и не опознали. В братской могиле его нет.

 

Товарищ Дуся и другие

К 40-летию Великой Октябрьской социалистической революции на аллее сквера установили мраморные постаменты и скульптурные бюсты революционеров. Это были бюсты председателя исполкома Ново-Николаевского Совета депутатов Василия Романова, председателя революционного трибунала Александра Петухова, комиссара продовольственной комиссии и ответсека газеты «Дело революции» Фёдора Серебренникова, а также красного партизанского командира Петра Щетинкина.

Через 20 лет, в 1977 году, уже к 60-й годовщине Октября, на аллее установили ещё четыре скульптуры — бюсты председателя Ново-Николаевской ЧК Фёдора Горбаня, члена военного отдела Совета депутатов Фёдора Шмурыгина, начальника штаба Красной гвардии Дмитрия Полковникова и участницы большевистского подполья Евдокии Ковальчук — товарища Дуси.

Все перечисленные покоятся сегодня здесь же — в разных уголках сквера Героев Революции. Все, кроме Дуси Ковальчук. И только на её бюсте, в отличие от всех остальных, написано не «расстреляна», а «замучена» колчаковцами.

Что же с ней случилось на самом деле — историкам пока выяснить не удалось. Была ли товарищ Дуся расстреляна, замучена в тюрьме или сама покончила с жизнью там же — доподлинно неизвестно. Найти останки или могилу Евдокии Ковальчук не получилось ни у её мужа Фёдора (который разыскивал их у 2-й Ельцовки — в районе мясохладобойни, где колчаковцы закапывали тела расстрелянных), ни у последующих исследователей.

«Дуся Ковальчук погибла в тюрьме. Версии есть разные. Одна из них — что она покончила жизнь самоубийством. В тюрьме Ковальчук находилась с Анастасией Шамшиной, и последняя в своих воспоминаниях пишет, что у Евдокии были такие попытки. Когда Ковальчук приводили с допросов, она была в очень подавленном состоянии. Одну попытку самоубийства успели пресечь. Дальше становилось всё тяжелее, допросы становились всё жёстче, каждый уже занимался сам собой.

Дальнейшую судьбу Дуси Ковальчук Шамшина не знает. То, что она была расстреляна, вообще не подтверждается. Приговора или других документальных свидетельств не сохранилось. Пока не найдено, по крайней мере. Никто не видел, что её расстреляли. О других было очень много воспоминаний, правда, несколько противоречивых, но суть одна: люди видели, что они были расстреляны. А вот про Дусю Ковальчук — тайна, покрытая мраком», — поясняет руководитель Музея Центрального района Наталья Шкурыгина.

Бюсты революционеров до и после реставрации 2019 года. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info (было), Павел Комаров, nsknews.info (стало)

Евдокия Ковальчук (урождённая Репина) — дочь плотника и жена монархиста. Её старшая дочь была замужем за Александром Петуховым, о котором пойдёт речь далее. Но в тёплую компанию большевиков товарищ Дуся попала как будто случайно.

«На первых порах она предоставляла свою квартиру, чтобы хранить нелегальную литературу, с этого начинала: надо было помочь дочери и зятю. Потом она сама заинтересовалась этими идеями. Видимо, что-то в её сознании уже было — что не всё в порядке и надо искать выход. И выход она видела на пути революции, свержения самодержавия. Вот так она и оказалась с большевиками.

В один момент наступило прозрение, и она стала революционеркой. Это происходило постепенно. Хранишь нелегальную литературу — иногда её и почитаешь. Социал-демократы очень хорошо умели писать брошюры — хорошим, доступным языком. Агитация и пропаганда у них были поставлены великолепно. Небольшие брошюры, листовки, газеты нелегально печатали за границей, потом доставляли в Россию. И здесь они расходились», — сообщает доктор исторических наук Владислав Кокоулин.

Вот в какой-то момент дом Ковальчуков стал местом явки ново-николаевского комитета РСДРП. Кстати, дом этот сохранился до сих пор — улица Ленина, 92Б. 

Основная подпольная деятельность Евдокии началась во время гражданской войны. В июне 1918 года в числе других известных большевиков — членов Ново-Николаевского Совета — расстреляли её зятя Александра Петухова. А она стала собирать для семей погибших одежду и еду, помогала пострадавшим от событий гражданской войны, занималась благотворительностью. У Евдокии Ковальчук стали укрываться беглые большевики, которые прятались от контрразведки.

А в сентябре 1919 года товарища Дусю арестовали. Что было дальше — мы уже знаем. Точнее, не знаем.

 

Могила пятерых

К братской могиле членов Ново-Николаевского Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, что у восточного края Мемориального сквера павших в годы гражданской войны, больше вопросов, чем ответов на них. Почему три надгробных плиты на пятерых? Почему имена на плитах размещены так, а не иначе: «Серебренников Ф. П.», «Горбань Ф. И., Полковников Д. М., Шмурыгин Ф. С.», «Петухов А. И.»? И, наконец, зачем вообще потребовалось переносить останки давно нашедших успокоение людей с кладбища в центр города?

Как отмечает учёный секретарь Музея Новосибирска Евгений Антропов, в 1950-е годы в нашей стране разворачивалась новая мемориализация на основе нескольких идей. В центре этих идей была победа в Великой Отечественной войне. Советский Союз переживал очередную модернизацию социалистической идеи в отказе от мировой революции, строительстве социализма в отдельно взятой стране и других концептов.

«Под новую мемориализацию выстраивали новых героев, которые уже ничего не смогут рассказать, потому что их больше нет. Это тенденция десятилетия. Сначала была идея: герои революции, победители диктуют историю. Под эту идею были выбраны определённые факты и события. Тела были перенесены с нескольких разных кладбищ, перезахоронены в сквере, который назвали сквером Героев Революции. Была сформирована концептуальная идея поклонения. Появилось место памяти, где человеку диктовалась определённая точка зрения, чего, видимо, не было ранее, не чувствовалось.

Приход в город красных и очередной захват власти видели только Дуся Ковальчук и Василий Романов. Остальные были расстреляны после антибольшевистского майского переворота 1918 года. Герои были выбраны. А свидетели ещё ранее, в 1930-е годы, были расстреляны или сгинули в лагерях. Настоящие свидетели тех событий. И их несть числа», — отмечает Евгений Антропов.

Контрреволюционный переворот в Ново-Николаевске произошёл в ночь с 25 на 26 мая 1918 года. Белогвардейское подполье при боевой поддержке чехословацкого корпуса, который стоял тогда по всему Транссибу, свергло советскую власть в городе. Считается, что поводом к мятежу стала попытка Троцкого отнять оружие у неблагонадёжных чехов, но восстание уже готовилось.

Когда 25 мая в 11 часов вечера Лев Давидович выпускает свою телеграмму о разоружении солдат чехословацкого корпуса, в Ново-Николаевске, в номере отеля «Метрополитен», в котором живёт жена известного полководца, политика Гришина-Алмазова, уже идёт совещание антибольшевистского центра. 

Надгробия до и после ремонта 2019 года. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info (было), Павел Комаров, nsknews.info (стало)

Имена участников совещания известны. Это командующий чехословацким корпусом Радола Гайда, офицеры 41-го Сибирского стрелкового полка капитан Травин и поручик Лукин, представитель от эсеров Нил Фомин и член Временного Сибирского правительства Михаил Линдберг.

Машина гражданской войны была запущена. К 12 часам в ночь с 25 на 26 мая был захвачен Мариинск. В час ночи начался переворот в Ново-Николаевске. Восставшие вошли в Дом Революции (это здание нынешнего театра «Красный факел»), где шло заседание Совета депутатов, — практика ночных бдений у большевиков была обычным делом — и арестовали всех прозаседавшихся.

А после, спустя несколько дней, большевистские руководители — главные люди города — были убиты. Смерть пятёрки большевиков сначала повесили на полковника Окунева, известного жестокого карателя, но советский суд потом доказать это так и не смог.

Григорий Окунев — бывший кадровый офицер, орденоносец, сослуживец Щетинкина. В Первую мировую войну он служил адъютантом 29-го Сибирского стрелкового полка, а когда 25 мая 1918 года в Ново-Николаевске произошёл белочешский переворот, стал помощником коменданта города Сергеева. Призвали ли Окунева или сам он явился к коменданту — точно неизвестно. Но с учётом прошлых заслуг полковник сразу же получил высокую должность и деятельно приступил к работе. В частности, к арестам большевиков — пока не разбежались.

Всех, кого арестовали в Доме Революции в ночь переворота, и тех, кого взяли в течение нескольких дней, поместили в арестный дом на улице Барнаульской. Дом этот до сих пор сохранился, это памятник истории — улица Щетинкина, 62. Чуть было не «утёк» бывший чекист Горбань, но и его прихватили в Болотном. Компания, что спустя несколько десятилетий окажется в сквере Героев Революции, была в сборе. Всего к 4 июня 1918 года в арестном доме сидело порядка 40 большевиков. Дальше был перевод заключённых из арестного дома в тюрьму.

Константин Голодяев приводит воспоминания старого большевика Шварца, который тоже был в этой обойме. Он пишет: «4 июня в три часа ночи нас вывели в ограду арестного дома. Пришёл офицер с клочком бумажки и вызвал пятерых наших товарищей: Серебренникова, Петухова, Горбаня, Шмурыгина и Полковникова».

Эта пятёрка шла под усиленным конвоем, который возглавлял как раз Окунев. Но Шварц не упоминает фамилию Окунева — об этом известно по документам российского архива.

Шварц пишет, что примерно минут через 15 офицер скомандовал выходить и остальным, то есть той группе, которая шла вторым эшелоном и в которой был сам Шварц. Он вспоминает: «Повели нас по направлению к тюрьме, потом свернули на Ядринцевскую улицу, к военному городку. Когда мы спускались к речке Каменке, впереди послышались выстрелы и взрыв гранаты. Один из конвоирующих нас офицеров куда-то побежал и по возвращении сообщил, что стреляли по убегающим. Вскоре мы узнали, что расстреляли наших товарищей — „пятёрку“».

Другие документы свидетельствуют, что, когда первая группа перешла мост через Каменку, ей было предложено передохнуть, сесть покурить, и тогда в эту группу кто-то бросил бомбу, она взорвалась. Раненые стали убегать. Четверых застрелили при попытке к бегству, а Шмурыгина казаки загнали и закололи штыками.

 

Железный богатырь-командир

«Выдающегося организатора партизанского движения в Сибири, убитого в Монголии в 1927 году», как аттестует Петра Щетинкина мемориальная табличка, похоронили в сквере Героев Революции, конечно, неспроста.

Памятная плита до и после реставрации 2019 года. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info (было), Павел Комаров, nsknews.info (стало)

Пётр Щетинкин, офицер 29-го Сибирского стрелкового полка, полный георгиевский кавалер, после Октябрьской революции активно взялся за установление народной власти в Ачинске, командовал красными партизанскими отрядами в Енисейской губернии — в Мариинске и Минусинке. К врагам революции Щетинкин был беспощаден, пособников белых вешал и расстреливал. Сам Ленин отправил Щетинкина помогать монгольским революционерам.

У монголов красный партизан завоевал почёт и уважение: его стали назвать не иначе как Тумур-Батор Жанжин — «железный богатырь-командир». Это Щетинкин взял в плен командира Азиатской дивизии — генерал-лейтенанта барона фон Унгерна.

Смертный приговор барону был фактически вынесен большевистским руководством в Москве — 26 августа 1921 года Ленин передал по телефону своё мнение о деле фон Унгерна: «Советую обратить на это дело побольше внимания, добиться проверки солидности обвинения и в случае, если доказанность полнейшая, в чём, по-видимому, нельзя сомневаться, то устроить публичный суд, провести его с максимальной скоростью и расстрелять». Показательный процесс над Унгерном прошёл 15 сентября 1921 года в Ново-Николаевске, в летнем театре Александровского сада, который также называли парком «Сосновка».

А Щетинкин по приглашению правительства в августе 1926-го вернулся в Монголию работать в государственной военной охране, в 1927 году он был убит в Улан-Баторе при невыясненных обстоятельствах. 

«Тело Щетинкина на поезде через всю Сибирь провезли с почестями, с остановочными митингами в крупных населённых пунктах, с возложением венков. Когда он прибыл в Новосибирск, весь поезд был завален венками в знак уважения этого человека, почёта. Сначала состоялось прощание, и затем руководители города пронесли его на руках. Колонна прошла в сквер Героев Революции, и там он был торжественно захоронен», — говорит Наталья Шкурыгина.

По словам Евгения Антропова, причина захоронения Щетинкина в сквере Героев Революции — та же, что и в случае с показательным судом над Унгерном.

«Это была публичная акция, на которой присутствовали все журналисты, которая была задокументирована. Нужно понимать, что с 1926 года Новосибирск целенаправленно формировался как главный сибирский город. Он был назначен новым городом социалистической Сибири, главным революционным городом. Вспомните концепт „сибирского Чикаго“. Сюда стекались огромные массы народа, шла миграция, грандиозное переселение народов. И Новосибирску от этого перепало больше всех. Он стал главной публичной площадкой Сибири», — поясняет Евгений Антропов.

 

Последний коммунар

Могила Лежена в сквере Героев Революции когда-то действительно была настоящим захоронением. Сейчас же плита в этом месте — лишь кенотаф, останков покойного там больше нет.

IMG_7548.JPG
Кенотаф в сквере Героев Революции. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Адриен Феликс Лежен, последний французский коммунар, участник боёв коммунаров 18 марта 1871 года, член компартии Франции, сам захотел жить в Советском Союзе. Остаток жизни ветеран хотел провести в идеальном, как он считал, обществе.

В 1930 году Лежен попросил политического убежища у правительства СССР. И убежище предоставили, с полным пенсионным и медицинским обеспечением. Коммунар жил в Барвихе и других санаториях в европейской части Советского Союза.

С началом Великой Отечественной войны, 25 октября 1941 года, Лежена эвакуировали в Новосибирск. Вот только прожил он совсем недолго. 9 января 1942 года почётный гражданин Советского Союза скончался в гостинице «Центральная» на Ленина, 3 — именно там он провёл последние три месяца своей долгой, почти вековой, жизни.

Похоронили его сначала на Заельцовском кладбище, а в 1946 году решили перенести в сквер Героев Революции. В мае 1971 года по просьбе коммунистической партии Франции прах Адриена Лежена отправили на родину. Сначала гроб с останками ветерана улетел в Москву, там их кремировали, а урну отправили во Францию, где и захоронили у Стены коммунаров на кладбище Пер-Лашез во время празднования столетия Парижской коммуны.

Главные новости из жизни нашего города — подписывайтесь на нашу группу в Одноклассниках.

Что происходит

Быстрый и дешёвый тест на ковид придумывают новосибирские учёные

Клинику НИИТО решили отдать под коронавирусный госпиталь

Стало известно, какие дороги отремонтируют в 2021 году в Новосибирске

12 тысяч упаковок антибиотиков привезут в Новосибирск уже завтра

Власти нашли подрядчика для благоустройства Заельцовского парка

23-летний новосибирский видеоблогер попал в список Forbes

Доставайте пуховики: до −7 градусов похолодает в Новосибирске

Журналиста Новосибирских новостей наградили за патриотизм в Архангельске

Роспотребнадзор ввёл масочный режим в лифтах и на парковках

Ещё 183 человека заболели коронавирусом в Новосибирской области

Новосибирцев приглашают обсудить «умные» дома и транспорт на форуме

Показать ещё