Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: «Выбросил мусор в урну — подумал о природе»

Об экологической безопасности, кто за ней следит и на какие данные опирается, Ивану Конобееву рассказала председатель комитета охраны окружающей среды мэрии города Новосибирска Мария Сидорова в программе «Вечерний разговор» 1 августа.

Иван Конобеев
Иван Конобеев
15:17, 06 Августа 2019

Иван Конобеев: На самом деле, экологическая тема сегодня выходит на первый план, наверное, в любом городе — не только в Новосибирске, а вообще и в крупном городе обязательно. Это то, что сегодня беспокоит горожан. Та среда, в которой они находятся, практически живут. Да и дышат вот этим воздухом. Они видят этот снег и т.д. Не буду перечислять все особенности. И понятно, что у нас ситуация допустим, конечно, если сравнивать с последними обстоятельствами в Красноярске, не такая страшная.

Мария Сидорова: Не так, как на Дальнем Востоке. Когда люди терпят определенные чрезвычайные ситуации с наводнениями.

Иван Конобеев: Да, с наводнением в Иркутской области. Тем не менее, всё равно самочувствие горожан и обеспокоенность об экологии. Они находится в фокусе внимания власти. В Новосибирске в этом году. Да, в этом году был создан комитет по экологии. Но точнее, был отдел — стал комитет. В этой связи я как раз хотел поговорить с вами. О том, какие функции выполняет ваше подразделение. На самом деле, я как депутат, конечно, немножко знаю, какие функции. Когда мы в группе «Антипыль» боролись с пылью, искали причины — в том числе с вашим подразделением взаимодействовали.

Мария Сидорова: Да, конечно.

NET_0708.JPG
Мария Сидорова.Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: Но я уже немного забегаю вперед. Давайте начнём вот с чего. Каковы основные загрязнители окружающей среды в городе Новосибирске?

Мария Сидорова: Но смотрите, вы и так много уже всего сказали. Столько интересного. Я думаю, вы уже заинтриговали наших слушателей. И сразу хотелось начать с того, что, конечно, вопрос об охране окружающей среды, или, как обычно люди говорят — экологии, всегда интересовал. Потому что люди хотят жить в комфортных, благоприятных условиях. И недаром у нас даже есть право по конституции. Право на благоприятную окружающую среду. И соответственно это то, на чём строится законодательная наша власть. И есть определённые полномочия. Потому что обычный житель, наверное, хочет — если это власть, мэрия, то она должна решать всё. Но так устроено, что у нас структура управления поделена. И, конечно же, есть...

Иван Конобеев: ...Разные полномочия.

Мария Сидорова: Да, да, да. И мы бы очень хотели пойти кого-то наказать, закрыть, оштрафовать. Но не имеем на это права.

Иван Конобеев: Нарушителей.

Мария Сидорова: Нарушителя поймать за руку и привлечь его к ответственности. Но это не всегда возможно, потому что есть определённые, как вы уже сказали, полномочия, сферы влияния. Так вот, как раз сфера природоохранной деятельности чётко регламентирована на региональную, федеральную, местную. Так вот, здесь, как раз, я отвечаю на ваш вопрос. Хочу сказать, что сферы муниципальной власти были в своё время шире и могли штрафовать и закрывать, останавливать предприятия. Сейчас немножко всё уже. И сферы, например, надзора, чётко закреплены на федеральном уровне контроля и региональном. 

У нас есть на территории Новосибирской области министерство природных ресурсов Новосибирской области. А комитет на территории города существовал 25 лет. Мы, по сути, вернули своё название, которое было.

Иван Конобеев: До этого он существовал?

Мария Сидорова: Да, до этого он существовал и выполнял те большие функциональные обязанности, которые ранее были. Он останавливал предприятие и проверял. И, наверное, один из первых муниципальных образований, тогда ещё сформировавшихся Российской Федерации, перевёл на неэтилированный бензин. Это было ноу-хау, когда в городе Новосибирске останавливали машины, проверяли у них талоны, делали замеры на CO.

Это всё было возможно, сейчас немножко всё иначе. Сейчас вы понимаете, что есть определённый закон №131, который, как вы уже сказали, регламентирует, что мы можем делать. И вот мы обязаны в первую очередь информировать и рассказывать нашим жителям, где они живут, как они живут, какой у них город — отвечать на всех их вопросы, готовить для них объективную информацию.

И главное, координировать все ветви власти — федеральные и региональные. Мы очень тесно работаем и с Природнадзором, и с министерством. Мы работаем и с Росприроднадзором, потому что это сфера окружающей среды — это лакмусовая бумажка, комфортная среда проживания человека. Когда у нас чистый воздух, чистая вода, у нас нет отходов и люди грамотно обращаются с отходами. Это всё создает определённые условия.

Иван Конобеев: То есть, я так понимаю, что сегодня функции вашего подразделения — своевременно доносить информацию до мэра города Новосибирска.

Мария Сидорова: В первую очередь, для принятия своевременно управленческих решений.

Иван Конобеев: До новосибирцев, что происходит в городе? Какие экологические опасности существуют?

Мария Сидорова: Конечно. Помимо этого, у нас есть лесной контроль. У нас есть муниципальные водные объекты. У нас есть непосредственно вопросы, которые связаны с их предоставлением. То есть вопросы как раз перехода на новую систему обращения с отходами и участие в этой системе. Здесь органы самоуправления обязаны вести реестр всех площадок, которые образуются, где стоят у нас с вами наши контейнеры.

Иван Конобеев: Это вы тоже мониторите?

Мария Сидорова: Мы должны создать такую электронную базу и предоставлять региональной власти.

Иван Конобеев: Ну, а вот хорошо. Давайте тогда про леса.

Мария Сидорова: Вопросов на самом деле много.

Иван Конобеев: Про леса пока повременим. Давайте информацию, которую вы готовите. Вот, та информация, которая проходит через ваши подразделения.

Мария Сидорова: Где ее взять?

Иван Конобеев: Да! Где её можно увидеть, прочитать и понять какая ситуация? И вообще, как она даётся? По районам? Каким образом она представляется?

Мария Сидорова: Уже сложилась такая традиция. И в том числе, вы можете обратить внимание, что государственный доклад о состоянии окружающей среды готовится Министерством природных ресурсов Российской Федерации. Доклад по состоянию окружающей среды по территории Новосибирской области тоже готовится, но только уже, получается, региональным министерством. А мы как муниципальная власть решили не отменять эту традицию. Хотя это довольно сложно делать. И готовить для своих горожан ежегодный обзор о состояние окружающей среды. Это сводки информации, где каждый горожанин может прочитать: какое состояние воздуха, воды, почвы, животного мира, что проводится по экологическому просвещению. И все эти вопросы мы ежегодно публикуем. Но здесь надо сразу проговорить, что обзор как бы готовится за предыдущий год. Вот, сейчас мы готовим за 2018 год.

NET_0691.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: С опозданием на год.

Мария Сидорова: Да, это стратегические данные.

Иван Конобеев: Ну да, пока придут.

Мария Сидорова: Надо сразу сказать, что мы не просто так — взяли какую-нибудь информацию, которую прошла, например, в СМИ. Мы делаем объективный запрос. Все органы, которые делают, например, замеры воздуха — это у нас Гидромет. Это статистика, они нам дают свои данные. Соответственно, вот, например, вы знали, что, по данным Новосибирскстата, ежегодно на природоохранные мероприятия в городе Новосибирске предприятиями тратится около миллиарда рублей в год?

Иван Конобеев: Но это федеральный закон заставляет это делать?

Мария Сидорова: В данном случае не то что федеральный закон. Они должны — предприятия крупные, среднего бизнеса — проводить разные природоохранные мероприятия. Ставить фильтры очистки, например. И вот эти затраты идут в стратегическую форму. Ежегодно порядка одного миллиарда предприятия в вкладывают именно в эти затраты.

Иван Конобеев: Вот на самом деле мы все прекрасно понимаем, что человеческая деятельность для природы незамеченной не проходит. И очень много в наше время появляется экологических организаций. Раньше же никто не задумывался, что экология это что-то важное, потому что в масштабах планеты Земля ситуация усугубляется с каждым годом. Можно сказать, что город Новосибирск в этой тенденции находится, или у нас есть какие-то вещи, которые против этой тенденции идут?

Мария Сидорова: Вы знаете, наверное, здесь нужно начать, что в принципе проживание в мегаполисе или в крупном городе.

Иван Конобеев: Да, я понимаю.

Мария Сидорова: Это само по себе не может быть. Если мы хотим, давайте так, жить в экологически чистом месте. Мы выбираем экологически чистое место, там, где нету...

Иван Конобеев: Деревеньку.

Мария Сидорова: Деревеньку.

Иван Конобеев: Где нет дороги.

Мария Сидорова: Где нет электричества, в первую очередь. И где ты топишься дровами, а не углём. То есть те блага цивилизации, к которым мы с вами уже привыкли: транспорт, сотовая связь — это всего не будет там. Соответственно, у каждого человека есть выбор. В данном случае мы хотим жить в веке цивилизации.

Иван Конобеев: В XXI веке.

Мария Сидорова: Вот, кстати, хочу напомнить, что как раз в начале XXI века была принята общая конвенция устойчивого развития, которая все страны, 121 государство в мире, подписало конвенцию устойчивого развития, где экономика и экология должны развиваться вместе.

Иван Конобеев: Мы продолжаем разговор об экологии в городе. Казалось бы, такие противоположные вещи, как экология и город. Но тем не менее, в городе Новосибирске за последние пять-десять лет ситуация менялась в какую сторону? Только ли это были негативные изменения или вы фиксируйте, есть и позитивные изменения в плане экологии?

Мария Сидорова: Давайте так, я скажу, в принципе, что состояние окружающей среды на территории города Новосибирска настоящее время достаточно стабильное. И здесь ряд факторов. Во-первых, расположения. Т.е. вы правильно в начале эфира сказали, что у нас, может быть, лучше, чем у наших соседей. Вот как раз наши соседи географически расположены в определённой котловине. И у них очень большие выбросы, которые скапливаются, оседают.

Иван Конобеев: И опадают обратно.

Мария Сидорова: Да! То есть у нас, конечно, уровень загрязняющих веществ у нас по-другому происходит, но опять-таки, у нас бывают вот такие накопления вредных примесей. И мы, наверное, с вами с этим знакомы, когда у нас 30-градусный мороз.

И стоит определённый. И вот недавний смог. Это всё говорит о том, что да, такое бывает.

Но хочу отметить, что если мы с вами посмотрим такой график — индекса загрязнения атмосферы в городе Новосибирске, и показатель по 1991 году равнялся 31, — то сейчас он находится в районе 8-9.

О чём это говорит? Что у нас нет достаточно крупных промышленных предприятий, которые оказывали бы такое влияние. Если есть, то у них стоят фильтры для очистки. Даже на станциях ТЭЦ СГК стоят фильтры с высокой степенью очистки, которые говорят о том, что ведётся природоохранная деятельность.

И как раз вот уровень загрязнения, индекс загрязнения. Это не просто какой-то численный показатель. Он рассчитывается по пяти приоритетным показателям, которые меряются в течение всего года. Это делает не какая-то лаборатория, это делает Гидромет, который официально является органом государственного уровня, который на своих постах ведёт замеры уже много-много лет, имеет многолетний ряд данных. Это не какие-то исследования, которые какая-то компания решила провести. Это государственное учреждение, которое ведёт расчёт и предоставляет сведения, что индекс загрязнения будет такой. Люди скажут:"У нас какой воздух? Только что, неделю назад очищали».

NET_0770.JPG
Иван КонобеевФото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: Мы к этому вернёмся.

Мария Сидорова: Скажу: «Да, возможно». Но! Во-первых, вспомните: у нас такое происходит не каждый день. Сложились определённые чрезвычайные ситуации, климатическая ситуация. Имелся определённый ветер, определённая область низкого давления. Это всё наложило определённый ряд данных. Но заметьте, что как раз определенные данные. Мы потом увидим с вами, как загрязняют атмосферу за 2019 год. Какой индекс будет — выше или ниже? Об этом мы узнаем, ну вот так получилось, только на следующий год.

Мы в своём обзоре это обязательно предоставим тем гражданам, которые к нам обращаются. Мы всем предоставляем объективную информацию. Вплоть до письменных и устных обращений на личном приёме. Всем рассказываем и очень плотно работаем, в том числе, и со студентами. Формируем профессиональных граждан и жителей нашего города. Но хочу отметить: граждане нашего города экологоориентированные. Они любят свой город. Они в большинстве случаев очень часто становятся инициаторами каких-либо инициатив.

Иван Конобеев: Да, вот про это по крайне мере поговорим чуть позже. Потому что вы меня просто разоружаете совершенно по вопросам. Я бы хотел вот на чём остановиться. Вы сказали, что вы сами проводите исследование, получаете какую-то информацию от государственных органов? Вот можно про это ещё немного рассказать? Каким образом вообще ведётся наблюдение за экологической обстановкой? Это какие-то посты должны быть в городе в Новосибирске.

Мария Сидорова: Ну да, кто ведёт — я расскажу.

Иван Конобеев: И у вас собственные лаборатории. Что такое? Домик на колесиках или это прибор большой, с которым вы выходите, выкатываете на улицу и его всё время его держите потом.

Мария Сидорова: Прибор на колёсиках — это очень хорошее сравнение, наверное, это сейчас, наверное, у всех чиновников это самое, наверное, желаемая мечта. Потому что передвижной современный пост — это то, что бы хотелось бы сейчас, наверное, нашему Гидромету. А Гидромет — это то, что я просто уже несколько раз упомянула. Центр мониторинга окружающей среды или ЗапСибГидромет — это официальный орган, который ведёт мониторинг, именно мониторинг. Это многолетний ряд данных на постоянных постах следит за состоянием окружающей среды. Именно они зафиксированы у нас на территории города. 10 таких постов, стационарных постов

Иван Конобеев: На каждый район по одному?

Мария Сидорова: Да, да. И, соответственно, они с них собирают объективную информацию каждые три часа, формируют, обсчитывают и предоставляют на своём сайте. Также, когда им пишешь запрос, они предоставляют органам власти, они с нами обмениваются, мы с ними информацией, то есть мы работаем в плотном тандеме, потому что без этого нельзя принимать управленческие решения. Относительно как раз домика на колёсах — это, наверное, тенденция, и мы надеемся, что наш Гидромет будет развиваться, чтобы были передвижные посты, чтобы не только на стационарных постах измеряли, но и на передвижных.

Наверное, характерными для наших случаев будет услышать, что есть стационарные источники загрязнения, даже печная труба в частном доме — это стационарный источник загрязнения, или это труба от предприятий или от котельных.

Или передвижной источник — как вы думаете, что это? Это наша с вами машина. Конечно же, это всё источники загрязнения, и передвижная лаборатория позволит получать более объективную, современную информацию.

Иван Конобеев: Являясь при этом источником загрязнения.

Мария Сидорова: Ну, они обычно все на газу, что является всё-таки меньшим источником загрязнения. И как раз в этом направлении город вместе с областью работает и развивает, потому что смотрите, как уже, наверное, поняли, что официально у мэрии Новосибирска нет полномочий для проведения мониторинга, но мы в своё время поддержали, например, компанию «Теон», чтобы они развивали свой альтернативный экспресс-мониторинг, чтобы посмотреть — может быть, он нашему Гидромету поможет. И вот как раз тогда, когда на той неделе был смог, многие люди видели их ресурсы. 

Вот как раз это — то будущее, которое когда-нибудь, возможно, настанет и у нашего Гидромета. Но пока это исследования. Сразу говорю, то, что жители видели — это исследования.

Иван Конобеев: Мария, скажите, пожалуйста, вот, грубо говоря, на простом примере, вот я как человек, который не очень хорошо разбирается, может быть, в экологии, но я прекрасно понимаю на простом примере, как должно происходить, вот кто-то, какой-то негодяй выбросил ртуть на свалку, она туда попала и лежит там, фонит.

Мария Сидорова: На свалку или...

Иван Конобеев: На свалку, да, понятно, не на свалку, там это уже полномочия другие...

Мария Сидорова: Там немножко по-другому спектр действия.

Иван Конобеев: Вот выбросил в овраг, рядом с речкой, банку с ртутью, кто об этом может узнать вообще? Вы в состоянии отследить эту ситуацию или это чудеса, чтобы эту банку с ртутью нашли?

Мария Сидорова: На самом деле, как раз было бы, наверное, хорошо, и у нас хорошие, у нас очень активные жители, которые сообщают, помогают, потому что пока у нас не везде век технологий и стоят камеры, но в большинстве случаев действительно такие негодяи бывают, которые достаточно опасное вещество выбрасывают: старые отработанные лампы, которые в офисе стояли и их не захотели сдать на переработку, или просто заплатив деньги — и выбросили просто в ближайший овраг.

Соответственно, если их установили, то конечно же это будет штраф. Достаточно большой штраф, та компания, которая неправильно выкинула, неправильно утилизировала, будет привлечена к административной ответственности.

Но мы с вами говорим о таком примере, когда непонятно, кто это сделал, не поймали за руку, и житель какой-то обеспокоенный сообщил, что такая банка найдена, может быть, вспомните, буквально, недели две назад было такое в СМИ — что нашли большое количество ламп. Вот тогда туда выезжает аварийно-спасательная служба, проводит дезактивацию этой территории, то есть обработку территории, собирает мусор.

NET_0780.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

У мэрии города Новосибирска заключён контракт со специальной организацией, которая имеет на это лицензию, которая приезжает, забирает, обрабатывает и передаёт на утилизацию этот вид опасного отхода, то есть это всё под контролем. Соответственно, возникает вопрос, а как же быть обычному человеку, если у него дома разбился градусник или есть лампочка с ртутьсодержащими отходами? Так вот, тут орган местного самоуправления тоже должен отрабатывать, соответственно, ещё и управляющая компания должна в этой цепочке работать.

По постановлению Правительства все управляющие компании и организации, обеспечивающие управление многоквартирным домом должны обеспечить место сбора для таких видов отходов для населения, для лампочек. А орган местного самоуправления должен обеспечить место сбора для таких приборов, и вот если у вас разбился градусник, например, или вы его хотите утилизировать, купили новый, электронный, но вы социально ответственный человек — вы его можете привезти и сдать на Колыванскую, 4, в пост аварийно-спасательной службы мэрии. Там у вас его примут и передадут на переработку в нашу организацию, которая имеет на это лицензию.

Иван Конобеев: Это платно?

Мария Сидорова: Всё бесплатно делается. Туда же, куда и незаконные лампы поедут. В том числе уже более 20 лет органы местного самоуправления от всех муниципальных детских садов и школ вывозят такие лампы, централизованно собирают и передают на переработку, чтобы не дай бог куда-нибудь эти отходы не попали и не загрязнили.

Иван Конобеев: От одной лампы опасность для экологии большая? Если одна лампа попадает, я вот почему-то такой логикой пользуюсь, что вот одна лампа — это ж немного.

Мария Сидорова: Ну, давайте, наверное, мы не будем говорить о том, что «а, ладно, ничего страшного не будет», потому что на самом деле это действительно достаточно опасный отход. 

Но давайте культурно обращаться с отходами, будем учиться, что отходы должны сдаваться на переработку, и даже те отходы, которые у нас с вами появляются дома — мы должны приучаться к культуре раздельного сбора. 

Наверное, дальше я расскажу, куда же всё-таки можно сдать и где можно сдать лампы.

Во-первых, по территории частного сектора ходит экомобиль в определённые часы. О месте и дате остановки экомобиля можно узнать в своей администрации, а также на сайте департамента энергетики, то есть это экомобиль, куда можно сдать именно отработанную лампу или ртутьсодержащий прибор. То есть именно вот на этих площадках в частном секторе. Также на сайте департамента находится непосредственно перечень тех мест, куда можно сдавать, это обычно магазины, где людям удобно купить новую лампу и сдать непосредственно старую лампу. Ну а также можно у нас в комитете, то есть непосредственно у специалистов можно узнать перечень мест, которые готовы рассказать и принять.

Иван Конобеев: Лампы же которые флуоресцентные?

Мария Сидорова: Такие длинные, длинные, всем известные лампы. Ну а также маленькие, которые энергосберегающие лампочки тоже. Длинные обычно у нас, конечно, оказываются в гаражах, но в данном случае если об офисном учреждениимы говорим, то это должно предприятие заключить договор и сдать на утилизацию. Это уже правило обращения с отходами на предприятии.

Иван Конобеев: Мария, скажите, пожалуйста, вот уже немножко коснулись этой темы, того, что технологии на месте не стоят, вы упомянули «Теон», а вот ваша лаборатория, которой вы пользуетесь, это современное или всё-таки ламповые ещё приборы? Я шучу, конечно, сейчас.

Мария Сидорова: На самом деле, о современной лаборатории мечтают все, а у нас это... Я уже говорила, кажется, что комитет экологии существовал много лет, и это то, что у нас много лет было, это аккредитованная лаборатория, которая есть при департаменте энергетики, которая непосредственно является тем инструментом, благодаря которому мы определяем, есть ли превышение концентрации в воздухе.

Иван Конобеев: Это то, что работает уже давно? А перспективы какие, может, какие-то технологичные штуки есть?

Мария Сидорова: Нам бы этого хотелось, но это стоит дорого, и мы бы хотели, чтобы это развивалось и шло в ногу со временем. Возможно, как раз скоро умные технологии придут и к нам, в нашу лабораторию.

Иван Конобеев: Я вот почему спрашиваю, действительно, когда смог над городом висел, вот этот самый, красноярский, было очень много публикаций, и СМИ ссылались на сайт airvisual.com, и там довольно наглядно это всё обозначено, и эти данные — это вот то, что «Теон» как раз собирал.

Мария Сидорова: Это как раз «Теон» в рамках своих исследований, не мониторинга, а исследований, они показали и нанесли на свой сайт оперативную информацию с тех датчиков, которые изготовили и поставили в определённых местах, это по частицам PM2.5. Чтобы было понятно нашим жителям, это мелкодисперсная пыль, которая была в воздухе.

Мы очень надеемся, что наш Гидромет, у которых есть посты, скоро тоже будет оборудован такими датчиками, но пока в программу у них это не входит. Мы надеемся, что, так как у нас национальный проект «Экология» идёт по всем городам, в ближайшее время будут установлены такие датчики, официально, на мониторинговых постах, не в рамках исследования, как у «Теона», а на мониторинговых постах, в Новокузнецке. У нас, я думаю, со временем тоже будут стоять.

Иван Конобеев: Я правильно понимаю, что в рамках исследования, то есть приехали, померили и уехали?

Мария Сидорова: Да, вот в этом принципиальная разница, что мониторинг отличается от исследований, как я уже говорила, что это разовый замер, который не имеет под собой многолетнего ряда данных, и причём это обязательно должно быть аккредитованное оборудование, проверенное оборудование, и тогда это можно включать, пользоваться и принимать за официальные данные, а пока эта информация помогла нам узнать какую-то рекомендованную информацию.

Иван Конобеев: Ещё одна сфера, которую мы уже тоже немножко затронули, это где скапливаются отходы, малые реки.

Мария Сидорова: Они там не скапливаются.

NET_0783.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: Имеется в виду, что достаточно много случаев, когда жители отдельных районов находят их.

Мария Сидорова: Здесь мы скажем, наверное, о культуре наших жителей, мы хотим, чтобы она становилась лучше. Да, имеет место быть такое, что иногда у нас образуются стихийные свалки.

Иван Конобеев: Это тоже ваши полномочия или всё-таки вы не имеете отношения к рекам?

Мария Сидорова: Вот смотрите, здесь, наверное, как я и говорила в самом начале, что сфера окружающей среды — это очень перекрёстная сфера полномочий, потому что сами реки на территории города, а это семь малых рек, я не говорю о крупных реках — Иня и Обь, это всё притоки реки Обь. Это, соответственно, реки федерального значения, и сфера ответственности состояния рек — это сферы именно Природнадзора и министерства природных ресурсов Новосибирской области, а вот состояние берегов — это, конечно, уровень ответственности местных властей, то есть органов местного самоуправления.

Здесь хотелось бы сказать, что, в принципе, действительно, основным вкладчиком в загрязнение малых рек, и это показывает тенденция на протяжении нескольких лет исследований, которые мы проводим, это, конечно же, поверхностный сток, который туда поступает. И здесь мне бы хотелось привлечь к культуре наших граждан: давайте любить свой город, не забывать, что если ты мусор донёс до мусорной корзины, а не выбросил только потому, что тебе удобно, ты сделал не только всему городу лучше, но ещё и подумал о природе.

Потому что, попав туда, он, конечно же, является источником загрязнения. Ну, давайте говорить оптимистично, вот как раз мы об этом говорили, что наши граждане очень любят инициативы, и благодаря их инициативе мы проводим субботники, акции по уборке пойм рек, после наших же любимых пикников, выездов на природу, и, кстати, больше люди стали за собой убирать и, соответственно, проводить такие акции самостоятельно. Это очень хорошая тенденция. И не просто убирать, а ещё и с раздельным сбором мусора! Это вообще замечательно, когда отходы ещё идут на переработку, поэтому вот эту тенденцию надо сделать как пример, не просто думать о том, что после меня не важно, что там будет, а о том, что давайте я подумаю, что останется будущему поколению.

Иван Конобеев: Я не только про малые реки, а ещё и про свалки хотел спросить. Вообще говоря, малые реки — это же достояние города, по большому счёту. С одной стороны, это места, куда часто идут стоки. Вторую Ельцовку возьмём, там были достаточно большие дебаты, потому что территория под «зелёнку» определялась на перспективу долины реки «Ельцовка-2»...

Мария Сидорова: Для наших слушателей будет удобно сказать, что это как раз та река, которая протекает по территории зоопарка, чтоб было понятно.

Иван Конобеев: И вообще говоря, вопрос возникал, имеет ли смысл делать зелёную зону, если это речка, которая протекает через несколько гаражно-строительных кооперативов, и туда сливается. Насколько она вообще, эта речка, безопасна для того, чтобы с ней рядом стоять, не то что купаться. Но если мы будем такой логикой руководствоваться, то тогда нужно вообще всё закрыть, забетонировать.

Мария Сидорова: Ну, у нас тогда будет такой урбанистический ландшафт, бетонные джунгли.

Иван Конобеев: Вот в этом смысле кто исследует воду в этих малых реках?

Мария Сидорова: То есть кто следит за состоянием? Гидромет официально проводит мониторинг, но мы для себя, как орган местного самоуправления, ежемесячно отбираем в истоке рек и в устье рек, и смотрим по 25 показателям качественное соотношение химических показателей, приведёт ли к повышению определённой допустимой концентрации.

Иван Конобеев: Ну приоткройте завесу тайны, как там ситуация с малыми водами?

Мария Сидорова: На самом деле, не особо так всё и страшно, то, что вы говорите, что там стоять нельзя и купаться нельзя. У нас в большинстве рек иногда и уточки плавают, и рыбу ловят. Но да, есть место нехорошим ситуациям, когда люди сбрасывают нечистоты или, например, произошла какая-то аварийная ситуация.

Вот у нас не так давно была аварийная ситуация с разливом нефтепродуктов на реке Тула, но источник был определён, локализован.

Мы живём с вами и говорим об этом в мегаполисе. Здесь надо думать не только о том, чтобы контролирующие органы, но и само предприятие, которое работает, тоже думало, где ты находишься. А не так, что: «А и ладно, ну и пусть там...»

Надо в первую очередь быть культурно образованным со своими же отходами. В процессе деятельности, в процессе жизни это всё немаловажно. 

А относительно развития как раз малых рек хочу напомнить, что в 2007 году город Новосибирск стал единственным городом, одним из первых городов, где реализовывалась программа по очистке малых рек. 

И вот как раз наши семь рек, большинство из этих рек попали под эту программу. Сейчас как раз можно было бы это повторить, но вот здесь мы надеемся, что в рамках российской программы развития территорий мы будем не только строить какие-то большие торговые центры, но и будем развивать благоустройство этих зон. И кстати, обратите внимание, что сейчас у нас в городе сейчас застраиваются комплексно. То есть если у нас есть какой-то спальный микрорайон и планируется, а там есть водный объект, то застройщик обычно благоустроит этот водный объект. И люди действительно получают не просто квартиру, а получают какую-то зону отдыха. И люди этого хотят.

Иван Конобеев: Вопрос, который не обойти, наверное. Когда мы говорим об экологии и восприятии окружающей среды горожан, очень много копий сломано относительно этого неприятного запаха, который порой зависает над городом, отличный от всех смогов и так далее. Вот что это такое, точный ответ на этот вопрос есть или это такие фантомные вещи, которые прилетают с разных сторон нашего города?

Мария Сидорова: Ну, наверное, это те дурнопахнущие вещества, о которых много раз слышали наши граждане. Которые, вот самое проблемное, на предприятиях могут быть определённых: вот котельная, и у неё есть определённый перечень веществ, который вот нормирован, и его можно непосредственно приехать замерить прибором и сказать: «У вас есть превышения» — и наказать предприятие. А вот это вещество, которые мы с вами ощущаем, и я в том числе как житель города...

NET_0832.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: Вот это вещество, вполне понятное такое по запаху, по-моему.

Мария Сидорова: А вы знаете, оно может быть по запаху-то понятное, а вот по химическому нормированию оно не понятно. Вот для него если установить норматив и поймать как раз, замерить, то тогда можно наказать СТО или то предприятие, которое является источником.

На самом деле, относительно этого дурнопахнущего вещества, предположительно который источником является, ведётся уже многолетняя работа, и вот как раз источник находится не на территории города Новосибирск. Мэрия выступила с инициативой создать некий коллегиальный орган — и сразу несколько ведомств, которые могут осуществлять функцию контроля, вышли бы и проверили, чтобы мы могли посмотреть не только, например, природоохранные нарушения, но и санитарные нарушения, и технологические нарушения, всё это комплексное.

Иван Конобеев: Ну понятно, как раз то, что не лежит в полномочиях муниципалитета.

Мария Сидорова: Да-да-да. Наши граждане и мэр дал нам это поручение непосредственно. Страдают от этого запаха, периодически, да.

Иван Конобеев: Но обычно летом это происходит.

Мария Сидорова: Потому что летом окна открыты, нам душно, мы проветриваем и можем ощущать этот запах. Зимой вы так часто не открываете окна и не ощущаете. 

Так вот, мы как раз выступили с инициативой создать такой коллегиальный орган с проверкой, и всё-таки решить этот вопрос, потому что мы так же хотим, чтобы те же граждане и гости, которые прилетают к нам в город, не ощущали такого запаха.

Иван Конобеев: Да, иногда говорят, что ещё с аэропорта Толмачёво начинается этот запах. Понятно, то есть источник не в зоне города, и здесь нужны какие-то дополнительные решения. Да, и мы в общем-то, упомянули о том, что одна из экологических проблем, которая тоже видна невооружённым глазом для новосибирцев, и многие горожане о ней говорят — это проблема пыли в межсезонье.

Я, на самом деле, задавая этот вопрос, могу во многом даже ответ на него сформулировать, потому что сам непосредственно как депутат городского Совета занимался этой темой. Тем не менее, дайте гражданам всё-таки разъяснение. Каким образом была построена работа по выявлению источника пыли, потому что разные же звучали предположения, кто-то там говорил, что это из Казахстана ветер приносит частицы. Вот что сделали и какие результаты этого сделанного сегодня есть?

Мария Сидорова: Ну, во-первых, отдельное вам спасибо, потому что вы действительно как депутат были одним из инициаторов этих исследований, активно помогали нам найти источник.

Для слушателей скажу, что в прошлом году мэрией Новосибирска были заказаны исследования о непосредственно образовании источников пыли, пылеобразования в городе. И были привлечены два университета, которые принимали участие: это сорановский институт почвоведения и всем известный НИИЖТ, или СГУПС. Как раз они проводили исследования, и установили, что основным источником является, конечно же, переносчик с дорог и как раз вынос с неблагоустроенных дорог, с газонов — непосредственно это всё есть в той пыли, которая у нас на дорогах образуется. Они разработали, в том числе, и рекомендации, что необходимо сделать некий регламент уборки дорог и регламент обработки территорий. И вот сейчас хотелось бы забежать [вперёд] и сказать, что эту комплексную работу проводит департамент транспортного благоустройства города Новосибирск, который непосредственно отвечает за уборку дорог, и здесь мы с ними вместе работаем, потому что комитет по охране окружающей среды — это такая лакмусовая бумажка работы городского хозяйства, помогает всем органам, чтобы они работали в слаженном направлении, чтобы было комфортное проживание. Так вот как раз департамент транспорта в ближайшее время вместе с ассоциацией содержания зимних дорог будет проводить некие исследования по обеспыливанию, которые будут являться ноу-хау для города, и не только для Новосибирска, но и для других органов местного самоуправления.

Иван Конобеев: То есть там уже не исследования, там уже технология будет применяться?

Мария Сидорова: Да, технология. То есть разные участки дорог будут обрабатываться растворами, в это время наша муниципальная лаборатория будет делать замеры до проведения, во время проведения и после, чтобы мы могли сказать. То есть если применение реагента приведёт к образованию пыли, уменьшится ли образование пыли, как будет оказываться воздействие на почвы или какое будет состояние непосредственно поверхностного стока, который попадёт, как вы говорили, в реки, попадёт ли он. Вот это всё будет проведено в рамках больших исследований, которые как раз будет проводить департамент транспорта.

Иван Конобеев: И у нас есть уже первые результаты не только в виде этих исследований, да, у нас есть результаты, когда обработка зимой дорог в этом году велась в центре города Новосибирск с помощью тротуара, там крошкой сыпали, то есть крупные фракции, которые не распыляются ветром. И «Бионорд» применялся на главных магистралях где-то, на Красном проспекте, на Нарымской и так далее. И, как я понял, результаты дорожников более чем удовлетворили.

Мария Сидорова: Конечно, они удовлетворили и нас, потому что по результатам замеров, которые мы делали на разных участках, да, содержание взвешенных веществ было гораздо ниже. То есть это было значительно зафиксировано. Я знаю то, что ещё департамент транспорта, помимо тех рекомендаций и исследований, которые сейчас применяются, отрабатывают поручения нашего мэра, проработать вопрос применения вообще реагента на территории города Новосибирск для обработки дорог в зимнее время.

Иван Конобеев: Что ж, мы поговорили о таких проблемных вещах, вопрос про смог, наверное, ещё задам вдогонку, потому что я буквально недавно видел информацию в СМИ о том, что синоптики прогнозируют движение воздушных масс определённого характера, которые могут принести обратно смог. Есть такое?

Мария Сидорова: Ну, на самом деле видите, в чём особенность. Как вы, наверное, уже успели заметить в процессе нашего разговора, что охрана окружающей среды или вообще природоохранная обстановка, экология города — это вот как раз взаимодействие: здесь вам и климат, здесь вам и расположение, и комплекс факторов, которые могут сыграть, а могут не нет. То есть возможно будет область низкого давления и будет накапливаться, а возможно нет. То есть и соответственно пока по долгосрочному прогнозу, возможно этот ветер от нас уйдёт.

Иван Конобеев: Ну тогда попрошу вас опять-таки развеять миф, развенчать или подтвердить: у меня была такая информация, что эти советские метеостанции, установленные много-много лет назад, в сегодняшнем современном состоянии не поддерживались в нужной кондиции и сегодня они не могут давать полную картину по всем тем параметрам, характеристикам, которые необходимы, и что мы пользуемся во многом данными со спутников не наших стран даже. Вот это правда или нет?

NET_0853.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Мария Сидорова: Вот насчёт данных спутников не наших стран я не могу комментировать, но относительно тех замеров, которые осуществляет гидромет, я могу сказать, что, во-первых, оборудование у них есть и они, соответственно, обновляют какое-то своё оборудование. Этого пока достаточно, но вы наверно помните, что у нас непосредственно люди поднимали вопросы по переводу вида топлива на наших ТЭЦ, и вот тогда непосредственно наш гидромет вместе с беспокойными гражданами, общественностью дополнительно сейчас проводит исследования в городе, и у них куплено новое оборудование, чтобы смотреть за состоянием непосредственно атмосферного воздуха в той зоне проживания людей, где находятся, например, источники выброса. Это всё делает наш гидромет. И то есть они проводят исследования. Мы, конечно же, хотели бы, чтобы оно (оборудование) ещё быстрее обновлялось, но будем надеяться, что скоро у нас появятся современные датчики уже аккредитованные на наших, и будет у них передвижные станции, и я знаю точно, что в этом направлении у нас работает нашем министерство природных ресурсов, которое тоже готово помогать нашему гидромету в этом направлении.

Иван Конобеев: Ну, наверное, будем переходить к завершающей стадии нашего разговора, и у меня вопрос вот какой. Понятно, что так или иначе, это подразделение мэрии, и вы работаете с подразделениями государственными, которые занимаются той же областью исследований экологии и контроля окружающей среды. Вопрос такой: насколько сегодня включены граждане в этот процесс? В этой связи вам удаётся выстраивать отношения с экологами города Новосибирск как подразделения или вы всё-таки только структура мэрии, которая не заинтересована в таких контактах?

Мария Сидорова: Не-не-не, я уже несколько раз говорила, что у нас очень активные жители. Мы непосредственно с ними работаем, поддерживаем их инициативы, всевозможные акции. Мы общаемся с ними, у нас много общественных организаций, непосредственно готовы, помогают и проводят.

Иван Конобеев: Вы и с волонтёрами работаете?

Мария Сидорова: Мы работаем и с волонтёрами, и всевозможные акции, у нас много зоозащитных организаций, масса природоохранных организаций, у нас организации, которые занимаются образованием детей, экологическим образованием. Мы делаем непосредственно все экологические просвещенческие акции, допустим, конкурс рисунка, акции по сбору макулатуры, вот сейчас мы планируем провести экобилет, когда жители могут сдать их и получить билет на какой-нибудь поход в театр или в кино, это мы будем прорабатывать. Мы всегда готовы это поддержать.

Иван Конобеев: На этой оптимистической ноте хочу поблагодарить вас за то, что пришли на программу, большое спасибо за разговор, всего доброго.

Мария Сидорова: Спасибо, что позвали. До свидания.

Полную запись интервью смотрите на видео:

Видео: nsknews.info

Что происходит

Мы любим бить людей — организаторы фестиваля «Княжий двор»

Фундамент станции «Спортивная» начнут заливать этой осенью

ГАЗ «Эмку» 1938 года показали на площади Маркса в День флага России

О фестивале «Княжий двор» рассказывают в Вечернем разговоре на Городской волне

Новосибирцев приглашают на школьный фримакет

Как стать харизматичнее, расскажут на коуч-завтраке на «Балконе»

Сити-фермер Роман Рыбаков: «Я отдыхаю в обнимку с гидропоникой»

1-комнатная возле Центрального рынка вошла в ТОП-10 самых дорогих в России

Стадион за 6 млн рублей строят у школы №61 в Академгородке

Самые популярные у новосибирцев треки назвали в Яндекс.Музыке

За пять миллионов продают подвал в «Доме грузчиков» в Новосибирске

Показать ещё