Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Чикаго на Оби. Краткая история Новосибирска в цитатах

Навигация

Пожалуй, самое известное высказывание о Новосибирске — это фраза наркома просвещения товарища Луначарского, в котором он называет наш город «сибирским Чикаго». Ею оперирует уже не первое поколение руководителей нашего города, когда говорят о том, насколько бурно и стремительно рос и развивался Ново-Николаевск-Новосибирск, начиная уже с первых лет своего существования. И сегодня Новосибирск в России, как и Чикаго в США — это третий по численности населения город страны.

Евгений Ющенко
Евгений Ющенко
09:45, 03 Апреля 2019

Действительно, для появления миллионного жителя Новосибирску и Чикаго потребовалось примерно одинаковое по историческим меркам количество лет: 59 и 53 соответственно — вот главный аргумент в пользу удачного сравнения. Но вот только народный комиссар Луначарский ничего такого не знал, ведь миллионником Новосибирск стал только в 1962 году. 

Анатолий Васильевич мог только догадываться, какая судьба ждёт город на Оби. Но что же тогда заставило наркома назвать Новосибирск «сибирским Чикаго» уже в 1928 году? Вероятно, не только внешний лоск и размах. По всей видимости, он имел в виду вот что: оба города очень быстро стали для своих стран важнейшими транспортными и торговыми узлами. В первую очередь, благодаря своему выгодному географическому положению там сходились пути со всех концов. И на это обстоятельство стали обращать внимание сразу, как только возникла необходимость нанести на карту новый населённый пункт.

Буераки, реки, раки

Самым первым упоминанием в печати о посёлке, положившем начало городу Ново-Николаевску — Новосибирску, считается сообщение, опубликованное в «Записках Западно-Сибирского отдела Императорского географического общества», которые были изданы в Омске в 1894 году.

0_Дома на месте госбанка.JPG
Центральная гостиница. Фото: музей Новосибирска

18 ноября 1894 года агент одной из российских торговых фирм Юлий Шмидт, отец известного исследователя Арктики Отто Шмидта, на общем собрании Русского географического общества обратил внимание присутствующих на быстроту роста нового поселения у реки Оби:

«Пункт этот, выросший с американской быстротой, предполагается назвать Обским. <...> Расположенный при впадении меленькой речки Каменки в Обь, город, по-видимому, должен иметь солидное будущее как крупный торговый центр. В настоящее время он представляет кучу безобразных, наживо сколоченных построек, занятых пришлым на железную дорогу рабочим людом и различными торговцами», — сообщал Шмидт.

Быстрорастущий посёлок, судя по всему, впечатлял современников и очевидцев его стремительного подъёма ещё и тем, что возник он в самой настоящей глуши, на задворках империи. Насколько унылыми и труднопроходимыми были эти места до прихода сюда инженеров-путейцев и мостостроителей, можно судить по тем впечатлениям, которые вынес Антон Павлович Чехов, проехавший весной 1890 года через Западную Сибирь по Московско-Сибирскому тракту на лошадях:

«Сибирский тракт — самая большая и, кажется, самая безобразная дорога во всем свете... В продолжение всего года дорога остаётся невозможной: весною — грязь, летом — кочки, ямы и ремонт, зимою — ухабы...», — грустно писал Чехов.

И хоть линия железной дороги прошла несколько южнее Московско-Сибирского тракта, но всё по такой же равнине — болотистой, с массой озёр, с редкими берёзовыми колками.

Владимиру Ильичу Ульянову, впоследствии Ленину, уже повезло больше: следуя к месту ссылки в Шушенское, на станцию Кривощёково, он прибыл по железной дороге почтово-товарно-пассажирским поездом №4 1 марта 1897 года в 21:25 местного времени. Охваченный всё той же чеховской тоской, будущий вождь мирового пролетариата писал своей матери Марии Александровне:

«Остановка здесь большая <...> Я переехал сейчас на лошадях через Обь и взял уже билеты до Красноярска... Переезд через Обь приходится делать на лошадях, потому что мост ещё не готов окончательно, хотя уже возведён его остов. Ехать было недурно — но без тёплого (или, вернее, теплейшего) платья удалось обойтись только благодаря кратковременности переезда: менее часа. <...> Окрестности Западно-Сибирской дороги, которую я только что проехал всю (1300 вёрст от Челябинска до Кривощёкова, трое суток), поразительно однообразны: голая и глухая степь. Ни жилья, ни городов. Очень редки деревни, изредка лес, а то все степь...», — сообщал Владимир Ильич.

Lenin-1.jpg
Владимир Ильич Ленин. Фото: imenno.ru

Сам посёлок, как видно из отрывка, Ленина не особо не впечатлил, да и увидел он, безусловно, практически то же самое, о чём писал Юлий Шмидт в 1894 году (см. выше).

Чикаго без джаза и гангстеров

Даже в мае 1923 года посетивший Ново-Николаевск народный комиссар просвещения Анатолий Луначарский увидел весьма похожую картину. Он встретился с рабочими, писателями, учителями, а позднее написал:

«Какой-то странный город. Конечно, за ним обеспечено значительное будущее, поскольку магистраль пересекается здесь с великой Обью, но пока этот 25-летний юноша-город весьма непрезентабелен, грязен, плохо застроен. Отдельные каменные здания, между ними — очень недурные школы, которые кажутся какими-то сложенными для будущего фундамента камнями...»

А вот после второго визита в Новосибирск в 1928 году, нарком отозвался о городе уже с куда большим уважением:

«Это оригинальный город, выросший в двухсоттысячную столицу и неудержимо мчащийся вперёд, как настоящий сибирский Чикаго», — писал нарком.

Помимо этого, Луначарский писал: «широчайшего моря», «каких-то домишек в одно окно, самых фантастических халупок, хаток из всякого бросового материала». Он увидел в городе много новых зданий, которые ему показались «положительно превосходными».

«Вы поедете мимо громадных зданий банков, магазинов с роскошными витринами, залитыми электричеством. Вы увидите могучие контуры Дворца Труда, Дома Ленина, здания Исполкома и т. д. <...>... электричества — бездна. Оно не только сияет и переливается на самый западно-европейский лад в центре города, но и освещает все закоулки, придавая городу среди белоснежных снегов в общем крепкий и нарядный вид», — с нескрываемым восхищением писал народный комиссар.

3018.jpg
Дом Ленина. Фото: музей Новосибирска

Подпольных клубов с джазом и буги-вуги, и стильных гангстеров в лакированных туфлях у нас не было. Впрочем, хватало питейных заведений, забулдыг, хулиганов и романтиков с большой дороги. Но к нашему городу всё равно приклеилось это прозвище — «сибирский Чикаго», сразу ставшее популярным. Его мы встречаем в записках Ильи Эренбурга. Писатель, публицист и журналист побывал в Новосибирске во время поездки по стране в 1932 году и весьма язвительно отозвался о городе, «прославив» одну из новостроек того времени — Жилищный комбинат «Динамо», известный также как «Гостиница Советов» или «Гостиница Дома Советов». Это было здание на Красном проспекте, 28, там, где сегодня располагается Генеральное консульство Федеративной республики Германия в Новосибирске.

«Гордостью города была новая гостиница. Её звали „Динамо“. В номерах расставили громкоговорители и самый лучший из номеров назвали „наркомовским“. В гостиницу как-то приехал настоящий нарком из Москвы. Он смущённо оглядел комнату — в ней не было ни зеркала, ни полотенца. Жизнь в Сибчикаго начиналась с большого — с громкоговорителей... При гостинице имелся большой зал. Там собирались съезды и совещания. Делегаты из глухих сел Алтая слушали доклады об апатитах и о лицемерии Лиги наций... Город распределял, настаивал, правил. Не переводя дыхания, днём и ночью город повторял: „слушали — постановили“. Даже сны его были протоколами. В городе было не менее тысячи машинисток. В городе был обком и облисполком. Город всё рос и рос...», — иронично описывал Илья Эренбург.

Архитектор Андрей Крячков, наиболее активный участник строительства города в 1920-х годах (автор Стоквартирного дома, Городского торгового корпуса, Реального училища имени Дома Романовых, Коммерческого собрания (театр «Красный факел»), Часовни во имя Святителя и Чудотворца Николая и других знаковых зданий), впоследствии, в 1950-х годах писал:

«Не приходится возражать, что немало в молодой архитектуре Новосибирска дискуссионного, неувязанного, несовершенного. В некоторых зданиях видны недостатки архитектурной культуры и провинциальная примитивность. Но при всём этом на фоне пёстрой архитектуры Новосибирска нельзя не видеть общего, органически присущего ей колорита свежести, бодрости, стремления к новому. Архитектура Новосибирска ближе к новаторству и простоте, чем к декоративности и изысканности. Её простота импонирует ясным горизонтам, открывающимся в пролётах улиц заречья, разливам огромной Оби, деловому характеру всей жизни города».

IMG_8877.JPG
Стоквартирный дом. Фото: nsknews.info

Признание Америки

С большим пиететом отнёсся к Новосибирску вице-президент США Генри Уоллес. Он побывал в нашем городе в 1944 году, когда на войне открывался Второй фронт. Уоллес выступил на собрании представителей общественных организаций города в помещении Театра оперы и балета с речью на русском языке, в которой поблагодарил сибиряков и высоко оценил их вклад в дело борьбы против фашизма. «Возможность посещения вашего города меня очень обрадовала. Его название весьма знаменательно. К понятию о Сибири присоединено нечто новое», — говорил он.

Ещё один вице-президент США, ставший потом президентом, Ричард Никсон, побывал в Новосибирске с деловым визитом в 1959 году. Ему показали строящийся Академгородок, которым гордился весь Советский Союз, и сводили в оперный театр на «Лебединое озеро». В советской прессе писали, что, восхищаясь «Сибирским Колизеем» и всей культурной программой, которую для него подготовили, Никсон сказал: «Подумать только! В этом далёком сибирском городе шесть театров, а в Вашингтоне, столице США — ни одного!».

«Нам всем было жаль покидать Новосибирск. Это, быть может, неблагоустроенное и грубое во многих отношениях, но динамичное и захватывающее место, чрезвычайно тёплое для сердца. Я увидел в жителях Новосибирска огромную гордость за стремительный рост города: за 66 лет, прошедших с его основания, на месте берёзовых лесов образовался мегаполис, который за последние 20 лет вырос ещё в два с лишним раза», — писал Никсон в своей статье о поездке в журнале The National Geographic.

sil07_nixon1.jpg
Ричард Никсон. Фото: fortune.com

А вот Академгородок, интересовавший Никсона больше всего как стратегический объект, американского президента совсем не впечатлил. Писали, что когда он увидел строительную площадку в Золотой долине, то сказал примерно следующее: «О-о-о, русских опасаться нечего, тут ведь ещё ничего не построено...».

А вот другой президент — Финляндии — Урхо Кекконен, побывав в ноябре 1961 года вместе с Никитой Сергеевичем Хрущёвым в Академгородке, говорил о Новосибирске уже совсем в другом тоне.

«Это действительно промышленный и культурный центр Сибири. Он растёт стремительно. Чувствуется, что новосибирцы любят свой город. Встречи в оперном театре, где я смотрел балет „Щелкунчик“, и в городке учёных с сибиряками убедили меня, что они гостеприимные, добродушные люди, чуть-чуть суровые. Чем-то сибиряки напоминают финнов», — говорил президент Финляндии Урхо Кекконен.

Восхищался Новосибирском и президент Франции Шарль де Голль. Его приезд стал одним из самых ярких иностранных визитов в наш город. Президентский кортеж на улицах встречало более 150 000 новосибирцев. Де Голль выступил с речью, поблагодарил за оказанный ему приём и рассказал, почему Сибирь привлекает французов.

«Здесь осуществляется одно из самых гигантских усилий, когда-либо предпринятых человечеством... для того, чтобы освоить эти районы, привести их к прогрессу и благосостоянию», — объяснил де Голль.

1Ta6-MpAQZAthZDj9oNCcr8SKD0gTbfpRqTpRmmqLQh_Nu4EEQq1xVt0pEHjH6Hd5K-yNIHoXz8zNzjXTC7U0VfnZOc9sekBApor09QXr7JYnhrFmyzE_oqjR-p14XfTHhIdfB-8H58i2A2xBYDHaQ.jpg
Фото: foto-history.livejournal.com

Де Голлю практически вторил в апреле 1976 года премьер-министр Швеции Улаф Пальме. 

«Посещение Новосибирска произвело на меня очень сильное впечатление... увиденное мною по всем статьям превзошло то, что я знал раньше... помогло составить мне правильное представление об этом обширном крае вашей страны. Сибирь полна молодой энергии, у неё большое будущее», — сказал он, уезжая из Новосибирска.

А побывавший в Новосибирске в 1979 году редактор итальянской газеты «Унита» Эмсо Рожди так отозвался о нашем городе:

«О, это удивительный город! Это, на мой взгляд, столица науки и культуры. Я рад, что познакомился с ним», — сказал Эмсо Рожди.

На фоне этих высказываний абсолютно нелепо и крайне глупо прозвучало спустя несколько десятилетий публичное заявление, которое в марте 2017 года сделал глава Хакасии Виктор Зимин. Губернатор Владимир Городецкий назвал его хамством.

«Почему-то жители Новосибирска считают, что они цивилизованнее живут. Они — колхоз и деревня. Посмотрите цифры. Мы выше стоим и по качеству машин, и по заработной плате. Есть достойный уровень заработной платы — есть достойный автомобиль и одежда. А от лучшей жизни и женщины красивее», — заявил глава Хакасии.

Обь, театр и пельмени

Конечно, о Новосибирске говорили не только именитые и не очень политики, но и артисты, приезжающие в наш город с гастролями.

Так, участница шведской группы Ace of Base Йенни Берггрен, которая побывала в Новосибирске в 2017 году, когда коллектив выступал на концерте «Легенды РЕТРО FM», говорила вот что:

«Новосибирск — прекрасный город, вы сделали правильный выбор, когда обосновались здесь! Нам очень понравилась ваша река Обь, ещё мы видели оперный театр — такое огромное здание! Попробовали удивительную сибирскую еду — постоянно ели пельмени. Ещё стоит отметить, что в Новосибирске живут прекрасные люди!»

IMG_8100.JPG
Новосибирский театр оперы и балета. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Интересную деталь приметил солист московской группы «7Б» Иван Демьян во время первого концерта коллектива в Новосибирске в августе 2003 года:

«Прекрасный город, мне у вас нравится. Я гулял по городу. Очень интересно. Везде живая музыка, как будто в Москве по Арбату идёшь».

Некоторые прелести ночной жизни Новосибирска летом того же 2003 года успел оценить и фронтмен группы «Звери» Роман Билык, он же Рома Зверь:

«Ночью мы купались в Оби. Там очень большое течение. А на набережной был какой-то дискач, и к нам вышел пацан весь в крови и попросил нас помочь ему подраться. А за ним ещё 40 человек идёт. Мы отказались», — вспоминает Роман Билык.

Впрочем, что бы ни говорили о Новосибирске — хвалили, восхищались, ругали, завистливо оплёвывали — тысячу раз был прав биограф Рерихов Павел Беликов, когда написал: «Новосибирцы заслуживают того, чтобы всё, сделанное там, было занесено полностью в отдельную „Хронику“».

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook — будьте в курсе актуальных новостей Новосибирска.

Что происходит

Школа «Перспектива» для особенных детей переедет на Тополёвую

Объявления с монетами появились на остановках в Новосибирске

В Новосибирске эвакуировали пациентов и сотрудников облбольницы

Тысячи новосибирцев сфотографировались с Кубком Стэнли

На «Княжьем дворе» пройдут рыцарские сражения и беседы с профессорами

Гараж Оперного театра украсили портретом Ивана Сусанина

20 трамваев Мосгортранса ставят на колесо в Новосибирске

Вечерний разговор: соцволонтёры, инклюзивный туризм и помощь инвалидам

Мяукающего котёнка достали из стены в Новосибирске

Актёры на каждом углу: уличные спектакли начались в Новосибирске

Новосибирцы получают письма с вирусами от лица ФСС

Показать ещё