Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: магазины на Каменке, обжорные ряды и тайна женщины

21 февраля на радио «Городская волна» (101,4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывали сотрудники Музея Новосибирска Константин Голодяев и Елена Воротникова. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
15:41, 26 Февраля 2020

Взгляд назад. Исторический календарь

17 февраля 1898 года министерство внутренних дел удовлетворило ходатайство жителей о переименовании посёлка Александровского в Новониколаевский. Ходатайство поддержал томский губернатор.

18 февраля 1907 года император Николай Второй подписал Указ Правительствующему Сенату о предоставлении Ново-Николаевску на выкуп в собственность городских земель. В этот же день участок земли на берегу Оби вблизи железнодорожного моста, с береговой полосой и водным пространством в 250 погонных саженей, согласно Высочайшему повелению выделили Ново-Николаевску под пристань общего пользования.

С 18 по 22 февраля 1974 года в магазине «Орбита» проходила выставка-продажа транзисторных радиоприёмников.

19 февраля 1940 года президиум Верховного Совета РСФСР утвердил постановление президиума Новосибирского облисполкома об образовании в городе Центрального района. До этого территория центральной части города входила в состав ранее образованных Дзержинского и Октябрьского районов.

19 февраля 1990 года Новосибирску присвоили статус исторического города как центра науки и культуры Сибири.

20 февраля 1942 года на фронт отправился бронепоезд «Советская Сибирь», который построил коллектив Новосибирского депо. 

21 февраля 1913 года в Ново-Николаевске праздновали 300-летие Дома Романовых. Городская управа на празднование юбилея выделила 925 рублей и разработала праздничную программу. Деньги пошли на украшение города к торжеству, на покупку картин «Избрание на царство Михаила Фёдоровича, первого царя из Дома Романовых» и «Открытие первой Государственной Думы». Их заказали художнику Шнейеру. Также деньги направили на приобретение юбилейных брошюр, пополнение учительской библиотеки, устройство праздника для семей нижних чинов и улучшение пищи заключённых в местной тюрьме.

На улицах проходили народные гуляния, были развлечения для взрослых и детей, играли оркестры и продавали портреты царя Николая Второго «в роскошных рамах». Городскому училищу на Андреевской площади и реальному училищу присвоили названия в честь Дома Романовых.

21 февраля 1942 года постановлением правительства на базе строящегося завода тяжёлых и расточных станков был создан Новосибирский завод тяжёлых станков и гидропрессов — «Тяжстанкогидропресс». Первый гидравлический пресс ГУ-100 там выпустили весной 1943 года, а расточный станок А-8 — в июне 1944 года.

novosibirsk_uchastok_chugunoliteynogo_ceha_zavoda_tyazhstankogidropress_1940-e_gody_cr(1).jpg
Участок чугунолитейного цеха завода «Тяжстанкогидропресс», 1940-е годы. Фото: bsk.nios.ru

Однажды в Новосибирске. Олово приближало Победу

23 февраля 1942 года Новосибирский оловянный завод выдал 150 килограммов первого сибирского олова. Эта дата считается днём рождения «Оловяшки».

Новосибирский оловянный завод начали строить в 1940 году после открытия в Читинской области месторождения олова. Будущее крупнейшее в Европе предприятие по производству олова стали возводить в чистом поле на левом берегу Оби, между посёлками Бугры, Чемской, Малокривощёково и деревней Огурцово.

Когда началась война, цеха оловозавода достраивали вместе с эвакуированными из Подольска специалистами и рабочими, спешно монтировали оборудование. Цель была — как можно быстрее начать плавку олова. В годы Великой Отечественной войны Новосибирский оловянный завод полностью обеспечивал потребности промышленности в олове, припоях и баббитах, особенно танковой и авиационной промышленности. Олово приближало Победу.

Строящийся плавильный цех имел только стены, отдельно была выгорожена часть помещения с двумя отражательными печами, причём вместо кровли был натянут брезент. 22 февраля 1942 года на отражательной печи № 1 в четыре часа дня под руководством начальника смены Чендарёва загрузили шихту. Плавку разлили в 12 часов ночи. Были выданы первые три с половиной чушки, или 150 килограммов чёрного олова. Эта плавка положила начало производству металлического олова из отечественного сырья на Новосибирском оловянном заводе.

 

Было — не было. Торговый центр под названием «Ново-Николаевск»

Гости в студии — сотрудники Музея Новосибирска Константин Голодяев и Елена Воротникова.

Евгений Ларин: По итогам Всероссийского конкурса «Торговля России» в 2019 году Новосибирск получил звание «Лучший торговый город страны».

Всего на 1 января этого года в Новосибирске насчитали 9000 всевозможных торговых центров, магазинов, павильонов — всего, что там может быть. 2407 предприятий общепита — столовые, кафе, рестораны и так далее. 3423 предприятия бытового обслуживания населения.

Торговый оборот в прошлом году составил больше 200 млрд рублей. Очень впечатляющие цифры! Как мы дошли до такой жизни — это, конечно, долгая отдельная история. Но очевидно: когда-то было положено очень хорошее начало.

Итак, когда на территории будущего города на правом берегу появились первые торговцы? Ведь люди там жили ещё и до прихода мостостроителей? Не могли ведь жители Кривощёковского выселка и других окрестных деревень держаться только за счёт натурального хозяйства? Кто-то их должен был обслуживать в торговом отношении?

IMG_3226_tn.JPG
Константин Голодяев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Константин Голодяев: Я всегда люблю начинать с начала. К правому берегу мы ещё подойдём. Это очень важный момент. Когда, по-вашему, здесь вообще началась торговля?

Евгений Ларин: Судя по всему, торговля началась, когда здесь ещё были кочевники — телеуты и чаты.

Константин Голодяев: Совершенно верно. Наш город всегда был торговым. Здесь когда-то была скотопрогонная переправа через Обь, по Оби проходила телеутская межа — граница между Русским царством и Телеутским улусом. Ещё тогда здесь был калмыцкий торг. Это рубеж 17-18 веков.

Село Кривощёково закладывалось именно как торговое. Само возникновение села связано в первую очередь с торговлей, с контрабандой. Первые документальные упоминания о Кривощёково связано именно с этим. Следственное дело 1708 года «О заповедном торге». Некто Степанов сотоварищи привёз в Кривощёково на телеутскую межу из Томска три аршина сукна, столько же холста, а также меха, юфти и прочего — аж три лодки товара.

В свою очередь ойраты, телеуты и бухарцы сюда же привезли товар на 22 верблюдах и 10 лошадях: шёлк, китайку — лёгкую шёлковую ткань, выбойку — ткань с нанесением на одной стороне краски. Это торговля с инородцами тогда велась незаконно, это властям не понравилось.

Евгений Ларин: Ещё, говорят, здесь людьми торговали, рабами.

Константин Голодяев: Совершенно верно, была работорговля. Хотя Екатерина Вторая официально запретила в России работорговлю, у нас в Сибири она ещё долго продолжалась.

Евгений Ларин: То есть мы смело можем говорить, что мы не транспортный мультимодальный узел, а торговый центр?

Константин Голодяев: В первую очередь! Сегодня мы занимаем четвёртое место в стране по розничному товарообороту после Москвы, Питера и Екатеринбурга. Кстати, даже упоминание нашего легендарного Фёдора Кривощёка тоже связано с тем делом. Он проходил свидетелем по делу «О заповедном торге».

Его звали Фёдор Ильин, Кривощёк было его прозвище. Он говорил, что он основал деревню в 1707 году — так в этом деле написано — как место торга. Эта торговая история ещё долго продолжалась.

Антимонопольного комитета тогда не было, и в 1760 году жителей села заставили подписать категорический запрет на самостоятельную торговлю лосиными и прочими шкурами. Всё было необходимо сдавать "Московской первой гильдии купца содержателя Высоцкого приказчику казённой лосиной лавки Сергею Соколову". Только так, самим нельзя было торговать.

Уже в конце 19 века здесь было несколько питейных заведений — Хромова, Сахарова, мануфактурная лавка Матвея Чередова, Фёдора Кривцова. И даже лавка в единственном на левом берегу каменном доме мещанина Шапкина.

И тут мы переходим на правый берег. Матвей Чередов, который держал лавку на левом берегу, первым перешёл на правый. Тут же, как приехали мостостроители, он переносит свою лавку на правый берег и ставит её около переправы у устья реки Каменки. Вот начало торговли на правом берегу.

Евгений Ларин: А хроника нам говорит, что было по-другому! И первым магазин открыл купец из Колывани Евграф Жернаков.

Вот что сказано в календаре, опубликованном на сайте Музея Новосибирска: 20 марта 1894 года «при торжественной обстановке был открыт магазин универсальной розничной торговли, положивший основание коммерческому бытию и летоисчислению будущего города».

То есть вообще всего! Как так вышло? Жернаков, конечно, это известная в нашем городе фамилия. Но как посмели торговцы утверждать, что от открытия магазина нужно вести летоисчисление города?

Елена Воротникова: По некоторым сведениям, этот факт, что основанием нашего города нужно считать открытие универсального магазина Жернакова, отмечается в справочнике по Новосибирску 1928 года. То есть это более поздняя интерпретация. До этого открытие магазина не интерпретировали как дату основания города. Это можно понимать так, что был универсальный магазин, в котором можно было купить всё — от лошадиной сбруи и хомутов до тропических фруктов.

IMG_3273_tn.JPG
Елена Воротникова. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: То есть — в отличие от других? Такой роскоши больше ни у кого не было, только у Жернакова?

Елена Воротникова: Да. Если есть такое предложение, значит, есть такой спрос. Значит, есть город, где есть люди, которые будут это покупать. Может быть, с этим связана ассоциация с основанием города.

Евгений Ларин: А как на самом деле было? Когда появился магазин Жернакова, если до него там уже бойко торговали разным товаром?

Константин Голодяев: Думаю, что это реклама приказчика Можарова, который служил у Жернакова. Хотя это уже был 1928 год, когда он опубликовал свои воспоминания.

Так любое предприятие может сказать, что с него начинался город. Мостостроители основали город 20 июля 1894 года — заложили первый камень. Одно время эту дату считали основанием города. В 1893 была открыта первая общественная баня, давайте считать это основанием всего коммунального хозяйства! В 1906 году вышла первая газета, а какой город может быть без газеты?! Каждый кулик тянет на себя.

Но тот же Можаров пишет, что открытие магазина было приурочено к открытию первого базара на правой стороне Оби. По его словам, первый базар открылся 20 марта 1894 года. Можаров сознаётся, что ко дню открытия первого базара уже многие торговцы перебрались из села Кривощёково на правую сторону, построив свои временные бараки. А у Жернакова, понимаете ли, универсальный магазин.

Евгений Ларин: То есть уже пафосное заведение!

Константин Голодяев: Конечно! Причём эти торговцы были не только из Кривощёково, но и из других сибирских городов. Чиновник Алтайского округа Бородуха в рапорте в мае 1894 года приводит подробный список именитых купцов, открывших свои лавки в Кривощёковском выселке: колыванские купцы Ипполит и Евграф Жернаковы, Николай Орлов, Соломон Толоконский, Моисей Рубанович, барнаульские купцы Фёдор Маштаков, Иван Суриков, Павел Семёнов. Они все в это время уже открыли свои лавки. 

Жернаков, можно сказать, пролетел. Он просто промахнулся. Можаров писал, что он как управляющий приехал на это место из Колывани и открыл магазин для торговли разными товарами в августе 1893 года, но на левом берегу.

Евгений Ларин: Но оттуда уже все валили!

Константин Голодяев: А он туда приехал. Он почему-то подумал, что там всё будет развиваться. Село-то там ещё оставалось, его только в 1895 году оттуда выдавили. На правый берег Жернаков переезжает только к весне 1894 года, когда все остальные туда уже переехали. Тогда только он спохватился.

Евгений Ларин: А как быстро купцы окрестных городов смекнули, что в районе постройки нового моста Транссиба через Обь им что-то светит?

Константин Голодяев: Кривощёковцы смекнули сразу. Все остальные тоже очень быстро подтянулись в 1893 году, как только приехали мостостроители. Их приехало 700 человек, их надо было обслуживать. Это было золотое дно!

Евгений Ларин: Какой товар был самым ходовым?

Елена Воротникова: Обычные предметы первой необходимости, хлеб, молоко, ткани. Об этом нам рассказывают газеты — «Народная летопись» и другие. Там видим изобилие рекламы, где самые разные торговцы предлагают свои товары, завывают именно к себе. У кого-то дешевле, у кого-то вкуснее, у кого-то самый свежий хлеб и так далее.

Евгений Ларин: Первая базарная площадь была там же, где и посёлок мостостроителей, у Каменки?

Константин Голодяев: Да. На правом берегу Каменки, там, где сейчас площадь Инженера Будагова, транспортная развязка. Грубо говоря, рядом с автовокзалом. Это была первая торговая площадь. Но просуществовала она совсем недолго, потому что уже к зиме 1895 года торговцы начали оттуда переезжать немного севернее по Николаевскому проспекту, туда, где сейчас находится площадь Свердлова.

Им сразу, когда в 1894 году торговая площадь была запланирована, она не понравилась. Там было тесно, и торговцы были недовольны тем, что их не спросили, и начали жаловаться в управление, что они не согласны с местом расположения торговой площади. Там ещё и железная дорога мешалась.

И они переехали на новое место. Сейчас в этом квартале находится детская больница, между Красным проспектом и Советской. На этом участке были построены торговые ряды. В отличие от первой беспорядочной площади, там были распланированы торговые ряды, в которых продавали мучные, молочные, скобяные, кожевенные товары.

Самые вкусные ряды назывались обжорными, они находились на углу Советской и улицы Спартака, там, где сейчас стоит маленький красный одноэтажный домик. Там ребятишки с удовольствием подворовывали.

Но и на этой площади торговцы долго не засиделись, потому что уже к концу 19 века с развитием города на север по Красному проспекту базар стал переезжать. Постепенно он переехал на площадь, которая сейчас называется площадью Ленина. Сначала торговая площадь на площади Свердлова называлась Новобазарной, новая площадь на Ленина забрала её название и стала Новобазарной, а та стала Старобазарной.

На Новобазарной площади на Ленина уже появилась сезонная ярмарочная торговля. Самая крупная ярмарка была рождественская. Она заканчивалась 20 декабря. Эта ярмарка была очень популярной у торговцев, на неё приезжали не только местные крестьяне. Приезжали и из других городов — из Барнаула, Колывани, Кузнецка, Томска. Оно того стоило. Из Омска и Красноярска ехать было, конечно, далековато. Но из округи в черте 300-400 километров везли товары. Даже очереди из желающих выстраивались, арендные места на эту ярмарку распродавались заранее.

Евгений Ларин: Сейчас многим, наверное, известно, что проспект Маркса — это проспект обувных магазинов. Они почти в каждом доме, да ещё и не по одному. На Геодезической много аптек, на площади Маркса больше всего торговых галерей, на улице Ленина много кофеен. Был ли раньше подобный цеховой принцип расположения магазинов? Где были сосредоточены магазины?

IMG_3293_tn.JPG
Евгений Ларин, Константин Голодяев и Елена Воротникова. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Елена Воротникова: На ум приходит женская тема, дамские магазины с красивыми названиями. В здании, где сейчас находится юношеская библиотека, располагался магазин «Депо готового платья». Рядом с ним был магазин заморских вин. По непроверенным фактам, в этом магазине была дегустация, и пока дамы примеряли наряды, их кавалеры могли продегустировать вина.

Самое модное местечко было на Красном проспекте, 22, где был знаменитый магазин Фоменко, там можно было купить самые модные наряды. Там же было ателье, где можно было сшить себе красивое платье. Зайдя в кофейню, можно увидеть сохранившиеся надписи о том, что там перекраивали меха. Книжный магазин Литвинова находился на Красном проспекте, 20.

Евгений Ларин: В третьем издании «Справочника по городу Ново-Николаевску» того самого Николая Литвинова — а второе издание вышло в 1912 году — опубликовано несколько рекламных объявлений и газет тех лет. Это просто песня! Послушайте:

«Лучше нет мыла, изготовляемого Н. П. Кондратьевым в г. Ново-Николаевске Томской губернии. Моет чисто, экономно, сохраняет бельё от износа. Дивное мыло, которое готовится благодаря знанию, из рода в род переходящему и никому кроме неизвестному».

Или вот это:

«Фруктовые воды завода Н. А. Адрианова. Вырабатываются исключительно на сахаре. Желающие могут проверить это химическим анализом и убедиться таким путём в отсутствии какой-либо фальсификации. Фирма существует с 1904 года и награждена тремя золотыми медалями».

И так далее. Судя по таким изысканным в нашем понимании объявлениям, конкуренция между магазинами была достаточно серьёзная?

Елена Воротникова: Это действительно было так. Ещё было изобилие свежих фруктов, в этой сфере тоже была конкуренция. В магазине Маштакова, там, где сейчас художественное училище, продавали свежайшую вишню. Реклама гласила, что это лучшая вишня в Ново-Николаевске.

Константин Голодяев: Заморские товары, в том числе специи, были популярны в китайских чайных на том же Красном проспекте, 22.

Евгений Ларин: В общем, неплохо жили горожане, у которых позвякивало в карманах. 21 января 1897 года Николай Литвинов открыл в посёлке Новониколаевском магазин по продаже книг и канцелярских товаров. То есть все остальные магазины уже были, и только эта ниша не была занята?

Константин Голодяев: Это именно его ниша, он её сразу же и занял. Вообще он приехал в наш посёлок в самом начале, в 1893 году, фельдшером. Но он настолько кипел действием, что он стал и печатником, и издателем, и продавцом. В его магазине продавались книги, игрушки, театральные принадлежности, музыкальные инструменты.

Елена Воротникова: Даже велосипеды!

Константин Голодяев: То есть он из других ниш тоже товары подбирал. Он же издавал справочники, про которые мы сегодня говорили. На станции Обь он открыл читальную комнату для приезжающих, у него была справочная контора, где любой мог узнать, где какие цены на товары в городе. Как сейчас есть справочная по аптекам. Это Литвинов сделал ещё в конце 19 века.

В 1900 году он поставил первую типографию в городе, печатал деловую документацию, бланки. Потом альбомы фотографий стал печатать, даже книги. Одной из первых книг у нас была «По сибирским рельсам. Наброски карандашом» Панкратова. А 30 марта 1906 года вышла первая газета — «Народная летопись».

Евгений Ларин: Мы уже говорили о дегустациях вин. Без питейных заведений наш посёлок не обходился с самого основания. Любил наш народ это дело во все времена?

Константин Голодяев: А то! С этим вообще дело обстояло очень грустно. Самое первое народное название Большевистской было «пьяная улица». В начале этой улицы было сосредоточено очень много питейных заведений, а также рядом, на Инской. По мере роста города, числа его жителей, росло и количество трактиров в городе.

В самом первом сообщении, в 1893 году, инженер Конопчинский телеграфировал в губернию, в Томск, о том, что разгул и пьянство не только в праздничные, но и в будничные дни достигает крайних размеров. Григорий Моисеевич Будагов писал: «Нахожу безусловно опасным в санитарном отношении продолжение разгула».

Евгений Ларин: О моральной стороне наших горожан может говорить довольно красноречивая фраза. Это официальный документ, он опубликован в приложении к «Справочнику по городу Ново-Николаевску». Зачитаю выдержку из «Обязательного постановления о внутреннем устройстве и порядке содержания пивных лавок». Читаю, как есть:

«Воспрещается содержание при пивной лавке проституток, а также допущение таковых к распитию напитков в торговом помещении». Вот тут всё тебе! Женщины с заниженной планкой социальной ответственности, которые ещё и злоупотребляют спиртными напитками! Видимо, была такая жёсткая необходимость — установить правила содержания подобных лавок.

Елена Воротникова: Кстати, я читала выдержки более позднего времени, примерно 1910 года, может быть, позднее, о том, что в пивных предписывалось иметь большие часы для того, чтобы посетители могли следить за временем, а женщины не должны были обслуживать посетителей. В принципе не должны были там присутствовать даже в качестве обслуживающего персонала.

Евгений Ларин: Были же ещё и временные ограничения по продаже алкоголя, как сейчас.

IMG_3257_tn.JPG
Константин Голодяев и Елена Воротникова. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Константин Голодяев: Было много забавных пунктов. В частности, в питейных заведениях официально было запрещено ставить перегородки, создавать глухие места. Это делалось во избежание баловства с женской прислугой.

Снаружи заведений воспрещалось устраивать в стенах, в дверях и окнах какие бы то ни было отверстия, «могущие служить для передачи пития в недозволенное для торговли время». 1896 год! Хозяин и прислуга должны были обращаться с посетителями вежливо. «В заведениях не допускаются шум, пляски и брань, а также игра и музыка всякого рода». Грустно!

Евгений Ларин: Это всё же не на пустом месте возникло. Значит, всё это было!

Константин Голодяев: Но наши всё это обходили! При станции Обь, ныне это вокзал Новосибирск-Главный, прославился кафе-ресторан. При нём на втором этаже сделали номера. Это уже другое заведение!

Проезжающие писали потом в губернской газете «Томский листок» язвительные заметки: «Внизу под номерами ведутся разговоры, какие возможны только в самом грязном трактире, при этом публика самая отборная. Напьётся в кафе-ресторане и отправляется в бор на вольный воздух искать ночлега. Представьте себе это, и вы поймёте, сколько нужно храбрости проезжающему человеку, чтобы остаться ночевать в этих номерах при нашем кафе-ресторане». Нам только дай, мы всё обойдём!

Евгений Ларин: Но, наверное, недолго музыка играла, недолго фраер танцевал? С приходом советской власти, видимо, всё сильно поменялось? Разгула меньше стало?

Константин Голодяев: Конечно, стало меньше. Но мы, например, практически не знаем о том, что в начале 1920-х годов, во времена НЭПа, на улице Ленина, которая называлась Кузнецкой, рядом с площадью было большое казино. Там играли военные, командировочные.

Евгений Ларин: Как же так? Военных даже в пивные не пускали!

Константин Голодяев: Они переодевались, наверное! Новая экономическая политика! Вообще советская власть достаточно быстро после окончания НЭПа, во второй половине 1920-х годов, централизовала торговлю. Появились тресты — Сибторг, потом он стал Губторгом. Торговые предприятия были объединены, централизованы. Появились торговые сети.

Они находись и в здании, где сегодня располагается мэрия, и во многих других общественных зданиях. Появился Церабкооп — Центральный рабочий кооператив, который потом сокращённо стал называться ЦРК. Он является предтечей нашего ЦУМа. Он находился в доходном доме на Красном проспекте, 25, где потом была «Аркада».

Мечтой всех женщин был магазин «ТэЖэ» — «Трест Жиркость» [Государственный трест жировой и костеобрабатывающей промышленности. — Прим. автора]. Эту аббревиатуру расшифровывали даже как «Тайны женщины». Это был знаменитый парфюм. Молодые люди сочинили стишок:

«На губах ТэЖэ, на щеках ТэЖэ,
На бровях ТэЖэ, целовать где же?»

Но не то чтобы анархический, но вольный рынок всё равно оставался. Нецентрализованный рынок, барахолка, грубо говоря. На Базарной площади, то есть на площади Ленина, она оставалась до конца 1920-х — начала 1930-х годов, пока не начали строить оперный театр. Потом её оттуда переселили на улицу Гоголя. Она была там, где сейчас Центральный рынок.

В 1950-е годы, когда снесли кладбище на Берёзовой роще, барахолку перенесли туда — на участок заразного кладбища. Потом — в Сад Мичуринцев, а затем уже на Гусинку, где она и была до последнего времени. Вольный рынок существовал всегда, во все годы.

Евгений Ларин: А ещё вроде оживлённое торговое место было в районе нынешней площади Кондратюка?

Константин Голодяев: Да, по Кабинетской, ныне Советской, улице напротив бани были пивные ларьки, деревянные одноэтажные магазинчики, ларьки. Тоже было торговое место.

Евгений Ларин: Где в современном городе можно обнаружить следы былой предпринимательской деятельности? Например, на Красном проспекте есть здание, в котором всегда была аптека, она там и сейчас есть. А где ещё можно увидеть что-то интересное?

Елена Воротникова: У магазина Жернакова, оказывается, были филиалы, об этом не все знают. Подсказала газета «Народная летопись». Есть знаменитое здание, в котором до недавнего времени располагалась пролетарская пельменная, это на пересечении Советской и Коммунистической, дом купца Вагина. Сейчас его отреставрировали, и пельменной там нет. А когда-то там был филиал универсального магазина Жернакова.

Константин Голодяев: Лена уже рассказывала про Красный проспект, 22, где находился женский магазин.

Сейчас там кофейня, туда можно зайти и увидеть балку с надписью «Перекрышка меховых изделий. Кредита нет».

Елена Воротникова: «Перекрышка» — это значит «перекройка». То есть там можно было перекроить меховые изделия. На улице Коммунистической, бывшей Гудимовской, в уголке, что находится в том модном месте рядом с Красным проспектом, 22 (его ещё называют «питерские дворики», и там есть всякие барчики и места тусовок), есть дом, который принадлежал купцу Зедайну. По некоторым сведениям, там располагалась пивная Роберта Ивановича Крюгера, основателя пивной с томским пивом «Крюгер». Сейчас там тоже пивные, даже своё пиво варят.

Константин Голодяев: Что касается Крюгера, то в здании на Советской, 25 сейчас ресторан «Ля Мезон», а когда-то в нём был ресторан того же самого Роберта Крюгера. Он назывался «Амур», это было ещё в 1911 году. То есть это старейшее из сохранившихся зданий, которые сохранили и своё предназначение.

Ресторан «Амур» сменил ресторан «Новый Метрополь», который предлагал домашний стол, туда можно было приходить на завтрак, обед и ужин. Буфет в театре «Красный факел» тоже был всегда, ещё со времён Коммерческого собрания, тоже есть преемственность. Но самые яркие примеры, конечно, это здание на Красном проспекте, 22 и «Ля Мезон».

Евгений Ларин: Не могу не спросить про ресторан Крюгера: что там за страшная история с привидением в окне?

Елена Воротникова: Вообще этот дом принадлежал купцу Крюкову. Его ещё называют архитектурным памятником любви. По легенде, купец Крюков, когда ему исполнилось 55 лет, влюбился в молодую актрису тобольского театра Полину Томашевскую. Он был женат. Для своей любви он построил этот дом, там они встречались.

Но дама прожила недолго, умерла от чахотки. Такая трагическая история. Купец очень тосковал, и после этого этот дом он просто сдавал в аренду. В связи с этой историей особо впечатлительные посетители видят в окне призрак дамы, которая тянет к ним руки.

Евгений Ларин: Это история очень похожу на ту, что рассказывают экскурсоводы в Барнауле, прям фактически один в один! Только там это легенда о даме в голубом. Видимо, это один из бродячих сюжетов.

Константин Голодяев: Администрация ресторана, кстати, поддерживает эту легенду. У них в витринах выставлены два подсвечника в виде балерины и официанта, который что-то несёт на подносе. Они с маятниками и раскачиваются. В соответствии с легендой.

Главные новости из жизни нашего города — подписывайтесь на нашу группу в Одноклассниках.

Что происходит

Будьте здоровы: 2ГИС запустил сервис поиска лекарств по городу

Как показал себя «Бионорд» в Новосибирске этой зимой

Как выглядят семь самых дорогих арендных квартир Новосибирска

Новосибирцев призвали жаловаться на начальников в нерабочую неделю

Спасатели вытащили рыжего кота из мойки в Новосибирске

Стремительный нагрев воздуха произойдёт в Новосибирске

Брать пример с ежа Коржика советуют новосибирцам

Ушедшее на карантин новосибирское пёсокафе просит горожан о помощи

Самые красивые утки в Новосибирском зоопарке вывели 17 птенцов

Банки предоставят пострадавшим от коронавируса «каникулы» по кредитам

Конференция в честь 75-летия Победы пройдёт в заочном формате

Показать ещё