Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Здрасте, табуреточку покрасьте: как живёт закулисье «Красного факела»

В новосибирском театре «Красный факел» работают не только талантливые артисты и креативные режиссёры, но и люди, о которых не пишут на афишах и в программках. Это те, без кого не было бы таких спектаклей, к каким мы привыкли — с костюмами, декорациями, музыкой и светом. «Новосибирские новости» побывали за кулисами, чтобы узнать, кто шьёт для артистов костюмы, как из пластика делают неотличимые от настоящих огурцы и капусту, за сколько секунд нужно переодеть актрису во время спектакля и для какой постановки понадобилось два вагона декораций. Что происходит там, куда не пускают зрителей — смотрите в нашем фоторепортаже.

Лариса Сокольникова
Лариса Сокольникова
08:13, 12 Октября 2020

В этом году Новосибирскому государственному академическому драматическому театру «Красный факел» исполнилось 100 лет. В год юбилея региональные власти озаботились строительством для коллектива нового четырёхэтажного корпуса. Он появится между театром и офисным зданием «Сбербанка». Туда переедут производственные цеха и администрация, а старое здание полностью отдадут артистам и режиссёрам.

Тем временем на стенах театрального коридора, ведущего от служебного входа за кулисы, артисты, режиссёры и другие сотрудники «Красного факела» оставляют отпечатки рук, а некоторые — даже ног. Этой традиции не так много лет, и настенная живопись время от времени пополняется новыми отпечатками.

IMG_2960(1).jpg
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Главное фойе, буфет и выход на летнюю веранду знакомы всем зрителям. По мраморной лестнице можно подняться на второй этаж, где расположены малое фойе, малый зал и выход на балкон большого зала. Сейчас в фойе малого зала работает фотовыставка к 100-летию театра. Там можно увидеть фотоархив за весь период работы коллектива. Большой портрет бывшего художественного руководителя театра Веры Редлих встречает зрителей, поднимающихся на второй этаж. Благодаря ей «Красный факел» называют «сибирским МХАТом».

Здание театра построили в 1912-14 годах по проекту знаменитого архитектора Андрея Крячкова. Оно предназначалось для встреч Коммерческого собрания (Делового клуба). Сейчас здание имеет статус памятника архитектуры и охраняется государством.

IMG_2934_tn.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

До пандемии в фойе малого зала работал «бэби-театр» с профессиональными спектаклями для самых маленьких зрителей. Его вела актриса Владислава Франк. В «Красном факеле» надеются, что, когда снимут все ограничения по коронавирусу, «бэби-театр» продолжит собирать детей на творческие встречи.

Зал малой сцены вмещает около 100 зрителей. Самые популярные спектакли этой площадки — «Тектоника чувств» и «Поцелуй». Востребован у зрителей и спектакль «Перемирие», который выпустили прошлой осенью. Он посвящён теме войны на Украине. В нём артисты находятся в центре зала, а зрители сидят вокруг них и тоже невольно участвуют в происходящем на сцене.

С малой сцены по коридору можно попасть в кабинеты директора и главного режиссёра. Но туда вход для зрителей закрыт. Дальше по лестнице мы проходим на третий этаж, где расположены студия звукозаписи и мастерская по пошиву театрального костюма.

IMG_3095_tn.JPG
Вера Полуэктова. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Начальник пошивочного цеха Вера Полуэктова работает в «Красном факеле» с 2009 года. Начинала закройщиком. В театр пришла просто по объявлению. 

«Мне очень понравилось, и я осталась надолго. Я окончила Московский государственный университет дизайна и технологии по специальности „инженер-технолог швейных изделий“. Всегда мечтала работать по профессии. Пробовала работать на мелких предприятиях, на „Синаре“, но когда попала сюда, то поняла, что это то, что нужно. Здесь главное — это творческие задачи, которые не повторяются. Всегда новые, разные. Под них ты выбираешь крой и методы обработки. В коллективе комфортные и дружелюбные взаимоотношения», — рассказала Вера Полуэктова.

По её словам, все артисты для швейного цеха — как дети. К каждому нужен свой подход, каждого нужно любить, отдавать частичку себя вместе с костюмом. В зависимости от задачи, поставленной режиссёром спектакля, бывают особенные костюмы. Например, цех изготавливал платье из акрилового полотна, которым на даче укрывают растения. Или из чёрной плёнки. Вместо швейной машины использовали скотч. Игла рвёт плёнку, поэтому полотно склеивали, а не прошивали. Это платье было исходящим. Так называют одноразовые костюмы для спектаклей. Это расходный материал.

Задача швей — не только создавать одежду к премьерным спектаклям, но ещё и обновлять, ремонтировать и пополнять коллекции костюмов для долгоиграющих постановок. Если спектакль сняли с репертуара, то костюмы могут быть использованы в других театральных работах. Например, в постановке «Дело», премьера которой состоялась в сентябре, из-за карантина практически не применяли новые костюмы и декорации.

На четвёртом этаже находится репетиционный зал, где проходят читки пьес. Этажом выше — бутафорско-декорационный цех. 

IMG_3188_tn.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Бутафорский цех поместился в комнатке площадью около десяти «квадратов». «Было бы здорово переехать в более просторное помещение», — говорят Евгения Борисенко и Надежда Иващенко — сотрудницы цеха. Евгения работает в «Красном факеле» уже семь лет, Надежда — четыре года. Обе имеют художественное образование.

По словам бутафоров, сложность работы порой заключается в том, что им негде делать то, чего хочет режиссёр. Всего четыре руки, а объём бывает очень большой. Так, для спектакля «Шут Балакирев» сделали почти 800 табуреток.

«Спасибо Саше Мохову, художнику-постановщику, за непростую задачу. Сначала по эскизам было 300 табуреток. Потом ему показалось мало, и мы поняли, что будет 600, а затем выяснилось, что почти 800. Приходишь в столярный цех, а тебе говорят — здрасте, табуреточку покрасьте», — смеётся Надежда.

IMG_3284_tn.JPG
Надежда Иващенко. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Покраска всех табуреток заняла у девушек две недели. Помимо этого, к «Шуту Балакиреву» бутафоры сделали из пластика 300 огурцов, а затем раскрасили их вручную. 

По сюжету персонажи привозят из деревни несколько банок солёных огурцов. «Но артистам нельзя давать ничего стеклянного, а то покалечатся», — говорит Евгения Борисенко. Поэтому решили запаковать огурцы в пластиковую тару — пятилитровые банки. 

Сначала залили банку огурцов эпоксидной смолой, которая очень красиво смотрится. Но произошла химическая реакция, огурцы задымились, а затем вообще закипели. Пришлось искать эпоксидку холодного отверждения, чтобы сделать полностью натуралистичные маринованные огурцы. Их укладывали в банку вместе с пластиковым чесночком и кольцами лука, а также сушёным укропом. В итоге получились неотличимая от настоящей еда. 

В одну из таких бутафорских банок вставили небольшую банку для настоящего огурца — актриса в ходе спектакля его достаёт и, как и положено, хрустит на весь зал.

К спектаклю «Карьера Артура Уи» сделали 56 кочанов капусты из силикона. Да, вся капуста на сцене не настоящая. Хотя выглядит она более чем естественно.

Вообще в спектаклях довольно часто употребляют и съедобные продукты. Бывает, что прямо на сцене действительно жарят блины или даже мясо. Но бывает мясо и бутафорское. Для «Артура Уи» бутафоры сделали целый свиной окорок, который можно резать ломтями.

«Художник сказал — надо на сцене резать хамон. А как его резать? И чтобы его ещё можно было собрать обратно. Мы взяли металлическую крошку, смешали её со строительным герметиком, масляной краской, и получился магнитный хамон. Нож сделали из алюминия, чтобы он не магнитился», — объяснила Евгения Борисенко.

IMG_3296_tn.JPG
Евгения Борисенко. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Начальник костюмерного цеха Янина Степенко в «Красном факеле» работает уже десять лет. В цехе прямо сейчас находится одежда на 25 спектаклей — от 30 до 80 костюмов на каждый, то есть всего получается больше 1500. Есть даже голова коня для детской сказки «Высоко».

По словам Янины, утром костюмеры приходят на работу и начинают готовиться к вечернему спектаклю, а, возможно, и к спектаклю, который будет идти на следующий день. Комплектуют костюмы по персонажам, отглаживают рубашки и платья, а затем разносят по гримёркам. То же самое с обувью, носками, гольфами, чулками, колготками. В течение спектакля нужно помочь актёрам переодеться. Вечером все костюмы собирают, отправляют в стирку, а с утра всё начинается заново.

IMG_3388_tn.JPG
Янина Степенко. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

«Белые рубашки есть практически в каждом спектакле. Их стираем каждый день, чтобы к вечеру всё было свежим», — поясняет Янина Степенко.

Если актёру нужно переодеваться по ходу спектакля, то костюмы «заряжают» в кулисы, расписывая, кто из костюмеров и на какой стороне сцены работает, что они должны делать и в какой момент. Например, на «Артуро Уи» одновременно идут два-три переодевания. Нужно всё успеть максимально быстро.

«В спектакле „Жар и холод“ очень быстрое переодевание Даши Емельяновой, где задействовано сразу пять человек — и костюмеры, и гримёры. Дашу одновременно нужно переодеть, переобуть и поменять ей причёску. Мы впятером вокруг неё успеваем секунд за 20. Это мы долго репетировали вместе с актёрами», — рассказала Янина.

IMG_3430_tn.JPG
Андрей Носенко. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Андрей Носенко пришёл работать в «Красный факел» 36 лет назад. Сначала был монтировщиком, потом мебельщиком, потом машинистом, затем стал начальником машинно-декорационного цеха. Все стены в его кабинете обклеены афишами и портретами артистов. Андрей Леонидович показал нам архив публикаций о театре, который он сам собирал и систематизировал с 1985 года. Это вырезки из газет и журналов со статьями, рецензиями и интервью. Все посвящены «Красному факелу».

По словам Носенко, из последних спектаклей самым сложным для декорационного цеха был «Макбет». А из более ранних вспоминается «Дворянское гнездо», для которого изготовили два вагона декораций. Ими была занята вся сцена, даже в зрительный зал выставляли декорации.

«Художник тогда был Игорь Капитанов. Шикарный был спектакль. Шёл он сезона три и даже съездил в Китай и в Польшу на гастроли. Это было в 1989 году. Первый раз мы поехали за границу и возили собой два вагона декораций», — вспоминает Андрей Леонидович. По его словам, 800 табуреток «Шута Балакирева» пока ещё никуда не возили и даже ещё ни разу не разбирали.

IMG_3471_tn.JPG
Василий Филипчук. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

12 лет работает в «Красном факеле» начальник осветительного цеха Василий Филипчук. Его задача — обеспечить на сцене свет, который поставил художник по свету. Осветители монтируют оборудование и проводят спектакли согласно партитуре. 

По словам Василия, сейчас постановки не очень сложные по свету. Но можно вспомнить спектакль Тимофея Кулябина «Макбет» — грандиозную постановку, в которой использовали гигантское количество светового оборудования. «Нам приходилось монтировать его в ночь. В десять вечера мы начинали и к десяти утра заканчивали. После спектакля в ночь всё обратно разбирали, чтобы поставить оборудование для другого спектакля. Сейчас в спектаклях свет проще, монтируем быстрее и без особых трудностей», — рассказал Василий Филипчук.

К слову, в честь юбилея театра в «Победе» в ноябре пройдут кинопоказы спектаклей, в том числе «Макбета». Так что те, кто не видел этой постановки на сцене «Красного факела», могут посмотреть её в записи и оценить работу осветителей.

IMG_3595_tn.JPG
Лилия Геннадьевна Гончаренко. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Реквизиторским цехом руководит Лилия Геннадьевна Гончаренко. Работает в «Красном факеле» она уже 27 лет. «В 1992 году я пришла в реквизиторский цех, и сразу меня взяли начальником. По образованию я инженер-строитель, и образование мне всегда пригождается. Помогает рационально разобраться в огромном количестве вещей реквизита», — говорит она.

Весь реквизит для постановок лежит на специальных стеллажах. Один стеллаж, самый ближний к выходу на сцену, предназначен для вечернего спектакля. Сюда складывают все необходимые предметы. Для каждой постановки — свой стеллаж. Тут рядом лежат кусок мяса и старинный магнитофон, торт с кремом, вязанка дров для «Поминальной молитвы», допотопный фотоаппарат и медицинская капельница, гитары и виолончели, шпаги и гранатомёт, те самые маринованные огурцы в пятилитровых банках.

По словам Лилии Гончаренко, реквизит переходит из одного спектакля в другой. При этом во время спектакля реквизиторам очень важно правильно всё разложить, чтобы актёрам было удобнее брать нужные вещи. «Актёры привыкают к чёткости, и если вдруг положил предмет на 50 см в сторону, то они уже могут и не увидеть реквизит», — поясняет специалист.

Во время читки уже понятно, какому актёру какой ручной реквизит понадобится: кому-то трость, кому-то — чемоданы, книги или бутылки. Помощник режиссёра составляет список реквизита, от которого уже отталкивается и художник-постановщик.

Что ещё интересного происходит за кулисами театра, смотрите в сюжете программы «Новосибирск. Код города»:

Видео: nsknews.info

Что происходит

Детсад в «Европейском береге» откроют до конца года

67-летняя сибирячка стала суперзвездой конкурса красоты для глухих

Новую дорогу в Матрёшкином дворе запустят летом 2021 года

Остановку «Гостиница Обь» перенесли к «Снежной миле»

Мэр Локоть рассказывает про дороги, парки и ремонт дворов в прямом эфире

Это уже история: остатки поста ГИБДД убрали с Октябрьского моста

Мошенники собирают штрафы с новосибирцев под видом сотрудников МЧС

Что делать, если умер близкий человек

Эксперты выяснили, откуда взялась зелёная лужа на Левобережном полигоне

«Жизнь продолжается»: зоопарк показал архивные фильмы о Ростиславе Шило

Однажды в Новосибирске: бочки Нобеля, Вавилон и нахалы с Владимировской

Показать ещё